Денис Егоров.

Веселая стройка



скачать книгу бесплатно

Злосчастный Дима за полчаса сумел очистить лестницу, израсходовав все простыни и пару литров спирта. Тем временем Дэн со Славиком отнесли пустой бидон, связку халатов и канистру со спиртом в машину, завернув всё в одну из простыней для маскировки. По дороге Славик завязал разговор с двумя беременными девушками, сидящими на скамеечке, и описал им нелёгкую судьбу строителя.

– Никто не говорит, что это легко. Но романтики сколько! – объяснял он, галантно заглядывая одной из девушек в вырез халатика. – Вы сами не желаете к нам? В бригаду? Ну, не сейчас, разумеется… вот родите – и потом можем принять. Нам женщин не хватает на обьектах!

Девушки смеялись и неловко отказывались. Из окна на втором этаже высунулся директор и что-то спросил. Славик с Дэном сделали вид, что не слышат, и отвернулись. Из больницы вышел Дима с ворохом почерневших простыней и с огорчением уставился на чёрные руки. Девушки с интересом посмотрели на него.

– Страшный грязнуля! – пояснил Славик, понизив голос. – Еле-еле сегодня уговорил его постельное бельё сменить. Видели, до чего он довёл простыни? Что поделать – панически боится воды и не моется! В детстве чуть не утонул, и теперь шок на всю жизнь. Психический тип, которого взяли для лечения трудом.

Девушки с сочувствием посмотрели на Диму. Он выбросил простыни в мусорку, сорвал лопух и принялся вытирать руки.

– Спирту дал бы чуть? – крикнул он Славику.

Тот подмигнул беременным и шепнул:

– Слышали? Грязнуля-алкоголик!

– Поехали, – скомандовал Дэн, с опаской поглядывая в сторону больницы. – А то сейчас вылезет опять этот зануда в галстуке. И так провозились здесь почти весь день.

По дороге к полю Дима мрачно молчал и смотрел в окно. Славик размышлял вслух:

– Спиртом очень удачно разжились! Эххх… надо было ещё канистру взять… Мы спирт этот спрячем и будем беречь как НЗ. Пригодится. По нынешним временам – это как доллары. Универсальная валюта.

На поле было всё спокойно. Опалубку уже разобрали, и она лежала аккуратной кучей возле дороги. Боря размеренно махал лопатой, засыпая фундамент землёй. Андрей яростно варил, клубы белого пара так и поднимались над ним. Коля бережно держал нужную железку и пожаловался Дэну:

– Все глаза мне ослепил сварщик наш. Говорю ему: ты мне скажи, когда варить будешь. А он сначала варит, а потом говорит. Нахватался я «зайцев» за сегодня…

Андрей поднял маску и гордо указал на свою работу:

– Вот. Всё как в чертеже.

Конструкция из железа смотрелась загадочно и монументально, чем-то напоминая противотанковые препятствия. Дэн попытался представить себе, как это будет выглядеть вместе с каменной стенкой. Картина вырисовывалась неприглядная. Архитектор явно намудрил лишнего.

– Фаритте, какк сфери, – донёсся знакомый голос. – Скорятт мне фсе профота от фас!

– Что ж ты делаешь, свааалочь! – юродствовал Славик, закатив глаза и хватаясь за грудь. – Дорвался до сварки, как Робинзон до Пятницы! Монстр! Конь князя Бедричевского!

– Какой ещё конь? – недоумевал Андрей и снял маску. – Вы чего так долго?

Славик многозначительно посмотрел на Диму, и тот быстро отошёл в сторону.

Боря с Колей переглянулись и понимающе заулыбались. Тынис пожаловался Дэну:

– Шил-пыл король франсуский… на нём плоха шила!

– Где ты такие присказки выискиваешь? – поразился Славик и сунул Тынису в руки ворох халатов. – Вот. Тебе привезли специально. Примерь… Размерчик угадали или нет?

Тынис послушно вытащил один из халатов и натянул на себя. Смотрелся он очень забавно в белоснежном халате и высоких грязных сапогах. Размер оказался в самую пору, халат сидел как влитой.

