Диана Гэблдон.

Написано кровью моего сердца. Книга 2. Кровь от крови моей



скачать книгу бесплатно

Она вонзила нож ему в горло и сразу же выдернула, собираясь ударить еще раз. Но в этом уже не было нужды.

– Все вокруг было в крови. – Джейн побледнела, ее руки нервно мяли фартук.

– Меня вывало, – призналась Фанни. – Там было увасно.

– Не сомневаюсь, – натянуто отозвался Уильям и невольно представил ту сцену: свечи, брызги крови, испуганные девушки… – Как вы сбежали?

Джейн пожала плечами.

– Это была моя комната, а он закрыл дверь. Никто не удивился, когда Фанни начала кричать, – с горечью сказала она.

В комнате был таз с водой, кувшин и тряпки; девушки быстро обмылись, переоделись и вылезли из окна.

– Мы залезли в повозку какого-то фермера… остальное ты знаешь. – Джейн закрыла глаза, будто испытывая облегчение от того, что все это «остальное» уже позади, а потом открыла их и мрачно посмотрела на Уильяма: – Что теперь будет?

***

Уильям задавал себе этот вопрос последние несколько минут. Зная Харкнесса, он сочувствовал Джейн, но…

– Ты спланировала это, – сказал он, пристально глядя на склоненную голову Джейн – ее лицо скрывали распущенные волосы. – Ты взяла нож, приготовила одежду для переодевания, ты знала, что нужно будет выбраться из окна и убежать.

– Ну и сто? – слишком равнодушным для девочки ее лет голосом спросила Фанни.

– Зачем понадобилось убивать его? – спросил Уильям, глядя на Фанни, но не выпуская из поля зрения Джейн. – Вы все равно собирались сбежать. Так почему не сбежали до его прихода?

Джейн вскинула голову и посмотрела Уильяму в глаза.

– Я хотела убить его.

От ее спокойного тона у него кожа покрылась мурашками.

– Я… понимаю.

Он представил, как маленькая белая ручка Джейн под визг сестры всаживает нож в толстое красное горло Харкнесса… и вдруг увидел между деревьями бледную Рэйчел. Похоже, она все слышала.

– Э-э… с Мюрреем все хорошо? – кашлянув, вежливо спросил Уильям.

Широко распахнув глаза, Джейн и Фанни обернулись.

– Он в обмороке, – ответила Рэйчел, глядя на девушек так же, как они на нее, – со страхом. – Его плечо сильно воспалилось, я пришла спросить, есть ли у тебя бренди.

Уильям вынул из кармана и протянул Рэйчел серебряную фляжку с выгравированным на ней фамильным гербом Греев.

– Виски сгодится?

Рэйчел с удивленным видом взяла фляжку. Не многим нравится виски, однако лорд Джон его любит, и Уильям тоже к нему пристрастился. Однако теперь, узнав правду о постыдной примеси шотландской крови в своих жилах, Уильям не был уверен, что сможет когда-либо снова пить виски.

– Думаю, да. – Рэйчел замерла, одновременно желая вернуться к Мюррею и остаться.

Уильям был благодарен ей за это: он не останется один на один с Джейн и Фанни – точнее, ему не придется одному решать, что с ними делать.

Рэйчел правильно поняла выражение его лица и, пообещав вернуться, ушла к Мюррею.

Все молчали. Джейн снова опустила голову и села на бревно.

Ее рука машинально поглаживала толстый шов на юбке. Фанни покровительственно погладила сестру по голове и бесстрастно посмотрела на Уильяма. Этот взгляд лишил его присутствия духа.

Что с ними делать? Разумеется, они не могут вернуться в Филадельфию. Оставить бы их здесь на произвол судьбы, но это недостойно…

– Почему вы не хотите идти в Нью-Йорк с армией? – неестественно громко и хрипло спросил Уильям. – Почему вы вчера сбежали?

Джейн медленно подняла голову, посмотрела на него затуманенным, словно мечтательным, взглядом.

– Я снова видела его. Того драгуна в зеленом. Он хотел, чтобы я пошла с ним прошлой ночью, а я не пошла. И вчера утром я снова увидела его и подумала, что он ищет меня. – Она сглотнула. – Я же говорила – я сразу вижу тех, кто не отступится.

