Денис Федоровский.

Весь этот бред… Восемь минут моей жизни



скачать книгу бесплатно

Через полчаса сержант Петрухин, подобрав свою палочку, снова стоял и скучал. Странный «Мерседес» напрочь стерся из его памяти. Впрочем, ничего удивительного в этом не было. Память у сержанта Петрухина была хреновая.

Ноги несли Артема куда-то вперед… Босые ступни обжигала утренняя роса, трава неприятно щекотала пятки. Артем не знал, где он находится и куда бежит – вокруг было бескрайнее зеленое поле, знал только одно – надо бежать. Бежать, не жалея сил. Смахнув пот со лба, Артем оглянулся – Винсент не отставал. Он упрямо шагал за Артемом огромными двухметровыми шагами, волоча за собой винтовку с оптическим прицелом и злобно заикался. На Счастливчике была его привычная грязно-белая потная майка и «модные» серые панталоны с многочисленными заплатами.

Артем уже несколько раз останавливал Винсента, кидая ворох купюр через плечо. Винсент останавливался, бросал винтовку, аккуратно собирал деньги и только после этого продолжал преследование.

Но деньги у Артема кончились, а Счастливчик был слишком близко… Артем собрал последние силы и сделал мощный рывок. Остановился он лишь тогда, когда «дорога» кончилась – впереди была пропасть. Артем тяжело дышал, выплевывая из прокуренных легких порции горячего воздуха. Бездна манила своей черной глоткой. Тошнило.

Почувствовав тепло левым ухом, Артем резко обернулся – в траве сидел Винсент и прицеливался. Красная точка плясала на ухе Артема. Палец Счастливчика потянулся к спусковому крючку. Ухо уже жгло. Артем сплюнул и… проснулся.

Солнечный луч пробрался сквозь тонкую ткань шторы и щекотал ухо. Артем сел в кровати и вытер со лба капельки пота. Сон… Блин, пить меньше надо! Приснится же! Артем оглядел комнату – окно, шкаф, большая кровать, белоснежные простыни… Никого… Он спрыгнул с кровати, хотел отжаться, но не смог – свинцовый комок в голове притягивал ее к полу. Бросив эту дурацкую затею, Артем отправился в душ, по пути лихорадочно восстанавливая события прошедшей ночи. Получалось, в общем-то, не очень…

Сперва, вроде бы, был ресторан, потом – ночной клуб… хотя нет – сперва они купили квартиру… или все-таки ресторан??? Какой ресторан? А может ресторан был в ночном клубе? Кстати, в каком ночном клубе? Мозг категорически отказывался работать.

Где Вован? Артем стал шарахаться по многочисленным комнатам и искать… Наконец, отчаявшись найти друга, он побрел в ванную комнату. Впрочем, ванной комнатой ЭТО назвать было сложно – здесь умещался небольшой бассейн, душевая кабина, джакузи, стеклянный столик и раковина.

Глава 5. Винсент

Все дети рождаются одинаково хорошими, милыми и безобидными, и одному Богу известно, почему Винсент родился ублюдком. Он родился в маленьком закрытом городке в простой рабочей семье: отец – инженер на заводе, мать – домохозяйка, как и все домохозяйки проводящая время в домашних хлопотах и живущая мексиканскими (или какими там еще?) сериалами. Возможно именно эта любовь к мыльным операм и послужила толчком к выбору имени – Винсент.

Но мы живем в России, а не где-нибудь в Бразилии, Мексике или Гондурасе (кстати, это имя подошло бы мальчику больше), поэтому в песочнице, детсаде, а потом и в школе вокруг сопливого Винсента бегали обыкновенные, такие же сопливые, Пети, Васи и Сережи.

Ни тебе – Педро, какого-нибудь завалящего, или, на худой конец – Конрада… Поэтому, у Винсента с детства в жопе свербила гордость и осознание собственной неповторимости. Сверстникам это, естественно, не понравилось, поэтому эту самую гордость Винсенту забили туда, где она и свербила.

Уверенности в себе у Винсента поубавилось и он даже стал немного заикаться.

И все было бы хорошо, останься он в своем городке, женись на какой-нибудь домохозяйке и назови детей Гомес и Хуана. Но нет же, блин, видно недостаточно глубоко забили гордость – как это ВИНСЕНТ! будет учиться в каком-то Мухосранске.

И потянуло Винсента в Челябинск, поступать в университет на химический факультет (факультет, надо признаться, такой, что лоховатый Винсент выглядел на фоне одногруппников прикольным пацаном).

Винсент стал снимать комнату у полудурочного дедка и радоваться жизни. Потом в комнате и жизни Винсента появился Вован.

