Диана Билык.

Сквозь туманы. Книга 2



скачать книгу бесплатно

– Что?

– Слушай, краля, какие у тебя были за мотивы мне все равно, но сейчас ты должна мне вернуть то, что взяла, – он говорил отрывисто и дерзко. Доев, отодвинул тарелку. Потянулся за огурцом и шумно стал его разжевать.

– Не понимаю… – пробормотала Анна.

– Ну, да! Прикинься дурочкой. Все вы, бабы, сначала нос суете в кипяток, а потом ищете виноватых в том, что кожа облазит! – он взлохматил свои, и без того пышные, волосы и откинулся на спинку стула.

Анна открыла рот, чтобы возмутиться, но мужчина жестом остановил ее и сложил руки на груди.

– Повторюсь. Зачем бы ты его не взяла – верни! Денис настолько дурак, что позволит себе умереть, но не станет просить и унижаться перед тобой. А я не гордый! – он хлопнул по столу крупными ладонями. Анна скукожилась и непроизвольно дернулась. – Верни! Слышишь?

– О чем ты? – тихо проговорила она, вжавшись сильнее в сидение стула.

– О черном камне, что ты у Дениса забрала! Или забыла, что Разумов вообще существует? Как быстро!

– Но… это всего лишь брелок, – промямлила Анна.

– Да? И ты взяла его себе, как напоминание о неудавшемся романе? Кого ты пытаешься обмануть? – он резко встал. Стул перевернулся и грохнулся на пол. Схватив Анну за руку, незнакомец потянул ее в коридор. – Я вообще не понимаю, как ты жива осталась постоянно контактируя с шерлом.

– Пусти, – попыталась воспротивиться Савина.

– Конечно! – он брезгливо вытолкнул ее вперед. – Обувайся!

Анна не стала спорить. Нырнула в туфли и накинула жакет, что валялся на тумбочке в прихожей. Во рту все сильнее растекался горький привкус, который жутко напоминал ей Прибрежный. Все те случаи, когда ей становилось плохо.

Они вышли со двора. Черноволосый молчал и кусал пухлые губы. Анна тоже не смела говорить. Она его не боялась, но какое-то тревожное чувство не отпускало, и никак не могла понять откуда знает его лицо. То, что он знакомый Дениса – понятно, но вот кто?

Они быстро прошли под аркой и направились к небольшому закрытому детскому садику. Анна любила прятаться там в тени деревьев и фотографировать прохожих.

– Стой здесь! Смотри, – мужчина повернулся и побежал вдоль аллеи, удалившись метров на десять. На удивление Анна испытала огромное облегчение в груди, словно колышек горечи, что застрял в горле, вытащили и дали ей минуту покоя. Чернявый постоял немного, а затем вернулся.

– И? – удивилась Савина, чувствуя, как снова сдавило в груди, стоило ему подойти ближе. Это было странно.

– Ничего не почувствовала? Это еще не все, – он снял с шеи кожаный ремешок с закрепленным на конце кулоном из черного камня и протянул ей. – Возьми и иди к тем березам.

Анна попятилась. Это же турмалин! Не может быть!

– Бери, говорю! – прикрикнул черноволосый и вложил в ее ладонь украшение. Камень болтался на опасном расстоянии от руки, и Анна чуть не закричала. Она помнила, что будет стоит его коснуться.

– Я…

– Аня, не зли меня! Времени нет ни минуты.

И так разжевываю тебе, как ребенку.

Пришлось покориться. Пока Анна шла по мощенной тропинке, ощущение тяжести накатило с такой силой, что казалось, ноги прилипают к камню. Губы пересохли, под горлом стоял знакомый кашель. Расстегнув жакет, Савина попыталась вдохнуть, но не смогла. Хрип вырвался из груди, а голова помутилась. Только бы не коснуться камня, только бы не коснуться. Слишком хорошо она помнила, что будет, если хоть один раз притронуться к холодной поверхности минерала.

Пусть до конца показался бесконечным. Савина сделала еще несколько утомительных шагов и, когда над ней нависли кудрявые листья стройных деревьев, обернулась.