– Ты проницательная, – не без уважения похвалил ее Уильям. – Не то что он. Он тебе с первого взгляда не понравился?

Уильям не рассчитывал, что его запрет торговать телом остановит Джейн, если ей этого захочется.

– Нет. – Она взмахнула рукой, будто отгоняя надоедливое насекомое. – Он уже приходил в бордель, в прошлом году. Он тогда выбрал не меня, другую девушку, но я поняла, что если он еще несколько раз увидит меня здесь, то может вспомнить, почему я показалась ему знакомой. Он как-то подошел ко мне, когда я стояла в очереди за хлебом, и сказал, что мое лицо ему кажется знакомым.

– Понятно. Значит, ты хочешь попасть в Нью-Йорк, но только не с армией, правильно?

– Неважно. – Джейн сердито пожала плечами.

– Почему это?

– Когда-нибудь было важно то, чего хочет шлюха? – Вскочив, Джейн принялась раздраженно ходить по поляне. Уильям удивленно посмотрел на нее и повернулся к Фанни.

– Что не так?

Девочка с сомнением посмотрела на него, поджала на миг губы, но все-таки ответила:

– Она думает, ты мовешь отдать ее полисейскому или суду. Или кому-нибудь в авмии. Она ведь солдата убила.

Уильям поскреб щеку. Узнав о преступлении Джейн, он на миг подумал о том, чтобы предать ее справедливому суду.

– Я не сделаю этого, – сказал он, пытаясь говорить убедительным тоном.

Фанни исподлобья посмотрела на него.

– Почему?

– Отличный вопрос. И ответа у меня нет. Однако не думаю, что он мне нужен.

Уильям поднял бровь, и Фанни насмешливо фыркнула. Джейн стояла уже у дальнего края поляны, то и дело оглядываясь на Фанни. Ее намерения были ясны – однако она не уйдет без сестры.

– Ты сейчас стоишь рядом со мной, а не с сестрой, значит, не хочешь убегать и знаешь, что без тебя она не уйдет. Следовательно, ты не думаешь, что я предам ее в руки правосудия.

Мрачно и медленно, словно сова, Фанни покачала головой.

– Двейн гововит, я ничего не внаю о мувщинах, но я внаю.

Уильям вздохнул.

– Видит бог, Фрэнсис, ты права.

***

До возвращения Рэйчел они больше не разговаривали.

– Я не могу поднять его, – посетовала Рэйчел Уильяму, не обращая внимания на девушек. – Поможешь?

Уильям сразу же встал, радуясь, что придется поработать руками, а не умом, но все же обернулся на Джейн. Та металась у дальнего края поляны, будто колибри.

– Мы будем вядом, – тихо сказала Фанни.

Уильям кивнул ей и ушел.

Мюррей лежал у края дороги, рядом с повозкой. Он был в сознании, однако от жара его взгляд затуманился, а речь сделалась невнятной.

– Я могу идти.

– Ни черта подобного, – возразил Уильям. – Держись за мою руку.

Он помог Мюррею сесть и осмотрел его раненое плечо. Не так уж и плохо – кость, похоже, цела, кровь течет несильно. Но плоть вокруг раны распухла и загноилась. Уильям украдкой принюхался, однако Рэйчел это заметила.

– Гангрены нет, – сообщила она. – И вряд ли будет. Полагаю, рана заживет, если мы как можно скорее доставим его к доктору. Что ты собираешься делать с теми девушками?

Он не стал напоминать ей, что эти девушки не его. Сейчас он несет за них ответственность, значит, они все-таки его.

– Не знаю, – встав, признался Уильям.

Он посмотрел на рощу, но поляна была довольно далеко отсюда, и ни девушек, ни цветных пятен их платьев не видно.

– Они не могут вернуться в Филадельфию и не могут идти с армией. Лучшее, что я придумал – оставить их в какой-нибудь деревушке до тех пор, пока я не смогу переправить их… куда-нибудь в более безопасное место.

Где бы оно ни было… Может, в Канаде?

Рэйчел решительно покачала головой.