– Сачем он мнне? – задумался Тынис. – Кута носитть этто?

– Корову доить будешь в халате, – объяснил Славик. – Ну или в эротические игры с подружкой играть.

– Эроттические икры?

– Точно. Вот я один порнофильм тут смотрел. Эстонский, кстати. Наверное – первый у нас сняли тут… Называется – «Кристина Белланова суперэротика», – поведал Славик. – Красотка там одна снимается, бывшая «Мисс Эстонии» вроде… Дак вот – пришла она на приём к гинекологу. А там эстонец один в халате, доктор. Вылитый ты! Ну и потом…

Дальнейший подробный рассказ Славика привести здесь печатно не представляется возможным. Это история для книг другого жанра. Все внимательно слушали, и лишь Коля как самый пожилой и правильный негодующе фыркнул:

– Экая гадость. Похабщина. Разврат!

Тынис молча собрал халаты и удалился. Сравнение с развратным гинекологом его слегка оскорбило. Андрей снова нацепил маску и спросил у Дэна:

– Что будем делать, начальник? Варить дальше?

– Хватит. Куда спешить нам? На сегодня план работ выполнили с избытком.

– Точно, – сказал Дима и снова посмотрел на свои чёрные руки.

Славик похлопал Борю по плечу и заметил:

– Много ты потерял, что с нами не поехал. Говорил я тебе, а ты что? Нееет, мне копааать нравитсяяя! Спец по дурной работе!

Боря стоически зажмурился и промолчал. Андрей принялся ковырять электродом в ухе. Коля всё ещё скорбел о разврате и возмущённо покашливал. Дима, которому экономный Славик снова отказал в спирте, пошёл искать лопухи. Дэн думал, куда девать оставшуюся мастику…

Глава 18. Страдания Андрея и примитивные организмы

Сегодня было пасмурно и дул пронизывающий ветер. Весна напоминала осень.

На работу все явились без опозданий и, как повелось, сидели группой возле хутора Тыниса. Слышно было, как он гремит ведром за забором и весело напевает что-то по-эстонски. Андрей выглядел утомлённым, его восточные глаза сами собой закрывались и превращались в щёлки, наподобие отверстия в копилке. Славик долго наблюдал и наконец не выдержал:

– Ондрюшка, а что ж-то ты такой сердитой-то? – по-волжски окая, спросил он. – Пойдём по воду да цветов-то нарвём-ко. Утро-то кокое!

Андрей чуть приоткрыл глаза и покосился на Славика. Тот сделал участливое лицо и добавил:

– Опять, наверное, не допустила к себе, жестокая… Не спал и с утра уже устал?

– Допустила… но ненадолго, – сказал Андрей и повесил голову.

– Ничего. Молодому коту много время не надо, – ухмылялся Славик. – Тебе надо что-то срочно предпринять.

– А что? – заинтересовался Андрей, встрепенувшись. Глаза его сразу открылись.

– Подарить надо что-то хорошее. Подобреет, – посоветовал Дима.

– А что подарить?

– Откуда ж я знаю? – Дима важно закурил. – Цветы, например.

– Или духи, – сказал Боря.

– Или конфет коробку, – добавил Коля.

– А лучше – всё вместе! – сделал вывод Дэн. – Тогда точно не ошибёшься.

– Материалисты! – негодовал Славик и сделал презрительный жест. – Всё б вам покупать отношения… Нужно подарить себя!

– Это как? – удивились все.

– Очень просто. Найди широкую красную ленту. Чем шире – тем лучше, – поучал Славик. – Помойся хорошенько и обязательно надушись. Раздевайся догола и перевяжи себя лентой на поясе, бантом вперёд. И бант такой попышнее… как на торте. И потом звони ей в дверь! Откроет – а ты руки разведи и скромно смотри в пол…

Дима захихикал, а Коля недовольно скривился. Андрей был явно не в восторге от такой идеи.

– Ага… И кааак даст мне по морде… или ногой под бант… А если отец её откроет – вообще убьёт!

– Что там за отец такой? Бывший ликвидатор КГБ? Терминатор модели «Т-100»?