Чернявый развалился на земле в нелепой позе. Анна не сразу поняла, что случилось. Плохо стало? Он махнул ей рукой, но не встал. С ума сошел? Решил показать, как приятно побарахтаться в пыли?

Савина задумалась. Может стоит сейчас же сбежать? Догонит ее или нет с такого расстояния? Но его слова стучали в голове, как барабанная дробь: «Денис настолько дурак, что позволит себе умереть, но не станет просить и унижаться». Почему «умереть»? Что случилось?

Она должна узнать все. В Прибрежный не поедет, но может хоть этот чудак приоткроет тайны. Анна осторожно двинулась назад.

На середине пути незнакомец приподнялся, а когда она подошла ближе – встал. Отряхнулся и снова взъерошил распатланые волосы.

– Ты решил прилечь? – прыснула Савина. Его поступок и пугал и смешил. Не удержалась и захихикала: – Теперь ты точно… эм… чистый.

– Хм… я понял, сейчас. Стой тут!

– Ага! Да стою, – развеселилась Анна еще больше. Ситуация напоминала трагикомедию. Пришел, напугал, накричал, обозвал, а теперь фокусы показывает, не имеющие смысла.

– Главное, не иди за мной! – мужчина серьезно глянул на нее исподлобья.

– Да куда ж я денусь? – Анна кивнула, сдерживая уголки губ от улыбки. На глаза навернулись нелепые слезы. Впервые за этот месяц Анна на миг забылась и позволила себе расслабиться, но страх и горечь не уходили. Сдавливали грудь и мешали нормальному дыханию.

– И не смейся! – пригрозил ей указательным пальцем чернявый.

– Конечно, – сдерживаясь, сказала Анна, напуская на лицо серьезность. Но смех прорывался рывками, и пришлось отвернуться.

Незнакомец тряхнул черными «макаронинами», глубоко вздохнул, чтобы что-то сказать, а затем, махнув рукой, стал удаляться.

Несколько шагов он сделал уверенно, затем качнулся и пошел медленнее, а когда расстояние увеличилось до десяти метров он потянул ноги. Зачем этот цирк? Пару шагов еле передвигался и помогал себе руками, будто инвалид. Вот шутник! А еще чуть дальше он замер и просто свалился в пыль, как мешок картошки. Листья разметались и, обижено-медленно разложились вокруг него веером.

Анна постояла немного, не решаясь подойти ближе. Хотелось неудержимо смеяться, но почему-то жуткое предчувствие стало поперек горла и перетянуло жгутом грудь. Чудак поднял руку и позвал к себе. И Савина поняла, кто он. Ее осенило так внезапно, что она даже закачалась от шока. Улыбка слетела в миг.

Мужчина приподнялся, но остался сидеть на земле, сложив руки на коленях. Он смотрел так пронзительно печально вдаль, что Анна снова задержала дыхание. Тяжелая догадка кольнула сердце. Как же она ошибалась!

– Ты решил мне показать несколько способов поваляться в грязи? – спросила она, подойдя достаточно близко. – Получается ты знаешь Дениса, и твое лицо мне знакомо. Кажется, я даже поняла, кто ты. Влад. Правильно?

– Аня, ты сделала глупость, когда взяла его, – заговорил он серьезным тоном с нотой печали. Поднялся и устало, как старик, пересел на лавочку. – Денис в очень плохом состоянии. И если ты не вернешь его камень, боюсь, у него останется не больше недели.

– О чем ты? При чем здесь брелок? При чем здесь турмалин? Что с Денисом?

Влад отряхнул пыль со штанин.

– Он уже больше месяца в больнице. Неделю был в реанимации. Его еле вытащили. И ты виновата в этом! А мне он даже не сообщил! Я же в другом городе живу, заподозрил, когда Денис на звонки перестал отвечать. Примчался сразу, но было поздно – моя помощь уже не работает. Камень уже не работает, Анна! Видимо, Разумову важно было себя загубить…

Анна отступила, кулон в руке колыхнулся и коснулся кожи. Тело пронзило током, спину выгнуло, и яркий свет вспыхнул перед глазами. Знакомые тысячи слайдов ворвались в сознание и потянули ее в липкий мрак. Она закачалась и едва устояла на ногах.

