Денис Матвиенко.

Проклятый детектив. С проклятыми не договориться



скачать книгу бесплатно

© Денис Матвиенко, 2017


ISBN 978-5-4485-7816-8

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Пролог

29 июля 2015г. Утро. Денвер.


Утренняя погода в Денвере желала оставлять лучшего. Пасмурное серое небо, что давило прохладой и моросью, лишь угнетало людей, спешащих по своим делам. Ресторан «Джордано» находился на западной части Джевелл Драйв. И на этой маленькой улочке он был монументом роскоши и престижа. Маленькие продуктовые магазинчики и здание химчистки, отливающее на солнце голубой крышей, выглядели на его фоне убого. Двухэтажное здание, обложенное белым кирпичом, декорированным под камень. Крыша была покрыта черной металлической черепицей. В окнах рамы были сделаны из темного дуба, а стекла были покрыты слегка тонированной плёнкой. По бокам дорожки к ресторану стояли две клумбы, в которых росли цветы разных видов. На одной из них цвели белые розы. А вторую украшали клематисы. Капли дождя стекали по лепесткам, добавляя цветам свежести. Справа от входной двери стоял небольшой фонарный столб, декорированный под старый английский вариант. Под ним стояла уютная деревянная лавочка. Экстерьер здания был весьма привлекательным и дорогим. Его фасад излучал ауру уюта и гостеприимства, зазывая своим видом посетителей на чашечку кофе. Чтобы на несколько минут ощутить немного блаженства от того, что ты находишься в такой роскоши. Но погода всё равно вносила свой тоскливый фон в вид этого ресторана. Будто бы создавала вокруг него ореол одинокого мрачного замка.

Напротив ресторана находилась парковка химчистки. И на среднем парковочном месте стояла черная машина. Шевроле Шевил, модель шестьдесят седьмого года. Элегантный черный кузов блестел недавней полировкой, и выглядел отлично для машины такой старой модели. Видимо, хозяин ей дорожил, и заботился о ней как следует. Не разбирающийся в автопроме человек принял бы машину за новую, если бы не знал, какого года эта модель. В салоне сидел молодой человек. Густые волосы оттенком каштана, подстриженные под «итальянку». Лицо треугольной формы, желто-зелёные глаза, прямой ровный нос. Маленькие губы. Под подбородком и на небольшом участке шеи шрам от ожога. Голубая рубашка контрастировала с черным жилетом и брюками. Расстёгнута верхняя пуговица рубашки, и немного расслаблен галстук. Он подкурил сигарету, и смотрел за входом в ресторан «Харви Грин». В зеркале заднего вида он увидел полицейского на мотоцикле, который поворачивал из-за угла Парфет Драйв на дорогу улицы Джевелл. Когда офицер подъехал к парковке химчистки он увидел, что на парковке стоит один единственный автомобиль. И то, что химчистка сегодня не работает. Это вызвало у него некоторые подозрения насчёт машины, находящейся на парковке неработающего здания. Он остановил мотоцикл напротив неё, решив, что стоит задать водителю пару вопросов. И подошёл к машине. Парень спокойно сделал затяжку, и сбросил пепел с сигареты.

– Добрый день, сэр.

Сержант Фьюри, отделение полиции Денвера. Ваши документы, и права на машину.

– Да, конечно – ответил парень, и протянул ему права и паспорт. Сержант быстро пробежался взглядом по документам. Даниель Къёрсед. Двадцать пять лет, холост, родился в Ирвинге. Ему показалось, что где то он уже слышал эту фамилию. И вспомнив вчерашний обед с коллегой из отдела нравов, понял, откуда он её знает.

– Я о тебе слышал. Говорят, твое детективное агентство ещё та заноза в заднице отдела нравов.

– Эда знаешь? – спросил Даниель, и, сделав последнюю затяжку, положил бычок в пепельницу, которая была установлена в дверь автомобиля.

– Нет, Дэвида Брика, его напарника.

