Денис Чернов.

Митя. Повесть о первой любви



скачать книгу бесплатно

© Денис Евгеньевич Чернов, 2017


ISBN 978-5-4485-9047-4

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

От автора: Разговаривайте с теми, кого вы любите! Разговаривайте обо всём. Высказывайте вслух свои мысли, свои тревоги, обиды и претензии. Задавайте вопросы, спрашивайте всё, о чем хочется спросить. Разговаривайте как можно больше! Это единственный способ сохранить вашу любовь на долгие годы.

Митя

После школы Митя зашел домой за гитарой и обреченно поплелся в Дом детского творчества на занятия. Два раза в неделю он тащился с громоздким футляром через весь город, чтобы разучивать надоевшие этюды. Поначалу ему все очень нравилось. Под руководством Валентины Семеновны он научился брать первые аккорды, освоил перебор. Но потом все пошло не так. Он хотел играть песни Виктора Цоя, «Наутилуса», «Нирваны», «Металлики», но педагог даже слышать не хотела о рок-музыке.

– Если ты хочешь учиться всякой гадости, иди в подворотню, – твердила она. – Освоишь три блатных аккорда – и хоть «Ласковый май» исполняй. Я тебя буду учить только настоящей музыке.

И Митя терпел. Он понимал, что в подворотне он не научится даже блатным аккордам. В ближайшей подворотне он мог научиться только нюхать клей и пить стеклоочиститель. Он обреченно заучивал постылые этюды и пытался дома в свободное время подбирать песни Курта Кобейна.

– Дмитрий, у меня хорошая новость, – встретила его радостная Валентина Семеновна. – Мы едем на областной фестиваль детского творчества в Южно-Сахалинск. На три дня. Дорогу нам оплачивает городская администрация. Проживание и питание бесплатное. Мне нужно только заявление от твоей мамы, что она не против.

Митя не верил своему счастью. Целых три дня в Южно-Сахалинске! Это как пионерский лагерь, только еще круче, ведь в 15 лет такие мероприятия могут сулить куда более интересные впечатления, чем ночные вылазки за территорию лагеря или поход в палату к девочкам с целью намазать их зубной пастой. Митя представил, как он всю ночь напролет играет на гитаре пока еще незнакомым ему девочкам из какого-нибудь далекого Углегорска, и они восторженно смотрят на него…

– Митя, соберись уже, ты сегодня будешь заниматься или в облаках витать!? – прервала его мечты Валентина Семеновна. – Ты с чем собираешься на областной фестиваль ехать?

– А что, там играть нужно будет?

– Нет, если ты готов сплясать, спляши, конечно. Это ведь фестиваль детского творчества, а не слет любителей витать в облаках. Давай разучим произведение Дональда Дюарта «Мой менуэт». В твоем возрасте, конечно, нужно уже играть более серьезные вещи, но хотя бы так, а то мне за тебя придется краснеть.

И Митя начал разучивать менуэт, тихо ненавидя композитора Дюарта. Эх, как бы он хотел выйти на сцену и исполнить Nothing else matters! Про то, чтобы исполнить одну из своих песен, Митя даже не мечтал, хотя у него уже было три. Их не слышал никто кроме Андрюхи Тарана.

Андрюха говорил, что они гениальны и все время упрашивал Митю сыграть одну из песен Валентине Семеновне, но Митя и слышать этого не хотел. Тексты своих песен он считал удачными. Каждую строчку выстрадал. А вот за музыку ему было стыдно. Валентина точно не оценила бы такое творчество.

Неделя тянулась очень долго. Все мысли его были только о предстоящей поездке. В выходные Митя выгреб свою копилку, сходил на рынок и купил новый дезодорант, сделал модную стрижку. Митя верил, что именно в этой поездке он встретит ту, которая оценит его по достоинству.

