Денис Дроздов.

Историческая Москва. Увлекательный путеводитель по центру нашего города



скачать книгу бесплатно

Дмитрий мечтал о свержении монгольского ига и, подгадав благоприятный момент, решительно выступил против Мамая. Первая попытка оказалась неудачной: объединенное русское войско потерпело жестокое поражение на берегу реки Пьяны в 1377 году. Но уже через год Дмитрием была одержана победа у реки Вожжи. Мамай пришел в нечеловеческую ярость и решил напомнить Руси о времени Батыевом. Дмитрий встретил смертельную опасность с оружием в руках. На святую брань его благословил Сергий Радонежский. Все князья русские объединились вокруг Дмитрия и ополчились против Мамая.

Как известно, полки московские и татарские сошлись на поле Куликовом 8 сентября 1380 года. Численное превосходство было у татар. Победа уже почти склонилась на сторону врага, но Дмитрий проявил себя в Куликовской битве как прекрасный полководец. Судьбу сражения решили засадные полки великого князя. Изнеможенные татары не смогли справиться со свежими войсками и обратились в бегство. Из огромной 200-тысячной рати Дмитрия в живых осталось только 40 тысяч воинов. Сам князь был тяжело ранен в бою.

Благодатные последствия этой победы были неисчислимы для Руси: развеялся миф о непобедимости монголо-татар, у русского народа появилась надежда обрести свободу. Этой одной надеждой жили на Руси еще очень долго. Через два года после Куликовской битвы на Москву пришли полчища грозного Тохтамыша. Летопись свидетельствует о том, что после многодневной осады от Москвы, «града великого, чудного и многочеловечного остались только земля и перст, прах, пепел и трупья многа»[9]9
  Полное собрание русских летописей. Т. 4. Новгородская и Псковская летописи. СПб.: Типография Эдуарда Праца, 1853.


[Закрыть]
. Но это не смогло сломить Дмитрия Донского, который сумел восстановить свои силы и вновь объединить князей вокруг Москвы для будущей борьбы с татарами. Пусть даже сам он и не увидел столь долгожданной свободы.

Сын Дмитрия Донского Василий Дмитриевич, одаренный умом светлым и проницательным, продолжил политику отца, но внес в нее долю дипломатической осторожности. Он старался не вступать в опасную борьбу, грозившую Москве сильными потрясениями. С Ордой он держался благоразумной политики Калиты, усыпляя хана видимой покорностью и пользуясь каждым случаем ослабить цепи рабства. Он был скорее союзником, чем данником Орды. Именно при нем случилось знаменитое чудо Владимирской иконы Божьей Матери.



Великий князь Дмитрий Донской. Портрет из Титулярника 1672 года



Великий князь Василий I Дмитриевич. Портрет из Титулярника 1672 года


Великий Тамерлан, покоривший Туркестан, Персию, Индию, Сирию и Малую Азию, победивший султана Баязеда и хана Тохтамыша, в 1395 году уверенно подходил к русским границам.

За три года до этого Москва лишилась своего главного молитвенника и заступника – Сергия Радонежского. Надеяться на силу русского оружия было бесполезно – Тамерлан превосходил Василия по всем показателям. Москве оставалось уповать на помощь Бога. И тогда великому князю пришла в голову спасительная мысль перенести из Владимира в Москву чудотворную икону Божьей Матери, написанную, по легенде, евангелистом Лукой. Этот исторический эпизод прекрасно характеризует ум и дальновидность Василия Дмитриевича. Весть о заступничестве Божьей Матери ободрила русских людей, и они огромной толпой вышли навстречу Заступнице. А Тамерлан решил воротиться в степь. По какой причине – исторически неизвестно. Летопись сообщает об устрашении Железного хромца «каким-то дивным сном».

Во время правления Василия Дмитриевича белокаменная группа кремлевских храмов пополнилась Благовещенским собором, который стал домовым храмом великих князей, и церковью Рождества Пресвятой Богородицы, названной в летописи «зело чудная». О размере Москвы конца XIV века говорят сведения о московских пожарах, в которых сгорали несколько тысяч дворов. Москва непрерывно росла и развивалась и в количестве жителей, и в своем военном и политическом могуществе. В Москве появляются различные художественные центры (иконописные, литейные, чеканные, ювелирные и другие). По заказу великого князя Благовещенский собор расписывали Андрей Рублев, Прохор из Городца и Феофан Гречин (Грек). Великий князь укрепил стенами торговый посад и даже задумал обнести его рвом.



