Денис Марков.

Курнос



скачать книгу бесплатно

Наконец день набрал обороты, температура поднялась до пятнадцати градусов тепла. Мрачность начавшего дня уступило веселому проступившему солнцу. Все больше и больше мужичков попивали пивко, поставляя пустые бутылки и банки мальчишкам, а те все чаще и чаще навещали «вторичку» для сдачи вторсырья. В общем, за какие-то еще пару часов, Серый с Курносом нахалтурили двойную норму дня. А если еще посчитать бесплатный обед от Карима, за сношенные, от газели к прилавку, ящики, то день можно зачесть как стахановский. В связи с чем, мальчишки решили поразвлечься до конца дня в городе.

– Тетя Света! Две пачки Примы дай. – Важно выговорил в оконце Серый, подойдя к ларьку «Табак», за ним, оглядываясь по сторонам, стоял Курнос.

– Сережка! Ах ты наглец! В лоб что-ли хочешь? – раздался из оконца голос продавщицы. – Тебе сколько раз говорили, тихонько и незаметно!!!

– Да ладно теть Света, никого рядом нет… – важность пропала без следа, а просительные нотки и даже заискивание, проступили.

– Смотри у меня! Когда-нибудь выйду и ремня тебе надаю… – все же собрала продавщица мелочь с блюдечка, и после чего протянула Серому сигареты, завернутые в газету для конспирации.

– Спасибо тетя Света!

– Что-то рано вы сегодня закругляетесь…

– Да надоело! – махнул рукой Сергей. – По городу прошвырнемся!

– Ну это понятно, дело то молодое! Ну, давайте до встречи, мальчики!

Мальчишки махнули прощально тете Свете и потянулись к выходу из базара.

– А ну хлопцы! Вы это куда? – услышали за спиной мужской голос.

– Блин… – простонал шепотом Серый, поворачиваясь к голосу.

– Что? Хотели улизнуть? – перед ними стоял мужичек лет тридцати пяти в патрульно постовой форме и погонами сержанта. На поясе у него висела противно трещащая рация. Довольная улыбка подчеркивала золотые коронки, сверкающие на солнце. Он был слишком известен на этом базаре, так что о бегстве нельзя было и помыслить.

– Начальник! Как вы могли подумать о нас так? – начал отговариваться Сергей, искренне смотря своими зелеными глазами на сержанта. – Мы как раз хотели найти вас.…

– Знаю я вас засранцев! – прервал сержант Серого, позевывая от скуки и сытого обеда. – Ваш Баянчик уже сваливал пару раз с базара после своих дел… Вы поцики такие молодцы нафиг…, я такие усилия прилагаю, чтобы вас прикрыть…, а вы так плохо поступаете….

Прервал свою речь страж закона, и, приложив указательный палец ко рту в знак молчания, о чем-то задумался. Мысль его, дойдя до какой-то извилины в голове, вырвалась смачной отрыжкой и легким алкогольным перегаром из ненасытной пасти. После чего сержант продолжил, не без удовольствия – иногда собственная важность греет душу:

– Так что поцики, взнос надо платить работая на этом базаре….

– Закон есть закон, дядь Жор! – согласился Серый, потянувшись в свой карман.

– Э-э-э-э-э! – приостановил порыв Серого сержант, пальцем маня за собой. – А друг пока твой пусть в стороне постоит.

Отойдя за ларек, от лишних любопытных глаз, сделка была проведена быстро и отработанно, и сторублевка перекочевала в карман сержанту.

– Ладно парнишки, молодцы! – заговорил страж порядка, выходя из угла ларька с Серегой. – Но Баяну там у себя передайте, что Жора ждет две сотни за прошлые разы, иначе Жора ему жития не даст!

– Передадим дядь Жора! – уверил Серый сержанта тяня Курноса в сторону.

– Дуйте, дуйте! – пробубнил удаляющим мальчишкам Жора, смотря по сторонам в поисках новой жертвы.

– Ну, бляха муха, пронесло! – вымолвил облегченно Курнос, после того, как вышли за ворота базара. – Сколько ты ему дал Серый?

– Соточку. – безрадостно ответил Серый, закуривая сигарету.