Вован был раздолбаем. Он курил, пил, матерился, возвращался под утро, а потом рассказывал Винсенту о своих похождениях и пьянках с Артемом и Васей. Винсент слушал с открытым ртом, запоминал…

В то время Вован был для него полубогом, а его рассказы – ненаучной фантастикой. Вован же сразу отметил лоховатость сожителя и, подумав, понял – парню в жизни будет тяжело. А так как Вовка был по натуре добрым человеком, он решил воспитать недоноска, подготовить его к реалиям студенческой жизни, а пока – взять под свою опеку.

Сказано – сделано. Когда Вован, устав от старого пердуна, решил поменять место жительства, то вместе с сумками захватил с собой Винсента и они вдвоем стали снимать квартиру.

Вовчик твердо задался целью вылепить из Винсента человека, но это оказалось не так уж просто. Винсент ни в какую не хотел общаться с девушками и ходить в ночные клубы. Но, все-таки, на пару с Артемом Вован научил его пить пиво, а иногда даже водку. Дальше дело не продвигалось и Вова плюнул – пусть живет, как хочет. И Винсент жил, как хотел. А как он хотел жить – Вован скоро понял. Он узнал, что Винсент поклонник голубого экрана.

Впрочем, на привычки Счастливчика Вовану было плевать. Пока тот не начал стучать. Дело в том, что предметом его обожания была бывшая (а тогда еще действующая) подруга Артема – Катя. Когда она появлялась, плечи Винсента расправлялись, заикание пропадало, а язык сам так и болтал Кате о похождениях Артема и Вовы. Надо отдать должное Катерине – она умела «разводить» на откровенные разговоры: помогала Винсенту делать уроки, защищала от нападок пацанов и даже называла ласково – Винни.

Получая необходимую информацию, Катя закатывала скандалы Артему. Пацаны долго не могли понять – откуда дует, но сложив из фактов мозаику, твердо решили – Винсент.. В результате Артем послал Катерину в дальнюю дорогу по короткому эротическому пути (то бишь, на …), а с Винсентом перестала проводиться всякая воспитательная работа.

Друзья вышвырнули бы стукача из квартиры, но были ему должны некоторую сумму, а так как долги привыкли отдавать, но денег не было – приходилось терпеть.

Теперь, когда Винсент получил расчет в виде наличности, лежащей в кармане, и пяти металлических шариков, которые он долго выковыривал из задницы, он жаждал мести. Как отомстить, Винсент пока не знал, но в его маленькой лопоухой голове уже крутились маленькие лопоухие мыслишки.

Глава 6. Кокаиновый фарватер

Развалившись в белом кожаном кресле, Владимир потягивал кофе с коньяком и делился впечатлениями.

– Как мы вчера классно погуляли! – радовался Вован

– Классно-то, классно, а где!? – вопросительно взглянул Артем

– Как!? Не помнишь!? – удивился Вова – Ты же сам в «Малахите» еще негра-то этого, Бобби, все пытался к Обезьяне отправить, деньги ему совал!

– Взял? – перебил Артем

– Что взял? – переспросил Вовчик

– Негр деньги взял?

– Деньги взял, а к Обезьяне не поехал. – отмахнулся Вова и снова переключился на дискотеку: А потанцевали-то как!

– Негры!? – ошалел Артем.

– Какие негры!? Мы! Ты совсем не соображаешь сегодня! Кофе себе налей! – разозлился Вован

Артем полулежал на диване и пил кефир. Состояние было не ахти. Опохмелиться, что-ли? Нет, нельзя – в университет надо ехать на консультацию. Да по пути еще в магазин заехать – одежду купить какую-нибудь. С похмелья Артем ценил две вещи: душ и чистую наглаженную одежду. Желательно новую.

Легко сказать – надо ехать. Встать с удобного дивана – значительно сложнее.

– Ладно, давай кофе с коньком пятьдесят на пятьдесят. – махнул рукой Артем

– Так бы и сразу! – одобрил Вован и пошел варить кофе. У него это получалось лучше всего.

«Мерседес» медленно катился по Свердловскому проспекту. Утренний ветерок приятно ласкал чистые волосы. За рулем сидел Вован. На нем был стильный коричневый пиджак от Pal Zileri, белая рубашка в красную полоску, темные брюки от того же Zileri и красный галстук. Артем, сидящий рядом, был одет попроще – белые шелковые шорты Reebok, черная майка и шлепанцы на босу ногу. Артем решил не садиться сегодня за руль и поэтому потягивал пиво Heiniken.

Друзья молчали, думая – чем бы заняться, потому что до консультации оставался еще целый час. Прервал молчание Артем, хлопнув себя по лбу.

