Денис Кащеев.

Драконьи крылья



скачать книгу бесплатно

– Вексель если и возьму, то с дисконтом процентов в двадцать, а то и в двадцать пять, – заявил колон Виктор. – Так и быть, только для вас, себе в убыток: цена – восемьсот. Но только все золотом.

– У меня нет с собой таких денег, – проговорил рыцарь.

– Сожалею, – развел руками хозяин. – Хорошая могла получиться сделка. А ты что стоишь? – повернулся он к девочке. – Живо поставь воду на место и принеси нам еще кувшин эля!

Молча кивнув, рабыня вернулась к ведру и поволокла его куда-то в угол. Как она донесла от ручья два таких ведра, Эдуард и представить не мог.

– Если все же надумаете покупать – скажите, – вернулся тем временем к прерванному разговору колон Виктор. – Но не тяните: послезавтра начинается праздничная неделя, присутственная палата магистрата будет закрыта, а продать раба можно только при их посредстве, сами знаете.

– Ну, есть еще такая вещь, как бессрочная и безотзывная доверенность, – заметил сэр Гуго.

– Верно, – кивнул хозяин. – Но заверить ее должным образом опять же можно только в магистрате.

– Мы с товарищем завтра утром улетаем, – сообщил сэр Гуго.

– Ну, тогда и вовсе не о чем говорить, – заявил колон Виктор. – Сегодня мы уже при всем желании в магистрат не попадем.

Он отодвинул стул, очевидно, намереваясь подняться из-за стола, и надо же такому случиться, что именно в этот момент за его спиной с кувшином в руке проходила юная рабыня. Высокая деревянная спинка ударила ее в плечо, подбив руку, девочка ойкнула и выронила свою ношу.

Кувшин упал на дощатый пол с глухим стуком, в первый момент Эдуарду даже показалось по звуку, что тот не разбился, и только брызги эля, прилетевшие на мысы его дорожных сапог, свидетельствовали об обратном.

– Ах ты, мерзавка! – не вставая с места, супруга хозяина отвесила рабыне затрещину, от которой та кулем упала на пол рядом с осколками кувшина.

– Что вы делаете? – воскликнул Эдуард.

– Этот эль обошелся нам в два юаня! – сердито заявила женщина.

– И это не считая стоимости кувшина! – рявкнул колон Виктор, со злостью пиная ногой не успевшую убраться с его пути девочку.

– Прекратите! – потребовал побелевший сэр Гуго, вскакивая на ноги. Больше он не улыбался.

– Вот только не надо мне в моем доме указывать! – обернулся к нему хозяин.

– Прекратите! – повторил рыцарь, но хозяина это, похоже, лишь раззадорило. Он замахнулся для нового удара, однако рабыня уже кое-как отползла в сторону, и тот пришелся мимо. Колон Виктор шагнул к ней, но на пути у него встал стремглав обогнувший стол Эдуард.

– С дороги! – рявкнул хозяин.

Эдуард, понятно, не сдвинулся с места.

– Прекратите, колон Виктор! – в третий раз произнес сзади сэр Гуго.

– Вон из моего дома! – прорычал хозяин, одной рукой отшвыривая Эдуарда, словно набитое соломой чучело.

– Воля ваша, – бросил рыцарь, запуская десницу под плащ. Через мгновение в его ладони появился разрядник – оружие, строго-настрого запрещенное к ношению в Провинциях всем, кроме драконьей крови.

Рухнувший на пол колон Виктор, похоже, даже не понял, откуда пришла напасть.

А вот жена его все поняла и даже успела сорвать со стены висящий там зазубренный серп и замахнуться им – почему-то на Эдуарда. Второй выстрел сэра Гуго сразил ее, не дав нанести удар.

Спрятав разрядник под одежду, рыцарь шагнул к вжавшейся в стену перепуганной девочке и внезапно опустился перед ней на одно колено. Эдуард, ошеломленный всем происшедшим, вероятно, немногим менее, нежели юная рабыня, поспешил сделать то же самое.