Великий князь Василий Васильевич Темный. Портрет из Титулярника 1672 года


Наследником Василия I стал сын Василий Васильевич, которому было всего десять лет, когда умер его отец. Начало его княжения ознаменовалось первой и единственной в роде Ивана Калиты междоусобицей. Брат Василия I Юрий со своими сыновьями поднял оружие против законного князя и вступил с ним в борьбу. Историк В.В. Назаревский отмечает: «Эта борьба отмечена и вероломством, и кровопролитием, и жестокостью, как, например, ослеплением Василия Косого и самого Василия II. Но среди этих печальных явлений мы видим и отрадные. Москва в это время уже обнаруживает свой ясный государственный смысл: она крепко стоит за враждебный удельной системе принцип наследования престола по прямой нисходящей линии и энергически поддерживает своего прирожденного государя-князя»[10]10
  Назаревский В.В. Из истории Москвы 1147–1913. М., 2008.


[Закрыть]
.

Двадцать лет продолжалась борьба двух родов. Только поддержка бояр, дворян, духовенства (особенно первостоятеля – святителя Ионы) и народа помогли Василию Васильевичу вернуть законный престол и укрепить всеобщее уважение к великокняжескому закону. Василий II так смело отражал вторжения татар на Русь, что, не будь он обременен междоусобицей, наверняка бы сумел разорвать цепи рабства. Иона стал первым митрополитом всероссийским – поставленным не Царьградом, а собором русских епископов. При Ионе перестроили церковь Иоанна Предтечи под Бором, возвели в новгородско-псковском стиле храм Положения Ризы Пресвятой Богородицы и основали Крестовоздвиженский монастырь, в честь которого получила свое название улица Воздвиженка.

На Москву при Василии II обрушивались разнообразные бедствия. В 1445 году в Кремле случился пожар, в котором сгорели не только деревянные строения, но и каменные церкви. Тогда погибло почти 3 тысячи человек. А через несколько лет произошло землетрясение – непродолжительное, но наведшее страх на жителей. Стоит выделить еще одно важное для Москвы событие: в городе впервые было разрешено построить частный каменный дом (он принадлежал архиепископу Евфимию). Василий Васильевич, прозванный после ослепления Темным, впервые стал выбивать на монетах титул «господарь всея Руси». Он поставил точку в становлении на Руси единодержавия: после него уже никогда удельные князья не боролись за власть с московским князем.

С именем сына Василия II Иваном III связан решительный и значительный момент возвышения Москвы. Он с самого раннего детства как будто готовился для важнейших государственных дел, знал все тайны княжеского двора. Он не одобрял слишком резких мер своего отца и предпочитал кнуту пряник. Иван III тесно сближался с удельными князьями, заключая с ними договорные грамоты и обещая свое покровительство и защиту. Великий князь постепенно лишал удельных князей самостоятельности. При Иване Васильевиче к Московскому княжеству присоединились Тверь, Ростов, Углич и другие города. Великий Новгород окончательно утратил свою независимость после поражения от москвичей в битве при реке Шелони в 1471 году.

Огромное влияние на великого князя оказывала его жена Софья Палеолог – племянница последнего византийского императора Константина XI. С помощью этого брака римский двор преследовал цель утвердить на Руси правила Флорентийского собора. К счастью, этого не случилось, но союз великого князя с византийской принцессой имел другие, очень важные для Руси последствия. Как отмечает С.М. Соловьев: «Именно после брака на племяннице императора византийского Иван III явился грозным государем на московском великокняжеском столе; он первый получил название Грозного, потому что явился для князей и дружины монархом, требующим беспрекословного повиновения и строго карающим за ослушание, возвысился до царственной недосягаемой высоты, перед которою боярин, князь, потомок Рюрика и Гедимина должны были благоговейно преклониться наравне с последним из подданных»[11]11
  Соловьев С.М. История России с древнейших времен. СПб.: Издание товарищества «Общественная польза», 1893.


[Закрыть]
.



Великий князь Московский Иван III Васильевич. Гравюра XVII века


Софья принесла с собой на Русь идею о царском величии и пышности византийского двора. Иван III хотел соответствовать манерам царским и стремился сделать Россию монархическим государством. В Москве появились послы немецкого императора, датского короля, венецианского дожа, волошского воеводы, турецкого султана и персидского шаха. По свидетельству современников, именно Софья убедила Ивана Васильевича разорвать всякую связь с Ордой. В 1480 году случилось знаменитое Стояние на реке Угре. Осторожный Иван Васильевич, не любивший прибегать к оружию, так и не осмелился выступить против хана Ахмата, а тот, опасаясь военной хитрости со стороны русских, отступил от границ Руси. «Тако избави Бог русскую землю от поганых!»[12]12
  Полное собрание русских летописей. Т. 2. Летопись по Ипатьевскому списку. М., 2001.