– А, ты прав. Я у него в заднице не заноза, а целое бревно – с улыбкой ответил Дэни.

От ответа сержант Фьюри усмехнулся. Шутка явно ему понравилась.

– А чего здесь стоишь? – спросил офицер с улыбкой. Было видно, что шутка ему понравилась, и он не особо настроен придираться. Но взгляд сержанта перешёл на счётчик парковки, на табло которого отображалось, что закончилось время. Он уже хотел начать выписывать штраф за неоплаченную парковку, но парень затолкнул четвертак в приёмник, и время увеличилось на пятнадцать минут.

– Родители должны скоро приехать. Будем отмечать день рождения.

– Я так и понял. Отличного дня, м-р Къёрсед – с улыбкой ответил офицер. Сержант вернул документы, и пошёл к своему мотоциклу. Краем глаза Даниель заметил, что тот завел двигатель только на третьей попытке, и негромко матерясь, офицер поехал в сторону центра. Он покачал головой и повернул взгляд на соседнее сиденье, которое ещё минуту назад было пустым. Но сейчас на нём сидела девушка. Рыжие волосы, широкий лоб, узкий подбородок. Она была одета в подобие формы университета: белая рубашка без рукавов, короткий студенческий жилет без пуговиц желтого цвета, белые гольфы и клетчатая зеленая юбка. Девушка повернулась лицом к детективу, и начала разговор:

– Вечно к тебе кто-то придирается. Хотя если взглянуть на тебя и твою тачку, у каждого копа, кто тебя не знает, возникают подозрения.

– Агата… Ты уже столько времени со мной колесишь, и еще не привыкла к подобному? Странная ты.

– Зная тебя, это должна говорить я.

– Сказал демон.

– Сказал голодный демон.

Девушка пристально смотрела на Даниеля. В её взгляде была и игривость, и высокомерие. И некоторые нотки удивления. Она подтянулась к нему, приблизившись так, чтобы губы находились напротив его уха. И начала говорить прерывисто шепча:

– Неужели ничего не чувствуешь? Не хочется прикоснуться к моему лицу? К телу? Дотронуться до губ? Поцеловать их? Снять одежду и жадно целовать моё тело? – Агата говорила томно, словно разрываясь от возбуждения. Тепло её дыхания детектив ощущал своей кожей. Она запустила пальцы ему в волосы, но Даниель недовольно отпихнул её от себя рукой. Словно она была помехой, что мешает пройти. Он посмотрел на неё ехидным взглядом и ответил:

– Нет, спасибо, не хочется мне сближаться с суккубом. Ну, ты смотри, офицер не так уж далеко уехал, можешь ещё нагнать – съязвил детектив, и лицо Агаты приняло выражение обиды.

Даниель закурил новую сигарету. Он взглянул на дождь за окном сквозь сигаретный дым. «Только тумана не хватает, чтобы погода была в полной мере отвратительной» – пронеслась мысль в его голове. Но его размышления развеялись сразу, когда где-то вдалеке, словно тихое эхо, стали разносится отголоски голосов. Будто шёпот, но через пару минут перерастающий в настоящий гул. Агата увидела, как детектив устало потирает виски рукой и морщится от боли. Его снова накрывает приступ.

– Я зайду в ресторан. Устал сидеть здесь, пока ждем этого хмыря. Если что, звони – ответил Даниель, выбросил окурок в пепельницу, и вышел из машины. Из-под водительского сидения он достал сумку с ноутбуком. В голове голоса уже звенели как трель колокольчиков, перебивая друг друга. Множество голосов. Но это ненадолго. Детектив всегда знал, что гул утихнет, когда он услышит её голос. Голос, который никогда не забудет.


