Диана Гримм.

ЗООПАРК. Книга 1. Deslumbrante



скачать книгу бесплатно



– Странная тюрьма, – хриплым голосом произнесла девушка, с трудом открывая глаза. – Мы живём в хоромах, едим до отвала, спим сутками. Не думаю, что это только из-за «Сотни». Какие ещё кошмары скрывает мистер Каганер в своей психбольнице?



Офелия тихонько усмехнулась и принялась измерять у пациентки артериальное давление.



– Просто к тебе ещё приглядываются, – ответила она, не прерывая манипуляций. – Думают, какую работу поручить.



– Кто? Шрам? Или сам Амброзио-Руи Каганер, которого никто никогда в глаза не видел?



– Почему же никто? – Офелия отложила инструменты. – Я видела. Антон. Шрам. Рикардо…



– Даааа, – с сарказмом проговорила Немезида. – Рикардо теперь много чего сможет поведать миру о ЗООПАРКе с того света.



Медсестра окинула девушку хмурым взглядом и задумчиво поджала губы. Немного поразмышляв, она поднялась с кресла и прошлась по кабинету.



– Полежи-ка пока в лазарете, – неожиданно сказала она. – Три дня, пока не пройдёт следующая «Сотня». Отдохнёшь здесь, придёшь в норму, отоспишься. Ведь рядом с Каллисто сложно спокойно заснуть, не так ли? – она многозначительно улыбнулась. – Я скажу, что у тебя истощение, и необходимо ежеминутное наблюдение. Шрам поверит.



Немезида с трудом приподняла голову и сфокусировала зрение на женщине.



– Зачем вы это делаете? – недоверчиво спросила она.



– Знаю, сложно поверить, но я такая же подчинённая, как и все вы. Каждый работник тюрьмы – подневольная птица с одинаковым вживлённым в организм чипом. Мы практически живём здесь, чтобы информация о ЗООПАРКе не попала в мир. Ты должна запомнить одну простую истину: и мы, и заключённые – это одна большая семья. Внутри мы можем ссориться, устраивать разборки, вплоть до драк, но за пределы этих стен ничего не просачивается. Пока мы сотрудничаем, есть шанс обыгрывать богачей, пополняющих карман Каганера. Поверь, мы долго к этому шли, пока не наладили свою систему существования в ЗООПАРКе. Если она нарушится, всё полетит к чертям.



– А как ты попала сюда? – спросила Немезида, стараясь улавливать каждое слово Офелии и незаметно для себя перейдя на «ты».



Медсестра вернулась в своё кресло и ностальгически улыбнулась:



– Меня заметили ещё в школе. Тяга к анатомии и химии не прошла мимо внимания учителей, а успеваемости могли позавидовать дети многих богачей. Когда я оканчивала выпускной класс, мистер Каганер предложил мне сделку. Он оплачивает моё обучение в медицинском университете, взамен я десять лет работаю в его тюрьме. Такой шанс выпадает один на миллион. Я даже не раздумывала. Он забрал меня сюда уже на первом курсе интернатуры. Так что шесть лет я уже доблестно отслужила. Большая половина пройдена, осталось всего четыре года – и я свободна.



– А меня подставили, – тяжело вздохнула Немезида. – Обвинили в массовом убийстве, которого я не совершала.



Неожиданно Офелия задержала на девушке проникновенный взгляд:



– Ты уверена? Уверена, что не совершала его?



От пугающего тона её голоса по спине Немезиды прошёл ледяной холод.



– Конечно, уверена! – почти возмущённо ответила она. – Если бы я была убийцей, разве переживала бы так из-за «Сотни»?



– Помимо раздвоения личности, есть ещё ряд психических расстройств, влияющих на поведение и память.

Ладно, пока закроем эту тему. Тебе нужно прийти в норму.



После этого странного разговора Офелия проводила Немезиду в одиночную палату, где выдала больничный костюм белого цвета (брюки и рубаху с коротким рукавом) и тапочки. Она рассказала вкратце о режиме лазарета, а также показала, где находится пост дежурного санитара, местная столовая и душевая. Девушку обрадовало, что палаты не запирались на замки, и пациенты могли в любое время прогуляться по коридору или отдохнуть в бильярдной комнате.



