Дэвид Болдаччи.

Победитель



скачать книгу бесплатно

Лу-Энн медленно обернулась, в ее широко раскрытых глазах блеснули слезы.

Джексон сочувственно посмотрел на нее.

– Это неизбежно, Лу-Энн. Я говорю правду, и ты это знаешь. Какое будущее ждет вас с Лизой, если ты останешься с Дуэйном? А если не он, придет другой Дуэйн, еще один, еще… Ты будешь жить в нищете и умрешь в нищете, и то же самое будет с твоей девочкой. От этого никуда не уйти. Разумеется, это несправедливо, но это ничего не меняет. О, те, кто никогда не был в твоем положении, скажут, что тебе нужно просто сложить вещи и уйти. Забрать дочь и бросить Дуэйна. Вот только они не смогут объяснить, как ты это сделаешь. Где возьмешь деньги на автобус, номер в мотеле и еду. Кто будет присматривать за ребенком, сначала пока ты будешь искать работу, а затем когда ты ее найдешь, если ты ее найдешь. – Сочувственно покачав головой, Джексон подпер рукой подбородок, глядя на Лу-Энн. – Конечно, если хочешь, можешь заявить в полицию. Правда, к тому времени как вы сюда вернетесь, здесь уже никого не будет. И неужели ты думаешь, что тебе поверят? – На его лице мелькнуло снисходительное выражение. – И чего ты этим добьешься? Только упустишь шанс, какой выпадает раз в жизни. Единственную надежду выбраться из грязи. И все коту под хвост.

Джексон печально покачал головой, словно говоря: «Пожалуйста, не будь такой глупой!»

Лу-Энн крепче стиснула ручку переноски. Испуганная Лиза зашевелилась, и ее мать машинально принялась качать переноску взад и вперед.

– Вы говорите о мечтах, мистер Джексон… У меня есть свои мечты. Большие. Чертовски большие.

Однако голос ее дрожал. Внешне Лу-Энн Тайлер была очень крепкой – результат многолетней суровой борьбы за существование, совершенно бесплодной; но все же слова Джексона – точнее, прозвучавшая в них правда – задели ее.

– Знаю. Я уже говорил, что считаю тебя умной, и всеми своими действиями во время этой встречи ты лишь еще больше укрепила меня в этом мнении. Ты заслуживаешь лучшей участи, однако люди крайне редко получают то, чего заслуживают. Я предлагаю тебе способ осуществить свои большие мечты. – Он щелкнул пальцами, подчеркивая свои слова. – Вот так.

– Откуда мне знать, что вы не из полиции и не пытаетесь меня подставить? – с опаской спросила Лу-Энн. – Я не собираюсь из-за денег отправляться за решетку!

– Ну, это была бы типичная провокация, только и всего. В суде дело развалилось бы. Да и зачем, во имя всего святого, полиции выстраивать такую хитроумную схему, чтобы подцепить тебя?

Лу-Энн прислонилась к двери, чувствуя, как судорожно колотится в груди сердце.

Джексон встал.

– Понимаю, ты меня не знаешь, но я отношусь к своему бизнесу очень и очень серьезно. Я никогда ничего не делаю без веских оснований. Я не стал бы напрасно тратить твое время ради какой-то шутки, и уж точно я ни за что не стал бы напрасно тратить свое время. – В его голосе прозвучала неприкрытая властность, глаза пристально впились в Лу-Энн.

– Но почему я? Почему из всех людей в этом долбаном мире вы постучались именно ко мне? – Она говорила чуть ли не с мольбой.

– Справедливый вопрос; однако я не готов на него ответить, и он не имеет отношения к делу.

– Откуда вам известно, что я выиграю?

Джексон выразительно посмотрел на телевизор.

– Если, конечно, ты не думаешь, что мне невероятно повезло с этим предсказанием, ты не должна сомневаться в исходе.

– Ха! Сейчас я сомневаюсь во всем, что слышу.

Итак, если я соглашусь сыграть и все равно не выиграю?

– И что ты потеряешь в этом случае?