– Никакой не ликвидатор. Он бригадир грузчиков на фабрике. Здоровенный такой амбал. И меня не сильно-то любит, – вздыхал Андрей. – Увидит в таком виде – и всё. Живым точно не выпустит.

– Надо как-то его отвлечь тогда, – размышлял Славик. – Ты друга подговори какого, чтоб отца ейного в окошко покликал. Или на балкон. А сам в тот момент звони в дверь!

– Что-то сложно больно всё это, – сомневался Андрей. – Да и стыдно мне в таком-то виде звонить по квартирам…

– Стыдно, когда видно! – напирал Славик.

– Дак и будет видно же! – разозлился Андрей и встал. – Насоветуешь всякого вечно… Тебе смешно, а мне не очень. У меня, можно сказать, личная жизнь не в порядке. А тебе шуточки!

– Что ж мне, в мешок её засунуть и тебе на коне привезти? – недоумевал Славик. – Или вас обеих украсть и запереть в высокой башне на год? Тогда, может, привыкнете один к другому…

Андрей разнервничался и пнул ногой ближайший швеллер. Железо было крепче человека. Бедный сварщик снял сапог и принялся ощупывать пальцы. Славик насмешливо покосился на него и принялся вспоминать:

– Помню, пришёл к нам на флоте в команду один туркмен… Дикий человек. Можно сказать, осколок другой эпохи. Пережиток феодализма. Как его вообще на флот послали, а не в стройбат какой-то? Научить его чему-то было просто нереально. Хорошо, хоть что-то по-русски говорил… Определили его в машинную команду, смазывать движущиеся узлы машины. Правда, он вечно что-то не то смазывал и не там, но это другая история уже… Сидим раз и пьём чай с главным механиком, а этот туркмен-смазчик бредёт мимо. Весь в масле, носище этакий, брови косматые. Присел с нами. Стаканов у нас всего два было, и налили мы ему чай в бутылку из-под кефира. Они раньше с широким горлышком были, нормально… Ну спрашиваю я его о жизни, о семье, о верблюдах… Говорит коряво, но в принципе понять можно. Женился, мол, за пару месяцев до армии. Собирали всей семьёй деньги на невесту. Калым, то есть – выкуп… Я говорю – а сколько денег-то надо было собрать? Сорок тысяч!

– Рублей? – ахнул Коля. – Что-то невесты там недешёвые совсем!

– Ты дальше слушай… Спрашиваю: «Не дорого?» Он отвечает: «Дорого, но себя быстро окупит…» Удивился я тогда: «Как это?» Оказывается, она хорошо умеет ковры ткать. И за год может один большой ковёр исполнить, который тысяч за восемь-десять продать можно… В общем – несколько ковров сделает, и на прибыль дальше пошло! И чёрт меня дёрнул сказать: «Пока ты на флоте, она кому другому ковёр сплетёт…» Что тут было! Он сидел-сидел, да кааак врежет мне той бутылкой из-под кефира по голове… Хорошо хоть, чая в ней почти уже не было. Но приложил здорово, – Славик поискал в голове и показал небольшой шрам под волосами. – Я чуть было не отключился. А потом на него кинулся… Хорошо хоть, главный механик был не человек – медведь какой-то! Он туркмена выкинул по трапу вниз, а меня облапил и держит. Не вырваться… Говорит: «На суше хоть закопай его, а на корабле мне историй не надо…»

– Не пойму… ко мне это всё как относится? – спросил Андрей.

– Психовать нечего! Один бутылками бьёт, другой – по железу ногами… Все вы, азиаты, люди дикие и взрывные!

– Никакой я не азиат! – возмутился Андрей.

– Ага, – ухмыльнулся Славик. – На лицо посмотришь, и хоть в Кремлёвский полк записывай… Рязанский славянин.

– А что дальше с тем туркменом было? – полюбопытствовал Дима.

