Диана Джонс.

Всплеск внезапной магии



скачать книгу бесплатно

II
Арт


Глава
1

Верховный глава всех отрогов и царский наместник в Арте завершил обряд, перенесший его гостий из Арта домой, в Литу. Как правило, он проделывал все в уме, но на сей раз отступил от привычной практики и руками начертал узоры колдовских символов в воздухе – и злорадно полюбовался, как они полыхают зеленым по всему его кабинету. От стены к стене прокатился озоновый треск. Скатертью дорога этим дамочкам. Закончив, Глава рухнул в кресло, зашвырнул тяжелую митру на вешалку и с яростным облегчением ослабил воротник мундира.

Как они нудили, и нудили, и нудили! Он прямо видел их: хорошенькие личики вокруг его стола для заседаний, на каждой – дорогой и, несомненно, модный наряд, и каждая атакует его обоняние неповторимым густым ароматом своих духов, не говоря уже об атаках на психику десятками неповторимых мягких упреков. И они еще говорят, что это он их обижает, Богиня свидетельница! Неужели они не понимают, что он читает в их душах по меньшей мере так же, как они в его? Обижают их, тоже мне! Он-то знал, что все они тверже алмаза, что каждая из них нежно и неумолимо всегда добивается своего. Нет уж, в своей пятине пусть командуют как хотят, но здесь, в маленькой отдельной вселенной под названием Арт, ничего у них не выйдет.

Когда он узнал, что в этом году, едва откроется приливный путь, к нему нагрянет вся Внутренняя обитель Литы, то с полным правом истолковал это так, что госпожа Марсения решила раз и навсегда загнать его к себе под каблук. До него доходили слухи, что она, а до этого ее мать держали его предшественника в таких ежовых рукавицах, что он повиновался им душой и телом. Верховный глава ничуть не сомневался, что слухи эти правдивы. Марсения была самой непреклонной и неумолимой женщиной в Лите. Она забрала там почти всю власть и вдобавок превратила собственного сыночка в злобную марионетку. Так ведь ей и этого мало – еще и Арт подавай.

Верховный глава поспешно принял меры предосторожности. И не только поставил самые надежные защитные чары на страже собственной души, но еще и обеспечил не менее надежную защиту всем душам под своим началом. Цитадель Арт вся гудела от колдовства, и в эту минуту он чувствовал, как пульсируют чары в эфирных спицах Колеса, покидая его, Верховного главу, поскольку надобность в них наконец отпала. К несчастью, в силу природы приливных сил между вселенными дамам пришлось остаться ночевать. Глава проследил, чтобы за это время они соприкасались исключительно с самыми морально стойкими обитателями Арта. Прислуживать гостьям допускались только личности воистину бронированные. Это распространялось и на персонал отрога Прислужников, и на секретарей, поваров, тех, кто прислуживал за столом, – на всех. Главе пришлось даже запретить своему другу и заместителю, Главе отрога Врачевателей, вступать с дамами в какие бы то ни было переговоры, передав полномочия по приему гостий младшим магам.

Во всем, что касалось женского пола, бедняга Эдвард чувствовал себя крайне неуверенно.

– Милый верховный маг, вы окружили нас женоненавистниками, – едва ли не с порога заявила госпожа Марсения, глядя ему в лицо огромными синими глазами, полными горькой обиды. – Зачем же так?

Это был первый привет из длинной череды нападок. Верховный глава с улыбкой поклонился:

– Ах, моя госпожа, мне так не кажется. Среднестатистическая выборка мужчин, не более. Просто вы ощутили, как мы, обитатели Арта, с гордостью дорожим своим Обетом.

– Правда, милый маг? У вас здесь со времен нашего дорогого Питера такие перемены, – отвечала она – сплошной мед, аромат и распахнутые во всю ширь синие глаза.

А потом были сплошные избиения и оскорбления. Избиения души и оскорбления разума, подумал Верховный глава, запустив пальцы в волосы. Поредевшие тонкие пряди скользили между пальцев. Честно говоря, он опасался, что после каждой встречи с госпожой Марсенией все больше лысеет. Было в ней что-то особенно алчное и голодное, вытягивающее из тебя все жизненные соки. Хотя условия в Арте были таковы, что его обитатели отличались долголетием, Глава был уверен, что стараниями госпожи Марсении состарится до срока. Он вздохнул.