До сих пор у него ни разу не было отношений с девочками. Первый раз он влюбился в детском саду в Юлю Артеменко. В нее был влюблен также Сережа Егоров. Он целыми днями крутился вокруг. Митя очень ревновал Юлю к Сереже, но пересилить себя и подойти, заговорить с ней не решался. Он был уверен, что Юля поднимет его на смех. Разве станет такая красивая и умная девочка общаться с рыжим и конопатым мальчиком.

Митя ненавидел цвет своих волос. Знакомые говорили, что он похож на папу. Папа говорил, что в детстве он тоже был рыжим. С одной стороны Митя тешил себя надеждой, что он, как и папа, выцветет с годами и перестанет быть рыжим, но с другой стороны – он не знал, как ему дожить до этого дня. Быть рыжим стыдно и очень обидно. Митина сестра, унаследовавшая от мамы темный цвет волос, с ранних лет твердила брату, что он уродлив и что он никогда не женится, потому что с рыжим парнем ни одна девушка не пойдет, да еще и с таким губошлепом, как он. Митя часами тренировался перед зеркалом сжимать губы, чтобы они не казались такими огромными. Он знал и ненавидел каждую веснушку на своем лице. Он задавался вопросом: за что ему достался такой нос? Что именно не так с носом, Митя не понимал, но он определенно был некрасив. Во дворе у них был толстый мальчик Антошка. Его иногда обзывали и дразнили, как и Митю, но даже Антошке Митя завидовал. Толстым быть не так позорно, как рыжим. К тому же толстый всегда может взять себя в руки, заняться спортом и похудеть. «Рыжий человек обречен, – думал Митя. – Он может разве что перекрасить свои волосы, но тогда над ним будут еще сильнее смеяться, потому что все будут знать, что он рыжий и перекрашенный». С этим несчастьем Митя жил на свете все 15 лет. Каждый раз, когда он встречал взрослого рыжего мужчину, его более всего интересовал вопрос – женат ли он. И если оказывалось, что женат, новая капелька надежды проникала в его сердце. Капелька за капелькой надежда росла, и к 15 годам вместе с ней в сердце подростка уже обосновалась вера в то, что рано или поздно это произойдет. Быть может, он встретит слепую от рождения девушку, которая не видит различия между рыжим человеком и нормальным. А может быть, найдется и зрячая, которая оценит его богатый внутренний мир и не станет обращать внимания на цвет волос.

В первом классе Митя влюбился в Зою Уфимцеву. Она была немного полновата, но он не считал это недостатком. Зоя была очень умна, училась на одни пятерки и вообще была просто образцом поведения и успеваемости. Как и в случае с Юлей Артеменко, он не выдавал свои чувства. Влюбленность к Зое постепенно прошла. В пятом классе их посадили за одну парту и Митя подружился с Зоей. Она помогала ему в учебе, а он охотно носил воду и вытирал доску, когда они были дежурными по классу. Общаться с Зоей было также просто, как и с пацанами. Они шутили, смеялись, обсуждали прочитанные книги и просмотренные фильмы. Также просто Митя общался с зоиными подружками – Полиной, Юлей и Светой. Все они были скромницами и хорошистками. Они не пользовались косметикой, носили косы и одевались скромно, как и подобает школьницам. Ни одну из них Митя не воспринимал как желанный объект. Хотя их нельзя было назвать дурнушками. Полину немного портили прыщи, но зато у нее были довольно интересные формы, а Юля и вовсе была хороша собой. Но Митя, как ни старался, не мог увидеть в своих подружках женщин. Для него они были просто товарищами. А вот встречаясь взглядом с Надей Крупиной или Таней Сироткиной, Митя густо краснел и отводил глаза. Если же одна из них оказывалась к нему спиной, то Митя напротив подолгу не мог отвести взгляд. Обе носили короткие юбки, из под которых было видно начало черных чулков. При ходьбе они старательно крутили попами. Надя и Таня красили губы, подводили глаза и завивали волосы. Они были роскошны и смотрели на одноклассников свысока. После уроков во дворе школы их ждали взрослые парни на собственных машинах.