– Как что – два доллара, цену билета! Быть может, для вас это не деньги, но для меня это проезд на автобусе почти на целую неделю!

Достав из кармана четыре однодолларовых купюры, Джексон протянул их ей.

– В таком случае считай, что риск полностью устранен, к тому же ты получаешь стопроцентную компенсацию.

Лу-Энн потерла купюры в пальцах.

– Я хочу знать, вам-то зачем все это? Я уже старовата для того, чтобы верить в добрых фей и загаданные желания. – Теперь ее взгляд был чистым и полностью сосредоточенным.

– Опять же хороший вопрос, но к нему мы вернемся, только если ты согласишься участвовать. Однако ты права: я занимаюсь этим не по доброте душевной. – У Джексона на губах мелькнула улыбка. – Это чисто деловая операция. Причем прибыльная и взаимовыгодная. И все-таки я склонен полагать, что ты останешься довольна щедростью условий.

Лу-Энн спрятала деньги в сумочку.

– Если вы хотите получить от меня ответ прямо сейчас, то это будет большое и жирное «нет».

– Я отдаю себе отчет, что мое предложение достаточно необычно. Поэтому я дам тебе время, чтобы все обдумать. – Записав на листке бумаги номер бесплатного телефона, он протянул его Лу-Энн. – Но времени будет немного. Розыгрыш месячного приза Национальной лотереи состоится через четыре дня. Я должен получить твой ответ послезавтра до десяти часов утра. По этому номеру ты отыщешь меня где угодно.

Лу-Энн посмотрела на листок бумаги.

– А что, если через два дня я по-прежнему отвечу «нет», как, скорее всего, и будет?

– В лотерею выиграет кто-то другой, Лу-Энн, – пожал плечами Джексон. – Кто-то другой разбогатеет минимум на пятьдесят миллионов долларов, и уж этот человек, уверяю, точно не будет мучиться чувством вины. – Он мило улыбнулся. – Поверь мне, многие с радостью займут твое место. С радостью. – Вложив листок бумаги Лу-Энн в руку, он сжал ее пальцы в кулак. – Помни, десять часов и одна минута – и мое предложение перестанет действовать. Навсегда.

Конечно, Джексон не стал добавлять, что если Лу-Энн откажется, он сразу же ее убьет. Его голос прозвучал резко, но затем он снова улыбнулся и открыл перед ней дверь, бросив взгляд на Лизу. Девочка успокоилась и, вытаращив глазки, смотрела на него.

– Внешне вылитая твоя копия. Надеюсь, и мозги у нее твои. – Когда Лу-Энн уже вышла в приемную, Джексон добавил: – Спасибо за то, что пришла. Желаю тебе всего хорошего.

– Почему мне кажется, что ваша фамилия не Джексон? – спросила Лу-Энн, пристально глядя ему в лицо.

– Я искренне надеюсь, что в самое ближайшее время ты мне позвонишь. Я люблю делать добро тем, кто этого заслуживает. А ты?

И он мягко закрыл за ней дверь.

Глава 4

В автобусе по дороге домой Лу-Энн крепко сжимала переноску с Лизой и листок бумаги с номером телефона. Ее не покидало неуютное чувство, что всем пассажирам автобуса прекрасно известно о случившемся с ней и, как следствие, все ее строго осуждают. Пожилая женщина в поношенном пальто и штопаных чулках, прижимая к груди пакеты с покупками, сверкала взглядом на Лу-Энн. Та не могла сказать, то ли женщина действительно посвящена в детали состоявшейся встречи, то ли просто завидует ее молодости, внешности и очаровательной дочурке.