Первой жалобой на повестке дня у дам было то, что из Иномирья получено так мало результатов. Естественно, Верховный глава подготовил все цифры. Он указал, что из Иномирья в Пентархию течет стабильный поток инноваций, причем речь идет как о технологических, так и о магических достижениях. В первую очередь о магических, подчеркнул он. Поскольку его предшественник верховный маг Питер (под давлением матери госпожи Марсении) так ловко насадил в Иномирье исчезнувшие было зачатки колдовства, урожай был весьма богатый.

Этого дамы не отрицали. Однако госпожа Истолия, отвечавшая за внутренние дела, с укором заметила, что «наш милый маг, видимо, не очень хорошо представляет себе потребности реального мира».

– Пока вы здесь, в Арте, живете мирной жизнью, Пентархии, нашему дому, угрожает опасность, которая лишь возрастает с каждым днем, – сообщила она. – Не стану утомлять вас отчетами о положении дел на других континентах, но вам же известно – вам известно? – что Треньенское море теперь слилось с Корриарденским заливом на севере, и мы в итоге превратились в островной континент. Если мы не найдем способ остановить повышение уровня океанов, в течение ближайшего столетия или около того привычной нам Пентархии не станет…

К чему госпожа Катния добавила низким зловещим голосом:

– Даже Лита уже размывается!

А госпожа Маурия разложила по столу бумаги и сказала:

– Здесь у меня в общих чертах представлен ваш план параллельных колдовских мер в отношении Иномирья с целью воздействовать на тамошний климат и тем самым вызвать подъем уровня моря и таким образом получить решение задачи по борьбе с наводнениями. Как дела с этим планом, милый верховный маг? Наверное, уже есть первые результаты?

Тщетно пытался Верховный глава втолковать им, что колдовские меры потребовали необычайно масштабных работ, что, хотя эти работы были проведены весьма удовлетворительно, нужно время, чтобы конструкция таких размеров начала действовать, и что результаты, которые они получают, пока еще предварительные…

Дамы пожелали знать, сколько именно времени нужно.

– По меньшей мере десять лет, – твердо отвечал Верховный глава. – И при составлении плана этот срок принимался в расчет, госпожа Маурия.

– Но, милый маг, с нашей точки зрения десять лет уже миновали, – сказала госпожа Марсения – снова сплошные круглые синие глаза. – Неужели у вас еще нет настоящих результатов?

Верховный глава ушел в глухую оборону и подробно объяснил, что за результаты получены. Да, соответствующих волшебных методов пока еще нет, однако на технологическом фронте уже намечены кое-какие ходы. Затем он напомнил дамам, что время в Арте и Пентархии идет с разной скоростью – и тем более с другой скоростью оно идет в Иномирье.

– И вы, дамы, разумеется, знаете, что соотношение между временем в нашем мире и в ином печально знаменито переменчивостью. Иногда их пять минут соответствуют пяти моим месяцам и почти трем вашим годам. Иногда складывается впечатление, что за половину артского дня у них проходят десятилетия. К настоящему моменту, насколько нам известно, в Иномирье минуло недостаточно времени, чтобы те, кто отвечает за магические конструкции, пришли к каким бы то ни было решениям.

– А мне казалось, у вас столько наблюдателей – они давно должны были установить хоть какое-то соотношение между нашим временем и их, – не преминула вставить шпильку госпожа Марсения. – Вы уверены, что все эти люди достаточно компетентны?

Он проглотил гнев и заверил ее, что да, компетентны. В рамках приличия Глава удержался только потому, что они с госпожой Марсенией поклонялись одной и той же Богине. Дам подобные соображения не останавливали. Они очень убедительно довели до его сведения, что им требуются результаты, причем сию же секунду.

И все это тянулось и тянулось без конца. Дамы требовали от него то одного, то другого. Он пытался донести до них, что, хотя и обязан служить Пентархии, это не делает его их личным слугой (слава Богине!) и подотчетен он исключительно царю. Но дамы привыкли, что мужчины им прислуживают, а на царя можно откровенно махнуть рукой. А госпожа Марсения постоянно ставила ему капканы. Она снова и снова выражала сомнения в профессионализме отрога Наблюдателей. Или же стоит попробовать какую-нибудь другую систему? И возможна ли вообще сколько-нибудь надежная система связи между двумя мирами?

Каждый раз он обуздывал гнев и заверял ее, что метод Арта прошел проверку столетиями. Верховный глава понимал, что стоит ему поддаться гневу, и госпожа Марсения его съест. Он все время чувствовал, как она теребит его чары, алчно выжидает, когда он утратит контроль над собой. Потому-то он и не вышел из себя, невзирая даже на почти неодолимое желание с визгом зашвырнуть ее за несколько вселенных отсюда или даже на адский обод, когда она за самым изысканным ужином, какой только мог предложить Арт, вернулась к вопросу о наблюдателях – в очередной раз.