– Но, видишь ли, на тебя камень действует губительно, – Влад резко подошел ближе. Выдернул кулон и надел себе на шею. – До сих пор не могу понять, зачем ты его взяла.

– Я… – Анна сделала несколько тяжелых шагов в сторону, руками нащупывая опору, чтобы не упасть. Услышанное не укладывалась в голове: рушились конструкции, разваливалась логика, а во рту расширялся огненный ком.

– Идем, – мягче сказал Влад и потянул ее за локоть к дому.

Вспомнились все моменты, когда становилось плохо. Первый раз на пляже, потом в отеле. Дениса тогда рядом не было, хотя… кажется, он заходил в номер. Остальные приступы случались либо перед тем, как приходил проводник, либо, когда он был рядом. Стоп! А в пещере? Неужели у Димы тоже есть такой камень? Но зачем он им? И почему у нее обратная реакция? Какой-то страшный сон! Пусть лучше это будет сон!


Анна сидела на кухне и, уставившись на скатерть, пальцем вычерчивала нарисованные на ней линии. В голове была каша из мыслей. Они путались и причиняли боль. Перед глазами стояло лицо Дениса: обеспокоенное и гневное, осунувшееся и худое. Он имел право злиться. Как она могла так поступить? Но ведь не нарочно же…

Влад пододвинул к ней чашку с чаем и сел напротив. Он смотрел изучающе-пытливо и молчал.

Только сейчас Анна поняла, что времени на размышления нет. Нужно спешить. Дернулась и, сжав кулаки, сказала:

– Камень я у родителей спрятала. Наверное, почувствовала, что мне плохо от него. Да и прикасаться к нему было больно, – Анна встала и заметалась по кухне. Нужно собрать вещи, взять билеты. Она должна успеть. Она не может позволить и допустить…

– Сядь и выпей чай! – осадил ее Влад.

Остановилась. Не могла она сейчас сидеть. Не могла принять, что причинила вред Денису, пусть даже неосознанно. Как бы они не разругались, Анна ему зла не желала. Сердце больно сжалось, и дыхание перехватило.

– Я же не знала… – сейчас заплачет. Нет! Разрыдается, позволив себе минутную слабость, и все – не сможет остановиться.

– Вы оба – глупейшие люди в мире. Денис не лучше, – Влад отпил немного горячего чая и жестом пригласил ее сесть. – Давай спокойно поговорим, а потом заберем камень, и я сам отвезу его в Прибрежный. Не стоит тебе появляться там.

– Почему?

– Денис не хотел бы этого. А я его воле препятствовать не буду. Расстались? Вот и живи дальше.

Волна приторной злобы подступила к горлу. Как Влад мог так говорить? Расстались? А они что когда-то были вместе? «Случайный перепихон» – кажется, так Разумов назвал их отношения? Но Анна не стала спорить, ведь это бессмысленно.

– У тебя же есть камень, почему не поделился с другом?

– Тут такой момент. У каждого свой. Я живу в Центральном, а Денис в Прибрежном. Расстояние сказывается. Да и он вовремя не сказал о том, что ты стащила турмалин, а сейчас, боюсь, слишком поздно, – в глазах мужчины мелькнула печаль. Затем она сменилась гневом и яростью.

Анна сглотнула. Вспомнила, как они прощались с Денисом во дворе и ее ладонь еще долго горела от пощечины. Так кто лучше? Денис, который говорил правду, называя их связь – мимолетной, или Анна, что подтолкнула Разумова к погибели?

– Что с вами случилось? – выдохнула она, сдерживая дрожь в руках и пытаясь унять поднимающийся гнев на саму себя.

– Это неважно. Я и сам толком ничего не знаю, а если что-то и есть, то эта информация не для твоих ушей.

Анна заметила, как его тряхнуло.

– Этот камень с озера, так ведь?

Влад прищурился.