– Жалко…, ну и сколько осталось у нас?

– Ну, три сотни есть, с хвостиком!

– А себе сколько оставим? – не унимался Курнос.

– Две сотки Баяну, ну а соточку с хвостиком, нам погулять! – выдохнул, по-взрослому через ноздри, дым Серый.

– Прикольно! – подытожил Курнос уже представляя, чтобы купить на эти «разгульные» деньжата. – Серега! Может мороженное?

– Базар тебе нужен! – согласился Серый, сплевывая в ноги.

* * * * * *

– Клёва! – проурчал Курнос, проглатывая изрядный кусок пломбира и чувствуя приятную прохладу в желудке.

– Да-а! – согласился Серый, поймав языком падающую каплю тающего лакомства.

Мальчуганы, развалившись на скамейке, уплетали мороженое.

Мимо проходили прохожие бросая на оборванных и грязных мальцов презрительные и непонимающие взгляды. Радостное поведение оборванцев смущало людей а некоторых даже раздражало.

– Всю жизнь бы вот так сидел и жрал мороженки. – Мечтательно изрек Курнос, ладонью втирая каплю лакомства в штанину. День становился все теплее, и мороженное таяло на глазах.

– Это точно! – вымолвил Серый, щурясь от удовольствия.

– Привет мальчики! – услышали они за спиной хрипловато-басистый голос. Повернувшись, те увидели бомжа. Его отрепья от одежды болтались на нем от дуновений ветра. Грязная, с застрявшим репейником, борода, торчала в разные стороны. Брови были густоты непомерной и закрывали глаза, с тем же успехом он мог закрыть веки, никто бы не понял.

– Привет дядя Вова. – Поздоровался Серый и проглотил последний кусок вафли с пломбиром.

– Как у вас дела? Не голодные вы? – поинтересовался бомж, выхаркивая коричневую, никотиновую жижу.

– Нормально, от голоду не страдаем дядя Вов.

– Это хорошо! А как там мой Константин? – неуверенно спросил дядя Вова.

– И с ним все нормально! – уверил Серый, не меняя раскованную и чуть нагловатую позу.

– Не болеет Костя?…

– Здоровый он дядя Вова, здоровый! – резко ответил Серый, теряя терпение.

– Что-то давно я его не видел в этих местах, как бы с ним что не случилось….

– Слушай дядя Вов! – не по-детски взрослым тоном прервал бомжа, Серый. – Валил бы ты отсель…, а то спохватился нафиг…, раньше надо было думать!

– Сережка, прости меня…, он же сын все-таки мой…. – всхлипывая, и тихо постанывая, повернулся от мальчишек дядя Вова и заплетающим шагом поплелся по своим делам.

– Кто это был? – спросил Курнос Серого. – Я его и раньше на базаре видел.

– Да так, папенька Каряги. – Уклончиво ответил Серый.

– Каряги? Ни хрена себе! – удивился Курнос. – Я и не думал что у него есть имя, да еще и отец.

– У всех есть имена и тем более отцы! – многозначительно заметил Серый.

– Но ведь у меня имени нет, у Шмыга нет, у Зайки тоже нет…, вроде.

– У всех есть, в крайнем случае были, имена, вы их просто не помните.

– Странно…, – задумался Курнос. – …а зря ты его так….

– Зря, зря! Уж ты бы помолчал! – взъерошился Серый – Ну вот что ему не жилось? Продал квартиру и все остальное, и все ради водки. Сын вместе с ним на улицу ушел жить. Этот пьет, а тот ворует, чтобы не сдохнуть с голоду. Ладно хоть законники забрали от отца сына и в детдом отправили. Правда он потом сбежал и к нам приблудился…. А ты говоришь зря....

– Да ладно, чё ты завелся в самом деле…

– Ты же сам видишь, какой он…, – не успокаивался Серый – …, если бы мои родители не умерли, разве я б с тобой сейчас был? Разве они бы до такой жизни дошли?

– До какой такой? – не понял Курнос.

– А вот до этой! – махнул руками по сторонам Серый. – Живем в колодце…, крысы бегают по нам ночью, жрем что попало!