– Я спрашиваю только потому, – сказала госпожа Марсения, грациозно потянувшись к нему через стол, – что вот уже довольно давно испытываю новый метод наблюдений и, похоже, зашла в тупик. Поэтому я так убеждена, что и у вас все идет не вполне гладко. В моем случае это необычайно досадно. Едва мне покажется, что тут есть что наблюдать, как связь сразу рвется. Должна признаться, что я прибыла в Арт в надежде узнать, как все наладить, но так ничего и не добилась.

Верховному главе было известно, что у госпожи Марсении есть свои наблюдательные установки, однако едва ли она стала бы говорить о них так откровенно, это не в ее характере. «Так я и поверю, что это она искренне», – подумал он.

– Такое случается, – проговорил он. – Признаюсь, и у меня в свое время бывали тупики.

– Я надеялась, вы посоветуете мне какой-нибудь метод, где сложностей будет меньше, – молвила она.

– Охотно, моя госпожа, – сказал он. – Давайте вы вкратце опишете мне ваш новый метод и когда и как возникают сложности, а я посмотрю, чем Арт в силах вам помочь.

Естественно, она ничего не стала описывать. Следующие полчаса она трещала без умолку, но так и не произнесла ни единого слова по делу, и он понял, что это была просто очередная попытка застать его врасплох.

Нет, в самом деле, подумал он, потягиваясь в кресле, ей удалось-таки задеть его за живое, если он раз за разом прокручивает в голове подробности визита! Дисциплина Арта предписывала изгонять подобного рода навязчивости при помощи краткой медитации и особого непродолжительного обряда. Но у Верховного главы попросту не было настроения. Он смог заставить себя лишь пробормотать благочестивую благодарность механизму Космического Колеса, которое поместило его в Арт, а могло бы оставить во владениях госпожи Истолии, где он родился. Если родился в Лите мужчиной, выход был только один: вступить в Товарищество Арта и всей душой уповать на то, что тебя когда-нибудь примут в Братство. Иначе ты обречен на жалкое существование. И ему повезло – он стал одним из тех счастливцев, которым удавалось пройти все испытания (а удавалось это лишь одному из десяти), – а потом повезло еще больше: он возвысился до чина Верховного главы цитадели.

«А кстати, – подумал Глава. – У меня же есть обязанности. Примусь-ка лучше за дела, от которых меня отвлекли эти ведьмы». Он развернулся и властно указал на стену. Стена тут же превратилась в вереницу зеркал: в большинстве отражались, похоже, только маги в синих одеждах, занятые мирным трудом, однако примерно в трети поверх отражений пульсировали различные волшебные знаки. Верховный глава с улыбкой собрал эти пульсирующие знаки в одном главном зеркале перед своим столом и жестом приказал им проясниться. Этот очень полезный метод они позаимствовали из Иномирья и приспособили для собственных нужд. Отрог Исследователей еще не выяснил, для чего он предназначался на самом деле.

Волшебные знаки растянулись в печатные строчки – в основном обычные отчеты. У отрога Воителей по-прежнему ничего не складывалось с этими их ракетами из Иномирья. Отрог Домоправителей был завален работой, поскольку на исходе прилива доставили годовой запас продовольствия. Они просили отрядить в помощь либо курсантов, либо призывников, чтобы разгрузить ракеты и разложить провизию по складам. Пожалуй, лучше курсантов – юноши из нового набора пробыли здесь уже два дня и, предположительно, успели освоиться; по крайней мере, таскать продукты смогут. Что до призывников, то их доставили тем же транспортом, что и Владычиц Литы, и благодаря этим дамам Глава их еще не видел. Сейчас призывники должны вовсю проходить инструктаж. Однако отрог Врачевателей, читай – Эдвард, почему-то желал видеть его по вопросу, связанному с этими самыми призывниками. Нет, Эдвард, подожди: отрог Наблюдателей докладывает о значительном возмущении эфира с эпицентром в той части Иномирья, где, как удалось выяснить, были сосредоточены самые полезные магические конструкции. А у отрога Служителей опять утечка атмосферы.

С отрогом Служителей надо было разобраться в первую очередь. Это было непреложное правило. Верховный глава сообщил, что весь внимание.

– Это все из-за приливов, сир, – сообщил дежурный маг, деловито материализовавшись в зеркале. – От приливов никогда хорошего не жди, а этот выше обычного и еще, похоже, с завихрениями. Мы наложили кое-где чары-заплатки, до вечера продержатся, но, к сожалению, чтобы все запечатать как следует, нужны полномасштабные волшебные конструкции.