[Закрыть]
– восклицает летописец. Историки считают 1480 год началом полного освобождения Руси от Орды. Немаловажной является и победа Ивана III над Литвой в 1494 году: он вернул многие города, раньше принадлежавшие Руси.

Хоть Иван III и не принял еще царского титула, но Москву уже назвали царским городом, а иностранные послы величали Ивана царем и цезарем. Приобретя крепкие связи на Западе, великий князь пригласил итальянских мастеров для перестройки Кремля, чтобы стольный город соответствовал укоренившейся в то время идеологеме «Москва – Третий Рим». Кремль превратился в первоклассную, по-европейски оборудованную крепость. Иностранные путешественники называли его «городом-замком», потому что он был неприступен со всех сторон: Неглинку и Москву соединили широким рвом, выложенным кирпичом. Фактически Кремль находился на острове. Благодаря своим каменным и деревянным навесным бойницам, подъемным мостам, дубовым воротам и опускающимся железным решеткам Кремль выглядел грозной неприступной крепостью.

Иван Васильевич и Софья Палеолог приравнивали Москву к павшему от рук османов Царьграду. Великий князь даже позаимствовал герб византийских императоров – двуглавого орла, который очень дружно сжился с Георгием Победоносцем. Кстати, именно в правление Ивана III окончательно сложился московский герб. Кремлевские стены, построенные Иваном III, сохранились до сегодняшнего дня с некоторыми переделками. Изначально башни Кремля были без верхов, заканчиваясь одними зубцами. Подъемные мосты через Неглинку исчезли после того, как реку спрятали в коллектор. Лишь чудом уцелел первый каменный мост с отводной Кутафьей башней. Но в целом со времени Ивана Васильевича значительные перестройки происходили только внутри крепости.

Успенский собор, возведенный Калитой меньше чем за год, требовал капитального ремонта. Сначала Иван III пригласил русских мастеров, но вскоре пожалел об этом, потому что собор обрушился. Тогда на помощь пришел итальянский архитектор Ридольфо Фиораванти, заслуженно прозванный Аристотелем. Он посмеялся над работой русских зодчих и, сломав всю прежнюю постройку, выстроил новый храм – тот, который стоит и по сей день. В Успенском соборе сочетались грандиозность зодчества Владимирской Руси и типично итальянские мотивы. Псковским мастерам князь доверил перестройку Благовещенского собора. На месте сегодняшнего арсенала при Иване III были воздвигнуты здания приказов, царских служб и боярские дворы, представлявшие собой лабиринт запутанных улиц и переулков.



А.М. Васнецов. Московский Кремль при Иване III


Иван Васильевич основал Златоустовский – освященный в честь его ангела – и Сретенский монастыри. А количество церквей, построенных в Москве во время его княжения, посчитать просто невозможно. В 1493 году случился страшный пожар. «По летописцам, и старые люди сказывают, как стала Москва, таков пожар не бывал», – говорили современники. Чтобы обезопасить княжеский двор от огня, приносимого ветром из Заречья, территория за Москвой-рекой против Кремля была очищена, и там был разведен государев Красный сад.

Резюмировать правление Ивана III можно словами В.В. Назаревского: «Перед смертью собрал детей своих и бояр и приказал громко читать свое духовное завещание; приняв таинство причащения и соборование, он, однако, отказался от обычного тогда иноческого пострижения и пожелал умереть государем, а не монахом. История усваивает Иоанну наименование Великого, а Карамзин в своей «Записке о древней и новой России» отдает ему предпочтение перед Петром I за то, что он, возвысивши могущество России и заводя сношения с Западом, не нарушил ее исторического народного строя»[13]13
  Назаревский В.В. Из истории Москвы 1147–1913. М., 2008.


[Закрыть]
.

Василию III было чрезвычайно трудно принимать московский великокняжеский престол после своего прославленного отца. Но Василий Иванович стал достойным преемником. При нем не было никакого ослабления ни в делах развития государственности, ни в делах по превращению Москвы в столицу нового великого государства. Его чаще, чем Ивана III, величали царем, да и сам он называл себя именно так. Василий III присоединил к Москве Псков, Смоленск, Рязань, Новгород-Северский и другие уделы. Власть государя в глазах народа все более получает священное значение, и русские люди говорят уже: «Так угодно Богу и государю». После падения Константинополя все чаще и чаще о Москве говорят как о царствующем православном граде всей Руси и всего православного мира.