– Блин! Вот уроды! – Артем достал из бардачка Нокию и, быстро набрав номер, приложил трубку к уху – Глеб! Чем занимаешься? В университет? Выходи, мы подъедем минут через десять-пятнадцать.

Отключив телефон, Артем хотел что-то сказать Вовке, но тот уже просек тему и «Мерседес», круто развернувшись, рванулся в сторону ЧМЗ.

Глеб вышел из дома ровно через десять минут, размышляя над словами Артема. На чем это они интересно подъедут? Увидев «Мерседес» Глеб немного удивился – откуда дровишки? Этот вопрос он и задал друзьям, после того, как поздоровался. Вован отмахнулся – мол, потом, садись давай, а Тема усмехнулся и конечно сказал – из леса вестимо…

– Вован! Тормозни около булочной, а то я поесть не успел – попросил Глеб, размещаясь на заднем сиденье

– Потерпи, Глеб, сейчас поедим нормально – успокоил друга Артем.

Глеб был другом Вована и Артема и немного отличался от них разве что возрастом и габаритами – был немного старше и крупнее, а дури в его голове было ничуть не меньше. Все трое учились в одной группе, но если Тема с Вованом только раздолбайничали, а в свободное время учились, то Глеб – работал, а в свободное время раздолбайничал. В общем, компания подобралась веселая.

Артема долго не хотели пускать в «Титаник», считая, что в ресторан неприлично ходить в трусах, пока он не предъявил увесистый аргумент, перетянутый резинкой от тех же трусов. Оценив юмор, охрана сдалась, и, некоторое время спустя, друзья уже сидели в ресторане и уплетали экзотические салаты. Посередине стола возвышался молодой жареный поросенок и, уже зная свою судьбу, грустно смотрел на длинноногую официантку. В перерывах между принятием пищи Вова и Артем по очереди рассказывали другу о последних событиях. Глеб удивлялся, по-собачьи мотал головой, а иногда звучно хохотал, привлекая внимание персонала.

Когда поросенок отправился знакомиться с салатами, а история была рассказана, друзья договорились, что все случившееся останется между ними и чтобы скрепить договор, заказали бутылку «Абсолюта».

– Великолепно – протянул Глеб, разглядывая запотевшую бутылку

– Не тяни, на консультацию опоздаем! – поторопил его Артем

Вздохнув, Глеб плеснул водку в рюмки и произнес тост: «Дай Бог, не последняя!»

Рюмка действительно оказалась не последней и когда троица, отблагодарив длинноногую официантку щедрыми чаевыми, вывалила из заведения морской походкой – ехать в университет было уже поздно.

Высадив Глеба (нужно было на репетицию – он играл в группе на барабанах), друзья пообещали заехать за ним, и, пожелав «хорошо постучать» уехали.

Опять встал вопрос – куда? Встал и быстро отпал, после того, как Артем выудил из бардачка килограммовый пакет кокаина.

Нанюхавшись до одурения, они покатались по барам, поиграли в бильярд, а потом осуществили свою давнюю мечту – воплотили компьютерную игру GTA в жизнь. Для этого они разозлили чуть ли не половину мусорского населения Челябинска, а потом сматывались от них смеясь и кидаясь в орущие ментовские сирены кокаином. Часа через два после начала бешеной гонки их все-таки взяли в кольцо в одном из челябинских двориков. Мусора бежали к «Мерседесу», передергивая затворы «Макаровых», а некоторые размахивали «Калашами». Но после того, как Артем сломал спичку и что-то пробормотал – мусора, почесывая затылки, разошлись по машинам и разъехались. Вован катался под приборной панелью, беззвучно сотрясаясь от смеха. Его не по-детски перло…

Глеб нервно курил, то и дело поглядывая на часы. Пацаны обещали забрать его после репетиции, но почему-то их не было. Подождав еще полчаса, Глеб направился в сторону дома.

Друзья не появились и на следующий день – Глеб заволновался, а в день экзамена он встал пораньше и отправился на поиски. Исколесив весь город он наконец нашел то, что искал – красный «Мерседес» покоился во дворике около серого полуразрушенного дома. Впрочем, что это тот самый «Мерседес», Глеб понял не сразу – багажник был смят в гармошку, передние фары, решетка и лобовое стекло отсутствовали. Почуяв неладное, Глеб рванулся к дому.