Откинувшись на спинку сиденья, Лу-Энн дала волю своим мыслям, изучая, какой будет ее жизнь в зависимости от того, ответит она на предложение Джексона «да» или «нет». В то время как отказ был сопряжен с определенными последствиями, которые все до одного были богато украшены образом Дуэйна, согласие, похоже, также имело свои проблемы. Как сказал этот человек, если она действительно выиграет в лотерею несметные богатства, то сможет сделать все, что только пожелает. Абсолютно все! Поехать куда угодно. Купить что угодно. Господи! При мысли о том, что от подобной необузданной свободы ее отделяют лишь четыре дня и один телефонный звонок, Лу-Энн захотелось побежать по узкому проходу между сиденьями, вопя от радости. Она решительно отбросила подозрения в том, что все это розыгрыш или какая-то хитроумная схема. Джексон не просил у нее никаких денег; впрочем, она все равно ничего не смогла бы ему дать. Также он ничем не показал, что желает от Лу-Энн каких-либо сексуальных услуг, хотя полностью соглашение еще не было озвучено. Впрочем, ей не показалось, что она интересовала Джексона в сексуальном плане. Он даже не прикоснулся к ней, ни словом не высказался о ее внешности – по крайней мере, напрямую – и, похоже, был во всех отношениях сугубо деловым и искренним. Конечно, возможно, он полный псих, но если это так, он определенно великолепно справился, изображая здравый рассудок. К тому же ему пришлось потратиться, чтобы арендовать офис, нанять секретаршу и так далее. Если Джексон и был невменяемым, у него определенно случались просветления. Лу-Энн покачала головой. И он действительно правильно назвал все выигрышные номера ежедневного тиража, даже до того, как эта проклятая машина вытащила шары. Отрицать это нельзя. Так что если Джексон говорил правду, единственная загвоздка заключалась в том, что его деловое предложение попахивало чем-то противозаконным – мошенничеством, разными гадостями, о которых Лу-Энн не хотелось даже думать. Конечно, это было уже что-то серьезное. А что, если она согласится, а потом ее схватят и все это всплывет? Быть может, ее упекут за решетку до конца жизни… Что тогда станется с Лизой? Внезапно Лу-Энн почувствовала себя бесконечно несчастной. Подобно многим, она мечтала о мешке золота. Это видение не раз захватывало ее мысли, особенно когда ее захлестывало чувство жалости к самой себе. Однако в мечтах к мешку золота не было приковано пушечное ядро.

– Проклятье! – пробормотала Лу-Энн.

Четкий выбор между раем и адом? И каковы условия Джексона? Лу-Энн еще никогда не уезжала из Рикерсвилла, известного разве что своей ежегодной ярмаркой да зловонными скотобойнями. Она может пересчитать по пальцам одной руки все те случаи, когда ей доводилось ездить на лифте. У нее никогда не было ни дома, ни машины; на самом деле у нее, по большому счету, вообще никогда ничего не было. Ни один банковский счет никогда не был открыт на ее имя. Она сносно читала, писала и говорила по-английски, но к высшему обществу определенно не принадлежала. Джексон сказал, что она сможет все что угодно. Но так ли это? Можно ли взять лягушку из болота, поместить ее во французский замок и действительно поверить в то, что все получилось? Но ведь ей не нужно будет так решительно менять свою жизнь, становиться кем-то или чем-то таким, чем она на самом деле не является… Лу-Энн поежилась.

Однако все обстоит именно так. Смахнув длинные волосы с лица, она нагнулась к Лизе и пощекотала пальцем девочке лобик, там, где по нему скользили золотистые локоны. Затем сделала глубокий вдох, вбирая в грудь сладостный весенний воздух, врывающийся в открытое окно автобуса. Все дело было в том, что ей отчаянно хотелось стать кем-то другим, все равно кем, лишь бы не тем, кем она была сейчас. Почти всю свою жизнь Лу-Энн чувствовала, верила и надеялась, что когда-нибудь настанет день, и она предпримет какие-то шаги в этом направлении. Однако с каждым прошедшим годом надежда эта становилась все более призрачной, все более похожей на мечту, которая однажды полностью освободится от нее и улетит прочь, и в конце концов она останется высушенной, сморщенной обладательницей быстро угасающей, непримечательной жизни и напрочь забудет, что у нее вообще когда-то были подобные мечты. С каждым днем это беспросветное будущее становилось все более четким, подобно картинке на экране телевизора, к которому наконец подключили антенну.