– Ну не знаю…., по мне так мы еще ничего так живем. Я вот был на свалке городской у бичей, так они вооще….

– Все! Достал! Не хочу слышать! – прервал Серый, отодвигаясь подальше от Курноса. Тот, тоже насупив брови и уперевшись локтями об колени, уперся взглядом в асфальт. Возникло неловкое молчание. Чувствуя свою вину, по отношению к Курносу, Серый заигрывающе, разлегся на лавке и с улыбкой стал бросать взгляды на Курноса.

– Ну? Чё весело? – обиженно спросил Курнос.

– Да так, ничего! – ответил Серый, шутливо пнув ногой Курноса.

– Ты чего? – с раздражением удивился Курнос, демонстративно отряхивая не видимую грязь, на чумазой и старой куртке.

– Ой, замарался бедненький! – засмеялся Серый, опять ткнул носком ботинка по Курносу.

– Ну ты вооще!!!! – возмутился Курнос и яростно бросился на Серого.

Мальчишки стали бороться на скамейке. Серега ухохатывался, уворачиваясь от попыток захвата Курноса, сказывалась двухлетняя разница в возрасте. Аккуратно, пытаясь не причинить боль, Серый вывернулся из под Курноса и с ловкостью водрузился на груди младшего мальца.

– Ух! Волчонок! – добродушно выдохнул Серега, пальцами потеребив курносый нос Курноса, заставив того чихнуть. – Ну что? Мир?

– Хер! – ответил Курнос, пытаясь спихнуть с себя Сергея. – У-у-у, жлобина!

– Успокойся. – Миролюбиво пробормотал Серый, не отпуская Курноса из под захвата.

– Ну все! Все! Сдаюсь! – сдался Курнос, перестав брыкаться.

– То-то же! – удовлетворенно сказал Серый, слезая с Курноса.

– Я б тебе намял бока…, да только жалко тебя! – отряхиваясь, выговорил Курнос.

– Конечно! Кто бы сомневался!

Глава № 6

Единственный парк в этом районе города, представлял собой обширный оазис природы, окруженный со всех сторон домами и разбитыми дорогами, а когда ветер дул с юга, то нёс выбросы завода, расположенного в километре. Без этого парка, люди бы жили в желтом или черном тумане, с увеличенной смертностью от онкологии. И естественно, парк любили все жители района. Даже администрация заботилась, чтобы сохранить этот кусок чистоты, были проложены асфальтные тропы и велодорожки, тут и там раскиданы были вдоль троп скамейки или лавочки.

Молодые парочки любили в тени деревьев прохлаждаться, наслаждаясь условно чистым воздухом. Также изредка в кустах или на скамьях мирно посапывали пьяные металлурги, шедшие с работы и «уставшие» по пути. Доблестная полиция собирала «уставших», патрулируя территорию, странно, но бичи и бомжи не интересовали защитников. Мамочки с папочками выгуливали своих ненаглядных деток, показывая им деревянных мишек, стоящих, в рост человеческий, и потрескавшихся от времени, среди берез. Иногда вспышки от фотоаппаратов или телефонов сотовых, нарушали гармонию световой палитры, искусство селфи набирало свои обороты, ведь эти мишки были такие милые, няшки….

Курнос с Серым сидели на скамье в парке, блаженно отдыхая после своего «трудового» дня. Гуляющие горожане привлекали внимание мальчишек, особенно праздно шатающиеся, но пока особо расслабленные не попадались, так что шпана балдела.

–Серый! – толкнул друга Курнос. – Смотри, Каряга с Милкой здесь шныряют.

Каряга с Милкой шли по дорожке. Усталые глаза Милки смотрели в асфальт, и чисто машинально, она плелась за Карягой. Тот наоборот, бодрой походкой вышагивал вперед, попивая из баночки пиво. Проходя мимо мальчишек, Каряга бросил взгляд на скамейку и узнав их, махнул рукой.

– А салаги, здорова!

– Здоровей видали. – ответил Серега.

Каряга присел к мальчишкам на скамейку, этому примеру последовала и Милка.

– Фууу! Устал! – выдохнул Каряга и сделал большой глоток из баночки, после чего откинулся назад.