В первую же ночь она попросила у Офелии сильнодействующее снотворное, посчитав, что лекарство поможет ей выспаться и не видеть кошмаров. Но на всякий случай перед его принятием заперла дверь палаты изнутри и придвинула к ней небольшой шкаф, чтобы наверняка убедиться, что никто не пришлёпнет её во время сна. Выпив заветные шипучие таблетки, Немезида залезла под одеяло и моментально уснула.



Однако она ошиблась относительно кошмаров. В этот раз её воображение смоделировало не менее ужасную картину. Девушка вернулась в пекарню. Опять стояла у конвейера. Опять выслушивала упрёки директора. Опять бросила хлеб ему под ноги. А после этого – обрывки, словно из старого, попорченного временем фильма. Сквозь чёрно-красную пелену видела какие-то вспышки, резкие движения. Она пыталась сдвинуться с места, но ноги не слушались, голова кружилась. Через звон в ушах она расслышала мужской голос: «Ничего личного, девочка. Просто бизнес!».



Немезида проснулась внезапно и ощутила холод. Она была насквозь мокрая. Подушка пропиталась потом, одеяло и простыня прилипли к телу. Прерывисто дыша, она взглянула на часы. Было утро. Она должна была радоваться тому, что жива, но лишь ещё больше впала в уныние.



«Лучше бы меня и правда убили, пока я спала», – Немезида сняла с себя мокрый костюм и надела новый, потом отодвинула от двери шкаф и выбралась из своей «норы» в оживлённый коридор. Стационарные больные с воодушевлением направлялись в столовую. Немезида пригладила пальцами свои длинные волосы, собрала их в узел на затылке с помощью любезно одолженной Офелией шпилькой и пошла за остальными. Но к пункту раздачи она так и не приблизилась. Просто села за крайний столик и стала следить за другими заключёнными печальным отрешённым взглядом. Особенно не могла отвести глаз от девушки, которая получила удар плетью во время шоу. Удивительно, но та выглядела вполне счастливой. Она сидела за столиком с ещё одной девушкой и парнем и весело беседовала, лишь спиной не прижималась к спинке кресла.



«Они привыкли к боли, – размышляла Немезида. – Интересно, видят ли они смысл в своих жизнях? Ни для кого не секрет, что из ЗООПАРКа ещё никто не освободился. Тогда стоит ли так страдать? Каждый день проживать в ожидании чего-то плохого… Прости меня, мамочка. Но я всё равно здесь не выживу. Поэтому должна это сделать! – Немезида всерьёз настроилась спровоцировать чип внутри себя. – Нападу на повариху, – решила она. – Тощая, с прозрачной кожей, в чём там только душа держится… Плесну в неё кипятком – и дело с концом!» – глубоко вдохнув, она начала подниматься из-за столика, как услышала знакомый голос:



– А я тебе завтрак принёс!



Она перевела взгляд на собеседника, который поставил на столик два подноса с едой и присел напротив. В белом больничном костюме, с синяками на лице и перебинтованной головой.



Немезида ошарашенно распахнула глаза и прошептала:



– Рик?!

Глава 7. Первые разгадки

Испуганный недоумевающий взгляд Немезиды нисколько не удивил Рика. Парень улыбнулся и совершенно спокойно произнёс:

– Я не призрак, – потом придвинулся к столику и, взяв ложку, начал перемешивать овощной салат.

Невольно девушка обрадовалась, увидев Рика живым, хоть и не совсем невредимым. Четыре дня она с ужасом прокручивала в своей голове жуткую картину его гибели, что отчасти поспособствовало её обмороку. И теперь едва держалась, чтобы снова не потерять сознание.

– Слышал, «Сотня» сильно потрясла тебя, – проговорил Рик, отправляя в рот кусочек помидора. – Не думал, что убийцы бывают такими ранимыми.

– Я не убийца, – с обидой ответила Немезида.