И вот все неожиданно изменилось. Лу-Энн уставилась на листок бумаги с номером телефона. Автобус трясся на ухабистой мостовой, возвращая их с Лизой к грунтовой дороге, ведущей к грязному фургону, где их ждал Дуэйн Харви, несомненно, пребывающий в отвратительном настроении. Ему будут нужны деньги на опохмелку. Но тут Лу-Энн просияла, вспомнив о лежащих в кармане двух лишних долларах. Мистер Джексон уже обеспечил ее определенной прибылью. Для начала нужно будет удалить Дуэйна, чтобы спокойно все обдумать. Сегодня вечером в «Сесть и пожрать», любимой забегаловке Дуэйна, пиво будет по доллару за кувшин. На два доллара Дуэйн сможет напиться до блаженного забытья. Лу-Энн посмотрела в окно на окружающий мир, пробуждающийся после зимы. Пришла весна. Новое начало. Быть может, и для нее тоже? Которое придет в десять часов утра послезавтра. Взгляды Лу-Энн и Лизы встретились, и мать и дочь нежно улыбнулись друг другу. Лу-Энн осторожно опустила голову девочке на грудь, не зная, смеяться ей или плакать, и в то же время страстно желая того и другого.

Глава 5

Разбитая дверь со скрипом отворилась, и Лу-Энн вошла внутрь, держа в руках Лизу. В фургоне было темно, холодно и тихо. Похоже, Дуэйн до сих пор не проснулся. И все же Лу-Энн, пробираясь по узкому проходу, держала глаза и уши настороже, ловя малейшее движение или звук. Она нисколько не боялась Дуэйна – если только, конечно, он не набросится на нее внезапно сзади. В честном поединке лицом к лицу Лу-Энн могла постоять за себя. Она уже не раз хорошенько дубасила Дуэйна, когда тот по пьяной лавке начинал буянить. В трезвом – или в близком к трезвому – виде, в каком он должен был находиться сейчас, Дуэйн обыкновенно не предпринимал ничего слишком уж жестокого. Все это было очень странным – для отношений с человеком, которого можно было считать «второй половиной». Однако Лу-Энн смогла бы назвать по меньшей мере десять своих знакомых, живущих примерно в таком же положении, основанном скорее на чистой экономике, ограниченном выборе и в основном инертности, чем на чем-либо хоть отдаленно напоминающем нежные чувства. У нее были и другие предложения; однако трава на новом месте редко оказывается зеленее, Лу-Энн знала это на собственном опыте. Услышав доносящийся из спальни храп, она ускорила шаг и просунула голову в тесную комнатенку. Когда Лу-Энн увидела две фигуры под одеялом, у нее перехватило дыхание. Справа была видна голова Дуэйна. Второй человек был полностью скрыт одеялом; однако сдвоенные бугорки в области груди красноречиво свидетельствовали о том, что это не один из собутыльников Дуэйна, отсыпающийся после совместной попойки.

Бесшумно отступив в коридор, Лу-Энн поставила переноску с встревожившейся Лизой в ванную и затворила дверь. Она не хотела, чтобы ее девочку напугало то, что сейчас произойдет. Когда Лу-Энн снова открыла дверь в спальню, Дуэйн по-прежнему громко храпел; однако лежащее рядом с ним тело пошевелилось, и теперь стали отчетливо видны длинные рыжие волосы. Лу-Энн потребовалась всего одна секунда, чтобы крепко вцепиться в густую гриву; она рванула что есть силы, и обладательница длинных локонов вылетела из кровати в чем мать родила и с грохотом рухнула у противоположной стены.

– Черт! – взревела женщина, упав на задницу.

Угрюмая Лу-Энн тотчас же подхватила ее и протащила по грязному, протертому ковру.

– Лу-Энн, черт возьми, отпусти меня!

Какое-то мгновение Лу-Энн смотрела на свою соперницу.

– Ширли, поганая шлюха, если ты еще раз заявишься сюда, видит Бог, я сверну тебе шею!