Когда Таню или Надю вызывали к доске, тестостерон наполнял весь класс. Зная о том, какую реакцию вызывают их короткие юбки у мальчиков, обе нарочито долго писали на доске, а Таня при этом старалась писать как можно выше, чтобы ее и без того короткая юбка стала еще короче. Более всего в такие моменты Митя боялся, что его вызовут к доске следующим и весь класс увидит, как оттопыриваются его брюки. Он вообще считал недопустимым проявление в той или иной мере физиологического влечения к лицам противоположного пола. С ранних лет он слышал от мамы, бабушки и других женщин, что всем мужикам одного только и нужно от баб. И у него сложилось мнение, что бабам этого от мужиков не нужно совсем. Он был бы счастлив, если бы физическое влечение к женщине у него отсутствовало, но оно было и с каждым годом становилось все сильнее. Митя дал себе слово, что никогда не сделает шаг к близости с девушкой, пока она сама не даст ему понять, что он это заслужил.

Митя очень много работал над собой, чтобы завладеть симпатией девушек. К 15 годам он имел крепкую мускулатуру, ради которой часами изнурял себя гантелями и упражнениями на турнике. Рост уже приближался к отметке 180 см. Он был широк в плечах, начитан и остроумен, часто смешил класс меткими каламбурами, которые сочинял по любому поводу. Среди пацанов он был душой компании, но, как только видел симпатичную девочку, которая ему нравилась, вел себя так, как будто язык проглотил. Если с Надей и Таней он хотя бы здоровался, то с Милой Любимцевой он не мог вымолвить даже слова.

Мила переехала с родителями из другого города, когда Митя учился в шестом классе. В нее в первый же день влюбились все мальчики. Она была словно ангел – белые волосы, кукольное лицо, пухлые щеки и большие губы. Она напоминала Мальвину, только ее красота была естественной. Она не пользовалась косметикой, волосы ее вились без всякой завивки. Юбку она носила не такую короткую, как Таня с Надей и чулки на ней были телесного цвета и никогда из под юбки не было видно больше, чем того требовали приличия. Мила не вызывала у Мити такой бурной физиологической реакции, как две ее подружки, но, появившись в их классе, она парализовала его сознание. В ее присутствии Митя переставал шутить и сочинять каламбуры. Он вообще старался избегать ее. Если он встречал ее на улице, то делал вид, что не видит. Даже сталкиваясь в магазине лицом к лицу, он не здоровался с ней. А она не здоровалась с ним. Но не думать о ней Митя не мог. В седьмом классе мысли о Миле не покидали его даже ночью. То он представлял себе, как спасает ее из горящего дома и она в благодарность целует его в губы. То он отбивает ее у маньяка, который пытается надругаться над бедной девочкой, отдает ей свою куртку, и она прижимается к своему спасителю. Иногда он воображал, как к ней пристают хулиганы, он побеждает их всех и предлагает ей проводить до дома.

В восьмом классе мысли о Миле были уже не такими навязчивыми, а в девятом он совсем перестал о ней думать, начал здороваться с ней и шутить в ее присутствии, но заговорить с ней по-прежнему не смел.

Фестиваль

Наступил долгожданный день отъезда. Митя с громоздким гитарным футляром пришел на вокзал на час раньше. От Корсаковского дома детского творчества – вчерашнего дома пионеров – в Южно-Сахалинск поехали Митя с Валентиной Семеновной и танцевальный коллектив «Улыбка». Семь девчонок 10—12 лет и их преподавательница Анна Эдуардовна. Поездка на 115 автобусе с самого детства была непростым испытанием для нашего героя. Насколько он любил бывать в областном центре, настолько же он боялся и ненавидел ехать в 115 автобусе. Большая часть пути представляла собой непрерывные спуски, подъемы и крутые повороты. В салоне автобуса воняло паленым сцеплением и выхлопными газами. Редкий раз Мите удавалось доехать до столицы острова, чтобы его не стошнило на конечной остановке. На этот раз обошлось.

