Диана Хант.

Йагиня. Тайный Дар



скачать книгу бесплатно

– Сееень…

– Ну Сееень…

Из раздумий вывели меня эти маленькие разбойники, такие загадочные и неожиданно молчаливые весь вечер.

– Расскажи сказку! – попросила Йожка, преданно заглядывая в глаза.

– Про несокрушимого воина Гектора! – вторит ей братик.

– Нет, лучше про прекрасную деву Изколиону, со снопом льна вместо волос! – не согласилась сестренка.

Сколько раз повторять – не со снопом льна вместо волос, а с кудрями белыми, подобными льну во время уборки, что стоит, подвязанный в снопах, радует глаз мягкостью да чистотой!

Несмотря на усталость из-за полного не всегда приятных новостей дня, я поняла, что очень соскучилась по этой парочке.

– Хорошо, будет вам сказка, – и, пресекая радостные вопли, коварно добавила: – Кто раньше закончит с уборкой стола и мытьем посуды, тот и заказывает сказку!

Конечно, не очень педагогично эксплуатировать детский труд, но с другой стороны, кому сейчас легко. Вдобавок направить энергию двойняшек в мирное русло – это, скажу я вам… просто песня.

Детей словно ветром сдуло, и кто только что жаловался на то, что облопался так, что уже никогда на свете не сможет пошевелиться? Однако справились детишки достаточно быстро, и втроем мы проследовали в сад. Здесь, развалившись на одеяле, на свежем воздухе, под стрекот цикад, сверчков и щебет вечерних птиц, двойняшки прижались ко мне с двух сторон и приготовились слушать сказку.

– Так кто командует? Какую сказку слушаем? – поинтересовалась я.

– Не знаем, – в один голос протянули дети.

– Мы одновременно закончили, – радостно сообщила Йожка.

– Значит, ничья! – добавил Дема

– Ну, раз ничья, то сказку выбираю я! – коварно подытожила я. – Пока вы не повздорили.

– Только выбирай такую, чтобы она была о несокрушимом воине! – выказал пожелание Никодем.

– И о прекрасной принцессе! – поддержала брата Йожка.

Хм. Задачка. Но бытность старшей ведуньи располагает к умению рассказывать сказки, несомненно, поучительного характера, а иначе смысл в них, в сказках?!, – при том в полной мере угождая обоим заказчикам. Сейчас что братишка, что сестренка, просто соскучились за день, и им жизненно необходимо внимание, любовь, и забота, чуточку приправленная волшебством.

И сказка началась.

– Ну, принцесса наша была действительно прекрасная, – начала я. – Но, правда, не все знали, что она принцесса.

– А оно и к лучшему! – перебила меня Йожка, – Так и проще – ходи куда хочешь, делай что хочешь! И никто тебе в спину не шепчет: «Принцесса пошла!»

– Ешь, что хочешь! – включился в игру Демка. – Хоть килограмм конфет, хоть два! И никто не скажет, что принцесса – обжора!

Но тут, видимо, он вспомнил, что он-то, собственно, ожидает другого героя, и решил уточнить:

– А воин там был? Или тоже никто не был в курсе, что он – воин? Так это тогда тьфу – и растереть, а не воин!

Йожка перегнулась через меня и наградила брата вполне ощутимым тычком:

– Да погоди ты, тут еще с принцессой не все понятно! – заявила она.

Тычок не заставил ждать отдачи.

Подняв руки, я решительно пресекла начинающийся бой:

– Так, милые малыши! Или слушаем, или устраиваем битву титанов! Если второе, то без меня!

– Слушаем! Слушаем! – ответили мне в один голос.

– Только не называй нас больше милыми малышами! – попросил Демка.

– Ты на принцессе закончила, – решила помочь мне Йожка, мало ли, действительно, я забыла. Память-то уже не та…

– На принцессе. Так значит, не только мало кто догадывался о том, что это была принцесса, прямо скажем, никто, кроме самой принцессы не знал, что она принцесса.

