Диана Хант.

Йагиня. Тайный Дар



скачать книгу бесплатно

И, по нелепому стечению обстоятельств, у меня, Хессении, внучки Старшей Йагини, и обнаружился целительский дар раньше срока.

Бабули считают, что нельзя пренебрегать ничем, что посылают нам боги – и поэтому я начала лечить сразу же после пробуждения дара. Под личиной бабуль, вместо них хожу по деревням, станицам, и даже в Штольград зовут. Сначала робела, сердце сжималось от страха, пот прошибал – все боялась не соответствовать бабулиным реноме. Но потом потихоньку, полегоньку, и дело пошло. И почувствовав текущую по рукам целительскую силу, увидев результаты своих трудов, я поняла, что это – и только это и есть то, чем я хочу заниматься в жизни!

Обидно, конечно, что мне нельзя получить должного образования в Светлой Академии при Ковене Ведунов – приходится прятаться. Прорицательницы там, боевые чародейки, стихийные маги, инферналы, символисты и даже некроманты – добро пожаловать! Не в Светлую Академию, так в Темный Университет, а всем, кто несет в себе целительную силу – нельзя! Тут же отправят с Темным князем воевать, и пикнуть не успеешь. Если, конечно, все по правилам – девица мол, не замужем и не была, юна и свежа, как первый весенний бутон.

Тьфу, даже противно! Вот где справедливость?

И учат меня бабули – Стефанида и Раифа, ее двоюродная сестра, дома, в лесу, и опыт свой бесценный передают, конечно. Но домашнее образование – оно и есть домашнее образование. Даже по говору это слышно, по речи то есть. Вроде и нахваталась от бабок городских, утонченных да и просто иностранных словечек, а применить их некуда. Практики нет. Вот бабули – оно другое дело – по щелчку пальцев могут изъясняться на любом диалекте, любой местности континента. А у меня только изредка слово какое умное и проскочит, из чего можно сделать вывод, что не совсем уж глухая деревня?! Время от времени, дурачимся дома с детишками и устраиваем хаэльские или малоиссийские вечера изящной речи – сплошные бьен сюр, аре вуар да извольте-с, пожалуйте-с. Домашнее образование, повторюсь – оно и есть домашнее образование. Хотя в чем-чем, а в искусстве целительства бабки спуску не дают.

Однако хотелось бы несколько иной практики, нежели пьяные селяне да битые мужьями селянки Куреней, Погребцов, Выселок…

– Ничего, – говорит баба Раифа. – В возраст войдешь, приглянется кто, замуж выйдешь, ребетенка родишь, и можно будет дальше учиться.

– Только вот что за учеба уже с дитем на руках да при муже? – вздыхает баба Стефанида. – А ну как хозяин против женки-студентки будет?

И Раифа тоже вздыхает, соглашается с сестрой, и мне ничего не остается, как тоже вздыхать. За компанию. Потому что учиться – оно очень хочется. А вот замуж – совсем пока нет.

Да и попробуй, встреть еще такого, чтоб не супротив был, что и дома-то толком не бываю – все по недужным бегаю, и ведь среди ночи выдернуть могут, ежели помочь надо, да еще и дальше учиться хочу! Ну кому я такая нужна, кроме бабуль, да меньших моих – братишки и сестренки, да родителей, что в Дарнийском графстве обосновались с магической посольской миссией, в том самом, где испокон веков оборотни Светлой Стороны во главе династии?

Герцогов тамошних по-иному «Дарнийскими оборотнями» зовут.

А правят, по словам очевидцев, они куда как хорошо, не хулиганят, как некоторые пресветлые князья, но о том даже говорить – тьфу, противно! Маменька с папенькой довольны службой – знай только почтовых журок шлют.

Семейка у нас собралась – как на подбор!

