Диана Джонс.

Сказки Города Времени



скачать книгу бесплатно

Вивиан затолкала в рот остатки сэндвича и зажала его обеими руками, чтобы не рассмеяться. Лицо у Джонатана побелело как полотно, и вся царственность разом слетела. Он мгновенно превратился из великого инквизитора в перепуганного мальчишку, попавшего в настоящую беду. Сэм совсем перестал дышать. Лицо у него становилось все краснее и краснее, а глаза, полные ужаса, косились на Вивиан с ее сэндвичем. Вивиан понимала, что мальчишкам не до шуток, но ее все равно разбирал смех.

– Нет, – ответил мужской голос. – Ничем не пахнет.

– Тогда, если на командира завтра нападет бешеная сардина, ты будешь виноват! – сказала женщина.

Оба засмеялись. Потом женщина сказала: «Пошли», и сапоги заклацали прочь.

Дверь зарокотала. Через некоторое время свет потускнел. Сэм тут же выдохнул – получился чуть ли не рев – и рухнул на живот, ловя воздух ртом:

– Я сейчас умру!

– Да не умрешь ты. – Голос у Джонатана дрожал и срывался. – Заткнись и сядь. Нам надо подумать, что теперь делать!

Вивиан понимала, что у Джонатана сдали нервы. Теперь ее очередь проявить твердость.

– Я вам скажу, что делать, – заявила она. – Откройте ту серебряную кабину, пустите меня туда и отправьте обратно на станцию, где я встречусь с кузиной Марти.

– Нет, ни за что, – отрезал Джонатан. – Мы не можем. Если мы снова ее включим, будет третий раз, и это зарегистрирует компьютер. Он всегда засекает нечетные номера на случай, если кто-нибудь из разведчиков отправится с заданием и потеряется. И тогда узнают, что мы нарушили закон. И тут же на нас набросятся. Мы же прямо в штаб-квартире Временного Дозора, в самом их гнезде. Ты что, не понимаешь?!

Глава вторая
Кузина Вивиан

– Нет, не понимаю! – отрезала Вивиан.

Она прекрасно видела, что те клацающие башмаки разом заставили мальчишек вспомнить о том, что здесь считалось настоящей жизнью. До этого у них были приключения, подумала она. А теперь веселье кончилось. Она разозлилась.

– Что за закон вы нарушили? При чем здесь я?

– Двадцатый век входит в Нестабильную эпоху, – сказал Джонатан. – По закону запрещено проносить сюда из Нестабильных эпох даже неодушевленные предметы, а за людей наказывают гораздо строже. А возвращать обратно людей, которые видели Город Времени, – самое страшное преступление.

– За это нас отправят в историю, – потрясенным шепотом произнес Сэм и задрожал. Вивиан заметила, что Джонатан дрожит еще сильнее. – А с ней что сделают?

– Что-нибудь еще хуже. – Зубы у Джонатана слегка застучали.

– Могли бы и заранее подумать! – возмутилась Вивиан. – Как мне теперь быть?

Джонатан встал на колени.

– Я думал, что подумал! – простонал он. Потом вылез из-под стола и повернулся лицом к Вивиан. Лицо у него в тусклом голубом свете было испуганное и измученное. – Я был совершенно уверен, что ты… Слушай, можешь дать мне честное слово, поклясться божественным Мао, Кеннеди или Кораном или чему ты там поклоняешься, что ты действительно просто обычный человек из двадцатого века и не имеешь никакого отношения к Фаберу Джону?

– Могу поклясться на Библии, – ответила Вивиан. – Но ты и без этого мог бы сообразить, когда человек говорит правду и не притворяется.

К ее удивлению, Джонатан воспринял это спокойно.

– Да, конечно.

Я заподозрил неладное, когда увидел, какое у тебя сделалось лицо при виде моей косы. Но я до сих пор не понимаю, как так получилось! Давайте уйдем отсюда и подумаем, как быть.