– А разве так бывает? – спросил Демка, которому, видимо, надоело слушать про принцессу и он хотел быстрее про «несокрушимого воина».

– Бывает и не такое, – уверенно кивнула я братику и продолжила, – Значит, жила эта принцесса как самая обычная девочка. Да и с виду она была самой обычной девочкой.

– Ух ты, самой обычной! – восхитилась захватывающим сюжетом потомственная Йагиня.

– И пошла как-то эта самая принцесса в темный лес!

– А что она надела? – спросила Йожка, а Демка заерзал. Разговоры о «тряпках», как он по-мужски выражался, могли затянуться надолго, знал по горькому опыту, – И как принцессу звали?

– Звали принцессу, – я задумалась, – Анисья, а одета она было в тот день…

– Фу, не могли звать принцессу Анисья! – осталась недовольной сестренка. – Разве это имя для принцессы! Принцессу должны были звать как минимум, Альбина!

– Но ведь никто не знал, что она принцесса! – напомнила я Йожке.

– Эх! – махнул рукой в ее сторону Никодем. Мол, что с нее взять, и Йожка притихла. Как же она могла забыть!

– Значит, надела Анисья в лес, – я скосила глаза на сестренку, – нарядное красное платьице в рюшах, ведь все-таки она была принцесса!

Йожка довольно кивнула.

– Ну, пусть тогда хоть колготки теплые наденет! Комары ж загрызут! – попросил сердобольный Демка.

– Но теплые же некрасиво, особенно с нарядным платьем! – не согласилась с ним двойняшка.

– Тогда пусть двое колгот натягивает, красивых, или вообще дома сидит! – не поддался брат.

– Анисья надела красивые, но плотные колготки и удобные башмачки, – постаралась я угодить обоим.

– Ну и слава Даждьбогу, давай теперь о рыцаре! – вздохнул с облегчением Никодем.

– О рыцаре или о воине?

– Да все равно! Главное, чтоб мужик настоящий был, – милостиво разрешил братик.

– Тогда это будет отважный рыцарь, но…

– Наверно, никто не догадывался, что он отважный рыцарь, да? – поинтересовался брат.

– Да, – согласилась я. – Но совсем по другой причине!

– Наверно, его заколдовала злая ведьма! – решил Никодем.

– Почему сразу злая ведьма! Пусть это будет злой колдун! – не согласилась Йожка.

– Давайте они как будто работают в паре, – предложила я. – Ведьма и колдун, злые-презлые!

– А почему они были злые-презлые? – подозрительно хлюпнула носом Йожка. – Их кто-то обидел? Как того коня кузнеца, на которого наехала телега, в то время как он защищал упавшую с него кузнецову дочку?

– Да, конь тогда был очень злой, никого к себе не подпускал, грозил затоптать, пока бабу Раю не позвали. Ему было очень страшно и больно, – Демку даже передернуло от воспоминаний.

Действительно, мерина тогда сильно покалечило, практически полностью содрав кожу с морды и правого бока. Чудом он не переломал ноги. Хорошо, за бабой Раей сразу послали. Она быстро успокоила мятущееся животное, и наложила исцеляющие заговоры.

– А после того, как баба Рая его вылечила, он опять стал добрым! – заявила Йожка то, что все итак знали. – А наши колдун с колдуньей выздровеют в конце сказки?

– Не выздровеют, а выздоровеют, – поправила я на автомате, и поспешила обрадовать сестренку: – Обязательно! Собственно, этот рыцарь… Был их сын!

– Они заколдовали собственного сына! – ахнула потрясенная Йожка, а Демка засопел. Он считал, что не пристало ему проявлять эмоции, тем более при двух сестрах, находящихся под его опекой. А то, что одна из них на десяток лет старше, право, никогда его не смущало.

– Наверно, он отказался участвовать в каких-то ихних темных делишках, – сделал глубокомысленный вывод Никодем. – Я же сразу сказал, что рыцарь этот – настоящий мужик!

– Не ихних, а их.

