Диана Хант.

Ночная ведьма



скачать книгу бесплатно

Роман вышел из каюты, мысленно продолжая беседу с поборниками лайнерского этикета, и столкнулся практически нос к носу с худенькой девушкой с маленьким испуганным личиком, носом в веснушках и копной светло-каштановых волос.

Не сказать, чтобы Романа вообще не интересовали женщины. Но обмену биологическими жидкостями философ отдавал далеко не приоритетное предпочтение в жизни. Но в этой представительнице гуманоидной расы определенно что-то было…

***

Кшетти нервно передернула точеным плечиком и обернулась в поисках робота-стюарда. Почему этих роботов никогда не дозовешься, когда они так нужны? И что ей теперь делать с этим застрявшим в щели проема двери шарфом? И что за идиотская привычка – оставлять дверь в каюту открытой?! Видимо, для того, чтобы исправить случившееся, вошедший воспользовался панелью, дверь захлопнулась, и Кшетти, проходившая мимо, была поймана в капкан: тончайшей выделки, почти невесомый, прозрачный шарф угодил в появившуюся щель, а потом, после закрытия двери, намертво застрял. Не надо думать, что Кшетти не пыталась выйти с достоинством из ситуации самостоятельно: она неоднократно нажимала зеленую пуговицу вызова, и даже пробовала стучать в дверь худеньким кулачком, но бесполезно. Из-за двери не доносилось ни звука: налицо действие звукоизоляции каюты, весьма удобная услуга, когда не желаешь, чтобы тебя беспокоили, или сам не хочешь беспокоить соседей чересчур громкой музыкой или просмотром пространственных фильмов.

Как назло, оставить ситуацию как есть, тоже не представлялось возможным: треклятый шарф из слюны медиагассских пауков, стоимостью в несколько сотен галактических натов, был именной. Не хватало, чтобы журналисты разнесли потом на всю Сеть, что Кшетти Веровири оставляет предметы своего гардероба случайным любовникам, а то, глядишь, и любовницам (никто не знает, кто живет в этой дурацкой каюте, может, вообще семья миссионеров-фиксианцев!)! Фирма Иппоss, избравшая своим логотипом красавца ахалтекинца в галопе, преподнесла этот шарф наследнице иридиевого короля на прошедший в прошлом месяце двадцатый день рождения. В центре тончайшего изделия красовалось фото самой Кшетти – верхом на любимой Музе, которую пришлось оставить на Венере: неизвестно, как мистер Фред Волотье отнесется к ее увлечению. Как странно, чья-то истовая, пламенная любовь выглядит в глазах другого человека не более чем увлечением. И непонятно, как климат на Емее может отразиться на здоровье Музы. Драгоценные земные лошади весьма прихотливы к климату других планет, о колонизированных лунах вообще лучше молчать. Нет, какие-нибудь тяжеловозы или мулы – запросто. Но порода с более чем пяти тысячелетней историей… они, помимо прочего, жуткие аллергики. А вдруг мистер Волотье не жалует лошадей? Что тогда будет с ее любимицей? И Муза осталась дома.

Глядя на собственную фотографию на любимой лошади, Кшетти улыбнулась – одними губами, а на ресницах задрожали слезы. Стыд какой! Не дай прогресс, кто увидит!

Как назло никого.

Скшаса Кшетти Веровири, дочь Лоция Веровири, известного далеко за пределами Солнечной Системы владельца трети иридиевых шахт на Венере, являлась пассажиром первого класса флагмана, по совместительству пассажирского лайнера, хотя здесь уместнее будет сказать, «пассажирского крейсера» «Гордость Системы Фикс».

Сюда, в места весьма отдаленные от звезд Галактического Альянса, обычные пассажирские лайнеры не ходили – только целым флотом.

Слишком опасно. Обязателен эскорт из эсминцев, фрегатов, корветов. Истребителей. Куда же без них.