– Сэр Гуго и сэр Эдуард к услугам Вашего Высочества! – прозвучало под сводами горницы.

2

Эдуард

– Вас что-то гнетет, сэр Эдуард? – задал вопрос сэр Гуго, швыряя на пустое блюдо обглоданную кость. – Поделитесь, не держите в себе.

С момента обретения принцессы старшего рыцаря словно подменили – никаких больше «всадников», исключительно «сэр». Не на людях, разумеется, наедине, но не сам ли он всего несколькими часами ранее настаивал на сугубой осторожности?

Справедливости ради, за толстыми стенами гостевой комнаты, занимаемой ими на постоялом дворе, сиречь мансионе, вплотную примыкающем к задней стене ангара почтовой станции, разговор вряд ли мог услышать кто-то посторонний. Завтрак они распорядились подать сюда, на второй этаж, и теперь, сидя возле выходящего на тракт подслеповатого окна, с наслаждением его поглощали. Принцесса, свернувшись клубочком и мило посапывая, спала на широкой кровати у стены, прямо поверх покрывала. После вечернего посещения местной бани ее неопределенного цвета спутанные клочковатые волосы превратились в роскошные каштановые кудри, разметавшиеся сейчас по серой наволочке подушки, а тело обрело некое подобие белизны, правда, обнажив при этом многочисленные синяки и царапины – как полузажившие, так и совсем еще свежие. Особенно выделялся бордовый рубец на шее – память, оставленная рабским ошейником.

С баней, кстати, не все сразу сложилось гладко. По местным правилам, рабы туда не допускались, однако углядев в ладони Эдуарда блеск золотой монеты, управляющий мансиона согласился закрыть на нарушение глаза.

– Благодарите космос, что я на четверть питт, сударь, – самодовольно проговорил он, отпирая здоровенным ключом со связки на поясе массивный амбарный замок на дверях мыльни. – Наши местные асаты нипочем не пошли бы вам навстречу. Они все замечательные люди, но, между нами говоря, слишком уж заскорузлые. Шагу против обычая не сделают, пусть и обычаю тому без году неделя… Но я-то понимаю: не станет благородный всадник просить без причины.

– Благодарю вас, прокуратор Руслан, вы весьма любезны, – выдал в ответ Эдуард одну из своих самых дружелюбных улыбок.

– Прошу меня простить, сударь, ваше лицо кажется мне весьма знакомым, – произнес управляющий, подобострастно улыбаясь в ответ. – Вы уже бывали у нас здесь? Может быть, в прошлом году?

– Увы, – развел руками молодой рыцарь. – Мы с товарищем впервые на вашей планете. Публикан Антоний, наш постоянный клиент, лишь недавно начал вести здесь дела.

– Странно, – покачал головой прокуратор Руслан. – Я совершенно уверен, что видел вас раньше. Но вот где и когда – опали дракон, не помню. Обычно я таких вещей не забываю, профессия обязывает, сами понимаете…

– И все же на этот раз вы ошиблись, – ответил Эдуард. Сказал чистую правду: он действительно не бывал здесь доныне.

– Ну, наверное, – не стал настаивать управляющий. Рваный хитон, служивший принцессе одеждой, решено было выбросить, взамен Эдуард приобрел для девочки в лавке при мансионе длинную шелковую тунику республиканского фасона. Возможно, слишком богатое одеяние для рабыни – пришлось отдать за него торговцу целых три золотых рубля, – но больше ничего хоть как-то подходящего девочке по размеру у того не оказалось. Впрочем, со вчерашнего вечера недостатка в деньгах они не испытывали.

На ночь девочка попыталась устроиться прямо на полу, возле входной двери – сэра Гуго, когда он понял, что именно та делает, едва удар не хватил. На кровать, указанную рыцарем, она взобралась неохотно и с явной опаской, накрываться одеялом отказалась категорически – но тут уж никто не посмел настаивать. Заснула девочка не сразу – Эдуард, дежуривший первую половину ночи, слышал, как она ерзала и ворочалась в темноте. Лишь под утро, с первыми проблесками рассвета, дыхание ее сделалось ровным и спокойным.