Скорчившись за столом, они заново уложили чемодан Вивиан и попытались затолкать туда и фланелевый костюм Джонатана. Влезли только брюки. Пиджак пришлось сунуть в сетку, а кепку и галстук – в коробку с противогазом. Ее взял Сэм. Джонатан тащил чемодан, а Вивиан по-прежнему прижимала к себе сетку. У нее было такое чувство, что стоит ей выпустить сетку хоть на миг, и она перестанет быть Вивиан Смит и превратится в кого-то совсем другого.

У двери в контору Сэм вытащил гремящую связку… нет, не ключей. Это были прямоугольнички, кажется, из пластмассы. Сэм вставил один в щель у двери.

– Стянул у отца, – объяснил он громким гордым шепотом. Дверь отъехала в сторону, а потом, как только они вышли, скользнула на место. Они прокрались по череде высоких коридоров, где вдалеке и за углами включались и гасли лампы – это два охранника совершали свой обход. От этого становилось не по себе, зато Вивиан видела, что все здание выстроено из мрамора и выглядит так же ультрасовременно, как та контора, только в самой вышине, под потолком, были рельефы и статуи, от которых все выглядело совсем не ультрасовременно. В полумраке Вивиан различала ангельские лица, крылатых львов и вроде бы полулюдей-полуконей. Будто во сне.

«Прямо как в песне: „Мне снился богатый чертог колдовской…“ – подумала Вивиан. – Наверное, уснула в поезде и вот теперь мне это снится».

Мысль была утешительная, но Вивиан сомневалась, что спит. В поезде было до того шумно, что не уснешь.

Они на цыпочках прошли по узкой мраморной лестнице, которая вела вроде бы в роскошный вестибюль. Там света было гораздо больше. Вивиан видела большие стеклянные двери вдали и полукруг серебряных кабинок вроде той, через которую она сюда попала. Их, наверное, было штук сто, и еще сто выстроились полукругом у противоположной стены, хотя их отчасти закрывала гигантская мраморная лестница. Это было настоящее чудо. Каменные ступени двигались. Вивиан с мальчишками пришлось спрятаться под ней, пока охранница медленно прошла через зал, держа руку на чем-то вроде пистолета на поясе, и Вивиан слышала, как над ними негромко урчат ступени. Ей стало интересно, как же это все устроено.

Охранница скрылась за большой круглой конструкцией в центре зала. Джонатан и Сэм схватили Вивиан и метнулись в противоположную сторону, вглубь здания, где снова начались коридоры – и наконец нашлась дверка черного хода. Сэм остановился, сунул в щель еще одну карточку, дверь открылась и выпустила их.

Ультрасовременное вмиг сменилось очень древним. Снаружи оказался узенький проулок из покосившихся каменных домишек. К одному из них вдали был приделан фонарь, освещавший булыжную мостовую и сточную канаву посередине.

Воздух был холодный и свежий. От него у Вивиан сразу закружилась и заболела голова.

Сэм и Джонатан ринулись в темный конец проулка. Вивиан засеменила следом, ей в подошвы впивались булыжники мостовой. В конце проулка оказалась толстая старая арка, и под ней было черно, как ночью, а потом они очутились на квадратной площади, залитой голубым светом, и бросились через нее к какому-то строению, похожему на церковь.

– Нет, тут никогда не заперто, – шепнул Джонатан Сэму, пока они скакали по ступеням ко входу в церковь – коса так и прыгала у него за плечами. – А я оставил обе двери в Годичный дворец открытыми – так, на всякий случай.

И правда, массивная дверь щелкнула, плавно отворилась и пропустила их внутрь.

«Какая маленькая церковь! – удивилась Вивиан. – Да и запах совсем другой!»

Обычно в церквях не пахнет так тепло и пыльно. К тому же здесь трудно было что-то разглядеть, даже труднее, чем раньше, потому что голубой свет фонаря лился в высокие разноцветные окна. В полосах туманного сине-зеленого цвета виднелись ряды кожаных стульев, не очень похожих на церковные скамьи, а пятно темно-фиолетового цвета лежало на чем-то вроде трона в дальнем конце, над которым было что-то вроде мерцающего балдахина. Косой штрих оранжево-синего света на стене показал Вивиан кусочек прекрасной картины – ей редко приходилось видеть такую красоту.