Скшаса Кшетти направлялась на Емею, крупную планету системы Цефея, лежащую на краю Млечного Пути, или нашей Галактики. Дальше – облако космической туманностиТарантул, а за ним Магелланово Облако, соседняя галактика, населенная предположительно представителями, далекими от гуманоидной расы. Не сильно далекими, но все-таки. Предположительно – потому что Магелланово Облако пока толком не изучено, соседи неохотно идут на контакт. Их право.

Кшетти направлялась на Емею не просто так, а в знак заключения важного делового контракта отца, мистера Лоция Веровири, со стером* Фредом Волотье (* стер – сокращение от мистер в отдаленных концах галактики или в разговорной речи, сис – сокращенное от миссис, а к незамужним можно обратиться мисс, а можно вообще никак не обращаться. Все равно их здесь практически не бывает). Кшетти выходила замуж. Точнее, замуж она уже вышла. Дистанционно. Так тоже можно. Браком первого типа. Еще не самым ужасным, кстати. Ну и понятно, с состоянием их семьи… Кшетти, как и ее отец, стер Лоций Веровири, и мать, Девашаса Веровири, хоть и жила на Венере, была вестеанкой*. (* не путать с вестерианкой. Веста и Вестер – две разные планеты и находятся, между прочим, в разных системах) И чтила родные обычаи. А брачные обычаи на Весте несколько отличаются от земных.

Всего есть четыре вида брака.

Первый тип – более других похожий на земной. Это когда один мужчина просит у другого руки его дочери или подопечной, дает ей брачный дар (в случае с Кшетти это одна из колонизированных лун, преподнесенная стеру Веровири за несколько крупных приисков иридия), а потом заключает с ней брак. Идеально подходит для закрепления крупных деловых контрактов. Для надежности.

Второй тип брака заключается в следующем: мужчина отправляет свою жену, сестру, невестку или дочь, чье состояние не-беременности запротоколировано документально – это важно! – в дом к другому человеку, строго-настрого приказывая провести с ним ночь. Точнее – столько ночей, сколько понадобится для того, чтобы наступила беременность. Далее, когда женщина беременеет, мужчина опять прикасается к ней, если желает, конечно. Второй тип брака совершается, для того, чтобы в семье появился ребенок благородного происхождения, что дает определенные субсидии. Помимо удовлетворенного тщеславия, конечно.

Брак третьего типа заключается следующим образом: заранее сговорившаяся группа из десяти человек, не больше не меньше, посещают одну женщину, чаще всего ту, что осталась без покровительства мужа, отца или иного родственника мужского пола. После того, как она беременеет, обозначает одного из «посетивших ее» как отца ребенка, и отказаться от него он не может.

Четвертый тип брака мало чем по сути отличается от земной проституции, разве что дети от него опять-таки оказываются защищены законодательно.

Ладно, все это устаревшие, если не сказать, древние традиции, но Кшетти знала, что на законодательном уровне на Весте их никто не отменял.

Направляясь к мужу, которого ни разу в жизни не видела, – голографии не в счет! – Кшетти не тешила себя надеждами. Заключенный брак, по сути – всего лишь крупное деловое соглашение. И от ее поведения и репутации зависит не только честь, но и значительная часть капитала семьи. А вы говорите – уйти, оставив именной шарф от Иппоss в чьей-то двери…

Ну, где же хоть кто-нибудь!

Из-за предстоящего брака с незнакомым человеком, который – ни много ни мало – на тридцать пять лет старше самой Кшетти, девушка постоянно нервничала, но в силу деликатности характера, срывалась не на окружающих, а на себе, из-за чего производила впечатление нервное, болезненное, а с позиции кое-кого, наверно даже отталкивающее. Например, та девушка-пилот с черными пронзительными глазами. Она точно смотрела на Кшетти с нескрываемым презрением: так смотрит сильный, здоровый человек на нелепо ковыляющую калеку, которая и ноги толком переставить не умеет. Кшетти почему-то собственная походка казалась жутко неуклюжей, а по ее собственным представлениям, чересчур длинное и худое тело – так и вовсе отталкивающим. Эта девушка в военной форме… Кшетти относилась не просто к пассажирам первого класса, она завтракала, обедала и ужинала за капитанским столом, и, соответственно, была невольным свидетелем местных сплетен, знала, что та девушка – единственный пилот истребителя женского пола в составе флота. Да что там флота – первая девушка-пилот истребителя за всю историю!