Кроме нас с бабулями ожидают родителей из их походов два малолетних неслуха – братец мой Никодем, Никодемка, да сестрица Йогана, Йожка. Вот уж от кого ни днем, ни ночью покоя нет! Магически обделенных в нашей семье сроду не было. Но Йожке, в отличие от меня повезло, миловала ее Мать Сыра Земля от дара целительства. И вот Демка спит и грезит, как станет настоящим боевым чародеем, а Йожка мечтает стать некроманткой. Да, да, в роду Йагинь подрастает маленькая владычица смерти. Рано им пока в Светлую Академию, или Темный Университет, малы еще. Скорей бы школа началась, ведь проказы двух малолетних йагинов не так-то и легко вынести.

Вчера за ужином сестренка подняла, не к столу будет сказано, из мертвых, жареную индейку. Чем надо сказать до смерти перепугала Хозяечку, подругу Хозяйчика, нашего домового. Коего развеселила этим глупым поступком! Или все-таки это была такая толстая курица? Попробовать-то и не довелось! Пернатая, видимо, при жизни была очень злобной птичкой: повертев жареной шейкой с хрустящей корочкой без головы из стороны в сторону, кура на своих культяпках броситься решила именно на меня, оно и понятно! И все бы ничего, как-нибудь с жареной птичкой я бы справилась, но братишка решил мне помочь и метнул в цыпу нормальным таким огнейком, который не просто убил второй раз наш предполагаемый ужин, а прожег здоровую такую дыру в стене!

Об обгорелой скатерти с жирными куриными следами, перебитой в процессе посуде и парочке сгоревших за компанию деревянных ложек я вообще молчу.

И кому досталось от бабуль, которые как раз входили в горницу – одна с миской с салатом в руках, другая со жбанчиком молока «для милых малышей»? Конечно же, мне! Не доглядела за младшими, не пресекла.

Пресечешь тут! А я всего-то и сказала Йожке и Демке, что маловаты они пока для боевого чародейства и некромантии. Вот они и показали. Ну да этот спор у нас уже долго длится. Как бы чего опять ни удумали, чтобы и сегодня мне демонстрировать свою готовность к «серьезным вещам».

Глава 2

Сказ иной, второй. Сказка


Родной домик встретил как всегда мирным, уютным ощущением Дома. Расположилась наша добротная, двухэтажная изба в одном из самых живописных мест леса! Сейчас, посреди лета, дом Йагинь просто утопает в зелени. Тысячи тонких, летних ароматов витают в воздухе, откуда-то доносится смех неугомонной парочки, не иначе как двойняшки опять затевают какую забаву, а то и очередную каверзу.

– Что-то ты долго, Сеня, – нахмурила брови баба Стефа, и баба Рая с ней совершенно солидарна.

– Я к реке ходила, – ответила я.

– Подумать? – понимающе кивнула бабуля, от которой ничего не утаишь – захочешь вот скрыть, и не скроешь.

– Ты почто Федорку-то отчитывала, да еще и от моего имени? – нахмурила брови бабуля Стефанида, но глаза ее озорно сверкают поверх окуляров.

– А ты сама бы как поступила, бабуля? – вопросом на вопрос ответила я, тоже сдерживая усмешку. – Опасно девкам одним ходить сейчас. А за парнями скакать – тем паче. А ну как на песиглавца нарвутся?

– Вот-вот, – заметила Раифа, откладывая вязание. – Кому стоит охальников-песиглавцев опасаться, а кому и заезжих княжеских чародеев!

– Но может, у него в Штольграде какое… иное поручение от князя? – пробормотала я, но без уверенности в голосе.

Все же не хочется верить, что на кого-то из моих сестер, а то и на меня саму, ведется охота. Впрочем, это вряд ли. Я итак осторожна, что тот упырь на промысле, прям дальше некуда. И сестры по волшбе тоже, которые из других Домов, мы-то это точно знаем.

– Неспокойно мне, Сенюшка, – пробормотала бабуля. – Посидеть бы тебе дома пока…

– Бабуль, у Аньшаны срок вот-вот подойдет… Жду вот, что ночью позовут.