– Ты не знаешь, как общительны люди в маленьких деревушках – точнее, как быстро расходятся там слухи. – Она посмотрела на Мюррея, который сидел, покачиваясь и прикрыв глаза. – Девушки ничего не умеют, и всем сразу станет ясно, чем они зарабатывали на жизнь. Им нужно не просто убежище, а такое место, откуда их не выгонят после разоблачения.

Во время борьбы с Джейн синий ситцевый чепчик сполз с головы Рэйчел на плечи, и теперь стало видно, как ее загорелое лицо побледнело при взгляде на Мюррея. Сжав кулаки, она на миг закрыла глаза, потом выпрямилась и посмотрела в глаза Уильяму.

– В двух часах езды отсюда есть маленькое поселение Друзей – три или четыре фермы. Я узнала об этом от женщины, которая пришла с мужем в Вэлли-Фордж. Девушки будут там в безопасности, по крайней мере, какое-то время.

– Нет! – воскликнул Мюррей. – Ты не можешь… – Глаза его затуманились, он, покачиваясь, оперся на здоровую руку, тяжело сглотнул и повторил: – Нет. Не… небезопасно…

– Он прав, – согласился Уильям. – Три девушки на дороге, без сопровождения? И даже без пистолета?

– Даже будь у меня пистолет, я не воспользуюсь им, – резко ответила Рэйчел. – Как и пушкой, если уж на то пошло.

Мюррей засмеялся – точнее, издал звук, похожий на смех.

– Тогда… – он умолк, глубоко вздохнул и посмотрел на Уильяма. – Их отвезешь ты. Я… останусь здесь.

– Ни черта подобного! – яростно возразила Рэйчел. Схватив Уильяма за руку, она подтолкнула его ближе к Мюррею. – Взгляни на него! Хоть ты ему скажи, раз уж он открыто заявляет, что не верит мне.

Уильям нехотя посмотрел на лицо Мюррея, бледное и в каплях пота. Вокруг его больного плеча вились мухи, а у Мюррея даже сил не хватало отогнать их.

– Merde66
  Черт (фр.).


[Закрыть]
, – пробормотал Уильям и неохотно признал: – Она права. Если хочешь сохранить руку, тебе нужен доктор.

Похоже, Мюррей об этом не задумывался. О смерти – да, но не об ампутации. Он склонил голову и, нахмурившись, посмотрел на раненое плечо.

Уильям повернулся к Рэйчел.

– Ладно, скажите мне, где это поселение. Я отвезу их.

Рэйчел поморщилась, комкая в руках юбку.

– Даже Друзья могут не очень хорошо воспринять появление незнакомца, который попросит их предоставить убежище убийце. Я же своя и смогу лучше, чем ты, объяснить ситуацию, в которой оказались девушки. – Она глубоко вздохнула и посмотрела на Мюррея, а потом на Уильяма: – Я отвезу девушек, а тебе придется позаботиться о Мюррее.

– Мне?

– Рэйчел! – прохрипел Мюррей, но та не обратила на него внимания.

– Да. Мы с девушками поедем на повозке.

Уильям резко выдохнул, однако признал, что так будет лучше. К тому же он видел, как нелегко Рэйчел далось решение помочь Джейн.

– Хорошо, – напряженно согласился он. Сняв с шеи горжет, он протянул его Рэйчел. – Отдайте это Джейн. Он может ей пригодиться, если они вдруг окажутся сами по себе.

Лишившись горжета, Уильям, к собственному удивлению, ощутил себя так, будто гора с плеч свалилась. Даже то, что в Филадельфии его могли арестовать, уже не так сильно волновало. Наверное, стоит снять и спрятать где-нибудь свой узнаваемый мундир и жилет…

Рэйчел вдруг подошла к нему, коснулась руки и пристально посмотрела в глаза.

– Я люблю этого мужчину всем сердцем, к тому же он твой родственник, что бы ты сейчас ни думал по этому поводу. И ради всех нас я вверяю тебе его жизнь.

Уильям пристально посмотрел на нее, обдумывая ответ, но ничего не сказал и лишь вежливо кивнул.

– Куда его отвезти? – спросил он. – К моей… к леди Дж… то есть, я хотел сказать, миссис Фрэ… о боже! – Кровь бросилась ему в лицо, и он на миг замолчал. – К его тете?