Но где же хоть кто-нибудь, кто ей поможет?!

Кшетти в очередной раз неловко дернула шарф, и на этот раз тонкая ткань не выдержала, предательски треснула, и между смеющимся лицом девушки и мордой ахалтекинской кобылы изабелловой масти потянулась дорожка. Кшетти еще не успела расстроиться по этому поводу как следует, когда дверь внезапно распахнулась, чуть было не задев Кшетти по носу, и на пороге появился высокий (выше Кшетти!), немного сутулый блондин в очках в тонкой оправе.

Хуже всего, что Кшетти инстинктивно отшатнулась, и, не удержав равновесия, села прямо на пятую точку, пребольно, кстати, приложившись копчиком к напольному покрытию коридора.

– Извините, мне кажется, я стал невольным свидетелем… Прогресс, что за чушь я несу, – мужчина протянул руку, склонился над хлопающей глазами девушкой, и в следующий миг Кшетти резким рывком была поставлена на ноги. Правда, только чудом устояла на этих самых ногах, обутых в тесные кремовые лодочки на невысокой, но неустойчивой шпильке. Черт ее за ногу, эту моду и этикет!

– Спасибо, это очень любезно с Вашей стороны, – Кшетти опустила длинные каштановые ресницы, чувствуя, что предательски краснеет и проклиная себя за то, что пренебрегла сегодня макияжем – глядишь, положила бы слой пудры потолще, и румянец был бы не так заметен. Черт ее дери, эту ровную, молочно-белую кожу, которую визажисты называют идеальной, и даже такой явный, с точки зрения Кшетти, природный изъян, как россыпь светлых веснушек, считают украшением!

Высокий сутулый блондин в очках в тонкой металлической оправе, тем временем смущенно кашлянул:

– Надо же, я до сих не представился… Нет мне прощения, но все же осмелюсь просить: простите мою неловкость, я по глазам вижу, что Вы меня уже извинили: мистер Роман Веселов, космический биоэтик.

О своей основной профессии – гала-следователя Веселов решил умолчать. Слишком утонченной и возвышенной казалась девушка, стоящая перед ним. На такую можно произвести впечатление философским образованием, например. Или тем, что иногда, на досуге, точнее когда-то в юности, он писал стихи. И никак не кое-каким умением обращаться с оружием, и, тем более не самим оружием. И тем более, не всеми этими подчас очень грязными и неприглядными мотивами, толкающими гуманоидную расу на преступления, которые расследовал Роман. Да, ему захотелось произвести впечатление на стоящую перед ним девушку.

– Кшетти Веровири, – девушка опустила приставку «миссис», отчаянно кляня про себя этикет, и еще больше себя, за то, что выглядела сейчас, в глазах ученого, неграмотной, невоспитанной девицей, пренебрегающей общепринятыми нормами общения.

Кшетти протянула мужчине тонкую руку с длинными, изящными пальцами и внутренне еще больше сжалась, думая, что он, конечно, из вежливости…

Прикосновение оказалось приятным. И это расстроило Кшетти еще больше.

И совсем уж испортило все появление в коридоре той самой девушки с черными пронзительными глазами. Маленькая, гибкая, изящная. Все ее четкие, выверенные движения говорили о скрытом достоинстве. Она прошла мимо с таким уверенным и независимым видом, что Кшетти невольно проследила за ней взглядом, опять напрочь позабыв об этикетных нормах поведения леди из высшего света.