– Как на дурочку ты излишне проницательна. Думаешь, что я тебе все карты раскрою и позволю еще и придать огласке? Не на того напала. Я знаю, кто ты, и говорить лишнего не собираюсь, – его глаза блеснули пренебрежением, губы утончились. Он наклонился над столом, глаза в глаза: – Зачем он тебе нужен был?

– Кто? – Анна отстранилась в недоумении.

– Камень, кто же еще?!

– Шеф попросил найти, – ляпнула она, а потом прикусила язык. Стоило ли говорить об этом?

Влад, отодвинувшись, встал и подошел к окну. Приоткрыв гардину, выглянул на улицу.

– Значит не только мы знаем об этом… – еле слышно пролепетал гость.

Анна сдалась.

– Влад, кто-то не только знает…

Он резко обернулся.

– Что имеешь в виду?

Спрятав лицо в ладонях, Анна долго думала, как сказать. Стоит ли говорить о гибели Максима? Можно ли Владу доверять?

Мужчина подошел ближе и, прикоснувшись к пальцам, открыл ее лицо.

– Говори, – сжал кисти до хруста. Голос стал низким и злым. – Я слушаю!

– Камаев – напарник по журналу, был убит на моих глазах, машина без номеров сбила, – затараторила Анна. – Как раз после того, как я приехала домой. И это случилось на похоронах у главного редактора, который и дал мне такое нелепое задание.

– А его тоже убили?

– Ага, только не люди, а болезнь. А Макса убрали, я уверена.

– Да мало ли причин для убийства, – Влад, наконец, отпустил ее руки и отступил. Анна потерла занемевшие пальцы. Мужчина присел на табуретку и, рассматривая узоры на ковре, задумался.

– Он выпытывал о камне и что-то знал о тайне озера, но подробности скрывал, – Анна глядела на Влада и не знала, чего ожидать.

Реакция мужчины была ожидаемой. Он вскинул голову и, глянув пронзительно, свел брови.

– И? Ты же не наделала глупостей?

Да что она должна оправдываться? Но, вжав голову в плечи, помотала головой. Еще одного скандала ей не хотелось.

– Поехали к родителям. Собирайся! – рявкнул Влад и встал.


Через полчаса Анна вытянула заварник с антресоли, но брелока там не нашла. Сердце глухо ударило в грудь и остановилось. Горечь растеклась по горлу и, будто кислота, обожгла пищевод.

Влад напрягся.

– Ты решила поиграть? – рыкнул он, прищурившись. Темные волосы упали на глаза.

Анна сердито отмахнулась и вышла на кухню.

– Мам, ты не брала ничего из серванта? Я там украшение в сервиз прятала. Примерно месяц назад.

– Анюта, я не видела, – пожав плечами, мама с любопытством посмотрела на Влада. Их приезд стал настоящим событием, так как Анна никогда никого не приводила домой и не знакомила с родителями. – Вы поужинаете с нами? – добродушно и с надеждой добавила.

– Нет. Нам пора, – сухо сказал чернявый, почти выталкивая Анну на улицу.

– Как жаль.

– Я попозже позвоню, – не пытаясь вырваться из железной хватки Влада, громко сказала Анна уже в дверях.

Мужчина почти тащил ее за руку, пока они вышли за ворота. Такси стояло в стороне, усатый водитель смотрел через затемненное стекло в их сторону.

– У меня так синяки будут. Отпусти, я все равно иду! – возмутилась Анна.

Влад кинул на нее свирепый взгляд.

– Не могу никак понять, что Денис в тебе нашел? – проскрипел он сквозь зубы. – Вспоминай, где ты дела турмалин! Мне уже пора возвращаться. Мне нужен этот брелок! Денису нужен!

– Я его месяц назад в сервант положила и не заглядывала больше, – закричала в ответ Анна, но тут же потупилась под громадным ростом Влада. Он подошел ближе и сильнее сжал руку. – Камень жалился, потому я старалась его трогать.

– Не понял. Жалился? – густые брови потянулись вверх.

