Диана Билык.

Сквозь туманы. Книга 2



скачать книгу бесплатно

Глава 1. Палачи не спят

Кашель прошел внезапно, словно его никогда не было. Время от времени давило в груди, но необъяснимые приступы отступили. Анне даже не пришлось бегать по врачам. Каждые выходные она приезжала к родителям, и теплыми вечерами уходящего лета они сидели на улице и смотрели на закат солнца.

Анна много снимала, почти не выпуская из рук камеру. Савина славилась в сети хорошими фото, и на стоке уже собралось несколько тысяч поклонников. Это приносило хороший доход в семью.

Жизнь почти вернулась в привычное русло, и память о Прибрежном тревожила Анну только по ночам. Она уже даже привыкла к кошмарам – срослась с ними и воспринимала просто, как просмотр фильма ужасов в слишком реалистичном кинотеатре.

– Дорогая, твой мобильный звонит, – сказала мама, вынося из дома широкую тарелку с горкой пюре.

– Это, наверное, Ангелина – из редакции.

С утра не покидало странное чувство, что за ней следят. Оно царапалось, как маленький котенок под дверью. Оно заставляло оборачиваться на любой шорох и вскакивать от стука в дверь или вздрагивать от звонков.

На экране – набор цифр – номер не определен. Приняла вызов – тишина. Это уже третий звонок за день.

– Говорите, я слушаю, – но на линии слышен был только скрежет и молчание.

Первый раз Анна думала, что ошиблись номером, второй – ей хотелось верить, что это связь плохая и кто-то пытается дозвониться. А сейчас у нее подогнулись ноги от страха. Он забрался за пазуху клейкими пальцами и царапнул душу. Уже не котенок вовсе, а крупный хищник.

Знакомо перехватило дыхание. Только не приступ, только не снова! Анна выскочила на улицу, на свежий воздух. Вдохнула полные легкие. Один раз. Два. Заметила, как беспокойно оглянулись мама с папой.

– Что-то случилось?

– Ой, в доме так душно, – промямлила Анна, пряча глаза.

Она кое-как впихнула в себя ужин и, сославшись на занятость, уехала к себе.

Около подъезда показалось, что кто-то преследует ее. Крадется по пятам, но не нападает. Держится на расстоянии и прячется в темных пятнах углов высоток. Следит или угрожает? Кто это может быть?

Анна ускорила шаг и нырнула на лестничную площадку. Быстро поднялась к себе на этаж и, открыв квартиру, долго прислушивалась. Никто не появился. Только ветер гудел в коридоре и хлопал незакрытой дверью подъезда.

Какое-то время она не могла прийти в себя. Прислонилась спиной к стене и долго думала. Неужели пришел ее черед? Теперь, когда о смерти Макса почти забыли, пришли за ней?

В течении месяца Савина вела тайное расследование. Изучала жизнь Камаева и пыталась найти все, что могло касаться озера, камня и Прибрежного. Кажется, теперь Максима она знала, как саму себя. Он – был хорошим человеком, даже было жаль, что относилась к нему так предвзято. На деле ведь он оказался прав. Искал правду, выручал друзей, помогал маленьким беспризорникам – определял их в семьи или детские дома. Он был разведен, а от первого брака осталась маленькая дочь.

Наблюдая со стороны на увлеченную играми девочку в детском саду, Анна молча мечтала о своих детях.

И бессмысленная на первый взгляд гибель Макса донимала еще больше. Она должна докопаться до истины. Нельзя все это так оставить!

Выяснить связь Корина и Бережного не получилось. Общих родственников у них не было. До похорон они и не встречались никогда, казалось бы. Правда, нашелся один крючок, но очень хлипкий. Геннадий Сергеевич еще в молодости бывал в Прибрежном. Всего несколько дней, но доказательств не хватало: только небольшая заметка в газете «Вестник Прибрежного» о молодом журналисте, который устроил скандал в кафе.