– Слыхали? Устал бедненький… – Милка горько усмехнулась и глянула на Серегу с Курносом. За что тут же получила оплеуху, по затылку.

– Заткнись дура! Думаешь легко искать клиентуру на такое рыло, как твое.…

– Ты на себя посмотри, урод! – обиженно огрызнулась Милка, пересаживаясь от Каряги, на дальнюю сторону скамьи. – Ну скажите мне пожалуйста, козел!!!

– Заткнись сука! Щас мордой по асфальту проедешь!

– Только попробуй тварина, сам будешь сосать тухлые члены своих клиентов.…

– Ну, все! Достала….

– Да ладно вам трепаться, завелись как дети. – Попытался разрядить обстановку Серый.

– Ты же сам слышал….

– Ну и что?

– Как что?… – неуверенно пробормотал Каряга продолжая попивать пиво – …. За такое убить можно!

– Ну уж, убить, скажешь тоже. – улыбнулся Серый.

– Каряга, а мы сегодня отца твоего видели! – неожиданно ляпнул Курнос. Каряга чуть не поперхнулся пивом, а Курнос, довольный произведенным эффектом, продолжил: – Константин, ха-ха, кто бы мог подумать, что у тебя имя есть.

– Серый! Ты на хрен рассказал этому недоноску про отца?

– Каряга, ну извини, так получилось. Он сам подошел к нам и разговор завел, меня то твой батя знает. – стал оправдываться Серый, чувствуя свою вину.

– Знает…, падла он – а не отец! – с горечью выплюнул Каряга: – вспомнил меня…, видать выпить нечего, козел! Денег не просил?

– Да нет, просто о тебе беспокоился. – Неуверенно приободрил Карягу Серый.

– Как же, дождешься от него…, и вообще, ни слова о нем больше! Нет у меня отца и все!

– А что тут такого? Ну бич отец, и что?… – удивленно начал было Курнос.

– Заткнись свинья!

– Сам заткнись, а то нашелся тут обидчивый такой! – не унимался Курнос – не ты первый такой, не ты последний! У тебя хоть отец есть, а у кого-то даже такого нет!

– Да ладно вам, хватит! – не выдержала Милка, как более тонкое существо, чувствуя возникающее напряжение. – У меня у самой мать алкашка, и ничего, я и не парюсь даже! Мы же не выбираем себе родителей, главное – я такой не буду, ни в жизнь!

– Уха-ха! – хохотнул истерично Каряга. – Уж ты бы молчала, шалава мелкая!

– Сам такой! – обиделась Милка уязвленная в самое сердце. Возникло молчание, нарушаемое всхлипами Милки. Минуту другую все молчали, а потом Милка все таки продолжила: – И ни какая я не шалава!!!

– Не шалава, так шлюха! Или кто ты? – ехидно спросил Каряга заминая уже пустую баночку и отправляя ее в сумку Курносу.

– Я…, я…, я же не трахаюсь! – неуверенно пробормотала Милка, и уже более уверенно продолжила: – я просто сосу…, и какая разница конфету или ваши поганые херы…, для меня это одно и тоже! И в себя я не даю сувать….

– Ха-ха! – захохотал Курнос взявшись за живот. – Сувать…, уха-ха, ну и дура.

– Сам дурак! – огрызнулась Милка бросая злобный взгляд на Курноса и оглянувшись на Серого в поисках поддержки, увидела такой же гайморитный смех. Каряга не отставал от мальчишек в веселье. Милка не выдержав, со злостью в голосе заговорила: – Да сосу, так что же? Вы же сами потом жрете на заработанные, моим ртом, деньги! Сволочье! Скоты!

– Да ладно Милка, извини хм.., нас –весело заговорил Серый пытаясь сдержать свой смех – Ты же знаешь…., что мы тебя…, любим!

После последнего слова, все трое мальчишек, загоготали навзрыд, отпугнув проходящую мимо старушку. Милка, с красным от гнева лицом, вскочила со скамьи и пересела напротив, через дорожку, лавку, с ненавистью посматривая на ухохатывающихся мальчуганов.