Рэйчел удивленно посмотрела на него.

– Ты не знаешь? Ох, разумеется, откуда тебе знать… – Она всплеснула руками, досадуя на собственное косноязычие. – Его тетю подстрелили во время сражения у Теннентской церкви, когда она ухаживала за ранеными.

Раздражение тут же улеглось, будто Уильяму на голову вылили ведро ледяной воды.

– Она умерла?

– Слава богу, нет.

Уильям слегка расслабился.

– По крайней мере, еще вчера она была жива, – нахмурившись, добавила Рэйчел. – Ранение довольно серьезное.

Уильям снова напрягся.

– Она в доме Маккенов, в деревушке Фрихолд, в шести милях отсюда. – Рэйчел кивком указала направление. – Мой брат, скорее всего, рядом с ней или где-то неподалеку – раненых до сих пор привозят. Он может осмотреть и рану и… Йена, – ее голос впервые сорвался при взгляде на жениха.

Глаза Мюррея запали и лихорадочно блестели, но ему еще хватило сил протянуть Рэйчел здоровую руку. При этом ему пришлось опереться на больную руку, и он невольно поморщился. Рэйчел тут же упала на колени рядом с ним и обняла, поддерживая.

Уильям кашлянул и отвернулся, давая им побыть наедине и попрощаться. Они это заслужили, какие бы чувства Уильям к ним ни испытывал. Не все раны заживают, и у Мюррея равные шансы как умереть, так и выжить. А с другой стороны, Мюррей разом шотландец и могавк, а эти расы жизнестойкие.

Уильям отошел от дороги и уловил за кустом розовый промельк.

– Джейн, это ты?

– Да. – Она вышла из-за куста, сложила руки на груди и выпятила подбородок. – Что ты собираешься делать? Со мной, я имею в виду?

– Мисс Хантер отвезет тебя и Фанни в безопасное место, – как можно ласковей сказал он – невзирая на показную смелость, Джейн напоминала ему испуганную лань: тень листьев пятнала ее лицо и платье, девушка казалась настороженной и нематериальной, словно вот-вот исчезнет в лесу. – Я дам тебе знать, когда сделаю… необходимые приготовления.

– Она? – Джейн удивленно глянула в сторону дороги. – Почему она? Почему не ты отвезешь нас? Она разве не хочет остаться со своим… индейцем?

– Мисс Хантер объяснит вам все в дороге.

Уильям умолк, не зная, что еще сказать. От дороги доносились приглушенные голоса Рэйчел и Йена Мюррея. Слов было не разобрать, но и без того понятно, о чем они говорят. Под третьей пуговицей жилета остро кольнуло, и Уильям кашлянул, пытаясь прогнать эту боль.

– Спасибо, – тихо сказал кто-то позади него.

Уильям обернулся. Фанни. Девочка взяла его руку, повернула ладонью вверх и коснулась середки маленьким теплым ртом.

– Я… всегда пожалуйста, мисс Фанни. – Уильям невольно улыбнулся ей. Она с достоинством кивнула и пошла к дороге, оставив его наедине с Джейн.

Они посмотрели друг на друга.

– Я предлагала тебе гораздо больше, чем поцелуй, – тихо сказала Джейн. – Ты не захотел. Мне больше нечем отблагодарить тебя.

– Джейн, это не… я не… – он осекся, отчаянно сожалея о неспособности ответить хоть что-нибудь. И пожелал ей сквозь вставший в горле ком: – Доброго пути, Джейн. До свидания.

Глава 90
Мудрый сын знает своего отца

Мул у Рэйчел крепкий, однако он не сможет везти двоих мужчин комплекции Мюррея и Уильяма. Впрочем, им все равно нельзя быстро передвигаться. Мюррей поедет верхом, а Уильям пойдет рядом с ним и будет следить, чтобы этот засранец не свалился.

Мюррей сел в седло, помогая себе одной рукой – вторую, раненую, Рэйчел забинтовала оторванными от нижней юбки полосками ткани и вложила в перевязь. Уильям не предлагал им помощь, разумно рассудив, что ее не хотят и не примут.