– Да ничего особого. Он у нас недолго потом был… Какие-то неизвестные злодеи заперли его как-то вечером на одной заброшенной подстанции в порту. В начале февраля, – Славик многозначительно улыбнулся. – Ну, он там ночь и просидел… Почему-то решил, что в той будке туалет, и зашёл на пару минут. А дверь закрылась сама… железная… не сломаешь. Как выпустили его – сразу в лазарет… Лежал там пару месяцев с температурой и чихал так, что чуть окна не вылетали…

– А злодеев тех не поймали? – забавлялся Дима.

– Какое там…

Разговор прервало появление тех самых каменщиков-специалистов, что разбирали арку. Их усатый мастер вылез из микроавтобуса и спросил про насос. Крикнули Тыниса, и тот вынес насос, спрятанный на хуторе.

– Работает теперь? – недоверчиво спросил усач.

– Лучше, чем раньше! – уверял его Славик. – Мой друг-электрик не только починил агрегат, но и значительно усовершенствовал. Теперь может качать что угодно…

– Зачем мне что угодно? Мне воду надо!

– Но лучше-то иметь то, что может что угодно!

Каменщик окончательно запутался, поспешно поблагодарил Славика и исчез. Тот довольно подмигнул Дэну:

– Теперь эта мысль ему покоя не даст. Будет думать – что бы ещё покачать, кроме воды?

– Эгеее, – насторожился Дэн. – Валентин едет.

С дороги свернул знакомый трактор. Валентин лихо затормозил и вылез из кабины.

– Привет честной компании! Я к вам приехал, как и обещал.

– Молодец, – ответил за всех Дэн. – Время имеешь?

– В принципе – нет. Фактически – да.

Славик взял у Дэна ключи от машины и молча ушёл. Вернулся он с пластиковым стаканчиком в руке и сунул его Валентину. Тот принюхался:

– Хорошо пахнет. Встречаете как положено. Не ожидал…

Он резко опрокинул стаканчик в рот и выпучил глаза. Одной рукой схватился за горло и другой принялся шарить в воздухе. Догадливый Боря выхватил бутылку с какой-то коричневатой жидкостью из своей сумки и сунул Валентину. Тот торопливо отпил из неё и скривился ещё больше.

– Ну вы даёте, – просипел он. – Чистого спирту мне налили? Предупреждать же надо…

Он с отвращением посмотрел на Борино снадобье и спросил:

– А это что ещё за дрянь? Навозная жижа?

– Какая жижа? – обиделся Боря. – Это чай из трав. Жена заваривает и мне на работу даёт. Каждый день пью и не болею.

– Из чего заваривает пакость эту? Из старых носков и кошачьего туалета? – Валентин сунул бутылку Боре и перешёл к делу: – Дак что? Нужен я вам?

Дэн поразмыслил. Копать особо было нечего, но тут он вспомнил просьбу шофёра, Павла Ивановича, добыть ему камня для дачи. Дэн объяснил задачу, и Валентин оживился:

– Награда будет?

– Будет, – пообещал Славик. – Дадим тебе зелья волшебного…

– Надеюсь, не этого чаю ядовитого?

– Не. Пару литров огненной воды!

– Дело, – одобрил Валентин. – Попрошу часть авансом и счас наскребу вам камня вагон.

Аванс был выделен. Крикнули Тыниса, и тот вышел в белом халате. Валентин был поражён.

– Ты заболел, что ли? – спросил он, трогая халат. – Или готовишься к чему?

– Котофлюссь. Картошку с лукком.

– Ясно. Неси воды и посудину какую-нибудь.

Валентин разбавил спирт водой и с наслаждением отпил.

– Совсем другое дело, – обрадовался он. – А то чуть не уморили меня… Ну, я пошёл копать ваши руины!

– Дима, проследи, – велел Славик и пояснил: – Если что попадётся интересное – свисти.

Он отобрал у Бори бутылку с чаем и вручил Тынису:

– На, попробуй. Как ты считаешь – соли не маловато?

Тот оценивающе глотнул. Подумал и глотнул снова.

– Соли не ната. Саххара немнокко или мёта. А такк хороший компотт. Не хочешшь? – он повернулся к Валентину. Тот отшатнулся и с проклятиями полез в кабину.

Дэн распределил рабочих. Андрей с Борей принялись варить швеллеры, потому как Коля помогать в этом решительно отказался.