– Уроды! – выдавила сквозь зубы Милка.

Посмеявшись еще пару минут они начали успокаиваться поглядывая на Милку.

– Милочка ну хватит дуться! Прости ты нас дураков! – заискивающе извинился Каряга.

– Черти! – выдавила миролюбиво Милка, пересаживаясь обратно к мальчишкам на скамью. Характер у девочки был отходчивый, что прекрасно знали пацаны. – Вы думаете, я всегда буду этим заниматься? Нетушки! Найду я себе хорошего мужа, выйду замуж и буду жить припеваючи! В собственной квартире!

– Да уж, найдешь! – почему то задумался Серый, веселье испарилось. – Как же!

– А что? Я же целкой буду!!! А они знаете как ценятся!!

– Ты, целочка наша, посмотри на себя в зеркало! – вернул на землю Милку, Каряга – Кому ты такая нужна?

– А что? – не унималась Милка. – Да если я накрашусь, оденусь хорошо! Знаете какая я буду красивая!....

– Будешь, будешь…. – прервал мечты Милки Каряга и посерьезнев, продолжил: – Все отдохнули, помечтали, а теперь последний заход сделаем, шевелись красавица. Пошли.

И встав со скамьи, Каряга подтянулся до хруста в костях, бросая цепкие взгляды на прохожих, в поисках очередного клиента для своей подруги.

Глава № 7

– Вот бля! Менты нарисовались! – насторожился водитель серебристой «десятки», стоящей на стоянке, у дороги. Рядом с ним, сидящий сосед, скучающим взглядом посмотрел в указанном направлении.

– А-а, шакалье! – махнул рукой пассажир. – Пэпээсники прохаживаются…, Чача, а что ты так напугался– то?

– Как чё…, это те ещё сучары… – повёл плечами водитель.

– Да ладно Чача, прошли те времена, когда их надо было бояться! – философски заметил приятель. – Забудь старые времена, когда они были ментами! Теперь они полицейские…, а полиция – это уже ближе к людям… Ну, и любовь к деньгам еще никто не отменял, а от смены названия любовь осталась прежней.

– Тебе Сократ легко говорить, ты же у нас енженер…, язык подвешен, а кто я? Так, урка в куртке…

– «Урка»…, что за вульгарность…., нет Чача… – поднял указательный палец Сократ – … ты сейчас не урка, а Дмитрий Васильевич Чижов! Личный водитель депутата и по совместительству личный секьюрити!

– А куда же деть десять лет, которые я на нарах пропарил? – полицейские прошли мимо «десятки», не обратив внимание на машину.

– А их никуда не надо девать! Ты должен принять прошлое! А то – была репрессия власти и подавление личности…, но ты не был сломлен!

– Ха репрессия…, где ты такие слова умные берешь?

– Все здесь Чача! – похлопал по своей лысой голове Сократ. – Она же создана не только чтобы ей кирпичи ломали.

– Всё это конечно хорошо, репрессия там, власть…, ну не знаю, если конечно проломить башку лоху и есть репрессия, то тогда конечно! – глупо моргнул Чача.

– Вот и молодец! – театральным голосом плохого актера заговорил Сократ. – И я горжусь, что моя судьба тесно переплелась со столь великим борцом с деспотизмом государства, ты просто Чегевара наших дней!

– Да ладно тебе, Сократ. – С сарказмом Чача был не знаком и поэтому покраснел от слов Сократа. – Скажешь тоже….

Неожиданно заиграла композиция Чайковского, и со вздохом, Сократ, вытащил из кармана альфон, проведя пальцем по приему.

– Слушаю, Игорь Борисович! – на глазах Сократ преобразился в заискивающую личность, на блестящем затылке проступили капельки пота. – Да…, пообедали…, да Чача со мной…., понял! Через десять минут будем на месте.

На глупом лице Чачи застыл вопрос, квадратная челюсть выпирала вперед, оголяя золотые зубы.

– Ну и рожа у тебя Шарапов! – настроение у Сократа пропало. – Заводи колымагу свою, пообедали!

– Сократ! Ты за языком-то следи, на поворотах притормаживай! – обиделся Чача, поворачивая ключ зажигания.