– Сеня, а разве правильно это – не слушать родителей? – решила все-таки уточнить сестренка.

– Главное – слушать свою совесть, – улыбнулась я ей. – Если слышишь ее хорошо, также хорошо, как свое сердце, то никогда не ошибешься!

– Получается, что родители рыцаря плохо ее слушали?

– Но родители его были очень несчастные люди, мы же решили, – напомнила я.

– Не люди, а колдун и колдунья, – напомнили уже мне.

– Точно.

– Так значит они превратили собственного сына… В волка? – решил Никодем.

– А почему в волка?

– Потому что волк – благородное животное! – восхитилась выдумкой брата Йожка.

– Дикое и неуправляемое, – важно кивнул Демка. – Ни с руки не ест, ни на ярмарке не выступает!

– Но иногда он возит на спине сказочных принцесс! – посчитала нужным заметить Йожка.

– Ну, сказочных – можно, – добродушно согласился братик.

– И что было дальше, с Анисьей и зачарованным волком? – решила вернуть нас к сюжету сказки сестра.

– Известно, что! – заявил Никодем, – Волк спас твою прекрасную принцессу, и она влюбилась в него без оглядки, и хоть в планы его женитьба пока не входила, но что ж с ней поделаешь…

– А вот и не так все было! – перебила брата Йожка. – Может, это она спасла его из капкана! И он в нее влюбился, а она, как и следует настоящей красавице, была холодна?

Я удивленно смотрю на сестренку. Вот как, оказываются, ведут себя настоящие красавицы.

– И ничего не холодные красавицы! – не согласился с ней Никодем.

– Ага, в любой сказке – про Спящую Царевну, про Белоснежку, про Василису Премудрую и Елену Прекрасную, – начала перечислять любимых героинь Йожка. – Во всех герой долго добивается свою возлюбленную.

– Да ерунда это! – не согласился с ней брат. – Герой обычно совершает подвиги, участвует в смертельных сражениях, а принцесса эта ему достается постольку поскольку, в качестве довеска к полцарству, например.

Я не выдержала и расхохоталась.

– Да уж, повезло твоей принцессе, ничего не скажешь, когда станешь постарше, – заметила я и потрепала брата по макушке.

– А оно мне надо? – презрительно спросил Демка, важно скрестив руки на груди. – Боевому чародею принцесса – только обуза!

– Сеня, – решила напомнить о цели наших полежанок Йожка. – Так как там было у Анисьи и волка? Кто кого спас?

– А давайте – они спасли друг друга, чтобы никому не обидно было, – решила я примирить два лагеря.

– А темные колдуны увидели такой героизм и устыдились своего дурного поведения! – решил подвести итог Демка.

– Увидели неземную любовь и их сердца исцелились от умиления, – не согласилась с ним начинающая некромантка.

– И любовь, и героизм, и отвагу, – засмеялась я.

– И честь! – в один голос добавили довольные двойняшки.

– Ну что, братишка-сестренка, пора спать?

– Не-е-ет…

– Да! – отрезала я, потому что в таких вопросах надо быть непреклонной. – Вам надо сил набираться перед новым озорством, а мне, – и тут я вспомнила, что завтра у меня внезапно нарисовался выходной, спасибо заезжему чародею, – а мне надо подготовиться к нашим завтрашним урокам!

– Каким еще урокам? – возмутился Никодем.

– Завтра я покажу вам, как ставить на себя зеркальные символы, – пообещала я. – И, может быть, символы невидимости.

Раз так, то совсем другое дело! Когда мои любимые карапузы отказывались от уроков волшбы?

– Ого!

– Здорово!

– Но сначала арифметика и чистописание, – безапелляционно заявила я и будущие боевой чародей с некроманткой приуныли.

– А если ошибетесь в расчетах? Или неясно пропишите символы? Или, не дай Коляда, руны? Что тогда? Хотите, чтобы у вас загорелись волосы и волна ветра подхватила вас и отнесла прямо в Стольград?

Двойняшки одинаково замотали головами.