– Глаза болят со вчерашнего, – объяснял он. – Уж больно горяч сварщик наш. Сверкает похлеще солнца. Вечером смотрю телевизор, и огненные шары так и плавают перед глазами.

– Ты бы, Дэн, поехал в контору, что ль? – предложил Славик. – Делать нам тут нечего всем уже стало. Надо стенку теперь ложить на фундаменте нашем. А где камень? Раствор? Банные веники?

– Феники? – удивился Тынис. – Прифесутт феники?

– Поеду, – решился Дэн. – Закажу раствора побольше. Чтобы и Тынису на погреб хватило. Сколько там надо примерно?

Коля повычислял в уме и назвал примерное количество. Тынис взволнованно потирал руки и робко улыбался. Боря отпил чаю, а Славик, приложив руку к глазам, смотрел на копающий трактор. Дима осторожно прыгал возле растущей ямы, заглядывал внутрь и с опаской следил за Валентином.

– Всё. Поехал. Вы тут смотрите в оба!

– Путем, – пообещал Тынис и поправил халат. – Ити! И пес растфора не фосфращайся!

Дэн пристально посмотрел на Тыниса и молча уехал.

Контора встретила его, недружелюбно сверкая стёклами. Стёклами очков Короткова, который в этот момент выходил из здания.

– Добрый день, – выпалил Дэн и постарался поскорее прошмыгнуть мимо.

– Утро, – поправил его Коротков и погладил лысину. – Ты что-то хотел?

– Я к Борис Моисеевичу.

– Значит, я помочь никак не могу? – нахмурился Коротков. – Что за манеру вы взяли – каждые почаса бегать к директору!

– Я тут вообще не был несколько дней…

– Имею в виду не тебя конкретно, – занудливо ворчал Коротков. – Вас, прорабов, много, и бегаете сюда, как на посиделки. Как ни зайду в кабинет директора – вечно кто-то сидит или только пришёл. Тратите рабочее время на ненужные поездки. В наше время высоких технологий и прогресса нужно стремиться использовать коммуникационные способы. Например – телефон! Решать вопросы на расстоянии!

«Послать бы тебя прямым текстом на расстояние, – размышлял Дэн. – Любишь нотации читать всем. Вот не повезло сегодня…»

– Звонил всё утро и занято, – нашёлся он. – Видимо, кто-то уже активно использует эти… коммуникационные способы… Нужно вам в конторе установить усиленную абонентную линию.

– В самом деле? – Коротков задумался. – Я как главный инженер займусь этим вопросом. Что-нибудь придумаю. Хорошо, что ты сказал…

Дэн переминался с ноги на ногу, но так просто выскользнуть не получалось.

– Ты, наверное, считаешь меня излишне строгим? – вдруг спросил Коротков.

«Что он опять задумал? К чему клонит?» Дэн отрицательно покачал головой.

– Я воспитан в другие времена, и ты слишком молод, чтобы меня понять. И тем более – судить!

– Я вас совсем не собирался…

– Не перебивай! – приказал Коротков и продолжил: – Вы сейчас живёте без цели. Как животные и прочие примитивные организмы. Рабочее время прошло, и ладно… Ты думаешь, я тоже так живу? Нет. Я вечно думаю и не смотрю на часы. Бывает, почти полночь, а я решаю проблему бетона…

«Какой может быть ночью бетон?»

– Тот самый толчок, который мне когда-то дало общество… социалистическое общество… ведёт меня по жизни и принуждает, в свою очередь, толкать вас, – бубнил Коротков с интонацией, напоминающей заклинания. – Если исчезнут люди, подобные мне, общество развалится и деградирует…

«Что за фанатик? Может, он спятил?»

– Только вперёд! Только бежать! Или хотя бы идти! Но не стоять…

– Могу я идти? – пользуясь удобным случаем, осведомился Дэн.

– Иди, – милостиво разрешил Коротков и добавил: – Я к вам приеду… возможно, на днях.

С окончательно испортившимся настроением Дэн поднялся на второй этаж…

Глава 19. Доктор Тынис

Борис Моисеевич сидел в своём кабинете и пил чай с булочками. Дэн вошёл и позавидовал – булочки смотрелись очень аппетитно.