В 1508 году итальянский архитектор Алевиз Новый построил каменную Грановитую палату, в которой поселился государь. За Боровицкими воротами был вырыт Лебединый пруд, названный так потому, что в нем плавали лебеди. Василий III строил храмы и внутри Кремля, и вне его. По поручению великого князя Алевиз Новый перестроил усыпальницу великих князей – Архангельский собор. Художники московской школы расписали стены храма. Успенский собор стал для России символом единодержавия и объединения земель вокруг Москвы. Именно с Василия III утвердилась традиция «посаждения на престол и венчания государей» в Успенском соборе. Благовещенский храм Кремля был расписан Федором Еникеевым и мастерами его круга. Удивительно, но на паперти наряду со святыми художник изобразил древнегреческих философов и мыслителей – Аристотеля, Зенона, Фукидида и др.

По повелению Василия III на берегу Москвы-реки был воздвигнут Новодевичий монастырь и перестроен Петровский монастырь в Высоцкой слободе. Летопись свидетельствует об активности Василия Ивановича в церковном зодчестве: «Благоверный и христолюбивый князь великий Василий Иванович всея Руси с многы желанием и верою повеле заложити и делати церкви каменныа и кирпичныа на Москве на большом посаде за торгом: Введение Святой Богородицы, Владимир Святый в Садех, Благовещение Святой Богородицы в Воронцове…»[14]14
  Полное собрание русских летописей. Т. 8. Летопись по Воскресенскому списку. СПб.: Типография Эдуарда Праца, 1853.


[Закрыть]

В правление Василия III в Москве продолжали развиваться различные искусства: чеканка монет, серебряное дело, литье пушек, искусство художественного переплета и миниатюры и пр. Если в архитектуре по-прежнему лучшими считались иностранцы, то в церковной живописи пальма первенства принадлежала московским мастерам. В это время в Москве трудились Иосиф Волоцкой, Вассиан Патрикеев и Максим Грек. Политический рост Москвы обусловил и экономический подъем. Москва стала средоточием всех внутренних и многих внешних торговых путей. Главным купцом Московского государства был царь, который сам вел торговлю и даже имел собственные лавки в посаде. При Василии III численность войска составляла около 150 тысяч воинов. В России впервые появилась конная артиллерия.

Известия о Москве начала XV века многочисленны и разнообразны. Австрийский дипломат Сигизмунд фон Герберштейн так описывает Москву: «Самый город деревянный и довольно обширен, а издали кажется еще обширнее, чем есть на самом деле, ибо большую прибавку к городу делают пространные сады и дворы при каждом доме, к тому же между этими домами находятся луга и поля. Этот город в достаточной мере грязен, почему на площадях, улицах и других людных местах повсюду устроены деревянные мостовые. Народ в Москве, как говорят, гораздо живее и лукавее всех прочих, в особенности вероломен при исполнении обязательств, и всякий раз, когда они вступают в сношение с иноземцами, притворяются, будто они не московиты, а пришельцы, желая этим внушить к себе больше доверия»[15]15
  Герберштейн С. Записки о Московитских делах / Пер. и примеч. А.И. Малеина. СПб., 1908.


[Закрыть]
.

Трехлетний сын Василия III Иван Васильевич – будущая, по словам И.Е. Забелина, кровавая гроза всего царства – в силу малолетнего своего возраста не мог управлять государством. Поэтому правительницей великого княжества Московского на тринадцать лет стала вдова Василия III Елена Глинская. Она воплотила в жизнь грандиозную задумку своего мужа – возведение земляных стен вокруг Великого посада. Само название «Китай-город» произошло от слова «кита», то есть вязка жердей, которые применялись при постройке укреплений. Следует отдать должное Елене Глинской, которая, по сообщению летописи, «на большее утверждение, град камеи ставити». В 1535 году итальянским архитектором Петроком Фрязином была заложена Китайгородская каменная стена с башнями, воротами и рвом перед ней. Кроме того, при великой княгине были построены церкви Воскресения в Кремле и Иоанна Предтечи близ Солянки и основан Ивановский женский монастырь.