Автобус въехал в областной центр. С правой стороны проспекта Мира, как солдаты на параде, выстроились гордые, подтянутые девятиэтажки. Местами попадались дома в 12 этажей. Митя прекрасно знал с самого детства, где сколько этажей, но каждый раз, проезжая мимо такой красоты, не мог не пересчитать, как будто за время его отсутствия часть этажей могла куда-то испариться или же выросли новые этажи. «Вот сейчас будет тюрьма», – ждал Митя, знавший эту дорогу, как свои пять пальцев. «Подумать только, за этими решетками сидят настоящие преступники – воры, убийцы. Они сидят там по много лет! Как можно так долго сидеть на одном месте. Я бы, наверное умер от тоски или попытался сбежать. Хотя… Как тут сбежишь через эти пятиметровые стены, увенчанные путанкой из колючей проволоки…».

Загорелся зеленый свет, автобус повернул на проспект Победы. Митя подмигнул светофору. Эти черные трехглазые коробочки казались ему живыми. В Корсакове не было ни одного светофора. Митя мысленно здоровался с каждым трехглазым маячком.

Автобус повернул на улицу Ленина. Вот и вокзал.

– Валентина Семеновна, можно я куплю себе пянсе?

– Купи, – улыбнулась Валентина Семеновна. – Традиции нужно беречь.

Покупать пянсе по приезду в Южно-Сахалинск для Мити было традицией. Он очень любил эти острые сваренные на пару пирожки с мясом и капустой. Почему-то в Корсакове их нигде не продавали, даже в пирожковой, где всегда были самые вкусные жареные пироги.

– Анна Эдуардовна, мы до Дворца пионеров пешком пойдем или поедем на автобусе? – обратилась к коллеге Валентина Семеновна.

– Пешком! Пойдемте пешком, – вцепилась в свою наставницу самая бойкая в коллективе девочка Таня.

– Да. Пойдемте пешком! – поддержал Митя. – Так хочется полюбоваться на краеведческий музей и на самолет около Дома офицеров.

Вся компания отправилась вверх по Коммунистическому проспекту. Рядом с кинотеатром «Октябрь» с огромной афиши фильма «Телохранитель» на Митю нежно смотрела Уитни Хьюстон в черном платье с глубоким декольте. Первый раз Митя посмотрел этот фильм прошлой осенью в видеосалоне. История о том, как эстрадная звезда полюбила простого парня за то, что сильный и храбрый, вдохновила Митю. Он принес из сарая старые ржавые гантели, оставшиеся ему от отца, и начал качать бицепсы, каждый день измеряя маминым сантиметром их объем. Второй раз они взяли этот фильм вместе с Андрюхой в видео-прокате во время зимних каникул и долго обсуждали может ли такая история повториться в реальной жизни.

– Митя, ты чего там застрял, – окликнула его Валентина Семеновна. – Тебе нужно думать о том, как ты будешь выглядеть завтра на сцене, а не на женщин заглядываться.

Митя густо покраснел, как будто его поймали за каким-то очень неприличным делом. Он ускорил шаг. Проходя мимо областной администрации – бывшего обкома партии, он опять замедлил движение, разглядывая важного дяденьку в костюме, садящегося в черную «Волгу». «Если оказаться здесь в нужное время, то можно так же запросто увидеть самого губернатора Валентина Федорова», – подумал Митя.

Была ранняя весна. Дороги и тротуары уже были сухими, но на клумбах и в скверах еще лежали спрессованные остатки серого снега. Площадь перед драматическим театром была полностью сухая, на ней кучковались мамы с колясками. Какой-то малыш делал свои первые шаги, улыбаясь своим достижениям. Митя подумал, что этот ребенок даже не понимает, какое счастье выпало на его долю – жить в самом центре такого большого и красивого города, каждый день гулять по этим улицам.