– Да! Током бился, будто прошивал насквозь иголкой. И от прикосновения в голову влетали несвязанные и неразборчивые картинки, как видения. Я потом сутками не могла глаза закрыть, слайд-шоу прокручивалось бесконечно. Вот после твое камушка тоже такое будет!

– Мне на твое сумасшествие плевать. Я друга спасти хочу! – зашипел Влад, наступая.

– Я тоже! Что вы все видите во мне корень зла? – Анна отстранилась, снова пытаясь вырвать руку, и горько проговорила: – Денис тоже так злился, при чем необоснованно. Я ничего не сделала: ни тебе, ни ему! И зачем ты ехал так далеко? Ведь на озере, наверняка, есть еще камни! Бережной сказал именно там его искать. Я уже замучилась с этими тайнами, Влад. Умолчала в статье о том, что видела ради Дениса, а ты мне теперь говоришь, что я зла ему хотела? Сходи на озеро и найди камень для друга! Или боишься летающего духа?!

– Ты не только дура, но и еще бессовестная, – прорычал Влад, стискивая ее локоть. – Ты ничего не знаешь и не понимаешь, во что впуталась. Дура!

Анна выкрикнула:

– Я не дура!

Влад навис над ней горой. Схватив за плечи, хорошо встряхнул.

– Хватит! Сейчас же говори, где камень?! – в глазах у него трепетали тысячи яростных искр.

– Я тебе правду сказала. Я бы все отдала, чтобы Денису помочь, – голос задрожал и чуть не сорвался. Она не покажет своих чувств, не раскроется перед Владом. Должна быть сильной. Анна представила, как Разумов месяц лежал в постели и не вставал. Из-за нее. Она виновата! И от этого кровь ушла в ноги. В голове затуманилось, и она неловко покачнулась.

Мужчина придержал ее и пренебрежительно бросил:

– Не ломай комедию. Денис говорил, ради чего ты приехала в Прибрежный.

– Но ведь, если ты все знаешь, почему тогда спрашиваешь? – слабо проговорила Анна, глядя на него снизу. Волосы перекрыли видимость, но она заметила, как изменилось лицо Влада. Не то грусть, не то сожаление блеснули в его темных глазах. – Если знал, что мне дали задание найти камень, зачем душу трясешь? Сам подумай, какой мне смысл обманывать? Это Денис не рассказал мне ничего, не говорил, что вмешан, что знает правду. Знает больше, чем все остальные. Он скрыл, что у него есть камень даже когда я сказала, что ищу его. Не объяснил, не рассказал… Я бы не стала…

– Не стала… но сделала, – выдавил Влад сквозь зубы.

– Я ошиблась, – опустила голову Савина, прикусив губу до боли. – Но что теперь делать? Влад, это из-за серой дымки нельзя взять новый камень? Из-за нее? Скажи!

– Лучше бы ты молчала, – рявкнул он, все еще не отпуская. – Напряги свои куриные мозги и подумай, где он может быть шерл. Может, ты его перекладывала и просто забыла?

Он сдавил пальцы, кожа на предплечьях почти загорелась. Но чувства были так накалены, что Анна почти не обратила внимания. Пусть давит. То, что терзало сейчас сердце, было намного больней.

Денис столько раз спасал ее, а она стала причиной его болезни. Он столько сделал для нее, а она… предала. Если с ним что-то случится, Анна не простит себе.

Пробормотала:

– У меня есть подозрения, кто мог взять, – сказала Анна, борясь со слабостью и тошнотой. Легче не станет, пока Влад не уедет подальше.

– Рассказывай! – сказал резко черноволосый, тряхнув ее еще раз.

– Все в порядке? – к воротам неожиданно вышел папа. Он отдыхал в дальней комнате и Анна не хотела его будить, чтобы лишний раз не беспокоить. Вечернее солнце играло в его седых волосах, а мелкие насекомые кружились возле плеча. Папа отмахнулся и шагнул ближе.

Влад отступил и резко отпустил ее руки.

