Дэниэл Фостер.

На разных берегах. Книга I



скачать книгу бесплатно

…По пути в кузницу Берт то и дело поднимал руку, приветствуя соседей. Кто-то заготавливал дрова, раскалывая топором поленья, кто-то копался в огороде, не замечая идущего мимо парня, кто-то стучал молотком, латая прохудившуюся от частых дождей крышу, кто-то возвращался с охоты, держа за длинные уши тушку убитого зайца, кто-то…

– А ну-ка постой! – чья-то рука с силой опустилась на плечо Берта. Он резко развернулся, кулак мгновенно сжался и был готов влететь в лицо возможному обидчику.

– Расслабься. – Довольно ухмыляясь, на него глядел высокий, на голову выше Берта, северянин.

– Грой, – немного прищурив глаза, сказал Берт. – Не советую больше так делать. А то в твоей башке совсем не останется мозгов.

– Ага, если достанешь до нее.

Улыбнувшись, они крепко пожали запястья друг друга, здороваясь по обычаю своих предков.

Грой был давним другом Берта, они знакомы с малых лет и вместе прошли путь от пеленок до настоящей охоты и поединков. Грой отращивал бороду, которую по мере роста заплетал в косичку, и коротко брил голову. Низко посаженные глаза и густые брови в сочетании с крепким телосложением придавали ему устрашающий вид. Но Берт знал, что внутри его друг совсем другой: за грозной внешностью скрывался добрый человек, способный к сопереживанию и готовый первым прийти на помощь. Собственно, во многом благодаря этим качествам Грой и стал его лучшим другом.

– Куда направляешься в такую рань? – поинтересовался Берт.

– Это для тебя рань. А для всех нормальных людей уже позднее утро. Сегодня моя очередь нести вахту, – и Грой с важным видом чуть приподнял голову. Парень, как и его семья, всю жизнь трудился в поле, но отчаянно мечтал стать прославленным воином. К боевой подготовке и сопутствующим обязанностям он относился с завидным усердием. Как, впрочем, и большинство северян.

– Что ж, в таком случае доброй тебе службы, – пожелал Берт.

– И тебе. Кстати, когда ты уже выкуешь для меня достойное оружие? Помнится, я говорил тебе про секиру.

– Да можешь хоть сейчас забирать. Пылится в кузнице, – небрежно бросил Берт.

– Правда, что ли? А чего молчишь? – удивился Грой.

– Хотел сделать тебе сюрприз.

– Секира вышла что надо? – с надеждой спросил здоровяк.

– Не знаю насчет секиры, но кинжальчик получился отличный, – Берт едва сдерживал смех.

Густые брови Гроя сжались, когда смысл незатейливой шутки друга дошел до него.

– Ха. Ха, – раздельно произнес он. – Чертов шутник. Надеюсь, твои клинки будут острее языка, – насупился Грой.

– Ну, мастер Вьёрд учит меня ковать не только клинки, хотя ты, наверное, имел в виду секиры, топоры, булавы и прочее, – невозмутимо продолжил Берт, еще больше раздражая Гроя. – Мы делаем наконечники для стрел, занимаемся прикладным искусством. Но лично я больше всего люблю работать над доспехами и…

– Ой, хорош уже, – не выдержал Грой. – Так и быть, в такую замечательную погоду я не стану портить твою чистенькую одежду.

– Благодарю могучего Гроя, – отвесил легкий поклон Берт.

Но почувствовав закипающую обиду друга, он тут же переменился в лице и серьезным тоном добавил: – Я сделаю для тебя самое лучшее и красивое оружие, какое смогу. Твоя секира будет готова еще до первого снега. Если я, конечно, пройду экзамен у мастера Вьёрда.

– Конечно пройдешь, – сразу подобрев, пообещал Грой и похлопал друга по плечу. – Я в тебе не сомневаюсь.

«Честно говоря, я и сам в себе не сомневаюсь», – подумал Берт, а вслух сказал:

– Спасибо на добром слове. Кстати, а какие у тебя планы на вечер? – Берт хитро посмотрел на собеседника.

– Мм. Не думал еще. А какие тут могут быть планы? Мы же не в Скаймонде, – усмехнулся Грой. – Может быть, пойду поупражняюсь с топором. Может быть, возьму тебя, и мы вместе пойдем распивать мед к Эльмонду. Что скажешь?