Видимо для того, чтобы совсем уж смешать Кшетти с грязью, этот симпатичный блондин в очках проводил девушку в серой военной форме восхищенным взглядом и даже присвистнул.

– Вы видели?!

Что он имеет в виду? Что она должна была видеть?

– Эта девушка…

Ах, вот он о чем…

– Да это же Ишма Кроули! Та самая! Помните? Битва за Сиенсу-3? Как нет?! Ох, простите мою неловкость, Вы, видимо, еще слишком молоды, чтобы всерьез следить за сводками военных новостей…

– Роман Веселов, Вы сказали? – любопытство Кшетти пересилило волнение и неловкость. Имя Ишмы Кроули ни о чем ей не говорило, а вот увидеть воочию одного из самых ярых борцов за права разумных существ Альянса не каждый день удается. Если это он, конечно. Нет, он, она узнала его по голо в новостях.

За чем – за чем, а вот за научными новостями Кшетти следила. Иногда ей казалось, что и она могла бы сделать неплохую карьеру на научной ниве. Биологии, например. Тем более что, по словам преподавателей, получалось у нее очень хорошо. Однако… Ничего не поделаешь. Леди из высшего общества, а теперь, уже замужней леди, высшее образование ни к чему. Максимум – факультет искусств. Может, муж и позволит ей закончить образование. Но неизвестно, есть ли на Емее университеты. Хотя вряд ли. Слишком много обязанностей теперь ляжет на ее плечи. Быть образцовой женой – это только кажется, что ничего не надо делать. Так что, видно, не для нее…

– Вы тут такая счастливая, – Веселов задумчиво рассматривал изображение Кшетти на злополучном шарфе, конец которого он до сих пор почему-то держал в руке. – Нет, моей бестактности нет предела. Извините, я только что с Вилии, а там условия такие, что не предполагают соблюдения норм этикета. Это, конечно, меня не оправдывает.

– С Вилии-6?! – бестактно перебила Кшетти, – Значит, это точно Вы! Вам удалось добиться разрешения на эвакуацию заключенных! Это просто фантастика!

Конечно, не стоило так эмоционально реагировать, или, выражаясь сленгом почтенного преподавателя Этики и Моралеведения космических цивилизаций, почтенной мисс Винессы Лонгчемски, «эмоционировать», но Кшетти ничего не могла с собой поделать.

Вилия-6 была колонизированной луной, базой старателей, добывающих две группы природных радионуклидов – изопротенов, ценящихся на нескольких планетах на вес алмазов. Вредность добычи полезных, но очень вредных для добытчиков, ископаемых, была такова, что никто не выдерживал на Вилии-6 более полугода. Как назло, даже самые новейшие модели роботов не годились для этой работы, поэтому старатели – сплошь заключенные, да те, кого принесло за длинным натом. Пара месяцев на Вилии-6 могла обеспечить несколько поколений потомков, включая самых дальних родственников, на провинциальных планетах и лунах. Однако платить за это приходилось львиной дозой здоровья и риском не дождаться этих самых потомков. Так повелось, в связи с высоким процентом смертности в шахтах, что умерших даже не утруждались поднимать на поверхность луны (а зачем? Пара недель – и от тела не останется и следа. Ядовитые испарения, знаете ли. Ну, очень ядовитые: с легкостью разлагающие протоплазму). В конце каждой рабочей смены в шахту спускался лифт – и кто был в состоянии до него добраться, того поднимали на поверхность. Где уже безопасно, кстати. Совершенно. Только вот оставлять людей, пусть и заключенных, приговоренных к работе на Вилии-6 умирать в шахтах, или не эвакуировать с луны безнадежных больных – хотя бы в специально для этого предназначенные современные хосписы, где есть необходимый уход и специальное обслуживание – с этим вот Роман Веселов отказывался соглашаться.