– Тогда – спать и набираться сил!

Если бы я только знала тогда, что не удастся мне этой ночью набраться сил, ровно как и позаниматься с малышней на следующий день…

Глава 3

Сказ иной, третий. Беспокойная ночь


Кажется, только закрыла глаза, только-только почувствовала кожей свежую мягкость чистых простыней, только с удовольствием отдалась накатившей волне блаженства, затягивающего в сонную, ленивую негу, как громкий стук в дверь вернул в сознание. Судя по тому, что за окном тьма-тьмущая, я успела проспать, как минимум пару часов. Приподнялась на локтях, потрясла головой, прислушалась:

– Баб Стефанид! Баб Стефанид! – это голосит тринадцатилетняя Елочка. Точно, из Нижнего Куреня за бабулей прислали, к Аньшане.

– Да тише ты! – цыкнула в окно на девчушку бабуля. – Весь дом перебудишь. Иду я, иду.

– Ой, баб Стефанид, поспешайте, боязно-то как!

– Да что тебе там боязно, дурында, чай не впервой мамке рожать-то!

Слышно, как хлопает дверь, и голоса удаляются от избы.

– А ежели что не так пойдет? – раздался тонкий голос Елки.

– А что там может не так пойти? – пробасила бабуля. – Что ж, мамка думаешь, без меня не справится? Да у любой бабы это изнутри прописано…

Голоса, наконец, удаляются настолько, что перестают быть слышимыми, а я блаженно потягиваюсь в постели и переворачиваю подушку прохладной стороной. Все-таки, как же хорошо, что не за мной…

И тут… как будто повторился недавний сон. Опять, словно только-только сомкнула веки, меня выдернули из сна стуком в дверь. Первая мысль была – наверно, приход Елки за бабулей мне приснился, такое бывает с Йагинями, называется вещие сны. Не успела я толком прийти в себя, и уже приготовилась услышать голос Елочки «Баб Стефанид! Баб Стефанид!», как раздался совершенно другой голос, принадлежавший по всей видимости, взрослой женщине:

– Тетя Стефанида! Тетя Раифа! Вы дома?

На этот раз в окно ответила посетительнице бабуля Рая:

– Тише, Малашка, заходи. Что у тебя стряслось?

Слышно было, как хлопнула дверь внизу и голоса стали едва различимыми. Однако вскоре я услышала знакомые шаги на лестнице и в горницу мою ожидаемо вошла баба Рая.

– Сеня, – прошептала она. – Спишь?

– Нет, ба, – сонно отзываюсь я.

– Да, заснешь тут, пожалуй, – согласилась баба Рая, на ходу повязывая платок. – Вот что, Сеня: в Погребцах у Ласки малые что-то занедужили, животами маются. Малашка вон за помощью прибегла, видать худо детишкам.

– Бабуль, так давай я сбегаю? – сказала я, приподнимаясь на кровати. Жалко бабулю стало, все-таки далеко до Погребцов… – Туда и обратно?

– Сиди дома, сказано же! – проворчала бабуля, которой явно самой не хотелось идти куда-то ночью. – Сама схожу, погляжу. Я быстро, – и за бабулей закрылась дверь.

Я блаженно перевернулась на другой бок, пребывая краем сознания где-то там, на тропинке, освещенной полной луной, что ведет к нашему дому, слушая монотонный разговор двух женщин, удаляющихся в сторону Погребцов.

Мне показалось, или из комнаты двойняшек раздались сдержанные, но радостные восклицания?

Как ни растаскивай их по разным спальням, маленькая некромантка иногда перебирается к брату – «он боевой чародей, он защитит, мне так спокойнее».

А вот то, что на доме стоит волшебная защита, которой позавидовал бы даже его светлейшество княже наш, пресветлый Гартман Наднино Дино Нандо, ее почему-то не успокаивает.

Остатками бодрости постаралась прислушаться – нет, видимо, показалось.

Благословенная тьма…

Тук-тук-тук. Нет, это не ночь, это издевательство! Сговорились они там все, что ли?