– Скажу, что у меня есть предложение получше. – С этими словами он приоткрыл карман, чтобы Грой мог увидеть фиолетовую шляпку.

– Да ну! – глаза друга расширились в изумлении. – Где ты его взял?

Берт усмехнулся:

– В лесу нашел.

– И когда успел?

– Да неважно. Потом расскажу. Мне уже пора бежать. Ну что, пойдешь на тренировку?

– Думаю, сегодня моим мышцам надо отдохнуть, – глаза Гроя блеснули.

– Тогда до вечера, – попрощался Берт.

– До вечера.

Друзья разошлись по своим делам, уже думая об окончании рабочего дня.


Кузница стояла на окраине Риквена и располагалась в открытой пристройке к дому мастера Вьёрда. Под большим навесом глыбился горн с мехами. Слева от него – точильный камень. Рядом, почти во всю длину помещения, тянулся верстак, часть которого занимал всякий металлический хлам. Место между верстаком и горном принадлежало огромной наковальне. Рядом стояла деревянная бадья с водой. В углу на двух бочках был разложен инструмент: зубила, клещи, молоточки и прочие орудия. Опираясь на одну из бочек, ударной частью вниз, лежал огромный двуручный молот. Берт хоть и был крепким парнем, сомневался, что смог бы легко им орудовать, не сорвав спину.

«А вот и Вьёрд», – Берт увидел своего наставника. Стараясь не выдавать волнения, он подошел к нему. Усердно стуча молотком по раскаленному металлу, кузнец сидел на деревянном табурете спиной к ученику и не замечал того, полностью погрузившись в работу. Перед ним стоял паренек, чуть младше Берта, и внимательно наблюдал за движениями мастера.

Это был Омунд, сын Вьёрда. Он рано располнел, обладал мягкими чертами лица и был невысокого роста. Омунда редко видели на местных посиделках. Круг его общения ограничивался разговорами с Бертом и отцом, что немало печалило последнего. Решив, что воинская слава ему не светит, он посвятил себя искусству обработки металла. По правде говоря, в Риквене сильно сомневались, что Омунд приходился родным сыном Вьёрду. Они были непохожи друг на друга, и эта разница бросалась в глаза. Как бы то ни было, никто не пытался выяснить это напрямую. Кузнеца уважали и боялись.

Увидев Берта, Омунд молча кивнул. Кузнец в последний раз мощно ударил по металлу и, поймав взгляд сына, отложил орудие и обернулся к пришедшему.

Мастер был далеко не молод. Седина уже пробилась в его шевелюру и солидную густую бороду. Несмотря на возраст и внушительный живот, кузнец обладал воистину крепким здоровьем и телосложением. Могучие, мускулистые руки за свою жизнь научились в совершенстве обращаться не только с кузнечным, но и боевым молотом – его излюбленным оружием, которым Вьёрд, еще будучи в возрасте Берта, сокрушил немало черепов. Северянин застал еще те времена, когда объединенное войско Эргунсвальда вело постоянные и жестокие войны с Империей, совершая набеги на их земли. Ему было что рассказать. За внешнее сходство и необыкновенную силу жители Риквена прозвали кузнеца Вьёрда Диким Медведем.

Мастер встал и подошел к ученику. Его серые, чуть мутноватые глаза смотрели прямо на Берта. Лицо не выражало никаких эмоций. Паутина напряжения повисла в воздухе.

– Ты опоздал. Снова, – твердым голосом произнес Дикий Медведь.

– Да, – по телу Берта пробежала едва заметная дрожь. – Я готов принять наказание, – не отводя взгляда, сказал ученик.

– Что ж, раз готов… – Вьёрд задумчиво посмотрел на свою правую руку, а затем резко ударил Берта в лицо ладонью.



От удара парень сильно пошатнулся, чуть не упал, но все-таки удержался на ногах. Под левым глазом начал наливаться синяк. Ярость молнией вспыхнула внутри Берта, но он тут же взял себя в руки.

«Это что-то новенькое», – подумал Берт, зло сплюнул в сторону, потом выпрямился и поднял глаза на учителя.

– В следующий раз получишь кулаком, – все так же спокойно произнес Вьёрд.

– Следующего раза не будет, – в тон ответил ученик.

«Не давай обещаний, которых не можешь исполнить», – вспомнились слова отца.