– Престол Фабера Джона, – прошептал Джонатан, показав на трон, пока вел всех по проходу. – Это Хронолог, зал заседаний Совета Времени.

– Мы отперли дверь и подслушивали, – сказал Сэм.

– Так мы узнали про кризис и про план захвата тебя, то есть настоящей В. С., – объяснил Джонатан.

Они прошли направо, и Вивиан очутилась перед какой-то блестящей штуковиной, тоже подсвеченной лиловым, в которую упирался проход между сиденьями. Символ напоминал крылатое солнце и был весь усыпан каменьями.

– Эмблема Вековечности, – прошептал Джонатан. – Чистое золото. В левом крыле – «Кохинур», в правом – «Звезда Африки». – И мимоходом нежно похлопал штуковину.

Для Вивиан это было слишком. «Точно сплю! – решила она. – Я же знаю, что эти бриллианты хранятся в другом месте!»

– Подарены Городу Времени исландским императором в семьдесят втором веке. – Джонатан открыл низенькую тяжелую дверку.

Но Вивиан была как во сне и слушала его вполуха. Она сонно прошла по длинному темному коридору за дверь, которая жутко скрипела, и очутилась в доме, похожем на старинное поместье. Там снова началась беготня по бесконечным темным деревянным лестницам. «Ну и сон, все в нем не так, как надо! – подумала Вивиан, когда у нее заныли ноги. – Неужели нельзя было сделать лифт или хотя бы эскалатор?» И такой кавардак в голове продолжался, пока она не очутилась в очередном странном кресле в большой комнате, где вместо мебели были пустые каркасы – словно детская площадка с лазалками.

Джонатан зажег свет и прислонился к двери:

– Уф! Пока что спаслись. А теперь надо как следует подумать.

– Я не могу думать, – отозвался Сэм. – Я есть хочу. Она тоже. Сама мне говорила.

– Мой автомат опять барахлит, – сказал Джонатан. – Если я заставлю его заработать, что тебе сделать?

– Масляное парфе из сорок второго века, – ответил Сэм таким тоном, как будто это было очевидно.

Джонатан подошел к какой-то штуке на стене перед Вивиан. Вивиан приняла ее за музыкальный инструмент. Там были клавиши, как у пианино, и трубы, как у церковного органа, и еще она была сверху донизу в позолоченных гирляндах и завитках, слегка потертых и облупившихся, как будто инструмент знавал лучшие дни. Джонатан ударил по белым клавишам. Ничего не произошло, и тогда он замолотил по трубам. Штуковина запыхтела, закряхтела, слегка затряслась, и Джонатан яростно пнул ее снизу. Наконец он взял что-то вроде обычной школьной линейки и потыкал в узкую щель со шторкой под трубами.

– Масляное парфе он сделал, – сообщил он, заглянув вовнутрь. – А вот функция двадцатого века, похоже, сломалась. Ни тебе пиццы, ни жвачки. Ты как относишься к еде из других веков? – не без тревоги спросил он у Вивиан.

Про пиццу Вивиан слышала впервые в жизни, но решила, что слово вроде бы итальянское, поэтому пицца, скорее всего, совсем не похожа на привычную английскую еду. Впрочем, Вивиан уже давно перестала удивляться.

– Да я хоть динозавра съем! – призналась она.

– Динозавр не динозавр, но почти. – Джонатан поднес к пустому каркасу возле Вивиан охапку маленьких белых цветочных горшочков и вывалил их прямо в воздух – и они не упали, а остались стоять прямо в пустоте. – Масляное парфе. – Джонатан вручил Сэму один горшочек с торчащей в нем палочкой. – Еще он сделал тебе суп из морской капусты, квашеную сою, две коврижки из кэроба и лапшу с рыбой.

Сэм вытащил из горшочка палочку с комковатым желтым мороженым на конце.