Серебристая «десятка», отражая как зеркало лучи солнца, быстро проехала пару улиц, ловко маневрируя между машинами. Перед закрытым шлагбаумом резко остановилась. Подошедший охранник глянул на номера машины и передние сиденья, после чего преподнёс рацию ко рту. Шлагбаум бесшумно поднялся, пропуская машину. Десятка уверенно въехала на закрытую территорию Мэрии города и остановилась возле шеренги припаркованных госмашин.

Из машины вышли Чача с Сократом, как братья похожие друг на друга, с абсолютно лысыми головами. Их безупречные костюмы и налакированные туфли не скрывали бандитское прошлое. То ли глаза выдавали бурное прошлое, то ли манеры, то ли просто крепкие и накаченные мускулы, проступающие сквозь плотную ткань. Чача быстро пересел на черную Волгу, а Сократ, сняв зеркальные очки с глаз, скрылся за парадными дверями Мэрии.

Через какое-то время из здания вышел Сократ, за которым следовал толстячок, одетый в белоснежный костюм, подчеркивающий его необъятную массу. Волга, вырулив из шеренги транспортных средств работников администрации, остановилась напротив идущей двоицы. Сократ услужливо открыл заднюю дверцу, пропуская в салон запыхавшегося «пупса».

– Фу-у! Жара! – выдохнул толстопуз и приподнял ворот костюма, пропуская побольше воздуха к телу. Сидящие на передних сиденьях Сократ с Чачей легонько переглянулись, скрывая усмешки. Не замечая взглядов своих подчиненных, толстяк продолжил веселым тоном: – Как настроение пацаны?

– Да нормальное Игорь Борисович. – ответил настороженно Сократ.

– Отлично шеф! – бойко подхватил Чача.

– Это хорошо! – выговорил Игорь Борисович, откусывая миниатюрными кусачками кончик гигантской сигары. – Сейчас Чача езжай в Металлургический район, работенка есть небольшая.

– А как же заседание? – неуверенно напомнил Сократ.

– Ничего дорогой, они там и без меня позаседают! – отмахнулся толстяк, зачмокивая сигару в попытках прикурить сигару, об бензиновую зажигалку Зипо с брилиантиком на корпусе.

– Игорь Борисович! Но ведь еще на прошлой недели Глава хай поднял по поводу…..

– Слушай Сократик! – выпученные глаза еще больше округлились, а красное лицо шефа покрылось бисером пота от все-таки, с таким трудом, прикуренной сигары. – Ты конечно молодец, но может ты не будешь мне указывать что делать? Не забывайся! Мне надо платить деньги тебе, ему…, – ткнул сигарой в сторону напряженного Чачи, выруливающего на дорогу – …, другим оболтусам и холуям, и чтобы вас всех не обидеть, мне надо достать эти поганые бумажки. А на те деревянные, что я получаю за мандат, вы бы все оказались на улице и громили бы свои гребанные ларьки или что там. Ты бы лично сидел в своем «Полете» паяя эти жалкие часики за зарплату….

– Извини Борисыч! – пристыжено пробормотал Сократ, на старой работе он не хотел оказаться, тем более, что завод уже был давно развален. – Ты конечно прав!

– Не ты, а вы! – мягко выговорил шеф с наслаждением затягиваясь ароматным кубинским дымом. Хороший табак всегда успокаивал Игоря Борисовича.

– Вы! Игорь Борисович! – поправился сдавленно, сквозь зубы, Сократ.

– Вот так-то Сократик! Баланс прежде всего! – блаженно откинулся на сиденья Игорь Борисович, выпуская в салон туманную завесу. – Обожаю!

Чача с преувеличенным вниманием следил за дорогой, изредка бросая настороженные взгляды, через зеркало заднего вида, на начальника. Из-за наступившей тишины, из динамиков, более ярко проступила играющая музыка. «Русское радио» выдавала свои нетленки про уси пуси черные глаза, вперемежку с навязчивой рекламой и глупыми, надоедливыми шутками. После очередной шутки Фоменко, неожиданно загоготал Игорь Борисович, заставив дернуться напряженных Сократа и Чачу.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12