В ответ Вьёрд лишь покачал головой:

– Дело твое, Берт. Но я предупредил. Переодевайся, пора приниматься за дело. – С этими словами он отошел обратно к наковальне и продолжил работу, ожидая своего лучшего ученика.

Берт скинул заплечный мешок, достал рабочий фартук и был готов продолжить обучение.

– Привет, – тихо обратился Омунд. – Больно?

– Привет, Омунд. Бывало и хуже, – улыбнулся Берт. – Но если я все-таки еще раз опоздаю, боюсь, что ты останешься единственным учеником.

– Да брось. Просто вставай пораньше.

– О, ну как скажешь, – Берт не стал спорить и ободряюще хлопнул его по плечу.

По правде сказать, каждое утро Берт хорошенько задумывался, поваляться ли еще в кровати или получить хорошего тумака от учителя. Обычно серое, дождливое утреннее небо никак не располагало к раннему подъему, но, как правильно отметила Лима, «терпение мастера Вьёрда не безгранично». И то была сущая правда.

– Пойдем, сегодня твой отец обещал показать секреты новых сплавов…


Солнце вошло в зенит, когда Дикий Медведь и его ученики прервались на небольшой отдых. Они сели на лавку и любовались синим небом, изредка перекидываясь словами. Дул легкий ветерок, мерно покачивая темно-зеленые верхушки древних сосен. Потоки свежего, чистого воздуха приятно охлаждали разгоряченные тела троицы.

Взгляд Берта поймал очертания Гроя. Тот мерно вышагивал вдоль частокола, временами останавливался и смотрел вдаль, прикрывая рукой лицо от солнца.

«Видимо, представляет себя на высоких стенах Скаймонда, ожидает врага с оружием в руках», – усмехнулся про себя парень.

Омунд рукавом вытер пот со лба, вздохнул и задумчиво сказал:

– Странно, ветер есть, а небо все равно без облаков.

– Хм… И вправду что, – поддержал зачатки беседы Берт.

Омунд не заметил легкого сарказма, прозвучавшего в его голосе.

– Просто радуйся хорошей погоде, – сказал Вьёрд. – Все во власти предков. Мы лишь можем размышлять над тем, что несет в себе этот знак.

– А это знак? – спросил Омунд.

– Несомненно. В наших краях считается, что чистое небо – вестник перемен.

Берт знал об этом поверье и не удивился словам учителя. За исключением востока Севера, где высились могучие горные хребты, небо над большей частью Эргунсвальда всегда было затянуто молочно-серой дымкой. Такие дни, как сегодня, были огромной редкостью.

– Значит, должно произойти что-то хорошее? – продолжил сын кузнеца. – Быть может, дикие племена отступят, а Север окрепнет и вернет себе былое величие?

Берт украдкой посмотрел на мастера и подумал про себя: «А я наконец-то со спокойной душой отправлюсь в Скаймонд».

– Не всегда. Я нечасто видел синее небо над Севером. Но в большинстве случаев это всегда означало одно – войну, – Вьёрд что-то вспомнил и нахмурил брови.

Повисла небольшая пауза. Было отчетливо слышно, как скрипят верхушки деревьев.

– А что было в последний раз? – нарушил молчание Омунд.

– В последний раз Скаймонд заключил мир с проклятой Империей, – резко и с неожиданной злостью сказал Берт.

– Но разве это плохо? – не понял Омунд.

– А ты никогда не интересовался, почему, практически закрепившись на другом берегу Студеного, вождь Брудвар отозвал войска?

– Нет, – покачал головой сын кузнеца.

– Дикие племена, – сурово вставил его отец. – В тот год они появились из неоткуда и выжгли весь Север. С тех пор мы не воюем. Мы залечиваем раны и сидим в этих стенах, как затравленный медведь в берлоге, – в голосе мастера слышалась горечь.

– В тот год так же ярко светило солнце, – вспомнил Берт. Он не мог не помнить. Именно во времена первых набегов парень и потерял отца.

Одинокой черной точкой голубое небо пересек ворон и скрылся в чаще. Мысли Вьёрда и Берта погрузились в прошлое. Парень ощутил тоску и уныние, которые в последнее время все чаще и чаще гостили в его душе. И дело было вовсе не в смерти отца (с ней он смирился давно), а в мыслях о том, как изменить свою жизнь и остаться в ладах со своей совестью.