Напротив краеведческого музея остановилась вся делегация. Девочки из «Улыбки» раскрыли от восторга рты. Некоторые из них были здесь впервые. Посреди просыпающегося от зимней спячки сада величественно раскинулось японское здание, увенчанное пагодами. У входа расположились каменные львы, а напротив едва зазеленевшая сакура.

– Мы обязательно придем сюда на экскурсию, – пообещала своим подопечным Анна Эдуардовна. – Пойдемте, нас ждут во дворце пионеров.

Во дворце пионеров было очень людно. Сюда съехались творческие коллективы со всей Сахалинской области. Ну разве что с Курильских островов представителей не было. В фойе была устроена выставка картин, написанных учениками изостудии. Митя пробежал взглядом по картинам, и его как магнитом притянуло к двум огромным глобусам, стоявшим напротив гардероба. На одном глобусе была изображена проекция звездного неба, а другой представлял собой рельефный макет Луны. Он-то более всех и привлекал Митю. В детстве он представлял себя гуляющим по луне Незнайкой и искал, где тот самый кратер, в котором открывался путь во внутренний лунный мир, где живут лунные коротышки и малышка Звездочка.

– Я так и знала, что ты здесь! – Раздался за спиной голос Валентины Семеновны. – И что тебя так манит к этой Луне? Не пора ли уже повзрослеть?

Первый день фестиваля начался со знакомства с областным дворцом детского творчества, который все по привычке называли дворцом пионеров. Гости фестиваля группами по 5—10 человек бродили из кабинета в кабинет, в которых их ждали постоянные обитатели. Практически в каждой аудитории были накрыты столы с чаем и сладостями, которые ребята испекли своими руками. В кружке макраме гостям показывали техники плетения и хвастали образцами своих поделок. В музыкальных кружках шли импровизированные концерты. В шахматном – сеанс одновременной игры подающего надежды юноши с несколькими участниками фестиваля. В изостудии старшеклассники рисовали карандашные портреты каждого желающего. Везде царила атмосфера дружбы и любви. Несколько часов пролетели, как одна минута. В 17.00 участников фестиваля собрали в фойе.

– Дорогие ребята, меня зовут Вера Анатольевна. Я организатор этого фестиваля, – представилась женщина с большой шевелюрой на голове. – Сейчас я расскажу вам о программе мероприятий, которую мы для вас приготовили. Очень надеюсь, что впечатлений вам хватит на всю оставшуюся жизнь. Те, кто приехал из других городов, будут жить в общежитии института усовершенствования учителей. Питаться мы с вами будем в столовой расположенной неподалеку отсюда школы. Завтра утром после завтрака мы с вами встретимся здесь. До обеда у нас запланированы выступления музыкальных и танцевальных коллективов. После обеда все вместе пойдем на экскурсию в краеведческий музей. Послезавтра утром ребята из театральной студии покажут вам спектакль по книге Бориса Васильева «Завтра была война». А после обеда будем прощаться и разъезжаться по домам.

За ужином к Мите подсел высокий парень. На вид ему было никак не меньше 17-ти лет.

– Костя, – представился он, протягивая руку.

– Дмитрий. Можно просто Митя.

– Ты из Корсакова?

– Да. А ты откуда?

– Я из Невельска. Ансамбль народной песни.

Корсаков и Невельск – два самых южных сахалинских порта. В каждом из них было по мореходной школе. И вообще они были во многом похожи. Разве что Невельск всегда слыл городом беспредельщиков, где могли убить на улице просто так за неосторожное слово или чтобы отнять шапку. В Корсакове преступность была более организованной. Здесь все жили строго по понятиям.

– А ты, судя по футляру, – гитарист? Девки, наверное, в очереди стоят? – Костя лукаво подмигнул Мите. В следующую секунду он застыл. – Вот это даааа! – прошептал он, глядя в сторону входной двери.