Будить девочку к завтраку рыцари не стали – до времени отлета, назначенного караванщикам публиканом Антонием, оставалось еще около двух часов.

Независимые купцы, такие как Антоний, еще недавно бывший просто Антоном, презрительно именуемые членами Большой Торговой Гильдии разгильдяями, множились последнее время в Провинциях, как кратеры на планетоиде после метеоритного дождя. Именно они служили источником львиной доли заказов для вольных всадников-караванщиков, каковыми официально считались теперь Эдуард и сэр Гуго. Гильдия, разумеется, была недовольна народившимися конкурентами, но поделать ничего не могла – лишившаяся почти всех своих членов-нартов, под властью Владык она тоже переживала не лучшие времена. Пусть не столь плачевные, как у королевского рыцарства, но о былом могуществе купцы старой закалки могли теперь лишь мечтать. Публиканы Старых Республик сами не спешили идти в Новые Принципаты и Провинции, но действовать предпочитали через таких вот разгильдяев, сменивших свои старые «варварские» имена на реестровые.

Эдуарду и сэру Гуго, впрочем, грех было жаловаться на публикана Антония. Платил торговец щедро и подорожные подмахивал не читая, сквозь пальцы смотря на случающиеся время от времени «левые» рейсы своих караванщиков, вероятно, списывая их отлучки на подработку контрабандой, которой и сам при случае не брезговал. Единственное, чего требовал непреложно – строжайшей пунктуальности. Сказал, что ждет карету в 9:44 – будьте любезны прибыть к 9:44, ни минутой позже. Раньше тоже нежелательно – на некоторых орбитальных причалах плату за стоянку взимали поминутно.

– Так что вас так гнетет, сэр Эдуард? – повторил свой вопрос рыцарь, видя нерешительность своего молодого напарника.

– Мне не дают покоя те крестьяне, милорд, – тщательно подбирая слова, проговорил тот в ответ. – Так ли необходимо было их убивать? Вот тот публикан на Рым – с ним все ясно, он заслужил свою участь, но эти двое…

– Они посмели поднять руку на принцессу, – сухо ответил рыцарь.

– Они не знали, кто перед ними! – возразил Эдуард.

– Незнание не может служить основанием для оправдания преступления, – отрезал сэр Гуго. – Колон ударил Ее Высочество ногой, его жена – рукой. Во все времена это каралось отрубанием соответствующей конечности. К тому же, совершенно очевидно, что это был не первый и не второй такой случай. Срока давности сии преступления не имеют, так что по Антонову Кодексу супругов ждала потеря обеих рук и обеих ног – а может, и еще каких частей тела. Быстрая смерть от разрядника куда гуманнее, вы не находите?

Ответа у Эдуарда не нашлось.

– К тому же, Ее Высочество более чем достойно восприняла происшедшее, – заметил сэр Гуго.

«В отличие от некоторых» – это прозвучало почти вслух.

Эдуард потупился.

– Вас прислал ангел? – первое, что спросила тогда девочка преклонивших перед ней колено рыцарей.

– Ангел? – сэр Гуго, судя по всему, решил, что речь о сэре Анжеле, оставшемся в Убежище. – Откуда вы его знаете, Ваше Высочество?

– Он приходил ко мне, – сообщила девочка. – Давно, еще на той, другой планете. И сказал, что, когда я вырасту, вернется и заберет меня к себе. Я выросла, а он не пришел. А я ждала. Каждый день ждала, – с ноткой обиды в голосе добавила она. – Это он вас прислал?

– Нет, Ваше Высочество, – покачал головой сэр Гуго. – Мы пришли, чтобы спасти вас.