Два месяца на поверхности Вилии-6 с попеременным спуском в шахты, (кстати!), сделали свое дело: Веселову удалось добиться пересмотра прав заключенных, и правительству пришлось раскошелиться на улучшение условий, сиречь эвакуацию в хосписы тяжелых и помощь тем, кто не в состоянии добраться до подъемной кабины… И многое другое… Точнее, как раскошелиться – обязать к сему действию администрации Вилии-3 и Вилии-7. А что, одна система. Разберутся.

– Вы рисковали жизнью! – не могла успокоиться Кшетти. – Не каждый способен на такое!

– Вы преувеличиваете, – смутился Веселов. – Единственное, чем я рисковал – жутко обгореть под солнцем Вилии. Но современные технологии…

– Солнцем Вилии! – опять бестактно перебила Кшетти, и неожиданно тихо, но звонко рассмеялась, – Солнцем луны!! – словно маленькие хрустальные колокольчики зазвенели в воздухе.

***

Ишма зло посмотрела на парочку и пошла чистить табельное оружие. Надо же было как-то успокоиться.

Воспоминания. Учеба в Летном Военном Училище и стажировка в Филиале Внешней Разведки (поступить на службу сразу не удалось – чтобы этих бюрократов черти съели!).

***

– Пока до капитан-лейтенанта не дослужишься, о Внешней Разведке и не мечтай.

– Но парни…

– Отставить, дарси! Будет здесь какая-то соплюшка от горшка – два вершка диктовать условия Альянсу. Да, с парней достаточно лейтенанта. Ну, так то – мужики. Бабам во Внешней Разведке вообще делать нечего, если до сих пор не поняла. А теперь – или подписывай согласие на стажировку и бегом на орбиту, на испытания. Получаешь «Бешеного» в распоряжение. Даром, что лайба, зверь-машина. Или вон отсюда, чтобы глаза мои тебя не видели. А то возьму ремень и не посмотрю, что Всадница Смерти!

– Слушаюсь, дарс Райан. Принимаю «Бешеного», – вытянутая, как струна, Ишма делает колоссальные усилия, чтобы показать, как преданно ест новое начальство глазами.

***

Всадница Смерти. Надо же. Ее одновременно и веселил и раздражал этот пафос.

Современные барышни представляют службу на флоте как что-то из ряда вон… И правильно делают. Не место здесь бабам, это полковник верно сказал. Как и тысяча мужиков до него.

…Военное училище с бесконечными планерками, построениями, муштрой. Пока допустили к полетам на истребителях – все нервы съели. Кроме Ишмы, девушки там были. Военные психологи, врачи, медсестры. Даже пилоты. Но Ишма Кроули была единственной, кто выбрал пилотирование истребителя, и кто окончил Летное Училище экстерном. Она очень спешила. Ее целью с самого начала была Внешняя Разведка. Внешняя, то есть разведка соседних галактик – этим Ишма бредила с тех пор, как впервые глянула в иллюминатор космического корабля. Мириады желтых, голубых, белых звезд. Графитовый, почти не заметный на общем фоне цвет планет и туманностей.


– А что это за цветок?

– Твоя родная галактика. Она возникла из созвездия Волосы Вероники.

– А этот корабль?

– Секстет Сейферта, группа галактик.

– А куда мы летим?

– Теперь твой дом Млечный Путь.

– А там что?

– Магелланово Облако.

– Когда-нибудь я полечу туда!

– Туда летает пока только разведка.

– Значит, я стану разведчицей…


Но с разведкой не заладилось. В Филиал Солнечной Системы ее не взяли. По половому признаку. И никто не верил, что она дослужится до капитан-лейтенанта. Если бы не война с пигмеями, и не дослужилась бы.