Анна перерыла тысячи газет и журналов, перечитала все возможные истории об этом городе, но об озере или Туманной долине нигде ничего не было, словно их и в природе не существует.

Некоторых выпусков газет тех годов не хватало. Закралась мысль, что их намеренно удалили. Оставалась надежда, что есть оригиналы в Прибрежном, но ехать туда не было ни малейшего желания. Анна знала, что ее там ждет. Разочарованный Дмитрий и злой Денис. Нет, она ни за что туда не поедет.

Приходилось довольствоваться старыми распечатками и небольшими заметками – как раз те, что несколько месяцев назад передал ей Бережной. Все то, отчего хотелось истерично смеяться: таким нелепым оно казалось. Теперь же Анна понимала – что-то не так с этим озером и она верила своим глазам, а не газетным вырезкам.

Жаль, она не смогла рассмотреть или сфотографировать дымку во время похода. Теперь знала наверняка, что не даром Денис запретил это сделать. Он знает очень много, но Анна настолько горда, что никогда не переступит через себя и никогда не попросит его о помощи. Тем более, это бессмысленно – он все равно не откроется.

Дверь на улицу громко хлопнула. Анна почувствовала это даже через стену. Прижалась сильнее к холодной поверхности и задержала дыхание. Кажется, послышались тяжелые шаги на лестнице. Они стремительно приближались. Все ближе и ближе. Савина натянулась, как струна, затем осторожно глянула в глазок. Никого не было. Но шум и скрежет за дверью почти выталкивали сердце из груди.

Неожиданно зазвонил телефон, отчего Анна подскочила, как от горячего угля в руке. Дрожа, отпрянула от двери и вытянула мобильный из сумочки.

Звонила подруга.

– Привет, Савунья. Я вернулась, наконец! – восторженно пропищала Карина в трубку. – А ты чем занимаешься? Не хочешь встретиться? Мне столько всего тебе рассказать надо! – подруга была переполнена счастьем, это чувствовалось по голосу.

– Сейчас, наверное, не получится, – Анна представила, что ей одной придется выходить из темного подъезда и сглотнула. – Как-нибудь в другой раз.

– Мне завтра на работу, – заныла девушка. – Да и потом будет неинтересно. Давай в клубе встретимся, потанцуем? Ну?

– Нет, Кори, я не хочу. Не до этого.

– Да что с тобой? Мы же почти два месяца не виделись! Порадуй подругу. У тебя, наверняка, тоже есть, что рассказать.

– Да не особо, – небрежно бросила Савина, но спохватилась поздно.

– Ага, все ясно! – выпалила Кори. – Жди, буду через тридцать минут. И только попробуй отрицать, что ничего интересного не случилось!

Анна хотела отговорить ее, но в трубке послышались короткие гудки. Перезванивать бесполезно, если Карина что-то решила – она это сделает.


Когда через минут сорок в дверь позвонили, Анна вздрогнула, и долго высматривала в глазок точно ли это Карина. Не пришел ли к ее порогу тот самый преследователь, что густой тенью прятался во дворе.

– Ани, ты спишь там, что ли? – отозвалась с другой стороны двери девушка.

– Прости, в ванной была. Заходи, – Савина пропустила внутрь шумную подругу и бросила беглый взгляд на площадку перед квартирой. Серые стены, холодный воздух да гулкая тишина. Никого.

Кори раскрасневшаяся и с кучей пакетов в руках, скинула наспех туфли и прямиком пошла на кухню. Уже там короткое вишневое пальто бросила на мягкий уголок и стала распечатывать сумки.

– Я тебе тут подарков привезла и вкусностей.

Подруга отпустила волосы, они теперь прикрывали плечи и оттеняли ее светлое лицо еще больше. Губы показались вспухшими и насыщенными, словно им дарили множество поцелуев, а глаза блестели от счастья. Точно кого-то встретила, не иначе. Чего бы ей с дороги так спешить к Ане?