– Да ладно? – усмехнулся парень. – Все мы здесь хорошие. Я знаком с твоим делом. Тринадцать человек. Впечатляет, – он снова улыбнулся.

– Вы психи, если вас это впечатляет, – нахмурилась девушка.

– Кто бы говорил… С твоими-то психическими отклонениями.

– У меня нет отклонений.

– Впервые слышу, чтобы нормальный человек признался в том, чего не совершал. Какие-то проблемы у тебя точно есть, – он сделал глоток сока и продолжил есть. – Я с тобой о другом хотел поговорить. Провести краткий курс по политике ЗООПАРКа. Знаю, Офелия уже кое о чём поведала, но это лишь малая часть того, что здесь происходит.

Немезида не доверяла Рику и была уверена, что он догадывается об этом. Но желание узнать получше о месте, в которое попала, брало верх над всеми существующими чувствами. Она задумчиво повертела в руке ложку и тоже придвинулась к столику. У неё даже аппетит, наконец, проснулся. Рик улыбнулся и продолжил:

– Во-первых, «Сотня» – это лишь маленький кусочек паззла, которым мы можем управлять. Все заключённые об этом знают. Богачи и не догадываются, что это мы с ними играем. Они хотели зрелищ, они их получили. Эта компашка теперь не скоро захочет потратиться на такое развлечение, поэтому забудут меня в лицо. И если когда-нибудь снова увидят, даже не вспомнят. Что касается её, – парень кивнул в сторону девушки, пережившей удар плетью, – она добровольно вызвалась взамен на полугодовую неприкосновенность. Теперь будет отдыхать от «Сотни». Из персонала с нами сотрудничают Офелия, Антон и Вуди. Вуди – это ведущий шоу. Именно ему мы передаём данные, а он программирует выбор. Всё кажется вполне правдоподобным, поэтому богачи верят в то, что играют в рулетку. Теперь о неприятном…

– Можно подумать, до этого ты говорил о приятном, – мрачно подметила Немезида.

Рик усмехнулся и продолжил:

– Главврач лазарета! Ни в коем случае не доверяй ему. Не соглашайся на его условия и сделки ни под каким предлогом. Он будет всячески манипулировать тобой, чтобы выведать о «Сотне», будет угрожать. Но ничего тебе не сделает. Мы нужны ему здоровыми. Если до Каганера дойдёт информация, он заменит Вуди, и тогда всему придёт конец.

– Какое-то абсолютно бесперспективное будущее, – вздохнула Немезида, приступив к своему салату. – И, насколько мне известно, из ЗООПАРКа ещё никто не вернулся. Как это понимать?

– Потому что ещё никто не отсидел положенный срок, – загадочно улыбнулся собеседник. – Возьмём, к примеру, Каллисто. Она убила двенадцать человек, за что получила двенадцать лет лишения свободы. За четыре года, что находится здесь, убила ещё четверых. С каждым новым убийством к сроку прибавляется ещё один год.

– Так это правда? – испуганно прошептала Немезида. – Она убивает сокамерниц… Почему же чип до сих пор не уничтожил её?

– Программа вживлённых чипов срабатывает после запуска. Электронные ключи в виде кодов находятся у Каганера. Он решает, кто заслужил понести наказание, а кому стоит дать шанс. Вот если бы она убила Шрам, Каганер бы даже не раздумывал. Поверь, за десять лет, что я нахожусь здесь, чипы уничтожили порядка нескольких десятков заключённых. Неприятная смерть. Я бы лучше выбрал «Сотню».

– Десять лет? Какой же у тебя срок? – поинтересовалась девушка.

Рик засмеялся и снова глотнул сока. Потом откинулся на спинку стула и внимательно посмотрел в глаза Немезиды.

– Ты мне не поверишь, – вкрадчиво произнёс он. – У меня пожизненное.

От услышанного она поперхнулась и закашлялась. Сделав несколько глотков напитка и отдышавшись, нерешительно спросила:

– Сколько человек ты убил? Аэропорт взорвал что ли?

– Думай что хочешь. Но я здесь по собственной воле.

– Ты ненормальный?