– Объеденье! – взревел он, прямо как великан-людоед из сказки.

– Э-э… а что тут где? – Вивиан посмотрела на незнакомые значки на других горшочках. – Я не могу разобрать слова.

– Прости, – сказал Джонатан. – Это универсальные символы тридцать девятого века. – Он поставил перед ней горшочки, а себе тоже взял масляное парфе.

Вивиан обнаружила, что горшочки словно застряли в воздухе. Ей пришлось тянуть с усилием, чтобы взять их. Горшочки были заклеены, и крышечки нужно было отрывать, а потом, если для еды требовалась ложка или вилка, крышечка сама сворачивалась и принимала нужную форму. Суп из морской капусты оказался жуткой гадостью – вроде соленой болотной воды. Зато квашеная соя была очень даже ничего, если макать в нее коврижку. А лапша с рыбой…

– Да я лучше папину наживку для рыбалки съем! – Вивиан поспешно отставила горшочек в сторону.

– Сейчас сделаю тебе масляное парфе, – сказал Джонатан.

– И мне! – встрепенулся Сэм.

Церковному органу снова крепко досталось – удар, два пинка и тычок в шторку, – и Вивиан и Сэм получили по горшочку с палочкой. Пустые горшочки Джонатан выбросил в каркас возле органа, и они исчезли.

– Теперь нам надо все обсудить, – заявил он, когда Вивиан с сомнением вынула из горшочка шишковатый комок. – Мы все нарушили закон, и попадаться нельзя. Если бы В. С. была настоящая В. С., еще ничего, но она ненастоящая, так что надо придумать, где ее спрятать.

Вивиан страшно надоело, что ее называют В. С. И она возмутилась бы, если бы в этот самый миг не откусила кусочек масляного парфе.

Рот у нее наполнился восхитительным вкусом всего сливочно-масляного, что она только пробовала в жизни, с легким оттенком тянучки и двадцати еще более чудесных и совершенно незнакомых вкусов. И все это было ледяное.

Это было так чудесно, что она только и сказала:

– Вы передо мной в долгу и обязаны все объяснить. Что вы затеяли?

– Спасти Город Времени, что же еще! – прочавкал Сэм с полным ртом масляного парфе. – Мы подслушали, что говорили в Хронологе. Так и узнали, где тебя искать.

– Отсюда есть проход в Хронолог, – сказал Джонатан. – Но его держали под замком с тех самых пор, как моего отца избрали Вековечным, вот мне и стало интересно, что там. Ну я и попросил Сэма закоротить замок, и… в общем, мы выяснили, что проход ведет в Хронолог, приоткрыли дверь и услышали, о чем они там говорят. Они обсуждали кризис…

– Только я ни слова не понял, – вставил Сэм, как будто с его стороны это было очень умно. – Совсем не так, как в легендах.

– Еще бы! – с чувством воскликнул Джонатан. – Сплошные полюса, хрононы и критические циклы, но ту часть, где говорилось про то, что Город Времени истощил запас прочности, я худо-бедно понял. Понимаешь, Город истощил свой участок пространства-времени, и теперь придумывают, как переместить его на другой участок. На месте его удерживают такие штуки, которые называются полюса, их запускают в историю, будто якоря, но никто не знает, как это делается, кроме Фабера Джона. Это даже сам доктор Леонов признаёт, я слышал. И вот тут на сцену выходит В. С.

– Кто она такая? – спросила Вивиан.

– Владычица Времени, – ответил Сэм. – И она в ярости.

– Ага. Но чтобы это понять, нам пришлось поломать голову, – сказал Джонатан. – Для этого мы увязали разговоры в Хронологе с легендами. В Хронологе рассуждали по-научному – мол, кто-то движется сюда из Первой нестабильной эпохи на волне темпоронов и хрононов и от этого всюду войны и перевороты. И я решил, что это наверняка Владычица Времени. В истории говорится, что Фабер Джон и его жена поссорились из-за того, как надо править Городом Времени, и она заманила его под город и там усыпила. Говорят, он до сих пор там и, пока он спит, городу ничего не грозит. Но если город окажется в опасности, Фабер Джон пробудится и придет нам на помощь. Мы следуем легендам. Мы знаем, что ты… что Владычица Времени ненавидит Фабера Джона и город, потому что в последний момент он понял, что она обманула его, и зашвырнул ее в историю. Мы считаем, что она хочет вернуться и разрушить Город, раз он все равно обветшал.