Зайдя внутрь, Даниель увидел, что интерьер был ещё лучше и роскошнее, чем экстерьер. Середина пола была мраморной, а края были покрыты квадратами деревянного паркета. В углу возле стойки хостеса стоял небольшой фонтан: статуя девушки, сидящей на камнях. Она держала на плече кувшин, из которого текла вода. На дне выемки фонтана, в котором собиралась вода, можно было увидеть мох, проросший на камнях, обсыпанных грунтом. Мебель ручной работы из черного дуба с мягкой обивкой бежевого цвета. Латунные светильники в стиле подсвечников приятно дополняли интерьер. Теплый свет подчеркивал бежевый оттенок узорчатых обоев, рисунок которых напоминал темно-коричневый иней на утреннем стекле. Лишь панорамные окна добавляли немного прохлады внутрь зала: из-за вида пасмурной погоды на улице. Детектив подошёл к крайнему столику в стороне, противоположной панорамной стены. Взяв меню, он нашёл страничку с десертами и обратился к официанту:

– Добрый день. Черный чай и две порции чизкейка. И где у вас уборная?

– В конце коридора последняя дверь слева – ответил официант, указав пальцем в нужном направлении.

Даниель прошёл до конца коридора и вошёл в мужскую уборную. Она представляла собой небольшую комнату, в конце которой слева находилось две белые кабинки с унитазами, а напротив них на стене были установлены писсуары. Стены были обложены кафелем медного оттенка, а пол был белого цвета. Ближе к двери по правой стороне находилась парная раковина с зеркалом. А напротив была воздушная сушилка и диспенсер с бумажными полотенцами. Детектив подошёл к раковине взглянул на себя под светом освещения: синяки под глазами, помятый вид лица, небольшой отёк от похмелья. Все так и говорило о том, что кошмары, алкоголь и бессонница его частые, ночные гости. Он открыл кран, сомкнул ладони под ним и наполнил их холодной водой. Умылся, и почувствовал небольшое облегчение. Проделав это действие несколько раз, он стал разбирать слова среди гула голосов:

– Ты неблагодарный выродок

– Если бы ты был рядом сейчас, отхватил бы ещё разок от нас…

– Ты хренов выпендрёжник, а не детектив.

– Ты… ты… ты… – и голоса снова забубнили, после чего стихли окончательно. И он услышал тот самый голос. Её голос.

– Даниель, ты так устал. Почему бы тебе не взять выходной? – раздался голос девушки. Она появилась у него за спиной. Девушка среднего роста с платиновыми волосами, в голубой рубашке, под которой была белая майка. И на груди расплывалось темно-красное пятно крови.

– Не сейчас Триша. Мне не до выходных – ответил Даниель, достал сигарету из пачки, и закурил. Он окунулся в память. В тот период, когда закончилась его жизнь, и началось проклятье.

Глава 1. Похоть

Злость, как и похоть, в приступе своем не знает стыда.

Джордж Сэвил Галифакс.

1.1 Взгляд в прошлое

21 марта 2015. Вечер. Ирвинг.


Обычный день ранней весны в Ирвинге. Небольшая оттепель растопляла снег на улицах, и начиналась пора весенней слякоти и грязи. Казалось, что должно становиться теплее, но на улице всё так же было холодно и сыро. Светло-серое здание офисного комплекса в центре Ирвинге было закрытым на выходные. Но в одном окне всё же горел свет. Офис сыскного агентства «Джастис» редко закрывался на выходной. У детектива Даниеля Экстона было хорошее настроение: он закончил расследование мошенничества работника кредитного отдела Техас-Централ-Кредит-Юнион, передав аудио запись разговора заказчикам. После чего ему пришло письмо на почту – уведомление о пополнении счёта. После выполненной работы детектив стал собирать бумаги со стола, и наводить порядок в офисе. Время близилось к вечеру, и на улице уже потемнело. Детектив накинул пальто и хотел выключить свет в кабинете, как услышал стук в дверь.

– Войдите – и после сказанного в офис зашёл курьер.

– Добрый день! Вы мистер Экстон? Вам заказное письмо, – ответил курьер. Смуглый мулат в оранжево красном комбинезоне фирмы ESM.

– Хорошо, спасибо – ответил Даниель, и взял в руки планшет с отчетом о доставке. Поставил роспись, и забрал письмо из рук курьера.