– Сама пойду. А ежели еще чего, Рая сходит. Вроде бы этот чародей здесь ненадолго.

– А может, он и вовсе не за целительницей? Может по другому какому делу?

– Оно конечно и может, Сеня, но осторожность не помешает, – бабуля сказала, как отрезала.

Баба Рая задумчиво добавила:

– И песиглавцев пока никто среди окрестных весок не видел. Иное дело в Штольграде. Может, правда – в одиночку и проездом. По крайней мере, нам всем спокойней именно так думать. Письма-то с просьбой пригласить в Дом – пока не присылал. А Стеня права – посиди-ка, деточка, дома. Заодно и за детьми приглядишь.

– Да разве за ними приглядишь? – засмеялась я. – За ними не то что, не приглядишь, ведь не углядишь же! Да и взрослые они уже совсем, в школу скоро пойдут. Все вместе и вздохнем спокойно.

И я озорно подмигнула бабкам.

Но Стефанида еще больше нахмурила брови, а Раифа отвела взгляд и поджала губы. Что-то тут не ладно. Чего-то бабули мне не договаривают. Не дай бог, с родителями что!

– Бабулечки, с папой, с мамой чего-нибудь? – с замиранием сердца спросила я.

– Еще чего! – недоуменно проворчала Стефанида, и Раифа поддержала сестру:

– Чтобы что-то стряслось с потомственной Йагиней, да при муже-стихийнике! Сейчас же!

– Сидят они, как пить дать, в своем Дарнийском герцогстве при тамошнем наместнике со своей посольской миссией. Мамка твоя с детства путешествовать любит!

– А папка и рад женку побаловать, даром что у стихийника вся жисть-то в походах!

– Так, бабулечки… – недоуменно пробормотала я, понимая, что главное сейчас – не дать сбить себя с толку.

Слишком уж бойко бабки принялись стрекотать о дочке с зятем, подозрительно.

– Если с мамой и папой все в порядке, значит, речь обо мне или о мелких? – прямо спросила я и непроизвольно перевела взгляд на окно, из-за которого доносятся возмущенные вопли, причем вопит по большей части Демка.

Йожка никогда не упустит шанса воспользоваться своим статусом младшей сестренки и извечной женской хитростью для организации очередной каверзы, куда она постоянно втягивает Никодема. Как ей это удается, никто не знает, но со стороны Дема всегда крайний. Вот только самым близким очевидно: руководит озорством именно маленькая, беленькая девочка с кучеряшками, как у ангела и голубыми глазками-блюдцами. А вот под раздачу почему-то чаще всего попадает Никодем: тоже похожий на ангелочка малыш с голубыми, как у сестры глазами и очаровательными ямочками пухлых щечках.

Интересно, что они удумали на этот раз?

Надеюсь, не притащат опять на участок улей, предварительно зачаровав сонным заклинанием пчел? Считают малыши пока не очень споро, им что две хвилины, что двадцать две… В прошлый раз времени на сон пчелкам хватило как раз до того, как эта мелочь пузатая сволокла улей до горницы… Хотя, что-то это я отвлеклась, вон у бабулек глазки-то забегали!

Старушки переглянулись, и теперь уже обе синхронно нахмурили брови и поджали губы. Баба Рая подняла руку и щелкнула в воздухе пальцами. Ого, заговор неслышимости, видать, разговор предстоит серьезный!

– От Йагини ничего не скроешь, – пробормотала себе под нос баба Стефа.

– Совсем взрослая девка стала, – кивнула баба Рая.

– Заневестилась…

– Вон кака красавица выросла!

– Глаз не отвесть! – с энтузиазмом подхватила Стефанида.

Но меня, повторяю, не так просто с толку сбить. Я же вижу, бабули волнуются, специально мне зубы заговаривают. Да что такое-то? То, что мне дома посидеть придется, пока княжеский чародей, будь он неладен, по окрестностям шастает, так не впервой же! Видать кто-то из Травниц или из других наших сестер красавку прислал, предупредил. И что ж тут такого?