Митя обернулся. В столовую вошла делегация вновь прибывших участников фестиваля. Красивая, стройная женщина – преподаватель, юная девушка и шестеро детишек лет 9—10. Три мальчика и три девочки.

– Танцовщица! – с придыханием вымолвил Костя, пожирая глазами девушку. – Какие ноги! Какая осанка! Ох, как бы я ей вдул!

– Хорошенькая, – согласился Митя, еще раз оглянувшись на незнакомку. – Но я подозреваю, что у нее на уме совсем другие вещи, чем у тебя.

– Хорошенькая? Это все, что ты увидел? Нет, братец! Послушай дядю Коку. Он слишком хорошо знает женщин. Дамы делятся на «дам», «не дам» и «дам, но не вам». И вот именно это – дама третьего типа. Я буду не я, если я не пригублю росы из этого прекрасного цветка.

– А ты прям поэт, – улыбнулся Митя.

– Да, стихи слагать я умею, но это – не главное мое достоинство. Пойдем, посмотрим, в каком клоповнике нас поселят.

В фойе школы Костю окружили три девицы. Две ухватили его под руки, еще одна встала рядом.

– Знакомьтесь, девоньки, это – Митя. Гитарист-виртуоз из славного города-героя Корсакова. Сегодня он при помощи этого нехитрого инструмента, – Костя показал на гитарный футляр, – будет давить из нас слезу.

– Очень приятно. Света – протянула руку полногрудая искусственная блондинка с ярко-красными губами, держащаяся за Костю.

– Катя, – протянула Мите руку вторая девушка, крепко вцепившаяся в левую костину руку. У нее были каштановые крашенные прямые волосы, длинные стройные ноги и небольшая, но очень отчетливая грудь.

– Нина – скромно кивнула третья девушка, сделав некое подобие реверанса. У нее были светло-русые волосы, приятные черты лица. Она была совсем без косметики, невысокого роста с изящной женственной фигурой без явных изъянов и особенных излишеств.

– Ну чего ты стоишь, как маятник, – Костя взглядом подтолкнул Митю к Нине. – Бери даму под руку, прояви галантность.

– Костян, ты где такие слова выискиваешь? С библиотекаршей спишь, что ли? – пошутила Света.

До общежития было 15 минут неторопливой ходьбы. Валентина Семеновна вместе с Анной Эдуардовной и остальными девочками шли неподалеку от Мити и его новых друзей. Валентине Семеновне хватило такта, чтобы не проявлять на людях, а точнее при дамах, опеки в адрес Мити. И Митя был ей за это очень признателен, о чем дал понять, встретившись в какой-то момент с наставницей взглядами. Он улыбнулся, а она в ответ понимающе кивнула головой.

Митя не чувствовал неловкости, идя под руку с девушкой. У него был большой опыт. То и дело он провожал домой подружек старшей сестры. Однажды, встретив в центре города одноклассницу Полину, прошел с ней под руку по улице Советской. Это были очень волнительные для юноши моменты – редкие моменты физической близости к женщине. Он чувствовал ее запах, слышал ее дыхание, ритм ее шага. Его плечо соприкасалось с ее грудью. И, несмотря на то, что оба были одеты в куртки, он ощущал плечом ее упругость и в то же время мягкость. И как у лишенных зрения людей особенно развивается слух, так у Мити в эти моменты все органы чувств блекли перед внешней стороной левого плеча по силе тактильного восприятия. Он был бы рад, если бы до общежития пришлось идти часа полтора, но, к сожалению, этот путь закончился, не успев начаться. По дороге Нина успела рассказать ему, что учится в 11 классе вместе со Светой и Катей. Костя тоже когда-то учился в их классе, а сейчас он учится в мореходной школе, но продолжает участвовать в их ансамбле, который их всех и объединил.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4

Поделиться ссылкой на выделенное