– Да, пап. Небольшие проблемы на работе. Я завтра к вам заеду, – Анна подошла к отцу, стараясь ступать уверено, чтобы он не заметил ее недомогание. Обнимать не решилась – не любил он этого. Показалось, что отец дышит тяжело, и на крыльях носа выступил серебристый пот. Последнее время ему давали хорошие прогнозы, неужели снова сердце?

– Ты плохо себя чувствуешь? – Анна обеспокоено заглянула в его серые глаза. Сегодня они были не такими, как всегда – цвета дождливого неба, а потемнели, отливали болотной зеленью, будто скоро начнется буря.

– Старею, что поделаешь, – тепло ответил отец, изучающе рассматривая Влада. – Почему на обед не остались?

– Просто времени нет, – взбодрился Влад и подошел ближе. Крепко пожал отцу руку. Они долго смотрели друг другу в глаза, будто пытались прочитать мысли.

– Зачем приезжали тогда? – не разрывая рукопожатия, допытывался отец.

– Пап, – вмешалась Анна. – Я забыла в своей комнате документы, когда на выходных приезжала, по новой статье. Вот, пришлось быстро приехать. Извини, что не можем остаться. Влад, – она глянула на чернявого и слабо кивнула, – на поезд спешит, мы никак не успеваем поесть.

– Да, конечно, – наконец, отпустив ладонь чернявого, ответил папа и сцепил привычно руки за спиной. – Аня, езжай и не волнуйся. Хорошей вам дороги, Влад, – кивнул папа и, бросив беглый взгляд на такси, ушел. Как всегда не поцеловав Анну в щеку, не коснувшись плеча, не обняв. Уже не было так больно, как раньше, но ее все равно перекосило от печали. Анна сглотнула неприятный осадок и забралась в такси.

Пока ехали, Анна молчала и думала над поведением отца. С ним придется попозже поговорить, и ему придется раскрыть карты. Мало того, что он странно сегодня выглядел, но и говорил так, будто что-то знал. И месяц назад заикался о Прибрежном, да только Анна была слишком занята своим разбитым сердцем. По свежим ранам не хотелось топтаться, не хотелось вообще слышать название «Прибрежный», потому что каждый раз после этого на нее накатывала такая глубокая тоска, что Савина не спала потом несколько суток подряд. А когда совсем становилось плохо, приходилось пить снотворное и проваливаться в страшные кошмары на долгие часы. И такие сны не восстанавливали, а наоборот съедали все силы.

В пути Анна рассказала Владу о подозрениях, что хозяин отеля может быть замешан в эту историю, потому что был на похоронах и видел смерть Максима.

У дверей квартиры Влад сказал холодным тоном:

– Я сам Корина проверю. Знай, краля, если не найдем камень, смерть Дениса будет на твоей совести.

Анна глотнула горький упрек. Ей хватало своего чувства вины для уничижения, но она не могла принять последние его слова. Это не случится!

Прошептала:

– Я хочу поехать, – приподняла голову и взглянула в темные глаза Влада. – Возможно смогу чем-то помочь.

– Уже помогла! – бросил он в ответ. – Впустую к тебе приехал, время потратил. Лучше бы рядом с ним был. Рискнул, решил узнать, какая ты на самом деле. Думал, поможешь, одумаешься, а ты… Надеялся, что твоего благоразумия хватит, чтобы не загубить жизнь Дениса, но, видимо, ошибся. И Разумов тоже, – он грубо взял Анну за подбородок и, оттеснив к стене, повернул лицо к свету лампы. Долго изучал, пока она сдерживала кашель, что стоял под горлом. В его карих глазах мельтешили желтые сполохи. – Ты красива, зараза! – сказал он с хрипотцой. Очертание рта превратилось в тонкую линию. – Не вздумай припереться в Прибрежный. Слышишь? Лично придушу, – опустил руку на шею и сжал.

Анна задержала дыхание.

– Но… – прохрипела.

– Ты не сможешь уже помочь и ничего не изменишь. Не лезь. Пусть мне придется до конца жизни с Денисом ходить за ручку, но я не позволю какой-то змее разрушить его жизнь! Ты поняла? Увижу – убью!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

Поделиться ссылкой на выделенное