В.М. Васнецов. Иван Васильевич Грозный


В год венчания Ивана IV на царство и женитьбы его на Анастасии Захарьиной-Юрьевой в Москве случился сильнейший пожар, опустошивший Кремль, Китай-город и почти все посады. В огне погибло более 2 тысяч человек. Как ни странно это прозвучит, но пожар 1547 года имел огромное значение для Москвы и России. Он потребовал от Ивана IV огромной градостроительной деятельности и навел на долгие и глубокие мысли о собственной власти. Усмотрев в пожаре божественное предзнаменование, великий князь сблизился с автором Домостроя протопопом Сильвестром и митрополитом Макарием.

Иван IV восстановил в Кремле пострадавшие от пожара Успенский и Благовещенский соборы, Грановитую палату и дворец. Кто знает, не случись этого пожара, сумел бы молодой государь захватить огромные поволжские территории (от Казани до Астрахани) и Сибирь, начать торговые и дипломатические отношения с европейскими державами, издать Судебник или созвать в Москве первый Земский собор.

После покорения Казани Иван Васильевич вернулся в Москву настоящим царем-победителем. Он облачился в царские одежды, надел на голову шапку Мономаха и во главе крестного хода вступил в Кремль. Главным подарком Москве в честь победы над Казанью и Астраханью стал девятипрестольный храм Покрова на Рву – знаменитый собор Василия Блаженного. Он стал объединяющим звеном и доминантой общего ансамбля Кремля и Китай-города. Общерусская значимость этого события была подчеркнута возведением храма вне Кремля, неподалеку от его главных Спасских ворот.

Собор Василия Блаженного воплотил в себе все идеи созданного в середине XVI века типа столпообразного центрического храма. Предшественниками Покровского собора являются церкви двух царских резиденций – Вознесения в Коломенском и Иоанна Предтечи в Дьякове. Зодчими собора Василия Блаженного, по сообщению летописца, были «Барма и Постник со товарищи», сумевшие выразить самобытность и исключительную оригинальность русской художественной мысли. Собор называли «всенародным чудом». Его уникальность заключалась в том, что он был не девятипридельным храмом, а являлся совокупностью девяти отдельных церквей.

Московские государи стремились все главные святыни Руси переносить в Москву. Иван Васильевич повелел построить храм Черниговских чудотворцев, где были положены мощи святых князя Михаила и его боярина Феодора. Легендарную библиотеку Ивана IV до сих пор ищут археологи и историки. Иностранцы, видевшие собрание книг московского царя на греческом, латинском и еврейском языках, приходили в неизъяснимый восторг. Иван Васильевич ввел на Руси книгопечатание. В 1664 году в Москве появилась первая печатная книга «Апостол». При Иване IV было учреждено постоянное пешее стрелецкое войско, вооруженное пищалями, бердышами и саблями. Стрельцы селились преимущественно за Москвой-рекой.



Собор Василия Блаженного. Литография Л.П.А. Бишбуа. Середина XIX века


Личность Ивана IV, прозванного за суровый нрав Грозным, историками оценивается неоднозначно. Введение на Руси опричнины вообще считается проявлением болезненного помешательства царя и его тиранических наклонностей. Однако именно опричнина дала толчок росту столицы. Опричники получили в свое владение западную часть посада – Занеглименье. На окраинах тогдашней Москвы, вдоль Остоженки и Пречистенки, сложился район городских усадеб наиболее родовитых бояр. У начала Никитской был построен Опричный двор – укрепленный дворец с каменными палатами. Удалась бы попытка создать в Москве второй центр в противовес Кремлю или нет – это навсегда останется загадкой.

В 1571 году случился набег на Москву крымского хана Девлет-Гирея, который закончился сожжением русской столицы. Царь из Москвы поспешил уехать, а оставшиеся в городе опричники показали свою полнейшую несостоятельность. В считаные часы Москва погибла в пламени. Если верить Н.М. Карамзину, «людей погибло невероятное множество: более ста двадцати тысяч воинов и граждан»[16]16
  Карамзин Н.М. История государства Российского. Собрание сочинений: В 12 т. М., 1989–1998.


[Закрыть]
. В следующем году в Москве был голод, затем открылся сильный мор. Все это вкупе с многочисленными казнями, гонениями, а также перенесением на некоторое время царской резиденции в Александровскую слободу сильно сократило население Москвы. Тем не менее, повторяя слова историка И.К. Кондратьева, отметим, что «царствование Иоанна Грозного было все ж одним из замечательных царствований, положивших на Москву, а с ней и на всю Россию печать особенного величия»[17]17
  Кондратьев И.К. Седая старина Москвы. М., 2006.


[Закрыть]
.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32

Поделиться ссылкой на выделенное