– Удачного вам дня – ответил курьер-мулат и вышел из офиса.

Детектив осмотрел письмо. Адресат отправки был указан «Манхоланд драйв, дом номер сто девяносто один». Ни имени, ни фамилии отправителя. Он сел на кресло и вскрыл письмо. Из конверта вывалились фотографии. Даниель поднял их, и увиденное шокировало его. После он начал читать письмо, что было в конверте вместе с фотографиями.

– Иногда стоит смотреть правде в глаза. А иногда её нужно показывать другим. Что я и делаю для тебя. Я знаю, как сильно ты любишь. И не хотелось, чтобы ты не оставался в дураках.

Даниель смотрел на фото. Внутри была смесь боли, злобы и обиды. На этих фотографиях он увидел свою любимую Тришу с другим парнем. Фото были разного формата – от простых снимков вместе до фотографий эротического характера. Он хотел поехать к ней и всё выяснить. Но потом почувствовал резкий укол, и уронил письмо. Кончики пальцев наполнила обжигающая боль. И от них потянулось нечто черное. Казалось, будто тьма текла по венам, и они становились черными, виднеющимися сквозь кожу. Она текла всё быстрее, и через пару секунд уже проходила по плечу к левому виску. Детектив успел лишь дойти до зеркала, когда эта тьма достигла его глаза. После чего он перестал видеть. Словно мгла окутала всё вокруг, он стоял в кромешной темноте.


Спустя мгновение тьма рассеялась, и Даниель увидел своё отражение в зеркале. Он подошёл к письму, что лежало на полу. Его уголок, который он держал пальцами, стал тлеть и воспламенился. Спустя несколько секунд письмо сгорело дотла. А потом детектив начал делать всё на автомате: взял ключи от машины, нашёл кобуру, забрал из неё свой Кольт. Зарядил его, спрятал за пояс, закрыл офис и спустился вниз.

– Зачем мне пистолет? Я же просто хочу всё выяснить – подумал Даниель, но что-то задушило в нём эту мысль. Как будто он делает всё по чьей-то воле. Спускаясь всё дальше вниз по лестнице, он хотел остановиться. «Что-то не так» – мысль в голове блеснула, словно фонарь в темноте. Детектив встал на месте, и начал разворачиваться в другую сторону. Это движение было невыносимо тяжёлым, будто его ноги весили целую тонну. Что-то внутри боролось с ним. И оно стало говорить с ним, шептать ему:

– Как она посмела? За твоей спиной предавать тебя? Как она посмела? Иди и убей её! – и в этот момент начал видеть, как тьма стала заполнять лестничную площадку. Даниель пытался двигаться, убежать. Но силы будто исчезли. Он чувствовал как гнев и злость стали переполнять его, затмевая разум. Тьма была везде, поднимаясь всё выше. Она поглотила его, не оставив ничего, кроме темноты вокруг.

Охранник офисного здания спускался вниз по лестничной клетке, и увидел, как на площадке четвертого этажа он увидел арендатора Экстона, что стоял, опустив голову. Ему это показалось странным, и он подошёл к нему.

– Экстон, с вами всё в порядке? – спросил он.

– Не беспокойтесь, я в норме – ответил ему Даниель монотонным голосом, словно робот. И развернувшись, стал спускаться вниз.

Выйдя из здания, он подошёл к своей машине, и быстро сел в салон. Шевроле завелась без единой заминки, и когда детектив дал газу, она рванула с места, оставляя клубы дыма от шин. Автомобиль разогнался до семидесяти миль в час за восемь секунд. Обычно он добирался до дома своей девушки за час от офиса. Но сейчас он гнал с бешеной скоростью, и поэтому должен был добраться за двадцать минут. Улицы проносились одна за другой. Было слышно, как пищал датчик радаров несколько раз. Но Даниель гнал машину вперёд как ненормальный, нарушая правила и подставляя других водителей. На Четвёртой Авеню черный Ниссан Альмера врезался в столб из-за его лихой езды. Но ему было плевать, что с ними произошло. Будто ничего не имело смысла, кроме его разговора с девушкой. Он даже не заметил, что идёт проливной дождь. И что по пути к машине он прилично промок.