– Вот это я плохо понимаю, – сказал Сэм.

Он сидел на полу по-турецки и облизывал палочку от масляного парфе.

– Да, голова идет кругом, – согласился Джонатан. Вивиан видела, как он гордится, что все увязал. – В Хронологе, похоже, уверены, что Владычица Времени поймет все правильно, когда они ее найдут и расскажут про кризис. Думаю, ссора у них с Фабером Джоном вышла в основном политическая.

Он вопросительно взглянул на Вивиан. Вивиан уловила мерцание его глаз и засомневалась, действительно ли он поверил, что она просто обычная девочка из двадцатого века. Но в этот миг она добралась до середины масляного парфе. И там оно было горячее. Горячий текучий сироп.

– Горячее – самая вкуснотища, правда? – спросил Сэм, не сводя глаз с Вивиан. – Погоди, пусть немного затечет в холодное.

Вивиан так и поступила – и обнаружила, что Сэм дал очень дельный совет. В сочетании получилось даже вкуснее, чем холодная часть отдельно. От этого Вивиан снова почувствовала себя как во сне. Когда Сэм улыбнулся ей – широченной плутовской улыбкой с двумя крупными зубами посередке, – она поймала себя на мысли, что он не такой уж противный. Но изо всех сил постаралась не уходить от сути:

– Я так и не поняла, почему вы решили, что Владычица Времени – это я.

Джонатан хотел что-то ответить, но передумал и решил сказать что-то другое:

– Тебя же так зовут. Жену Фабера Джона звали Вивиан. Все это знают. А Фабер – это на самом деле Смит, кузнец. Так что когда я услышал, как в Хронологе говорят, что ты… что она была в том поезде с эвакуированными, я и понял, что она наверняка выдает себя за девочку по имени Вивиан Смит.

– А когда мы о ней говорили, то называли ее В. С., чтобы никто не догадался, какой у нас план! – похвастался Сэм. – Мы начали планировать два дня назад, когда наши встретили поезд, но ее не нашли.

– Два дня назад! – воскликнула Вивиан. – Но я-то была там сегодня, и вы тоже!

– Через временной шлюз попадаешь в любое время, куда захочешь, – пояснил Джонатан, с самым что ни на есть царственным видом отмахнувшись от ее недоумения. – Там был мой отец, и отец Сэма, и главный библиотекарь, и главный ученый, но все вернулись и сказали, что она умудрилась от них ускользнуть. Тогда я и решил, что мы сумеем сами привести тебя… ее. Но оказалось, что ты почему-то не та Вивиан Смит, и вот этого я до сих пор не понимаю! Сэм, надо придумать, что с ней делать.

– Отправим в каменный век, – ответил Сэм. – Ты же не против? – спросил он у Вивиан.

– Еще как против! Я там с ума сойду! – возмутилась Вивиан. – В пещерах водятся пауки! Почему вы не можете вернуть меня домой?

– Да я же тебе объяснил почему, – сказал Джонатан. – Кроме того, это Нестабильная эпоха, а сейчас она еще нестабильнее обычного. Представь себе, что будет, если мы вернем тебя, а от этого перекосит всю историю. Нас сразу засекут! Сэм, придумай что-нибудь!

Настало долгое молчание. Сэм сидел на полу, подперев щеки кулаками. Джонатан прислонился к стене и жевал кончик косы. Вивиан слизнула с палочки остатки масляного парфе и некоторое время не могла думать ни о чем, кроме того, что хочет добавки. «Нет, я обязательно вернусь домой! – твердила она себе, сонно вертя в руках палочку от парфе. – Вернусь, что бы он ни говорил!»