– Эй! Уважаемые Йагини! Э-э-эй! Есть кто дома-то?

Я набросила на плечи платок и споро сбежала по ступенькам. За дверью обнаружилась молодая женщина одетая по-городскому, что я заметила, когда пригласила ее внутрь. Женщина испуганно, но с какой-то испытующей надеждой смотрела на меня, мяла платочек и не решалась начать разговор.

– Вы что-то хотели, уважаемая? Если по поводу нежелательной беременности, то обратились не по адресу. Бабули этим не занимаются, – произнесла я и нахмурила брови.

Уж очень мне не понравилось, как бегают глазки у этой городской мамзельки, и как не решается она завести разговор. Приглядевшись, поняла, что скорее всего вижу перед собой компаньонку или горничную благородной дамы – одета вошедшая хоть по последней штольградской моде, но без особого шика.

– Барышня, милая, мне нужна госпожа Стефанида или госпожа Раифа. Это очень срочно, – голос женщины сорвался, похоже, она и в самом деле здорово нервничает. Увидев мои вопросительно приподнятые брови, поспешила добавить: – Нет-нет, никаких прерываний беременности. Моя госпожа никак не может родить…

О, пресветлая Дидилия!* (* богиня женского плодородия у славян)

Вот только роженицы мне этой ночью не хватало! Не успела обрадоваться, что к Аньшанке бабуля ушла, так вот же, пожалуйста! Судя по всему, ехать мне сейчас, несмотря на наказы бабок сидеть дома, в Штольград, к какой-то городской фифе… Уж лучше бы к знакомой Аньшане в Нижний Курень… Все это я додумывала на ходу, заскочив в горницу, чтобы повязать голову платком, накинуть синий кафтан, и подпоясаться поясом потомственной Йагини.

Наказ-наказом, а ну как ее госпожа и вправду окочурится? И пусть я даже не узнаю об этом, никогда себе не прощу, если выгоню сейчас эту женщину из-за страха перед княжеским чародеем, чтоб его. Конечно, соваться в Штольград сейчас опасно… Но с другой стороны, ночь на дворе, надеюсь обернусь до рассвета!

Я заглянула в комнату к Никодемке, ожидая увидеть обоих двойняшек, но увидела только одного братишку – светло-русые кудри растрепались, губы приоткрылись, и полуулыбка на них слегка обозначала ямочки на щечках – Демка сейчас как никогда похож на ангела.

Странно, я думала, что мне не показалось, что я и вправду слышала из его горницы их с сестренкой смех. Ну-ка, а как она? Маленькая Йогана тихо посапывает на боку, сунув кулачок под подушку. Окно в ее горнице настежь открыто – юная некромантка на дух не выносит жары. Когда была поменьше, так и норовила раздеться и сигануть в Данину, к мавкам, которые, несмотря на вздорный, да что там вздорный, прямо скажем – паскудный нрав, всегда привечали маленькую Йагиню, как свою. Я осторожно прикрыла Йожку сбившимся в комок одеяльцем и тихо покинула горницу. Ничего, на доме мощная защита, да и кто-то из бабуль скоро вернется.

Появилась перед испуганно дернувшейся гостьей уже под личиной бабы Стефы. Что ж это она так шугается? Первый раз что ли, видит перед собой лесную целительницу? Это вряд ли. Что-то там не так с ее госпожой, как пить дать, чую. Но эта не скажет. Судя по отчаянному выражению глаз, на дне которых плещется, силится всплыть наверх, но остается на своем месте, какая-то тайна, девушка очень предана своей хозяйке.

– Что ж, девка, поближе-то никакой знахарки не нашлось?

Женщина испуганно захлопала глазами, а я подала ей знак – мол, на выход, и продолжила гудеть:

– В Штольград? – спросила я и женщина кивнула.

– Язык ты проглотила, милая? – грозно нахмурив брови, ласково осведомилась я.

– Простите, госпожа…

– Стефанида.