Детектив затормозил за несколько домов до конечного пункта. Вышел из машины, и шёл пешком, высматривая её дом. И без труда нашёл его. «Песочный замок» – как он его называл. Это здание было выложено из желтого кирпича, с коричневой окантовкой и крышей. Крыша была мансардная, дополненная небольшими башнями. И все эти детали действительно превращали дом в подобие замка. Сердце сжималось и выпрыгивало от радости при виде его. При осознании факта, что сейчас он увидит свою любовь. Но сейчас он не испытывал приятного трепета, как раньше. Даниель постучал в дверь. И ему открыла дверь она, Патриция Истас, или как друзья её называли, Триша. Сначала она улыбнулась, увидев его. Но заметив, в каком он был состоянии, улыбка сразу же исчезла с лица.

– Господи, Даниель. Ты весь промок. Заболеть хочешь? А ну быстро в дом! Сейчас полотенце принесу – сказал Патриция, и завела его в прихожую. Внутри была теплая уютная атмосфера, которую всегда поддерживала хозяйка дома. Приятные тона обоев, отдающие спокойствием. Картины, украшающие стены прихожей, создавали свой собственный уют. Семейный фотографии, выставленные полукругом на комоде для обуви, создавали очаг семейных уз. Приходя сюда, Даниель всегда мог успокоиться и расслабиться после тяжелого дня. Но он не ощущал ни уюта, ни тепла. Ничего подобного. Он посмотрел в след Тришы.

Патриция была среднего роста. И это её немного раздражало, ведь детективу она была по подбородок. Стройная осиная талия, белая кожа, красивые длинные ноги. Платиновые прямые волосы чуть ниже лопаток. Красивое, ангельское лицо. Прямой нос. Большие, зеленые глаза, в которых можно было утонуть. Губы были слегка тонкими, но они никак не портили её красоту. Она не пользовалась макияжем, и этим сильно цепляла Даниеля. Своей естественной красотой. Каждая черта её внешности рождала в ней образ фарфоровой куклы – хрупкой, но невероятно прекрасной. Она была одета в его голубую рубашку. Так же на ней были белая майка под рубашкой и желтые летние штаны в обтяжку. Мечта. Его мечта. Она подошла к нему с махровым полотенцем. Раньше он засыпал её комплиментами, или типичными вопросами «Как прошёл день? Как себя чувствуешь?». Но сейчас будто ком застрял в горле. Триша смотрела на него, и не могла понять, что случилось. Поэтому она спросила:

– Даниель, что случилось? Почему ты сорвался так поздно? Ещё и после работы

– Подделка.

– Что? – спросила Агата, и Даниель протянул ей фотографии.

– Наверное, это подделка, не может же быть такого. Не может быть правдой – сказал Даниель. И увидел, как лицо Тришы наполняется стыдом.

– Дэнни… я хотела сказать тебе… я хотела сказать, но никак не решалась… просто не знала, почему так произошло…

– Это правда?

– Да. Это… – Триша пыталась что-то сказать, но плач остановил её. Полотенце лежало на полу. Слезы стекали по щекам Патриции так же, как и вода по коже Даниеля. В воздухе было ощущение, будто что-то умирало. Детектив смотрел на неё, будто не верил в происходящее.

– Это правда… Дэнни… – сквозь слезы выдавила Триша. Она увидела глаза Даниеля. Как они остекленели. Её не обманывало ощущение того, будто что-то умирает. И это умирало что-то внутри Даниеля.