– Бабули! – добавляю грозности в тон, – Давайте ближе к делу. И переставайте строить из себя обычных деревенских знахарок. Темных и дремучих. Как будто я не знаю, что ты, баба Стефанида, с отличием окончила Светлую Академию, и по сей день являешься одной из самых почитаемых ведуний обеих империй! И за плечами у тебя не одна защищенная диссертация! А ты, баба Раифа, – я намеренно называю бабуль полными именами, чтоб, значит, показать, как я серьезно настроена, – настоящая гордость Темного Университета, можно сказать, легенда! Светлая ведьма, имя которой вписано в историю двух империй, как той, что остановила Смутную Войну, выдворив племя василисков прочь с лица Матери Сырой Земли!

Бабули опять переглянулись и одинаково цыкнули сквозь зубы, мол, не удалось заговорить тебе зубы, внучка, но попробовать-то стоило!

Сердито гляжу на них исподлобья, скрестив на груди руки.

– Сеня, – обычным своим тоном преподавательницы Светлой Академии с таким стажем, что лучше вслух не говорить, ибо редко столько живут, баба Стефанида решилась-таки на серьезный разговор, но тут же замолчала, вопросительно и с надеждой посмотрев на сестру.

Ну что ж, начну сама:

– Этот кипиш в нашей семейке из-за чародея? Из-за того, мол, что опасно и тэдэ и тэпэ? Так отсижусь прекрасно здесь, решили уже! Могу и под личиной юродивой… Хотя меня ж везде тут знают, ну так под полуюродивой – эдакой дурочки, которая мало того, что туповата от природы, так и сопли рукавом вытирает. Впервой что ли?

– Да при чем тут этот твой треклятый чародей! – Раифа не выдержала первой. – Мы о детях хотели с тобой поговорить!

Вот это новость! А что с детьми?

– О мелких?! – воскликнула я, чувствуя себя совершенно сбитой с толку.

– Мы и правда хотели поговорить с тобой о малышах, – наконец, решившись и кивнув своим мыслям, решила и баба Стефа.

– А что с ними?

– С ними-то все в порядке… Растут детишки, как на дрожжах.

– И дар их растет, – добавляет баба Рая. – Чай, и сама замечала и не раз!

– Да в последнее время просто сладу с ними нет, – вздохнула я. – Ну ничего, скоро школа, отдохнем маленько.

– О-хо-хо, грехи наши тяжкие, – забыв уже о том, что только что она говорила со мной и сестрой строгим, профессорским тоном, с веками отработанными четкими интонациями, баба Стефа тяжело приподнялась со скамьи и подошла к окну, наблюдая за поливающими друг друга из шланга, и визжащими как поросята, детьми.

– Очень уж мощный дар у обоих, да с самого сызмальства ведь открылся, – закончила за сестру Раифа.

– И что, что мощный, и что, что с детства? – я совершенно не понимаю бабок.

С какой стати Дому Йагинь печалиться по поводу сильного волшебного дара потомственных ведунов?

Любому ясно, как светлый день, тому, что пробудился дар еще в раннем детстве и только крепчает с каждым годом, радоваться надо! Единственной причиной для нашего родственного беспокойства могло бы быть то, что Йагиня Йожка унаследовала бы раньше времени открывшийся дар целительницы! Но нет, маленькая ведьма тяготеет к костям, могилам и черным обрядам… Я бы и дальше недоумевала, если бы баба Рая не припечатала меня следующей фразой прямо к стулу:

– Сеня, у Йожки пробудился целительский дар.

– Как – целительский?! – возопила я, порадовавшись прозорливости бабуль, а точнее, заклинанию тишины. Потому что недоумеваю – это мягко сказано.

Я бестолково захлопала глазами и начала открывать и закрывать рот, переводя взгляд с одной бабки на другую.