Наблюдая за перевязкой, Уильям отметил, что ткань была застиранной и выцветшей, но по краю шла вышивка – маленькие голубые и желтые солнышки. Интересно, женщины квакеров всегда носят под чопорными платьями красивое нижнее белье?

Они тронулись в путь, звук удаляющейся повозки постепенно становился не слышен за шумом листвы.

– У тебя есть оружие? – внезапно спросил Мюррей.

– Есть кое-что. – В кармане Уильяма лежал нож, который дала ему Джейн. Ножен не было, и он завернул его в платок. Уильям тронул пальцами деревянную рукоять. Этим ли ножом она… Ну конечно.

– А у меня нет. Сделаешь мне дубинку?

– Не доверяешь мне охранять себя? – ехидно поинтересовался Уильям.

Мюррей ехал, ссутулившись и потряхивая головой в такт шагам мула, но сейчас он повернулся и посмотрел на Уильяма. Глаза его слипались от жара, но взгляд был неожиданно цепкий.

– Тебе-то я доверяю. Я не доверяю людям наподобие тех, с которыми ты недавно сражался.

Справедливое замечание: на дорогах сейчас небезопасно… Осознание этого вдруг отозвалось в Уильяме острым беспокойством за девушек, которых он отправил по этим самым дорогам без оружия и охраны, с ценным мулом и повозкой. Нужно было ехать с ними, настоять на том, что лучше путешествовать всем вместе…

– Мама всегда говорила, что нет упрямей человека, чем мой дядя Джейми, – тихо сказал Мюррей. – Однако, должен сказать, квакерская девушка, которая что-либо вбила себе в голову, переупрямит даже его. Я не сумел отговорить ее, не смог бы и ты.

Уильяму не хотелось ни обсуждать никого из упомянутых Мюрреем людей, ни вступать в философские диспуты о фамильном упрямстве. Он взялся за поводья и заставил мула остановиться.

– Побудь здесь, я поищу подходящую дубинку.

У дороги веток было мало – здесь недавно прошли фуражиры. Но чуть в стороне стояла небольшая ферма, окруженная садом.

Сквозь сад проехала артиллерия: в земле пролегли глубокие колеи от колес, а ветви некоторых деревьев свисали, будто руки огородных пугал. Среди извилистых корней большой яблони скорчился мертвец – американский ополченец, судя по охотничьей рубашке и домотканым штанам.

– Никуда не годится, – глядя на яблоню, ровно сказал Уильям.

Старые яблони мало плодоносят. Их выкорчевывают через пятнадцать-двадцать лет и сажают в лунку новое дерево… Уильям отвернулся, однако успел еще заметить, как жужжащее облако мух взлетело с обезображенного лица трупа. Уильям отошел на несколько шагов, и его вырвало.

Приторный аромат гниющих яблок заглушал пороховую вонь, весь сад гудел от ос, пирующих на сочной яблочной мякоти. Уильям развернул нож и подвесил его к поясу, даже не поглядев, есть ли на лезвии засохшая кровь. Он вытер рот и, поколебавшись, вернулся и накрыл платком лицо мертвого повстанца. Труп уже обобрали – на нем не было ни оружия, ни обуви.

***

– Такая тебе подойдет? – Уильям положил поперек седла трехфутовую ветку от яблони. Он обломал ее с обеих сторон – один конец был толщиной с его предплечье, – получилась вполне годная дубинка.

Мюррей словно очнулся от сна. Медленно выпрямившись, он взял дубинку и кивнул.

– Да, подойдет, – тихо ответил он хриплым голосом.

Уильям пристально посмотрел на него.

– Попей еще. – Он снова дал ему фляжку, заполненную еще примерно на четверть.

Мюррей деревянным движением взял ее, отпил и со вздохом вернул.

Примерно полчаса они шли в молчании – Уильям обдумывал утренние события. Сейчас уже перевалило за полдень, и солнце давило на плечи, будто горячий утюг. Сколько там, со слов Рэйчел, до Фрихолда? Шесть миль?

– Хочешь, скажу тебе кое-что? – внезапно предложил Мюррей.

– Что скажешь?

Мюррей издал звук, похожий то ли на смешок, то ли на возглас боли.