– Значит, все-таки он, – заключила девочка. – Вы можете и не знать, что служите его воле. – Она поднялась на ноги и без особых эмоций посмотрела на распростертое на полу тело своего бывшего владельца, колона Виктора, затем вновь перевела взгляд на рыцарей. – Он обещал, что, когда придет время, всех злых людей ждет его кара. Хозяин Виктор был не очень злым, никогда не бил в полную силу – ну, почти никогда – и если видел, что я устала, иногда позволял передохнуть. А вот хозяйка Яна – очень, очень злая. Была, – она скосила глаза на тело застреленной рыцарем женщины. – Хуже нее только Марта, ее дочь. Хорошо, что она переехала из усадьбы.

Рыцари растерянно молчали.

– И не надо так странно называть меня – Ваше Высочество, – продолжала между тем девочка. – Я никакое не Высочество. Я Сашка. Рабыня Сашка, – она ткнула пальцем в свой ошейник.

Лицо сэра Гуго перекосилось.

– Сэр Эдуард, – повернул он голову к товарищу, – прошу вас, немедленно снимите с Ее Высочества эту мерзость!

– Но милорд, на станции могут возникнуть вопросы, – нахмурился тот. – Нынче в Провинциях нарта могла быть только рабыней… Ну, или беглой рабыней.

– Довольно будет и кольца, – заявил сэр Гуго. – Оно должно быть вместе с документами.

– Как скажете, милорд, – поднявшись с колена, Эдуард сделал шаг к девочке и осторожно, чтобы не напугать, извлек из спрятанных под плащом ножен кортик. – Позвольте, Ваше Высочество…

– Я же сказала: никакое я вам не Высочество, – буркнула принцесса, тем не менее, безропотно подставляя шею под лезвие. – Только ножом его не разрезать, – добавила она. – Я пробовала, сколько раз пробовала. Там, под кожей, железный обод. Кожу-то рассечете – а железо? Я пробовала, – повторила она, – хозяйка Яна потом еще очень сердилась из-за разрезов на коже. Нож не поможет.

– Это смотря какой нож, – проговорил Эдуард, аккуратно подсовывая под ошейник палец и поднося к вытертой растрескавшейся коже острие покрытого замысловатым узором клинка «драконьего когтя».

Этот кортик ему вручила его госпожа и благодетельница, леди Анна, герцогиня Руг. Вручила с последним вздохом, умирая на руках вернейшего из своих рыцарей. Герцогиня получила смертельную рану в неравной схватке с Чужими, всего два месяца не дожив до катастрофы при Улье, начавшейся с величайшей победы объединенного человечества, а закончившейся вероломным ударом Драконов-союзников в спину измотанной битвами королевской армии.

Клинок рассек ошейник, словно гнилую ткань, черная лента ядовитой змеей соскользнула на пол. Девочка резко отдернула ногу, словно боясь, что дохлая гадина может ее ужалить.

– Действительно хороший нож, – проговорила она затем. – От него словно теплом веет. Приятным теплом.

Ни разу за шесть лет владения не замечавший за своим кортиком ничего подобного, Эдуард спрятал оружие в ножны.

– Готово, милорд, – доложил он, отступая от принцессы.

– Благодарю, сэр Эдуард, – кивнул тот. – А теперь, будьте так любезны, спуститесь вниз и найдите документы, о которых говорил колон Виктор.

– Сделаю.

Взяв в руку лампу, оставленную хозяином на табурете возле лестницы и подкрутив в ней фитиль, чтобы та давала больше света, Эдуард спустился на первый этаж, в очередной раз недоумевая, как хрупкая девочка ухитрилась втащить по таким крутым ступенькам полное ведро воды. Найти сейф не составило большого труда – тот обнаружился в нише, прикрытой от случайного взгляда книжной полкой. Дешевые бумажные книги появились в Королевстве – тогда еще в Королевстве – совсем недавно, вместе с первыми призванными Владыками, и тут же сделались необычайно популярны, особенно у асатов.