– Вот так, – кивает Стефанида.

– Она же у нас владычица смерти?

– А вот, не только, внучка.

– Йогана у нас семейный феномен, – добавила баба Стефа.

Редко, очень редко, рождается маг, обладающий двумя бесценными дарами. Да что там редко – насколько помню бабулины уроки истории… Такого не случалось лет так шесть сотен в Светлой империи, а в роду Йагинь и того больше. Йожка и Демка у нас итак исключения: среди Йагинь по большей части рождаются целители и целительницы, а тут мало того, что некромантка, так еще и с целительским даром… Есть от чего головой поплыть.

– А Дема? Они ж близнецы! – осенило меня.

– Не близнецы, а двойняшки, – спокойно поправила баба Рая, и подумала вслух: – Впрочем, с Никодемом пока не все ясно… Сама знаешь, мальчики развиваются медленнее девочек. Но может так статься, что дар целителя пробудится и у него!

Да уж! Эти боевой маг и некромантка однозначно войдут в историю! Прямо гордость разбирает за таких феноменальных братишку и сестренку!

– Ой! Бабули! – вырвалось у меня. – Йожка! Ведь нельзя, чтобы о ней узнали в империи!

– Вот тебе и «ой»! – согласились бабули, одинаково кивая и одинаково хмуря брови.

– Ей теперь и в школу нельзя, понимаешь? – спросила баба Рая. – А ну как о даре целительницы проведают?

– В деревенской школе? Это вряд ли!

– В деревенской – пожалуй, да, – согласились бабули, снова одновременно, и снова что-то в их тоне заставило меня насторожиться.

– Только сегодня Йожка с утра своими планами поделилась: они с Никодемом собираются вместе в Штольград учиться. А после того, как закончат школу экстерном – в Стольград, – пояснила баба Раифа.

В Штольград – это да. Это опасно. Это не в нашей глуши. Не дай боги, ее там кто из магов заметит. А заметят, как пить дать, заметят. Мала Йожка еще, чтобы силу свою контролировать. Вспомнить хотя бы вчерашнюю курицу. Или все-таки это была индейка? Баба Стефа, как будто прочитав мои мысли, добила:

– Одно такое выступление в Штольграде, и не дай Макошь… А если Йожка не только поднимет какой обед, да заодно и подлечит его – больше мы ее не увидим…

– Значит, пусть сидят дома оба! Хотя бы год еще. А там что-нибудь придумаем!

– По крайней мере, пока княжеский чародей поблизости, им точно не стоит высовываться.

– И тебе тоже, внучка, – добавила баба Рая.


***


Ужин прошел в тихой, семейной обстановке.

А что Йожка до полусмерти напугала кота Маркиза ожившим чучелом белой крысы с красными бусинками вместо глаз – так нечего было засыпать на полу, сам виноват, чай не первый день в доме лесных ведуний живет.

Да и Демка сегодня радовал: всего лишь только заговорил столовый нож, который после того вообразил себя не меньше, чем Мечом Света и начал задирать нос перед другими столовыми приборами. Да только заговор этот сложный – самой удивительно, как он у братишки получился вообще. Но потом, к радости домовых, сам развеялся.

Мы с бабулями, пожалуй, были подозрительно веселы, но детям, судя по всему, было не до нас. Бабули сказали, что сестренка пока не подозревает о пробудившемся даре целительницы, она еще не так опытна, чтобы различать разную природу своих потоков силы, но от зорких бабкиных глаз это укрыться не могло. Да и я, пристально вглядевшись в ауру Йожки волшебным, истинным зрением, увидела среди множества оттенков стального серого редкие красные, похожие на капельки крови, отливающие всеми оттенками алого, переливы. Точно, растет будущая целительница-некромантка.

Ничего, нам главное сейчас княжескому чародею на глаза раньше времени не попасться, да отвод глаз на ее ауру поставить, а там, будем надеяться, ребенок научится маскироваться самостоятельно. Тому, что ребята в школу не пойдут, никто из соседей не удивится: любой чародейский Дом имеет право на домашнее образование отпрысков.