Друзей он нашел в подвале. Прислонившись друг к другу они спали. Вокруг бродили какие-то молодые люди, судя по всему – наркоманы, а перед Вованом стоял наполовину пустой пакет с кокаином. По всему подвалу были разбросаны пивные бутылки. Пнув пакет, Глеб схватил друзей за шкирку, как нашкодивших котят, и вытащил на улицу. Закинув тела на заднее сиденье, Глеб посмотрел на часы – до начала экзамена оставалось двадцать минут.


На экзамен они едва успели – на Кашириных в «Мерседесе» кончился бензин, и Глеб, бросив автомобиль на дороге, потащил друзей на себе. Сейчас, он сидел на последней парте и обзывал друзей обидными словами. Тем все было по барабану – они спокойно спали.

Наконец появилась Синегорова, которой и предстояло сегодня сдавать экзамен. Это была молодая женщина с вечно угрюмой физиономией. Артем окрестил ее «девушкой, у которой проблемы». Синегорова обвела взглядом аудиторию и заметила спящего Тему, одетого в пресловутые «трусы».

– Артем!!! – в голосе преподавателя зазвенели стальные нотки – Выйди вон! Придешь на пересдачу в нормальном виде!

Артем поднял голову, оглядел свои шорты, смахнул с них остатки кокаина и, засунув правую руку в карман, поднял мутные глаза на Синегорову: «Отвали!»

Синегорова резко развернулась, а затем бросилась вон из аудитории. Стены аудитории содрогнулись от хохота.

Глеб смеялся до слез, а потом, дав Артему подзатыльник и растолкав спящего Вована, вытащил их из аудитории. Через три минуты экзамен продолжился, никто ничего не помнил, а друзья курили на крыльце – в их зачетках рукой Синегоровой было выведено «отл.».

Глава 7. День Рождения

Сверкающий черный «Пежо 607» неслышно вкатился в небольшой челябинский дворик, привлекая внимание сидящих на лавочке бабулек и подбрасывая им новую тему для обсуждения – к кому бы это? Под их внимательными взглядами «Пежо» неспешно прокатился по двору и остановился у крайнего подъезда.

Бабульки заинтересовались еще больше, когда водительская дверца распахнулась и на прогретый за день асфальт сначала ступил черный лакированный ботинок, а потом на их обозрение показался и «весь» владелец авто.

Это был молодой человек лет двадцати в строгом черном костюме из вискозы и черной же хлопковой рубашке. Идеально повязанный шелковый галстук отливал золотом. Довершали картину черные прямоугольники очков, спасавшие глаза от сверлящих взглядов «хозяек» двора.

Артем (а это был он) огляделся, обошел автомобиль и аккуратно взял с пассажирского сиденья огромный букет ярко-красных роз. Бабульки начали оживленно перешептываться. Не обращая на них внимания, Артем смахнул с рукава пиджака несуществующую пылинку и уверенным шагом направился в темноту подъезда. Перепрыгивая через ступеньки, он легко преодолел три этажа и остановился на четвертом перед массивной железной дверью. Собравшись с мыслями и поправив галстук, Артем позвонил. За дверью послышались торопливые шаги и звонкий голос: «Сейчас открою!»

Дверь открыла Вика. Пытливый взгляд уперся в Артема.

– Вы к кому, собственно? – она его не узнавала

Артем молчал. Вика перевела взгляд на букет, потом снова на Артема. На этот раз она надолго задержала взгляд на его лице, будто почти узнала, но все еще боялась ошибиться. Артем вздохнул и снял очки.

– Я, собственно, к Вам… – он чуть наклонил голову вправо и добавил с укором – Уже и не узнаешь, а, Вика?

Вика онемела, а потом, словно извиняясь, заговорила быстро-быстро

– Артем! Ты!? Прости, не ожидала… Я думала… неважно. Ты откуда такой нарядный!? Это мне? – Вика наконец нашла спасение, переключив внимание на цветы. Артем тоже

посмотрел на цветы, словно видел их в первый раз, а потом, словно опомнившись, протянул букет Вике: «Тебе».

Примерно в это же время по Комсомольскому проспекту мчался, привлекая восхищенные взгляды молодежи, темно-синий с двумя широкими белыми полосами от капота до багажника «Mustang Shellbey GTX» 1965-го года выпуска. Из салона доносилась громкая, побуждающая к активным телодвижениям, музыка, а на сверкающих дисках играли солнечные блики. Не доезжая до супермаркета, некогда носившего название «Северозападный», а ныне переименованного в абстрактную «Теорему», Mustang лихо свернул вправо и, взвизгнув тормозами, остановился у красной десятиэтажки. Сидящий за рулем Вован заглушил мотор, взял с приборной панели пачку сигарет Fusion, выщелкнул из нее белую сигарету и, прикурив, жадно затянулся. Владимир был одет в синий джинсовый костюм из хлопка и красную хлопковую сорочку с большим воротником в стиле 60-х. Сделав несколько сильных затяжек, Вован вышел из машины, выпустил струю плотного белого дыма и подхватив букет белых роз с сиденья пружинящей походкой направился в подъезд.