Вскрыть замок при помощи «драконьего когтя» также не явилось сложной задачей.

Со скрипом отворив тяжелую металлическую дверцу, Эдуард посветил внутрь. Сейф был полон бумаг. Поставив лампу на пол, рыцарь стал перебирать их одну за другой, пока не наткнулся на ту, что искал, – купчую на рабыню Александру, нарту четырех стандартных лет – документ был датирован пятью годами ранее. Число проставили уже по новым правилам, в пересчете на запрещенную Владыками Эру нартов это выходил 580 или 581 год.

К купчей прилагался конверт, в котором лежало ниобиевое рабское кольцо – знак невольника, который дозволялось носить в Провинциях вместо ошейника. В обиходе оно считалось менее позорным – насколько вообще может не быть позорным статус раба, – в таких обычно щеголяла прислуга на урбанизированных планетах. Невольники сельскохозяйственных миров куда чаще довольствовались ошейниками.

На нижней полке сейфа обнаружилась пачка векселей Торговой Гильдии – в общей сложности не менее чем на три тысячи рублей – и туго набитый кошель с деньгами. Векселя Эдуард брать не стал – на всех них стоял индоссамент на имя колона Виктора, что делало их совершенно бесполезными без новой передаточной надписи, а вот кошелем не побрезговал. Судя по весу, в нем могло быть до тысячи монет, как тут же убедился рыцарь, ослабив завязки, – золотых. Прежнему хозяину они были уже ни к чему, а для них сэром Гуго лишними не окажутся.

Более ничего достойного внимания в сейфе не было, и, подняв лампу, Эдуард уже собирался вернуться в горницу, но в этот момент заскрипели ступени, и на лестнице показался сэр Гуго в сопровождении девочки.

– Уходим, – распорядился рыцарь.

– А это все что, так здесь и оставим? – широким жестом Эдуард обвел разбросанные по полу бумаги, но в первую очередь имел при этом в виду, конечно, мертвые тела, лежавшие на втором этаже.

– А что вы предлагаете? – деловито задал вопрос напарник.

– Можно сжечь усадьбу, – сказал Эдуард. – У дверей я видел железные канистры, вероятно, в них какое-нибудь жидкое топливо.

– Нет, – покачал головой сэр Гуго, поразмыслив пару секунд. – Огонь и особенно дым будут видны издалека. Неровен час заметит кто, примчится на пожар… Оставим так, едва ли кто-то объявится здесь до утра без причины. А после – наплевать.

– Хорошо, – кивнул молодой рыцарь.

Втроем они вышли на улицу, Эдуард загасил лампу и поставил ее на крыльцо. Сэр Гуго, аккуратно приподняв, посадил девочку в гондолу мотоцикла, пристегнул ремнем. Принцесса держалась спокойно и уверенно, смотрела прямо перед собой, и только когда трехколесная машина, развернувшись, выкатилась на тракт, обернулась на оставшуюся позади усадьбу и что-то неслышно прошептала себе под нос. С тем же успехом могла и в полный голос сказать – все равно за ревом мотора расслышать что-либо было невозможно.

3

Эдуард

– Так, а это у нас еще что такое? – нахмурился сэр Гуго, придвигаясь вплотную к окну.

Без сожаления отставив едва пригубленный кубок с прогорклым вином, Эдуард последовал его примеру: со стороны полей по тракту несся вездеход планетарной Стражи. Не доезжая с полсотни ярдов до крыльца мансиона, он начал притормаживать, и из широкого люка в его борту один за другим принялись выпрыгивать люди в одинаковых золотых – цвета зрелых хлебных колосьев – плащах. Все они были вооружены – кто алебардой, а кто и тяжелым арбалетом. Несколько человек остались под окнами первого этажа, остальные устремились к входу в мансион.

– Уходим! – бросил сэр Гуго, вскакивая на ноги. Отброшенный стул с грохотом опрокинулся на пол.