– Ты приехал? Очень хорошо. А я как раз хотел за тобой послать, – сказал Борис Моисеевич, накрывая блюдо с булочками полотенцем. Дэн вздохнул.

– Итак. Имеется ряд вопросов, которые нам нужно обсудить, – директор покопался в бумагах и вытащил блокнот. Заглянул туда и начал: – Во-первых и самое главное… Завтра у тебя на обьекте появятся финские гости. Я, кажется, предупреждал ранее? Очень хорошо. Они приезжают сегодня вечером в город и завтра поутру нагрянут. Я надеюсь, ты подготовишь достойную встречу?

– В смысле? Хлеб-соль и оркестр? – пошутил Дэн.

– Очень хорошо. Но этого, разумеется, не нужно… Требуется просто правильно встретить, показать вашу работу и толково объяснить обстановку. Очень хорошо. И хотелось бы больше чистоты и порядка…

– Это же стройка, а не больница. Какую я вам там чистоту наведу-то? – возмутился Дэн. – А насчёт порядка – дак его сколько хотите. Хоть сами проверяйте!

Борис Моисеевич устало посмотрел на Дэна и привычно сказал:

– Очень хорошо.

Он встал и принялся ходить по кабинету, заложив руки за спину.

– Повторяю: положительная оценка нашей работы, тем более от иностранных гостей, была бы крайне необходима. Не нужно ничего мыть или пылесосить на вашем поле…

Дэн удивлённо разглядывал директора. Он пытался представить, как бригада пылесосит поле, и поражался буйной фантазии руководства.

– … но немного прибраться надо. Чтоб инструменты и материалы были в строгом порядке, рассортированы и складированы! Я слышал, за границей этому придают большое значение… Очень хорошо. И ещё: одежда и внешний вид по возможности опрятнее! Я надеюсь, ты меня понимаешь?

Дэн понимал. Никаких гостей ему совсем не хотелось. И тем более участвовать в показухе. Но возражать он не стал и долго кивал головой. Борис Моисеевич остался очень доволен и перешёл к следующему пункту:

– Вопрос зарплаты. Приближается зарплата, и хотелось бы знать твоё мнение по поводу коэффициента для вашей бригады…

Этот вопрос нуждается в небольшом пояснении.

Дело в том, что с переходом на новые деньги – эстонские кроны – и при быстро меняющихся ценах система зарплаты изменилась. Раньше все имели оклад в зависимости от разряда или должности, а также получали премии по разным случаям. Сумма месячной зарплаты была в основном стабильна. Теперь же сумма менялась каждый месяц в зависимости от выполнения работ и прочих загадочных причин (например, симпатии начальства или просто настроения). Последние месяцы коэффициент был 1,3—1,4. Для наглядности: если оклад рабочего составлял 500 крон в месяц, то он умножался на данную цифру, и получалось 650—700 крон. Коэффициент предлагался прорабом для своей бригады и потом утверждался директором.

– Коэффициент три, – рискнул Дэн.

– Три? – обомлел Борис Моисеевич. – Может, это немного много?

– Нет. Это нормально. Мы сделали большую экономию на бетоне, технике и рабочем времени. Вы сами говорили, не помните? Экономия будет награждена!

– Я, помнится, и правда что-то такое говорил, – вспоминал Борис Моисеевич. – Очень хорошо… Но коэффициент три? Не знаю, не знаю… На всех остальных участках в этом месяце будет полтора. Как же это воспримут остальные рабочие?

– А мне какое дело? Они тоже экономили, как мы?

Борис Моисеевич что-то пометил в блокноте и обьявил:

– Эту тему я обсужу с Коротковым. Думаю, утвердим… Но, может, не три? Скажем, два?.. Я тебе сообщу ответ.

Дэн произнёс небольшую речь о доверии к руководству и упорной работе в крайне трудных условиях. «Слышал бы меня Коротков. Выражаюсь его словами». Борис Моисеевич сделал новые пометки в блокноте и задумался. Дэн устал говорить, и наступила тишина.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13