– Тогда обратитесь к Гадателям и Вычислителям, пусть подберут вам подходящее время для обряда, – постановил Верховный глава. – У меня тут пятьдесят магов в очереди.

Назад к рутине, с тихой радостью подумал он, когда изображение дежурного мага растаяло. Вызвал отрог Распорядителей и сообщил, что? от них требуется. Затем вывел на свое зеркало то место в Иномирье, из-за которого так разволновались в отроге Наблюдателей. Там почти ничего не происходило. Адский обод! А ведь давно пора чему-нибудь произойти! Не только Владычицам Литы не терпелось получить результаты. Но тут он краем глаза заметил крылатый знак, мерно вспыхивающий в зеркале, – знак Эдварда, – а это означало, что дело его друга не терпит отлагательств. Он дал Эдварду знать, что свободен.

– Сейчас приду, – сказало зеркало.

Однако у Эдварда ушло некоторое время на маневры по коридорам и пандусам. Эдвард утверждал, что он в первую очередь врачеватель и проецироваться в зеркале – не его конек. На расспросы он всегда отвечал, что, разумеется, все прекрасно умеет, но ходить пешком очень полезно, к тому же, когда для личной встречи приходится проделать какой-то путь, потом остается ощущение, что и вправду кого-то повидал. А все остальное, говорил он, отдает иллюзией.

Когда Эдвард наконец появился, он, что не менее характерно, с извиняющимся видом проскользнул в открывшийся проем в стене, пригнув голову под притолокой. Он всегда пригибался, хотя Верховный глава несколько раз ставил его на порог и доказывал, что высоты хватает с запасом. А потом Эдвард с тем же извиняющимся видом скользнул к столу и поставил на него две дымящиеся чашки.

– Я подумал, кофе тебе не помешает, – сказал он, – раз уж с утра пораньше пришлось заниматься Литой.

– А где коньячок? – спросил Верховный глава.

– Ну не сразу же после завтрака, – ответил Эдвард, – хотя я думал, не принести ли пива… Ой, ну тебя, Лоуренс! Никогда не понимаю твоих шуток!

– В конце концов обычно понимаешь, – заметил Верховный глава. – Зачем ты хотел повидаться со мной? Хочешь убедиться, что меня за ночь не превратили в марионетку Литы?

Эдвард засмеялся. Верховному главе было приятно, что другу такое даже в голову не приходило.

– О великие боги, нет! Я по поводу призывников этого года; по-моему, тебе еще не представилось случая на них посмотреть. Боюсь, тебя ждет неприятный сюрприз.

– Ты имеешь в виду, что количество призывников падает? Вижу по спискам. Что случилось? Моя гипотеза – что Владычицы Литы исподтишка высадили из транспорта две трети, чтобы Внутренней Обители – да благословит ее Богиня – было вольготнее путешествовать.

Эдвард покачал головой:

– Нет, не в этом дело. Я поговорил кое с кем из них: видимо, все, кого набрали, здесь и больше никого нет. Увы, Лоуренс, все гораздо хуже. Похоже, все области, обязанные поставлять нам призывников, все до единой пятины, отправили нам минимальное количество, дозволенное законом, а кроме того, у всех юношей есть те или иные пороки. Я бы сказал, что Корриарденский округ предлагает нам малолетних преступников из своих тюрем. А с севера Треньена прибыл паренек, который и имя-то свое написать не может, однако обладает зачатками колдовских навыков и потому проходит по закону. Что до прочих, мне редко приходилось видеть такое сборище увечных и убогих. По-моему, единственный нормальный – сын пентарха Фриньенского, а он прибыл только потому, что иначе не мог: в следующем году он уже не подлежит призыву по возрасту и дуется по этому поводу, как младенец. А остальных, положа руку на сердце, лучше демонам скормить.

– Что? – оторопел Верховный глава. – Даже из Орты? Кого они нам прислали?

– Хромого кентавра, – отвечал Эдвард, – и гвальдийца, у которого обе ноги левые.

Они переглянулись. По закону Иные Народы Орты подчинялись непосредственно царю. Как правило, для них было предметом гордости отправлять на годичную службу в Арт лучших своих юношей; не раз и не два они присылали по нескольку представителей всех пяти народов. Если и они ограничились только тем, что были обязаны сделать по закону, все и вправду скверно.

– Я не имею в виду, что царь теперь под пятой у Литы, – испуганно уточнил Эдвард. – Хотя такое в принципе возможно.