– Полагаете, это за нами, милорд? – с некоторым сомнением проговорил Эдуард, впрочем, так же поспешно поднимаясь.

– Безусловно, – кивнул рыцарь, делая шаг к ложу принцессы. – Ваше Высочество…

– Сколько можно повторять: никакое я вам не Высочество… – голос девочки был сонным, но она уже сидела на кровати, свесив босые ноги вниз.

– Нам нужно уходить отсюда, – проговорил сэр Гуго, протягивая ей руку. – Немедленно.

– Нужно – так нужно, – девочка послушно соскользнула на пол.

Тем временем Эдуард был уже возле выхода. Осторожно приоткрыв дверь, он выглянул в коридор: тот был пуст, но снизу, из зала, раздавался несвойственный утру шум, слышались крики и топот подкованных железом сапог по половицам.

Подоспевший сэр Гуго вложил руку девочки в ладонь молодого рыцаря.

– Поручаю вам Ее Высочество, сэр Эдуард. Я прикрою вас.

Кивнув, Эдуард потянул девочку за собой по коридору – в сторону, противоположную лестнице. Достигнув тупика, молодой рыцарь выпустил руку принцессы и, ухватившись за широкую доску, легко выдернул ее из стены, отшвырнув в сторону. Гвозди и толстые зазубренные крепежные скобы были удалены им из конструкции еще накануне вечером: сэр Гуго предусмотрительно распорядился подготовить лаз на случай спешного бегства.

За первой доской последовала вторая, за ней третья – и вот в стене уже образовался проем – достаточный, чтобы пролезть.

– Прошу вас, Ваше Высочество, – проговорил он, легонько подтолкнув девочку в спину.

Что-то невнятно пробормотав – наверное, вновь сетуя на не милое ее слуху «Высочество» – принцесса шагнула в лаз. Не медля, Эдуард последовал за ней. Последним в дыру в стене с разрядником в руке, кряхтя, протиснулся сэр Гуго – надо признать, для широкоплечего рыцаря проем был немного узковат.

Они оказались на полутемной галерее, загроможденной какими-то ящиками и бочками. За их рядами в полу обнаружился люк, от которого вниз вела узкая винтовая лестница с ржавыми металлическими перилами. Вновь взяв девочку за холодную ладошку, Эдуард первым шагнул на шаткие ступени. В этот момент сзади послышались крики, свидетельствующие о том, что Стража обнаружила проделанный ими лаз. Где-то высоко с противным свистом пронесся пущенный явно наугад арбалетный болт, в ответ раздался характерный треск разрядника сэра Гуго – уж этот-то выстрел наверняка был прицельным, свидетельством чему послужил чей-то истошный вопль.

Лестница привела их в просторное помещение с высоким потолком, сплошь заставленное длинными узкими скамьями. Эдуард с легкостью перепрыгнул через первую из них, но для девочки она оказалась слишком высока – на то, чтобы преодолеть это немудреное препятствие, у нее ушло несколько секунд. Тогда, наклонившись к закопавшейся спутнице, Эдуард подхватил ее на руки. От неожиданности девочка негромко вскрикнула, но тут же расслабилась и крепко ухватилась ручками за его шею.

Перехватив бесценную ношу поудобнее, молодой рыцарь устремился вперед.

Дверь, ведущую из помещения, за неимением свободных рук Эдуард выбил плечом – по счастью, та открывалась наружу и не имела прочного засова. Теперь они были в ангаре – огромном и полупустом. Полдюжины «седел» и одинокая пассажирская карета плотно стояли в противоположном его конце, ближе к въездным воротам.

Стремглав промчавшись через ангар, Эдуард поставил девочку на пол и широко распахнул перед ней дверцу кареты.

– Прошу вас!

Не дожидаясь повторного приглашения, его юная спутница вскарабкалась внутрь.

– Садитесь и пристегнитесь, – велел рыцарь. – Знаете, как?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Поделиться ссылкой на выделенное