– Прости меня, прости, прошу тебя – рыдая, умоляла его Патриция. И повторяла эту просьбу без счета. Даниель, отвёл руку за спину, и что-то нащупав, сказал без грамма эмоций в голосе. Холодно и едко:

– Нет Триша. Это ты меня прости – после чего вытянул перед ней Кольт, и выстрелил в грудь. Туда, где было её сердце. После чего подставил дуло к своему подбородку, и выстрелил снова. Триша скатилась по стенке, оставляя полумесяцем кровавый след на желтых обоях, что делали цвет крови ещё более ярким. Детектив упал навзничь, из развороченного подбородка текла кровь. Ствольную коробку Кольта разорвало от выстрела. Похоже, капсюль был бракованным, и взрыв пороха оказался сильным. Настолько, что разорвал ствол. Кровавые брызги покрыли семейные фотографии и комод. Картины были окрашены в красную морось. Прошло несколько минут после выстрелов, и за окном зазвучали полицейские сирены.

Тьма в глазах стала отступать, и Даниель стал различать в сгустках темноты проступающие знакомые обои. Он понимал, что эта прихожая в доме Тришы. И в один миг всё произошедшее пронеслось в его голове. Детектив понял, что впал в некое состояние аффекта, и не контролировал себя. И сотворил нечто ужасное. Боль от выстрела уже не ощущалась. Но та, что была внутри, выжигала душу. Он только что убил свою мечту. Своими собственными руками. Даниель в последний раз взглянул на Тришу. На кровь, что течет из её губ. На алый цветок его ненависти, что расцвёл в её груди. Спустя несколько мгновений, он потерял сознание.

Сначала была лишь пустота и темнота. Но в какой-то момент сквозь тьму пробился небольшой свет. Он был тусклым, и еле освещал небольшой участок под собой. И на него с небольшими интервалами выходили люди, которые когда то были в жизни Даниеля. Его мачеха, которая ненавидела его за то, что отец любил сына намного больше, чем её. И поэтому заботился о нём куда сильнее, чем об эгоистичной женщине, жаждущей роскошных подарков и внимания. Были одноклассники и хулиганы бедных районов Ирвинга, которые ненавидели его за то, что он был сыном богача. Копы из других отделений, которые презирали его за большую раскрываемость. Был и его отец, который осуждал за глупые ребяческие мечты. И в конце вышла она. Триша, но теперь на груди было огнестрельное ранение, и из него текла кровь. И она повторяла: «Ты не виноват». И потом засиял яркий блик света, заполняющий всё вокруг.

Детектив надеялся, что это конец. Что сейчас он предстанет перед высшим судом, который ждёт всех в конце. И его отправят в ад за свои грехи. Но он стал различать то, что свет мелькал. Словно это были лампы коридора. Сквозь шум суеты слышался скрежет маленьких колес, и скрип каркаса медицинской каталки. И женский голос произнёс: «Огнестрельное ранение, большая потеря крови». Он понял, что ещё жив.


28 марта 2015г. Утро. Клиника Мейо,

Рочестер. Миннесота.


Когда Даниель очнулся, за окном была ясная погода. В небе не было ни единого облака, и солнце ярко освещала внутренний парк клиники. Почувствовав резкую боль в нижней челюсти, он ощупал её. Полностью перебинтована. В нескольких местах под кожей ощущалось нечто твёрдое. Алюминиевые шины, чтобы скрепить раздробленные кости. Медсестра в светло зеленом халате поменяла капельницу, и когда жидкость достигла вены, боль стала утихать. Увидев, что пациент очнулся, она нажала на кнопку вызова доктора. После чего вышла из палаты. Через несколько минут зашёл доктор. Высокий, худой мужчина в очках с небольшим пивным животом. Лицо прямоугольное, подбородок казался квадратным. Светло-русые волосы ободком окружали залысину, густые усы под носом. Он усталым взглядом оглянул карту, но после нескольких секунд он присмотрелся и улыбнулся. Эту улыбку Даниель угадывал всегда – это значит, что его отец уже был здесь, и внёс данные о родственниках. А когда доктор видел эту фамилию, он знал, что отец пациента внесёт большие деньги в фонд больницы. И премию самого доктора. Он взглянул на больного, и подошёл ближе к его кровати.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4

Поделиться ссылкой на выделенное