Но война закончилась, и теперь у нее на руках были все козыри. Участие в военных действиях. Активное участие. Выслуга лет в качестве пилота истребителя. Это вам не налетные часы после Училища…

Сейчас она должна была бы вступать в новую должность, а не лететь на флагмане «Гордость Системы Фикс». Но как было без внимания оставить попавшую к ней, то есть к мерзавцу Ксандро Велимиро запись? Все в итоге сложилось наилучшим образом.

Удалось уйти практически из-под трибунала – а нанесение тяжких телесных полковнику-начальнику Филиала это трибунал и есть. Раньше, когда Филиалом СС заведовал полковник Оскар Райан, проблем с Велимиро не возникало. Он, конечно, и тогда пытался «подкатить» к пилоту-стажеру Кроули, но с дарсом Райаном разговор, как известно, короткий, и никому не хотелось нарываться. Так что два года стажировки прошли для Ишмы безболезненно. А потом началась война.

По окончанию военных действий дарса Райана повысили. И, как ни противно было от этого Ишме и доброй половине состава Филиала, дарса Велимиро тоже. Теперь дарс Райан был контр-адмиралом, и приписан к одной из эскадр Солнечной Системы, а Ксандро Велимиро получил полковника и занял его место.

В памятный и для Ишмы, и для «мерзавца Велимиро» вечер, на компьютер начальника Филиала СС поступила сигнальная запись со спасательной шлюпки. То есть, как потом выяснилось, запись эта пришла на все включенные в Филиале компы – а также на компы нескольких планет сектора ВВС-5778 по Георгиеву, включая Землю, родную планету Веселова. Вспыхнула, осветив комнату неверным голубоватым светом, прервала ахи и кряхтения полковника, дала Ишме возможность подуть на сбитые костяшки пальцев.

С экрана на Ишму и Ксандро смотрела… Смотрело… В общем, там что-то было. И это что-то, с трудом, но быстро диктовало на шипящий браслет связи:

– Люди, помогите. Кто-нибудь, кто сейчас меня слышит. Ее имя Римма Цхинг Фун. Бесчеловечные опыты над людьми. Если к вам попала эта запись, скорее всего, меня уже нет. Не жалко. Меня не узнали бы сейчас родные. Сектор ТЧ-5678 по Георгиеву. Римма Цхинг Фун. Остановите ее, пока не поздно. Наги… – связь прервалась, по экрану пошли полосы, потом изображение вернулось. Но лучше бы не возвращалось.

– Дарс… полковник…

– … и … !!! К … ! На …! Трибуналом не отделаешься, дрянь!!

– Позвольте мне проверить этот сектор. Сами понимаете, наги…

– Пошла … и к …! Долбаная сучка! Чтобы ноги … твоей … здесь не было!

– Я могу считать это приказом?

– … !

– Я имею ввиду прямым назначением?

Дарс Велимиро гневно сверкнул глазами. Наглость этой твари переходила все границы.

– Я могу рассчитывать, что по окончанию разведки буду допущена к вступлению в должность?

– Можешь, – буркнул краснолицый полковник, принимая из рук дряни переносной регенератор.

– Разрешите идти?

– Иди … !

Ишма щелкнула каблуками, развернулась и вышла. Честь отдавать не стала. Ни в прямом, ни в переносном смысле. Приказ был у нее в кармане. Допуск к вступлению в должность – практически. Она будет служить во внешней разведке! Будет.

Ксандро Велимиро гневно проводил глазами даже в его нынешнем бедственном положении аппетитную ладную фигурку дарси Кроули. Давай-давай, посмотрим, насколько тебя хватит у нагов. Вернешься вышколенная и послушная. Еще на коленях приползешь, умолять будешь, дрянь. Дарс Велимиро, еще будучи подполковником, слишком хорошо нащупал болевую мозоль Ишмы – девушка во что бы ни стало, хотела служить во внешней разведке, а попасть в соседние галактики для военнообязанной можно было только через Филиал. Так что если проклятая сучка выживет, кабинета, а вполне, что и спальни начальника Филиала, ей не миновать.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6