– О! Ну, и вид у тебя! – Карина плеснула в ладоши и присела на табуретку у окна.

В светлой кухне подруга смогла рассмотреть ее получше. Последнее время Анне и самой отражение в зеркале не нравилось: щеки впали, волосы потеряли лоск, глаза потухли, а серые круги и мешки под ними уже даже не пугали. Все это время было не до себя.

– Тебя что не кормят? – девушка осмотрелась, глаза чуть округлились, – Анюша, ты точно в порядке? Я смотрю твой педантизм тебя попустил немного.

Анна оглянулась на немытую посуду, засохший фикус на подоконнике, пыль на полках с приправами. Да, она давно махнула на порядок и перестала обращать на внешние раздражители. Почему-то сейчас ей было наплевать на это. Как и на себя тоже. Важней было упокоить ураган в душе, который просто не давал жить.

– Не волнуйся, со мной все в порядке, – с напускной уверенностью сказала Анна и стала возиться с чайником. Порылась в горе немытых чашек и, выудив парочку, начала их неистово оттирать от присохших чаинок.

– Хм… Анна, что ты мне заливаешь?

Анна посмотрела на гостью через плечо.

– Да перестань. Зачем мне это? Я отлично себя чувствую.

Карина закинула ногу на ногу и, скрестив пальцы рук, сложила их под подбородок.

– Ты мне зубы не заговаривай. Кстати, про самочувствие я не спрашивала. А надо было? Выкладывай!

Она не отстанет. В другое время – это порадовало бы, а сегодня Анна боялась даже думать о Прибрежном, не то, чтобы поделиться с подругой переживаниями, да и еще навлечь на нее неприятности.

– Немного не здоровилось. Скорее всего, климат в Прибрежном мне не подошел. Жарко там, – попыталась выкрутиться Анна.

– Немного? Да ты как с Бухенвальда! – Кори сверлила ее пронзительными карими глазами. Под этим взглядом Анне стало не по себе. – Да и в Прибрежном ты была месяц назад! Ты что-то недоговариваешь!

– Кори, правда, все хорошо.

– И почему я чую ложь?

Савина вздохнула и закусила губу, чтобы не проболтаться. Разливая кипяток по чашкам Анна сдерживала дрожь: звонки, преследования, еще незабытая смерть Камаева. Это было так свежо и близко, что не думать становилось все сложней. Все сильнее ее затягивало в пропасть. И, прав был Максим, она давно в нее шагнула. Налила воду в чашки слишком резко, лишнее выплеснулось и попало на руку, отчего Анна ойкнула и с грохотом поставила чайник на место. Кори хмыкнула.

– Все нормально. Ошпарилась немного… – прошептала Анна, понимая, что еще минута и она разревется на плече подруги и выложит ей все, что на духу. Нет! Нельзя!

Сжала кулаки. Кажется, проколола ногтями кожу на ладонях. Боль отрезвляла, но смятение и страх, как известь, разъедали покой. Она одна с этими переживаниями, делиться не с кем. Глубокое одиночество разрушало по капле, по крошке. Ра-зди-ра-ло. На клочья.

Весь месяц Анна не могла понять, почему ее преследует это горькое прошлое, но сейчас появление Карины встревожило душу и подняло гнетущий ил со дна сердца. Хотелось кричать. Кричать до хрипа и потери голоса. От боли и несправедливости.

– А ну садись, дорогая! – Кори оттянула ее назад и усадила на табурет. – Настаивать не буду. Видимо, у тебя есть причины мне не говорить, что с тобой случилось. Я чувствовала, что голос изменился, слышала это по телефону и видела по твоим глазам, когда в скайпе общались. Зачем скрывала так долго? Мы же друзья, и ты должна помнить, что я всегда рядом и в любую минуту готова выслушать и помочь.

Анна благодарно кивнула, но сказать ничего не смогла. Перед глазами все плыло от слез, и сдерживать их было невероятно трудно. Теперь, главное, просто молчать, иначе втянет подругу в эту грязную историю. Савина закусила губы до ослепительной боли, железистый вкус раскатался на языке.