– Ты очень похож на него.

Возможные ответы пришли так быстро, что сложились друг под другом, будто карточный домик. Уильям взял первый попавшийся.

– Я должен этому удивиться? – ответил он с прохладцей, от которой делалось неуютно многим его собеседникам. Но Мюррея терзал жар, и заморозить его смогла бы разве что квебекская вьюга.

– Я бы на твоем месте удивился.

Это замечание мгновенно уняло зарождающийся гнев Уильяма.

– Тебе это только кажется, – ответил он, даже не пытаясь скрыть раздражение. – Ты, быть может, знаешь его, но обо мне ты ничего не знаешь.

На сей раз это был несомненный смех, хриплый, скрипучий.

– Я помогал вытаскивать тебя из отхожей ямы десять лет назад. Именно тогда я впервые подумал об этом.

Уильям на миг онемел от потрясения.

– Что? В том месте… в горах… в Фрэзер-Ридже?! – Уильям почти позабыл то происшествие со змеей в уборной и о жуткой поездке через горы Северной Каролины.

Мюррей принял гнев Уильяма за смущение и поспешил пояснить:

– Когда ты вылез из дерьма – синие глаза горят, на лице жажда убийства, – ты был вылитый дядя Джейми, когда он злится.

Мюррей опасно качнулся вперед, но удержался в седле и со стоном выпрямился.

– Если собираешься упасть, падай на другую сторону, хорошо? – с нарочитой вежливостью попросил Уильям.

Мюррей хмыкнул, и еще почти сотню ярдов они прошли в молчании, прежде чем он продолжил разговор – так, будто в нем не возникло паузы:

– Так что когда я нашел тебя в болоте, то знал, кто ты. Кстати, я не напомнил тебе тогда поблагодарить меня за спасение твоей жизни.

– Зато теперь уже ты можешь поблагодарить меня за то, что я не стал привязывать тебя к волокуше рядом с дохлой пантерой и тащить несколько миль по грязи, – парировал Уильям.

Мюррей рассмеялся, слегка задыхаясь.

– Да уж, ты бы это сделал, будь у тебя дохлая пантера. – От усилий, затраченных на смех, Мюррей еще больше ослаб и снова сильно покачнулся.

– Упадешь, и я обойдусь без дохлой пантеры, – пригрозил Уильям, схватив Мюррея за бедро в попытке удержать в седле.

О боже, он так и пышет жаром, это чувствуется даже сквозь кожаные штаны.

Невзирая на затуманенное сознание, Мюррей заметил его реакцию.

– Ты перенес жар, и я тоже перенесу, не волнуйся.

– Если ты хочешь сказать, что мне не нужно волноваться о твоей возможной смерти, то знай – меня она ничуть не волнует, – холодно сказал Уильям.

– Меня тоже, – уверил его Мюррей.

Он дрожал, поводья свободно лежали в руке, и Уильям задумался, не хватил ли Мюррея солнечный удар.

– Ты пообещал Рэйчел позаботиться обо мне?

– Да, – ответил Уильям и неохотно признался: – Я должен Рэйчел и ее брату за то, что они спасли мою жизнь. И тебе я тоже должен.

Мюррей согласно хмыкнул и умолк. Его загорелая кожа постепенно серела. На этот раз он молчал целых пять минут, прежде чем снова заговорить.

– А ты не думал, что я мог узнать о тебе многое, пока ты бредил в лихорадке несколько дней?

– Нет, не думал. И не думаю, что узнаю многое о тебе к тому времени, когда довезу до Фрихолда.

– Может, узнаешь больше, чем думаешь. Стой! Меня тошнит…

– Эй!

Мул послушно остановился, хотя ему не нравилось то, что происходило за его головой, и он бочком пошел по кругу, пытаясь сбежать от этих странных звуков и запахов.

Уильям дождался, пока все закончится, и молча передал Мюррею фляжку. Мюррей осушил ее и вернул. Руки его тряслись, и Уильям заволновался.

– Остановимся, как только я найду воду, – пообещал он. – Сядешь в теньке…

Шляп у них не было; Уильям свою спрятал вместе с мундиром под кустом еще в той роще.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10