– Разумеется! – весело воскликнул он и всплеснул руками. – Здесь нет нормальных! Это ЗООПАРК! Зверинец психически больного Амброзио-Руи Каганера, помешанного на науке, славе и деньгах!

Немезида опасливо осмотрелась, заметив, что громкий голос парня привлёк внимание сидящих за столиками молодых людей. Однако те быстро вернулись к своим тарелкам.

– Что ещё? – она вдруг заметила, что начала проявлять большой интерес к политике заведения.

Рик потёр ладони и, положив на стол локти, придвинулся ближе к девушке.

– Ни в коем случае не соглашайся на продажу почки, – зловеще произнёс он. – Конечно, синтетические внутренние органы гораздо дешевле и доступнее, но богачи по-прежнему предпочитают живую ткань, за которую платят немалые деньги. Тебе могут предложить свободу взамен на орган, а потом врачи объявят, что операция прошла неудачно. Такие случаи уже были. Благодаря Офелии мы узнали, что согласившиеся заключённые вовсе не отправляются домой.

Немезиду передёрнуло от такой новости. Впрочем, она вовсе и не собиралась продавать свои органы, но чем чёрт не шутит. Учитывая атмосферу, царящую здесь, неудивительно, что заключённый может согласиться на продажу почки ради свободы.

– И глаза, – внезапно прошептал Рик, прищурившись. – Твои глаза, Немезида. Будем надеяться, что их никто не увидит. У Офелии есть специальные капли, которые на время изменяют цвет. Наверное, будет лучше применять их перед «Сотней».

– Вообще-то я больше не намерена участвовать в шоу, – проговорила девушка. – И что такое «деслюмбранте»? Почему ты назвал меня этим словом?

Рик улыбнулся и, подмигнув, продолжил завтракать молча. Немезида поняла, что не получит ответа на свой вопрос, и тоже приступила к еде. Сразу после утренней трапезы она вернулась в свою палату, решив хорошенько обдумать то, что узнала. Она получила ответы далеко не на все вопросы, но услышанного было достаточно, чтобы всерьёз задуматься над своим положением. Немезида уяснила главное: провоцировать чип бесполезно. Он сработает только, если Каганер того пожелает. Она была благодарна своевременному появлению Рика, иначе могла совершить непоправимое.

«Неужели я правда хотела причинить боль невинному человеку? – Немезида была в ужасе от самой себя. – Собиралась покалечить повариху! И после такого утверждаю, что никого не убивала!».

Её глубокие размышления прервал вошедший в палату санитар, который сообщил, что ей назначено свидание. Сказать, что Немезида удивилась, – это ничего не сказать. Она была ошеломлена! Ведь она, подобно всем остальным, публично отказалась от свиданий с родными. Быстро сообразив, что это шанс выведать, где находится тюрьма, девушка даже улыбнулась. Впервые за последние дни. Она надеялась увидеть маму. Вскоре пришедший Антон надел на её запястья наручники.

– Это обязательно? – нахмурилась она.

– У нас же тюрьма, как-никак, – ухмыльнулся он и повёл заключённую в комнату для свиданий.

Им пришлось покинуть лазарет, и только тогда она обнаружила, что он находится на нулевом уровне, а комнаты для свиданий оказались на одиннадцатом, только с другой стороны от зала шоу «Сотни». Проведя Немезиду по широкому серому коридору, Антон ввёл её в помещение, напоминающее кабинет для допроса. Усадив девушку за стол, он пристегнул наручники к подлокотнику ввинченного в пол кресла, и только после этого оставил в одиночестве. В предвкушении встречи с родным человеком, Немезида погрузилась в состояние лёгкого волнения, которое горячим потоком прокатывалось по её телу, оставляя приятное «послевкусие». Но уже через минуту оно сменилось волной ледяного разочарования. В комнату вошёл её адвокат.

– Вы?! – возмущение вырвалось откуда-то из груди.

Мужчина улыбнулся и, поприветствовав девушку жестом руки, присел напротив.

– Ну как ты тут? – издевательски поинтересовался он.