– Дуэйн, помоги, ради всего святого! Она спятила! – заскулила Ширли, дергая свои волосы в тщетной попытке вырваться из рук Лу-Энн.

Маленького роста, она была фунтов на двадцать легче. Лу-Энн поволокла ее к двери. Пухлые ноги и полные дряблые груди Ширли болтались из стороны в сторону и хлопали друг о друга.

Когда Лу-Энн проходила мимо Дуэйна, тот зашевелился.

– Что тут происходит? – сонным голосом спросил он.

– Заткнись! – отрезала Лу-Энн.

Когда его взгляд наконец сфокусировался, Дуэйн протянул руку и взял с ночного столика пачку сигарет. Закурив, он ухмыльнулся Ширли.

– Ширл, ты уходишь? Так рано?

И, смахнув с лица выбившуюся прядь волос, он жадно затянулся.

Ширли, вынужденная пятиться задом наперед, сверкнула глазами.

– Ах ты, дерьмо! – Ее полные щеки были свекольного цвета.

Дуэйн послал ей воздушный поцелуй.

– Я тебя тоже люблю, Ширл. Спасибо за то, что заглянула. Осчастливила мое утро.

Громко расхохотавшись, он хлопнул себя по бедру, приподнимаясь в кровати. Лу-Энн и Ширли скрылись за дверью.

Швырнув соперницу на землю рядом с ржавым двигателем от «Форда», Лу-Энн развернулась назад к фургону.

– Сучка, ты мне вырвала половину волос! – поднявшись на ноги, взвизгнула Ширли.

Лу-Энн молча шла вперед, не оборачиваясь.

– Мне нужна моя одежда! Черт побери, Лу-Энн, отдай мне мою одежду!

– Она была тебе не нужна, пока ты была здесь, – обернувшись, бросила Лу-Энн, – так что я не вижу причин, зачем она понадобится тебе сейчас.

– Не могу же я в таком виде вернуться домой!

– В таком случае не возвращайся домой.

Поднявшись по бетонным блокам в фургон, Лу-Энн захлопнула за собой дверь.

Дуэйн встретил ее в коридоре, в одних трусах, с болтающейся в уголке рта незажженной сигаретой.

– Когда две кошечки дерутся из-за парня, это просто здорово! Лу-Энн, у меня появилось желание… Как насчет того, чтобы занять освободившееся место? Давай, крошка, поцелуй меня!

Ухмыляясь, он попытался обнять ее за длинную шею. Следующий его вдох получился болезненным, поскольку правый кулак Лу-Энн врезался ему в рот, расшатав пару зубов. Но каким бы болезненным ни был этот удар, по шкале боли он не шел ни в какое сравнение с коленом, яростно вонзившимся Дуэйну между ног. Он грузно повалился на пол.

– Если ты еще раз достанешь свой член, Дуэйн Харви, – грозно промолвила склонившаяся над ним Лу-Энн, – помоги мне Господи, я оторву его и спущу в унитаз!

– Совсем спятила баба, – простонал Дуэйн, зажимая промежность; из разбитой губы сочилась кровь.

Присев на корточки, Лу-Энн, словно стальными клещами, стиснула ладонями его щеки.

– Нет, это ты спятил, если решил хотя бы на минуту, что я спокойно снесу эту мерзость!

– Мы с тобой не женаты.

– Верно, но мы живем вместе. У нас общий ребенок. И этот фургон в такой же степени мой, как и твой.

– Ширл для меня – пустое место. Что ты так взбесилась? – Зажимая свое хозяйство, Дуэйн смотрел на нее, в уголках глаз у него выступили слезы.

– А то, что этот жирный шматок сала отправится в салон красоты, в «Сесть и пожрать» и расскажет об этом всем, выставив меня величайшей дурой в мире!

– Не надо тебе было сегодня утром уходить. – Дуэйн с трудом поднялся с пола. – Видишь, это ты во всем виновата. Ширл заглянула к тебе за чем-то. Что я должен был делать?

– Не знаю, Дуэйн. Может быть, предложить ей вместо своего члена чашку чая?

– Мне больно, крошка, очень больно. – Он тяжело прислонился к стене.