– Сомневаюсь. – Верховный глава раздраженно поднялся и прошелся от стены к окну и обратно. – Может, царь и боится Литы, как и все мы, однако способен за себя постоять, на то он и царь. Пожалуй, нам стоит поблагодарить его величество, что он не прибыл сюда и не вправил нам мозги на манер Владычиц Литы. А просто дал понять, что вся Пентархия больше не доверяет Арту. Эдвард, я тут ни при чем. Я вкалывал как демон, чтобы вытащить нас из помойки, которую оставил после себя маг Питер. И только мне удалось все наладить, как вот!.. Что же мне делать?

– Попробуй добыть хоть какие-то результаты по последнему эксперименту, пока дома все не затопило, – ответил Эдвард. – И выпей кофе, раз уж я расстарался и принес его. – Верховный глава уставился на чашку, словно на диковину из Иномирья, и Эдвард добавил: – Всю эту пеструю компанию арестантов, калек и деревенских дурачков я построил в гимнастическом зале. Хочешь сходить туда и провести ознакомительную беседу?

– Дай пять минут, – отвечал Верховный глава. Взял чашку и рассеянно выпил. – Знаю, я тебе уже все уши прожужжал, что этот проект по борьбе с наводнениями добром не кончится, но, похоже, вот оно и сбывается. И у меня ужасное предчувствие, что дальше будет только хуже. А у тебя?

Эдвард пожал плечами:

– Я не силен в прорицаниях. Кроме смерти, конечно. Не хотел тебе говорить, но да, я чувствую, что ближайшее будущее принесет нам череду смертей. Однако, – тут он встал во весь свой немалый рост и с извиняющимся видом скользнул к двери, – население Арта довольно велико, так что в этом нет ничего необычного. Попрошу-ка дежурного мага провести с призывниками небольшую тренировку, пока они ждут. Вдруг от этого половина сразу перемрет?

Глава
2

Предчувствия предчувствиями, а Верховному главе ничего не оставалось – пришлось изо всех сил продвигать проект. Он скорректировал образный ряд и направил сознание на нужную спицу Великого Колеса. Там он ловко и профессионально подцепил нити мыслей, принадлежащие его агентам в Иномирье, и подтянул весь пучок к особым веретенам, установленным у него на столе. Веретена позволяли экономить силы: они преобразовывали мысли обратно в вещество и выводили результат прямо в главное зеркало.

Агентов у Главы было предостаточно. Без них он бы пропал – они не только поставляли сведения, но и помогали осмыслить непрерывный поток идей, который в последнее время тек из Иномирья в Арт и Пентархию. Поскольку Верховный глава спешил, то выводил идеи в зеркало не по отдельности, а группами, и каждый виток нити соответствовал какому-то центру интеллектуальной активности в том мире. Вот уже месяц агенты исправно докладывали, что воздействие проекта Арта на Иномирье было замечено. Похоже, в Иномирье ощутили, что климат становится жарче и уровень морей поднимается. Однако пока что ничего по этому поводу не предпринимали. Жители Иномирья носились туда-сюда, ломая руки, и болтали о том, что надо бы посадить соответствующие растения или запретить те или иные технологии, которые считались вредными.

– Ради Богини! – воскликнул Верховный глава. – Что за адский обод?! – И он разослал по нитям сообщения: «Расшевелите их. Скажите, что в ближайшие десять лет эффект удвоится!»

Потом он подергал за нити с Островов. Издавна считалось, что тамошние жители особенно сильны в колдовстве. Арт недавно провел различные испытания и доказал, что и сегодня там все в образцовом порядке. Вот почему отрог Наблюдателей регулярно сосредотачивался на положении дел в этой области. Тут Верховный глава очень рассчитывал на результаты. Сначала он в очередной раз сосредоточился на том месте, где Наблюдатели отметили бурную деятельность, но оказалось, что сколько ни настраивайся, получается полный ноль. Интересно. В норме во всех областях Иномирья постоянно регистрировался какой-то уровень фоновой бессмысленной деятельности. Спицы Колеса гудели от нее, и младшие маги учились ее отфильтровывать. Очень интересно. Выходит, они наслали защитные чары по меньшей мере той же силы, что Арт применял против Литы. К сожалению, в этой области тишины на Островах не было ни одного его агента, однако это не слишком обеспокоило Верховного главу. Он знал: когда на Островах настраивают масштабные магические конструкции, их сразу прикрывают со всех сторон, так уж у них заведено. Значит, наконец-то там стало происходить что-то серьезное!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8