– Вы ещё спрашиваете? – на глазах Немезиды заблестели слёзы. – Пожалуйста, вытащите меня отсюда, – начала умолять она, понимая, что это единственный шанс. – Я ведь никого не убивала. Вы – адвокат, вы же сможете меня защищать в суде! Пожалуйста, помогите мне. Здесь творится настоящий ад!

– Совсем плохо? – он заинтересованно прищурился. – Что именно тебя пугает? То, что здесь содержатся такие же психопаты? Или ты понимаешь, что долго не протянешь и снова убьёшь?

Немезида не выдержала и заплакала:

– Я никого не убивала… Не убивала! – выкрикнула она. – Пожалуйста, вы же знаете это! Зачем вы издеваетесь надо мной? Вам заплатили за меня? Кто? Каганер?

Истерика девушки заставила адвоката подняться с места и приблизиться. Он присел на угол стола и скрестил на груди руки.

– Немезида, Немезида, – протяжно вздохнул он. – Ты даже не представляешь, как тебе повезло оказаться здесь. Вдруг это твоё предназначение? Ты должна смириться и найти в себе силы жить дальше. Займись чем-нибудь. Здесь хороший спортивный зал. Попроси Рикардо потренировать тебя, чтобы однажды и ты показала себя достойно в бою.

Вмиг заключённая перестала плакать и, всхлипнув, уставилась на адвоката.

– Откуда вы знаете? Вы работаете на Каганера? – она на время задумалась, а потом мотнула головой. – Ясно, вы вербовщик. Подозреваю, что вы адвокат каждого местного заключённого, а может вовсе и не адвокат… Вот же блин! – внезапно воскликнула она, когда светлая мысль осенила её трезвый мозг. Немезида попыталась подскочить с кресла, забыв про наручники, которые тут же вернули её на место и издали слабый писк.

– Ты бы осторожнее, – ухмыльнулся он, никак не отреагировав на поведение девушки. – Они взорваться могут.

Немезида разразилась отчаянным смехом, полным боли и разочарования, сквозь который выпалила:

– У вас не было никакого видео! И я никого не убивала! Все мои бывшие сотрудники живы! Вы просто меня обманули. Запугали, чтобы получить признание и отослать сюда. Вот же я дура! Ведь в признании я не сказала, кого убила… лишь назвала количество жертв.

Адвокат изменился в лице. Он спустился со стола и обошёл вокруг девушки, сверля её хмурым взглядом. Он не на шутку обеспокоился её словами, и она это заметила, отчего ещё сильнее рассмеялась. Немезида поняла, что попала в самую точку. Снова присев напротив, мужчина загадочно произнёс:

– Я не ошибся. Ты поистине ценный экземпляр!

Глава 8. Нападение

Немезида смеялась и плакала одновременно. У неё случился самый настоящий истерический припадок, который самостоятельно девушка подавить не могла. Глядя на задумчивое лицо своего собеседника, она всё больше убеждалась в правоте своих домыслов, что, несомненно, не могло оставлять её равнодушной.



– Они живы! – выдавливала она из себя сквозь смех. – Живы!



Понимая всю серьёзность сложившейся ситуации, мужчина заметно занервничал и вызвал Антона.



– Успокой её! – приказал он.



Без раздумий тюремщик сверкнул включённым электрошокером и, приблизившись к неугомонной заключённой, коснулся оружием её плеча. Небольшой разряд разнёсся по телу Немезиды, и все мышцы на мгновение свело едва уловимой судорогой. Но этого было вполне достаточно. Девушка передёрнула плечами и успокоилась, только слёзы так и продолжали бежать по щекам. Она с обидой посмотрела на Антона, который, улыбаясь, спросил:



– Достаточно? Или повторить?



Немезида стиснула зубы и отвернулась. Тогда тюремщик покинул кабинет, и она снова осталась наедине со своим адвокатом. Некоторое время тот молча смотрел на неё, чего-то выжидая, а потом вкрадчиво произнёс:



– Хочешь выбраться из ЗООПАРКа? Я готов заключить сделку.



Она перевела на него ненавистный взгляд, но не проронила ни слова.