А Карина продолжала говорить. Ее мягкий голос успокаивал и сжатое в комок сердце Анны раскрывалось.

– Предчувствие не обмануло меня. Ты оступилась, но это не беда. Ты дома. Жива, здорова, а счастье еще найдется, ты не переживай, – подруга пододвинула чашку с ароматным напитком, сделала бутерброды, выложила на стол кексы и конфеты. Полезла в сумку и выложила на стол в прозрачном пакете пончики в пудре.

Анна прыснула и закрыла лицо руками, сдерживаться получалось все сложней. Слезы непроизвольно потекли по щекам.

– Что? – удивилась, Кори. – Не любишь пончики?

– Люблю, даже очень… – натужный смех перешел в рыдания.

Карина присела рядом и прижала Анну к себе. Он подруги пахло сладким парфюмом и слабым ароматом табака.

– Да все будет хорошо. Что бы ни было – время лечит.

Они еще долго сидели на кухне и общались на отдаленные темы. Карина рассказывала о своем путешествии на море, где встретила любимого. Этот месяц они провели вместе, и Анна искренне порадовалась за подругу. Сожалела, что ей встречно нечем поделиться. Говорить о случайной связи с Денисом она не собиралась. Незачем бередить прошлое. Да и о Диме рассказывать нет смысла. Пусть все останется в Прибрежном. Там, где и началось. Да что ж так сложно выдернуть из сердца все эти воспоминания?

Когда стало совсем темно Кори засобиралась домой. Анна уговаривала ее остаться, но подруга наотрез отказалась, мол, у нее еще планы есть. Анна колебалась, но потом, все же, вышла проводить гостью до остановки. Не будет же она всю жизнь сидеть в квартире и бояться любого шороха?

Возвращаясь домой, пожалела о своей смелости, которая сейчас казалась необоснованным риском.

Страх шел по пятам: скрипел ветками над головой, шуршал травой под ногами, взвизгивал цепями на детской площадке. Савина шла быстро и не оборачивалась. Старалась не привлекать к себе внимание и, где возможно, пряталась в тени домов.

Пройдя мимо арки, Анна почти влетела в шумную компанию у соседнего подъезда. Ребята притихли, но пропустили ее. Кто-то даже тронул за плечо и пожелал удачи. В последний раз Савина бросила взгляд в их сторону, когда они нестройным хором завели знакомую песню под гитару.

Подъезд утопал в черном провале между высокими фонарями. Анна шагнула к двери, но попятилась, когда перед ней выросла широкоплечая черная тень. По телу прошел разряд тока, ноги будто вросли в асфальт. Вот и все!

Мужчина не шевелился. Из-за темноты рассмотреть его лицо не получалось. Свет фонаря очерчивал кудрявые темные волосы и крепкое телосложение.

Анна отступила назад и, чуть не свалившись из-за бордюра, непроизвольно взмахнула руками. Незнакомец наступал.

– Пятишься, воровка? – рыкнул он густым басом.

– Что? – Савина оглянулась.

– Беги, что стоишь? – съязвил мужчина, наступая.

К стоянкам и гаражам или в сторону компании? Выбрала второе. Рванула. Молодые люди встрепенулись, зашумели, стали свистеть ей вслед. Минуя братию, Анна обернулась в страхе: никто не погнался за ней, и темноволосый будто растворился в воздухе. Остановилась. Куда бежать? Через темную арку к остановкам, где сейчас людей и того меньше? Догонит. Вон какие ноги длинные у него были.

Пока Савина стояла в нерешительности, ребята спрыгнули с лавочки и направились к ней.

– Куда бежим? Не к нам ли? – в темноте глаза одного из парней блеснули. Он тут же потянул ее за талию. Анна взвизгнула и оттолкнула его. И врезалась в другого. Тот зашел со спины и цепко схватил за плечи.