Когда Маша открыла дверь, Вован стоял, облокотившись на перила, и насвистывал какую-то легкомысленную мелодию.

– Вау! Вовка! – искренне обрадовалась Маша

– Вау! Маша! – воскликнул Вова, по-шутовски раскинув руки в сторону

Потом Вова шутливо присел на правое колено, поцеловал Маше руку и протянул букет, декламируя: «Эти прекрасные цветы, мадемуазель, для Вас!»

Маша захлопала в ладоши, взяла цветы и, схватив Вована за руку, потащила его в квартиру.

Ровно в 21.00 к ночному клубу H2O с разных сторон подъехало два автомобиля, встав – бампер в бампер. Из машин вышли два молодых человека и галантно открыв двери помогли выйти своим очаровательным спутницам. С радостными возгласами Маша и Вика бросились друг другу в объятия, а потом, оглядев каждая свою подругу – звонко рассмеялись: они были одеты настолько же разно, насколько их вид сочетался с видом их спутников. Маша была в обтягивающих темно-синих джинсах и красной блузке, а Вика – в черных брюках и черной рубашке, которая была расстегнута чуть ниже, чем следовало для деловой встречи.

Парни вели себя более сдержано – Владимир незаметно показал Артему большой палец, а тот, улыбнувшись, подмигнул. Потом Вова угостил друга сигаретой, и оба задымили, ожидая, когда девушки насмеются вдоволь и обратят внимание на них.

– Ребят, все конечно очень здорово, но у нас пара вопросов. Можно? – Маша первая обратилась к парням

– Конечно – кивнул Артем

– Вопрос первый: что празднуем? – загнула палец Маша

– Да, мы совсем забыли предупредить, у Владимира сегодня День Рождения – улыбнулся Артем

Девчонки стали поздравлять Вову и немного огорчились, что узнали об этом только сейчас и не приготовили подарка. Вова потупился и «скромно» заявил, что никакой на свете подарок не заменит ему поцелуев столь прекрасных девушек. Подруги расхохотались и кинулись целовать находчивого Вову.

– А второй вопрос? – напомнил Артем

– Второй – откуда у вас это, если не секрет? – улыбнулась Маша, кивая на автомобили

– Ах, это! – отмахнулся Вован – Это мы всю вату продали, которую за три года накатали.

Снова раздался дружный хохот, и к этой теме они больше не возвращались.

Веселая компания сидела в ресторане клуба и совмещала ужин с распитием «Мартини». Немного позже появился Глеб в элегантном белом пиджаке со своей не менее элегантной подругой Кирой, одетой в вечернее платье. Слегка захмелевшие друзья радостно

приветствовали опоздавших, тиская их в объятьях и предлагая выпить за именинника. Вскоре внимание всей компании переключилось на подарок Глеба – боевую «Беретту», которую все по очереди так откровенно вертели в руках, что подарком заинтересовалась и охрана (Артем вовремя сломал спасительную спичку). Кира кокетливо чмокнула именинника в щечку и с наилучшими пожеланиями положила в его ладонь запасную обойму.

Попробовав кучу блюд и сортов «Мартини», друзья отправились играть в боулинг, а когда нетрезвая лапа Глеба зашвырнула шар куда-то совсем не на дорожку – перешли на танцпол.

Часам к трем ночи друзья, устав от бешеных ритмов клуба, вышли на свежий воздух, а немного попев русские народные (и не только) песни решили разъехаться по домам. Глеб с Кирой уехали на северо-запад, а оставшаяся четверка еще немного постояла перед клубом, любуясь причудливыми узорами ночного неба. Наконец, парни повезли девчонок по домам, договорившись встретиться в своей квартире.

Артем затормозил у Викиного подъезда, заглушил двигатель и чему-то улыбался. Вика долго смотрела на него, а потом прошептала: «Спасибо, Тема, вечер был чудесный и цветы… И прости, Тема… Спокойной ночи!» Хлопнув дверью, Вика убежала. Артем посидел еще немного, наслаждаясь тишиной, а потом завел «Пежо» и поехал домой.

В пять утра Вову начала мучать ностальгия – он сидел на кухне и пил водку «Столичная», захрумкивая ее солеными огурцами, и курил сигарету «LD». Артем смотрел на друга, улыбался и затягивался «Мальборо». Его ностальгия почему-то не мучала…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

Поделиться ссылкой на выделенное