– Придумал! – сказал наконец Сэм. – Давай скажем, что она наша кузина!

Джонатан отпрыгнул от стены и завопил:

– Точно! Сэм, ты умница!

– Да, я умница, – согласился Сэм. – Подробности с тебя.

– Проще простого! Слушай, В. С., тебя зовут Вивиан Сара Ли. Твой отец – наш с Сэмом общий дядюшка. Поняла? – Он заплясал по комнате, тыча пальцем в сторону Вивиан, пока та не кивнула. – Отлично. Ты с шести лет не была в Городе Времени, потому что твои родители – Наблюдатели со станции в двадцатом веке. Все это чистая правда. Запомнила? Но они отправили тебя домой, потому что та эпоха стала еще нестабильнее и началась война. Гениально! – сказал он Сэму. – Это объясняет, почему она ничего не знает. А мама вынуждена будет оставить ее у нас, потому что Дом Ли закрыт. И мы даже можем и дальше называть ее В. С.!

Сэм вскочил с пола и засопел в лицо Вивиан.

– Она не похожа на Ли, – критически заявил он. – Глаза не такие и кудрявая.

– У многих Ли нет эпикантуса, – сказал Джонатан. – Вот и у кузины Вивиан нет. А скулы у нее что надо.

– Хватит уже разглядывать и придираться! – возмутилась Вивиан. – Лицо как лицо! Продавщица из галантерейного говорит, я прямо как Ширли Темпл!

– А кто это? – спросил Сэм.

А Джонатан спросил:

– Ты кто, В. С.?

– Что?.. – оторопела Вивиан.

– Она вот-вот заснет, – сказал Сэм и нагнулся еще ближе к Вивиан.

И точно. Длинный день, полный тревог, а потом еще непостижимые события последнего часа – все это вдруг навалилось на Вивиан, и она поняла, что совсем выбилась из сил. А может, дело было в масляном парфе. Все вокруг стало какое-то обрывочное. До нее донеслось, как Джонатан легкомысленно замечает:

– А можно спрятать ее в какой-нибудь архаичной комнате. Там она будет как дома.

Тут Вивиан заметила, что Джонатан, похоже, оправился от испуга, пережитого в той ультрасовременной конторе, и снова стал тем царственным и уверенным в себе мальчишкой, который встретил ее на перроне. От этого ей стало не по себе, но тут мальчишки уже велели ей встать и идти за ними, и она так и не успела разобраться, что ее тревожит.

Она едва не забыла драгоценную сетку. Обернулась и вскрикнула. Оказалось, она сидела на пустом желтом каркасе – точно таком же, на каком стояли цветочные горшочки из церковного органа. Она попыталась протянуть руку сквозь него и взять сетку. Но пустота не пропускала руку, и пришлось лезть под каркас – только так она нащупала веревочные ручки.

Потом она обнаружила, что они идут по коридору. Потом Джонатан отодвинул какую-то дверь и сказал Сэму:

– А теперь иди верни ключи на место. И не попадись.

– Сам знаю, – буркнул Сэм и засеменил прочь, волоча за собой по ковру шнурок от стеганого ботинка.

После этого Вивиан обнаружила, что лежит в постели – довольно жесткой и колкой – и откуда-то льется голубой свет фонаря. «Как много разных Вивиан! – сонно подумала она. А потом: – Надо будет завтра перед тем, как вернусь домой, съесть еще масляного парфе».

А после этого Вивиан увидела, что уже день, и проснулась. Перевернулась под тяжелым колким покрывалом, расшитым цепочками худеньких коричневых человечков и пахнувшим пылью, и сразу вспомнила, где она. В Городе Времени, в самой гуще жуткого недоразумения, вот где. Все это было довольно-таки страшно – но, как ни удивительно, Вивиан даже обрадовалась. Она всегда хотела попасть в приключения, как герои фильмов. И вот пожалуйста. Теперь она точно знала, что это не сон. Вивиан села.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7