– Отпустите, – пропищала Анна. Она не хотела кричать. Там у подъезда ее ждал другой враг. И кто страшней? – Что вам нужно?

– Да так, ничего особенного, – тот, что стоял за спиной, говорил противным трескучим голосом. Он дернул волосы назад, заставляя Анну запрокинуть голову, и, потянув носом возле уха, лизнул шею. Стало мерзко, неприятно и страшно. Ноги подкосились.

– Ребят, отстаньте. Я же ваша соседка. Отпустите, – прошептала умоляюще Анна, все еще поглядывая в сторону подъезда. Бежать от одной беды в лапы другой?

– Соседка-конфетка… – покривлялся один из парней. Остальные подхватили шутку гаркающим хохотом.

Те, что сидели на лавочке, заинтересовались и подошли ближе. В темноте трудно было различить их лица и возраст, но по голосам они казались моложе Анны. Гитарист забренчал испанский напев.

– Станцуй нам, детка, – они стали в круг и вытолкнули ее в центр. Руки сводило от напряжения и боли, горло першило. Горячая лава подбиралась стремительно и растекалась внутри, сшибая все на своем пути, даже силу воли. Старые ощущения всколыхнулись, мышцы сковало и дыхание стало густым и рваным. Анна чувствовала, как накатывает знакомая волна приступа.

– Давай! Тряхни костями! Покажи, что ты умеешь! – подначивали другие, передергивая ее из одной стороны в другую. От этой карусели закружилась голова, горло сдавило так, что Анна согнулась пополам и раскашлялась.

– Да она какая-то чихотная! Валим, чуваки!

Склонившись над землей, Савина сплюнула подступившую к горлу жидкость. Она не видела ничего из-за слез, но уверенна была, что это кровь. На языке появился яркий соленый вкус. Руки не поднимались и тело тянуло вниз. Сейчас она упадет и найдут под утро уже окоченевшей. Осень в Центральном холодная и морозная.

Савина почувствовала, как кольнуло бедро, затем ее перевернули и подняли. Она, словно вспорхнула. В нос ударил запах: терпкий, мужской. Быстрые глухие шаги разносились по пустому двору. Анну все время потряхивало, но приятное тепло человека передавалось ей и, казалось, приступ отступал. Внутри подъезда в глаза ударил слабый свет ламп.

– Где ключи? – зашуршал голос.

Ее поставили на ноги и, придерживая за плечи, пошарили в карманах. В голове был такой гул, что Анна слабо понимала, что происходит. Мир размывало от головокружения и не было сил сопротивляться новым объятиям.

Ее аккуратно уложили на кровать. Анна с трудом приоткрыла глаза и увидела перед собой все тот же силуэт с кудрями. На секунду стало страшно, но сон втянул в глухой коридор так резко, что она едва разобрала последнее, что гаркнул над ухом гость:

– С тобой вечно одни проблемы.


Анна резко открыла глаза и поднялась. Не просыпалась, а словно включилась. Одеяло сползло на живот, и утренняя прохлада поползла по плечам, рассыпая дрожь. Уснула в одежде, в футболке и джинсах? Какой ужас! Не могла вспомнить даже момент, когда засыпала.

Савина подскочила на ноги, вспомнив, как вчера закончился вечер. Голова немного кружилась, но она смогла добраться до выхода из комнаты. Выглянула в коридор, вцепившись вспотевшими пальцами в косяк, – никого, только тишина настораживала и клокотала под ложечкой. Проверив на всякий случай входную дверь, которая была закрыта на ключ, Анна поплелась в ванную. Гопники, приступ и черный великан всего лишь сон? Но шарахнулась от зеркала в ванной, когда увидела запекшуюся кровь в уголке рта и размазанные бурые потеки на щеке. Так это было на самом деле!