К слову, я в школу ходила только несколько последних классов – и то, в основном на экзамены, которые для меня были точно семечки. Спасибо вбитому бабками чуть ли не в буквальном смысле в голову сызмальства заклинанию запоминания: теперь достаточно один раз прочитать необходимый материал – и вот уже я никогда его не забуду.

Речь, конечно, идет о простейшем материале, в который входит программа, что нашей сельской школы, что школы в Штольграде.

С заговорами оно сложней: тут мало просто запомнить,– надо понять, впитать в себя, и даже несколько раз пропустить через себя волшебную энергию, а еще постоянно нарабатывать опыт в плетении заклинаний и прочее. Самая сложная пока для меня – волшба рун, потому что ни одна руна не отражает процесс, только явление, чего мой ум понять никак не способен.

Отужинав, баба Стефа прилегла отдохнуть, видимо, не подводит меня внутреннее чутье – действительно, ночью позовут к Аньшанке.

Впрочем, я даже немного благодарна за это столичному чародею: роды принимать каждый раз робею – и не потому, что сама девица – чай, насмотрелась и на кобылиц и жеребцов, и на домашнюю скотину… Первые в своей практике роды я принимала у коровы Маньки в Нижних Выселках. Тогда, правда, случился парадокс – корова отелилась близнецами, и бабки, конечно, прекрасно знали заранее о сложном случае – все равно отправили меня в одиночку, не сомневаясь в том, что справлюсь.

И справилась! Глядя на эти несоразмерные тела на длинных ножках и умилительным выражением на мордочках, заглянув в полные благодарности глаза Маньки, я впервые, можно сказать почувствовала свою сопричастность к магии жизни – к целительству.

Одно дело вправлять вывихи, лечить ожоги, избавлять от похмелья и заговаривать больные зубы, и совсем другое – увидеть, как жизнь, которая только что была одна – раздваивается, а то и расстраивается. И при этом ее не становится ни больше, ни меньше! Одна и та же Жизнь смотрит на меня глазами благодарной мамаши и удивленными глазенками новорожденных чад!

С тех пор я стала видеть нечто большее в глазах каждого человека, каждого встречного существа. С еще большим трепетом стала относиться ко всему живому, и еще лучше поняла своих бабуль – как они, каждая по своему национальная героиня, не пожелали для себя роскоши большого города и дивных дальних стран за океаном, а предпочли тихую, размеренную жизнь в качестве обычных деревенских целительниц.

Для ведуньи нет разницы, кто перед тобой – его светлейшество князь, или обычный деревенский мужик, чистокровный жеребец или трехцветная мурка – из каждых глаз смотрит на мир сама Жизнь! Сама Жизнь смотрит на себя же саму, любуется собой, а бывает и остается недовольной… Чудны дела твои, дивная Макошь!

Я помню, что тогда, первый раз, оставшись наедине с Манькой, в хлеву, делала все совершенно правильно, сама удивляясь тому, что действия мои, которые имели место первый раз, каким-то чудом как будто доведены до автоматизма.

Я как будто наблюдала за тем, что сама же делаю, из-за своего плеча, удивляясь тому, что ни разу даже не замешкалась. С тех пор я принимала роды еще несколько раз – и не только у животных. Заглянув в мои глаза утром, когда вернулась домой, усталая, как песиглавец знает что, но счастливая, бабули довольно переглянулись и сказали, что я готова помогать людям.

Но все же есть во мне какая-то неуверенность в себе, в своих силах. Заглянув по-настоящему в глаза Самой Жизни, возвращаясь к этому в мыслях, я всегда робею, боюсь сплоховать, подвести Ее. Бабули смеются, говорят, что это пройдет, а мне все же каждый раз немного боязно, когда иду к роженице.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

Поделиться ссылкой на выделенное