Лу-Энн грубо протиснулась мимо него, чтобы проведать Лизу.

– Лучшая новость за весь день!

Через минуту она снова протиснулась мимо Дуэйна и вошла в спальню, где стала срывать с кровати постельное белье.

Дуэйн угрюмо наблюдал за ней из двери.

– Валяй, выбрасывай всё! Мне наплевать, это ты покупала!

– Я отнесу белье в стирку, – не оборачиваясь, ответила Лу-Энн. – Если ты собираешься и дальше трахаться со всеми шлюхами, я не потрачу на тебя ни цента!

Когда она приподняла матрас, ее внимание привлекло что-то зеленое. Сбросив матрас с кровати, женщина оглянулась на Дуэйна.

– А это еще что такое, черт возьми?

Холодно взглянув на нее, тот не спеша прошел в комнату, подобрал пачки денег, засунул их в бумажный пакет, стоявший на ночном столике, и, продолжая смотреть Лу-Энн в лицо, закрыл пакет.

– Скажем так: выиграл в лотерею, – надменно заявил он.

При этих словах Лу-Энн заметно напряглась, как будто ее ударили наотмашь по лицу. Какое-то мгновение ей казалось, что она грохнется в обморок. Неужели за всем этим стоял Дуэйн? И они с Джексоном действовали заодно? Более неправдоподобной пары нельзя было представить. Такого просто не может быть. Быстро придя в себя, Лу-Энн скрестила руки на груди.

– Врешь! Дуэйн, откуда у тебя это?

– Скажем так: это хорошая причина, чтобы ты была со мной ласковой и не раскрывала рот.

Грубо выпихнув его из комнаты, Лу-Энн заперла дверь. Затем, переодевшись в джинсы, кроссовки и толстовку, быстро собрала сумку. Когда она отперла и распахнула дверь, Дуэйн даже не шелохнулся; он стоял, сжимая в руках пакет. Лу-Энн быстро прошла мимо него, открыла дверь в ванную и подхватила на руку вырывающуюся Лизу; держа в другой руке грязное белье и сумку, она направилась к выходу.

– Лу-Энн, ты куда?

– Не твое дело, черт побери!

– И долго ты собираешься злиться из-за такой мелочи? Я ведь ни слова тебе не сказал, когда ты врезала мне по яйцам, правда? Честное слово, я уже обо всем забыл.

Лу-Энн стремительно развернулась.

– Дуэйн, ты самый тупой человек на всей земле!

– Правда? Ну, а ты тогда кем себя считаешь? Знаешь, если б не я, вам с Лизой даже не было бы где жить, твою мать! Я вас приютил, а то у вас не было бы ничего!

Закурив новую сигарету, Дуэйн благоразумно держался подальше от кулаков Лу-Энн. Он бросил спичку на вытертый ковер.

– Так что вместо того, чтобы постоянно собачиться со мной, ты бы лучше постаралась вести себя ласково. – Дуэйн выразительно похлопал по бумажному пакету с деньгами. – Там, откуда это, девочка моя, такого добра еще полно. Я не собираюсь долго задерживаться в этой дыре. Так что ты подумай! Хорошенько подумай! Впредь я не потерплю глупостей от тебя или кого бы то ни было. Ты меня слышишь?

Лу-Энн распахнула входную дверь.

– Дуэйн, я начинаю вести себя с тобой ласково прямо сейчас. И знаешь, как? Я уйду, прежде чем убью тебя!

Услышав гневные нотки в голосе матери, Лиза захныкала, словно они были обращены к ней. Поцеловав малышку, Лу-Энн шепнула ей что-то на ушко, успокаивая ее.

Дуэйн проводил взглядом, как она пересекла раскисший двор, восторгаясь ее попкой в обтягивающих джинсах. Затем огляделся по сторонам в поисках Ширли, но та, судя по всему, уже сбежала отсюда, пусть и совершенно голая.

– Крошка, я тебя люблю! – ухмыльнувшись, крикнул он вдогонку Лу-Энн.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11