Что случилось возле подъезда? Кто помог ей добраться домой и потом тихо ушел, захлопнув дверь? А если этот страшный сон продолжает длиться? Анна так устала от кошмаров, что с трудом различала реальность и вымысел. Особенно после прикосновения к брелоку – сны стали нестерпимо навязчивыми и словно выпивали ее жизненные силы. Каждую ночь они возвращали ее в Прибрежный, к озеру, погружая в холодный жуткий мрак. Стоило закрыть глаза, все повторялось. Тень, люди на постаменте и их смерть…

После утреннего душа, Савина поплелась на кухню и нашла в сумочке мобильный. Карина не отвечала на звонки. Родителям звонить не стала – нет нужды их беспокоить. Как всегда Анна оставалась одна со своей проблемой, потому что признаться, что сходишь с ума, было некому. Никто не поймет, почему она боится темноты, никто не поможет. Разве расскажешь, что в снах к ней приходит монстр с красными глазами и рвет ее душу на части? Просто покрутят пальцем у виска. Никто не подскажет, как защититься от черной тени, что следует по пятам даже в реальности. Никто. Никогда. Ее. Не поймет.

Пока заваривался кофе, Анна смотрела в окно и сдерживала порывистое дыхание. Страх сковывал плечи и сжимал в узел внутренности, казалось, что ее душу по клочку вытаскивали наружу, и сил оставалось все меньше. Хотелось плакать, но слезы не шли, будто высохли. От этого было еще хуже.

У соседнего подъезда толпились старушки. Там же вчера сидели ребята с гитарами, до того как…

Кто же это был? Кто отнес ее домой и знал, где она живет? Просто прямиком пошел к ее квартире.

В замке что-то щелкнуло, и входная дверь с визгом открылась. Анна задержала дыхание. Повернула голову и широко распахнула глаза, тело не слушалось и будто окаменело. Бежать было некуда.

На кухню, с большими пакетами в руках, ввалился чернявый крупный мужчина. Одет он был в темную рубашку и брюки, оттеняющие его смуглую кожу. Лицо отдаленно показалось знакомым.

– О, проснулась! – буркнул он и стал выкладывать продукты на стол невозмутимо спокойно, словно у себя дома.

– Кто ты… вы? Что вам нужно?

– А ты не знаешь! Хватит придуриваться! – незваный гость подошел к плите и, поставив сковородку на огонь, занялся чисткой и нарезкой лука.

Анна все не могла отойти от окна. Сцепила пальцы на гардине и, когда затрещали застежки под потолком, вздрогнула.

– Отойди, а то карниз оборвешь, – поддел мужчина и подмигнул темно-карим глазом. Кофе зашипел и едва не сбежал на плиту, но гость, ловко потушил конфорку.

Бояться его? Может, стоит через открытый проход в коридор выбежать на улицу? Но Анна не успеет толком обуться, и мужчина схватит ее в коридоре. Да и хотел бы причинить вред, уже бы это сделал.

– Сядь уже! – приказал чернявый и поставил на стол две тарелки с яичницей. Отдельно порезал на четыре части огурцы и помидоры.

Анна глянула в его карие, почти черные, глаза и поняла, что лучше не спорить. Присев, долго изучала и пыталась вспомнить почему лицо кажется ей знакомым.

Курчавые удлиненные волосы торчали в разные стороны, словно взрыв смолистых макарон. Мужчина был приятный и в чем-то притягательный, молодой, не старше Дениса. Где она могла его встречать раньше? На конференциях, на корпоративах? Где же?

Мужчина молча ел, не обращая на Анну внимания. В какой-то момент замер и снова приказал:

– Ешь! Вон уже кожа да кости! – намекнул на ее худые руки и плечи.

Анна поковырялась вилкой в тарелке. Выглядело аппетитно, но после приступа болело горло, и совершенно не хотелось тревожить раны.

– Болит? – заметил мужчина, когда Савина тяжело сглотнула. – Понимаю. Ничего не поделаешь. Нам нужно поговорить, и придется потерпеть.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

Поделиться ссылкой на выделенное