– Простите, госпожа Стефанида. А как вы узнали, что нам в Штольград?

М-да. Похоже, совсем беда у девушки с логикой из-за переживаний за госпожу. Городскую от деревенской или хуторской так сложно отличить!

– Так на то ж, милая, я и Йагиня, – решила я добавить нам веса в глазах простодушного народа. – Что ж ты поближе-то помощи не попросила? Дом Знахарок к вам поближе будет, да и на самой окраине Штольграда дом Имитативных волшебниц, которые гомеопатической волшбой владеют?

Мы вышли на широкую тропинку и здесь ожидаемо ждал экипаж, запряженный двумя весьма приличными меринами гнедой масти, с белыми пушистыми манжетами над копытами, как я люблю. Девушка ответила уже в карете:

– Так ведь лучше вас и госпожи Раифы во всей Светлой Империи никого нет.

– Ну, сказала, – я засмеялась, как засмеялась бы бабуля, услышав такую неприкрытую лесть. – Чай, случай-то у хозяйки не совсем обычный, а? Ежели к доктору не обратились?

– Как не обратиться, – всплеснула руками женщина. – Первым делом за ним послали, но только не нашли. Непонятно, где он, а госпожа уже десять часов мучается…

– Десять часов, говоришь, и доктора не нашли, – повторила я задумчиво.

Да, городские изнеженные барышни не в пример слабее селянок, но за десять часов не найти доктора… Сдается мне, не особо старательно искали. Да и при современных микстурах и волшебных оберегах, которыми можно запастись заранее в избытке в любой аптекарской лавке… Что-то это мне не нравится. Я постаралась не хмурить брови, чтобы еще больше не пугать и без того бледную девицу.

– Так ведь это еще не срок, милая, – решила ее успокоить. – Не переживай.

Странно, но женщина как будто заволновалась от этих слов еще больше.

Экипаж остановился перед высоким нарядным домом. Даже я знаю, что это дом местного главы.

Значит, рожает его молодая женка, которую продали, точнее, отдали за него четыре года назад. И дите, которое никак не может появиться на свет, не первое, насколько я помню. Первым делом жена подарила штольградскому главе очаровательного, здорового малыша. Непонятно тогда, почему сейчас роды так затянулись – второго рожать обычно легче.

Взглянув на перекошенное от усилий лицо молодой роженицы, стало все понятно.

Юная, и, пожалуй, что смазливая женка обстоятельного главы оказалась по совместительству женой песиглавца…

Повезло, что за мной, то бишь за бабулей догадались послать.

Раздав команды помогающим роженице женщинам, я начала плести заклинание, способствующее безопасному извлечению песиглавца из тела человеческой матери.

– Сам-то дома? – хмыкнула я, одновременно ощупывая твердый, как камень живот роженицы.

Женщина испуганно покачала головой. Я махнула свободной рукой и набросила на нее легкий стазис – почему этой дурехе никто не объяснил, что тужиться надо только в момент схваток, да и то, происходит это по большей части само собой! Вон, глаза краснющие, все в полопавшихся капиллярах!

Я начала делать подстройку дыхания – чем объяснять ей сейчас, как это правильно делается, проще проделать вместе с ней. Рожать песиглавца – это, я вам скажу, не мед пить.

– Нет, он уехал по делам, – прошептала обессилевшая без пяти хвилин мамаша.

А вот этого мне не надо: я споро скомандовала дежурившей неподалеку служанке заварить пакетик с укрепляющими травами, который достала из сумы. Время у нас есть. Но чую, отец малыша несется сюда во весь опор. Издалека мчится, поэтому и роды тяжелые. Ну, да об этом мы с ним мы после поговорим…

– По делам, – протягиваю, – Значит, повезло тебе, девка. Что мужу-то о дите скажешь?

Очередной приступ схваток оставил мой вопрос без ответа. Точно. Папаша уже на подходе. Только не тот папаша, что глава сего города, а тот, что видимо, какой-то заезжий наемник-песиглавец.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11