– Выясни, как работает «Сотня», – неожиданно добавил мужчина. – Почему с некоторых пор заключённым удаётся избегать смертельных пыток. И кто из персонала с ними заодно. Информация взамен на свободу, – улыбнулся он.



Его слова вторым разрядом прокатились по телу девушки. Мысли сбились в кучу. Недоверие – пожалуй, первое, что она испытывала по отношению к этому человеку, но отчаяние становилось превыше всего.



– Что же вы не заключите сделку с Риком? – Немезида внимательно посмотрела в глаза собеседника. – У него пожизненное. Наверняка его заинтересует ваше предложение.



– Хитрая, – недовольным тоном произнёс мужчина и опять приблизился к девушке. Он схватил её за волосы, поднял лицо и заглянул в глаза. – Ты же не выживешь здесь, – прошипел он сквозь зубы. – Рано или поздно попросишь моей помощи. Думаешь, что «Сотня» – это всё? Нет, дорогуша. Настоящий ад у тебя впереди. Ты ещё будешь умолять меня о помощи, – он отпустил её и направился к двери. – Приятного времяпрепровождения в лазарете, – добавил он уже на выходе. – Отдыхай и наслаждайся, потому что скоро тебе придётся вернуться к Каллисто.



Он вышел и, хлопнув за собой дверью, оставил заключённую в одиночестве. В коридоре мужчина глубоко вдохнул и подозвал к себе Антона.



– Ночью на неё должны напасть, – распорядился он. – Не калечить, не убивать, но проучить как следует.



– Сегодня она запиралась изнутри, – сообщил охранник. – Шкаф придвинула, – улыбнулся он, открывая на планшете видео с камеры наблюдения в палате.



– Адаптируется, – задумчиво протянул мужчина. – Если так пойдёт дальше, она заменит Шрам. У меня эта девка с изуродованным лицом уже в печёнках.



– Ей нет равных в боях, – успел заметить тюремщик, что вызвало на лице адвоката хитрую улыбку.



– Вот и стравим их, – в его глазах промелькнул весёлый огонёк. – Когда-нибудь.



***



Сидеть на твёрдом металлическом стуле становилось неудобно. Спина затекла. Кистей рук Немезида уже не чувствовала, наручники давили всё сильней. Прошло больше часа с того времени, как адвокат оставил её, а Антон не торопился возвращать заключённую в палату. Хотелось позвать на помощь, но Немезида принципиально молчала, прокручивая в голове всё, что успела узнать. Система ЗООПАРКа постепенно выстраивалась в логическую цепочку, из которой девушка уловила главное – здесь никому нельзя доверять. Каждый пытался перетянуть её на свою сторону либо подставить. Она решила, что до тех пор, пока до конца не выяснит, что же происходит в стенах тюрьмы, и для чего Каганер вообще создал это заведение, будет вести свою игру.



Когда Антон появился, чтобы освободить её, девушка уже перестала плакать. Она окончательно успокоилась и сверлила мужчину обиженным взглядом. Тюремщик же напротив старался не смотреть ей в глаза, будто чувствуя вину за то, что пришлось сделать ей больно.



Весь обратный путь они проделали молча. У палаты мужчина снял наручники и поспешил удалиться, а Немезида опёрлась ладонями о стену и прижалась к ней лбом. Она закрыла глаза и услышала доносившуюся из бильярдной «River Flows in You». Кто-то виртуозно исполнял композицию Юрумы. Девушка сразу поняла, что это не запись, а живой звук. Ведомая сладостными для слуха нотами, она медленными шагами двинулась вперёд. Ей казалось, что под эту лиричную и в то же время волнующую мелодию она парит в воздухе. Ноги сами привели Немезиду к двери бильярдной. Она остановилась на пороге и замерла. Кто-то из пациентов катал по столу шары, разыгрывая партии, кто-то просто сидел на креслах и диванах, славно беседуя о курортной жизни в стационаре, а в стороне, у большого рояля сидел Рикардо. Создавая прекрасной композицией расслабляющую атмосферу, он выглядел безмятежно спокойным. А стоящая позади него Шрам аккуратно и неторопливо снимала с головы парня бинты.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15