Виною всех переживаний была одна поездка. В далеком детстве отец Берта взял маленького сына на большую весеннюю ярмарку, проходившую в Скаймонде. После скромного Риквена столица поразила мальчика своими размерами и монументальными зданиями. Но больше всего он был впечатлен рассказами купцов с торговой площади, подслушанными, пока отец обменивал меха на подарки для Лимы и покупал сладости для сына. Они говорили о других землях. Они описывали другие обычаи. Они общались на других языках.

В Скаймонде Берт впервые увидел огромные корабли – на них могли бы поместиться все жители Риквена. Как объяснял отец, на одних купцы привозили свой товар, на других объединенное войско северян уплывало в далекие походы. Мир открылся Берту совсем с другой стороны. Он ощутил себя снежинкой в снегопаде и понял, что после увиденного не сможет прожить всю жизнь в далеком и затерянном в чаще лесов Риквене.

Однажды почувствовав запах приключений, увидев другой мир, Берт не в силах был забыть это легкое чувство новой свободы. Сердце упорно звало его в Скаймонд. Но он не смел покинуть семью, особенно когда отца не стало и пришли тяжелые времена. Берт не видел выхода из сложившейся ситуации, и внутренние противоречия между долгом и зовом сердца постоянно разъедали его изнутри…


– Ну, отдохнули и хватит, – прервал молчание Вьёрд. Он медленно встал, а за ним поднялись и его ученики. Дикий Медведь повернулся к подмастерьям, внимательно посмотрел на них и произнес:

– Скоро ваше обучение подойдет к концу. Я обучил вас всему, что умею сам. – Удивительно, но его глаза улыбались, а в голосе послышалась грусть. – Я даю вам время как следует отточить свои навыки. Помните, к экзамену вы должны сделать три вещи: оружие, доспех и полезный в быту предмет. Учтите, эти предметы должны быть достойны самого вождя Скаймонда. Вы – мои лучшие ученики. Не подведите меня.

Берт и Омунд переглянулись и были готовы уже выступить с ответными словами благодарности, как вдруг услышали звон колокола.

Волна тревоги окатила Берта, а в душе поднялось жуткое ощущение скорой беды: «Только не это. Только не сейчас».

Один удар. Два. Три. Вьёрд покосился на боевой молот, лежащий в углу. Четыре. Вьёрд направился за ним. Пять… Звук затих.

Троица облегченно вздохнула.

– Все на площадь! – рявкнул Дикий Медведь и огромными шагами направился на звук. Молот остался лежать в стороне. Подмастерья, стараясь не отставать, последовали за ним.

Глава 2. Легенды оживают

Народ Риквена, бурля, как горный ручей, стремился к главной площади. Она представляла собой просторную вытоптанную лужайку в центре поселения, где проводились собрания жителей и объявлял о своих решениях вождь. Для выступавшего был заготовлен специальный деревянный помост. Те, кто пришел на зов раньше всех, организованно вытаскивали деревянные скамьи для стариков и расставляли их полукругом, лицом к местной трибуне.

У края площади стоял большой старый колокол. В нужный час его раскатистый звон тревожным гулом проходил через все поселение и служил сигналом к сбору. Если колокол звенел три раза – вождь созывал жителей для обсуждения внутренних дел; пять раз – в Риквен пришли важные вести. Как правило, это были срочные донесения из Скаймонда или других северных городов и местечек. В последние годы новости были не очень радостные. Если же колокол звенел не переставая, Риквен подвергся нападению. Все жители поселения, за исключением стариков и малых детей, занимали позиции на стене. Практически каждый легко обращался с луком и мог оказать помощь в обороне родного местечка. Были и те, кто предпочитал метать копья или топоры. Когда враг отступал или от ожесточенного сопротивления приходил в замешательство, открывались ворота, и на него с устрашающими криками и бешеной яростью летел крепкий отряд северян. Но бывало, что врагу все же удавалось пробиться внутрь. Тогда судьба поселения решалась в кровавой резне, где от мужества, отваги и боевого мастерства защитников зависело, будут ли жить дальше их родные, близкие, друзья и они сами.

С замиранием сердца люди считали гулкие удары. Услышав четвертый, многие без промедления кинулись за оружием. Когда звон затих после пятого, все вздохнули с облегчением. По сравнению с возможным нападением диких племен даже самые дурные вести теперь воспринимались по-другому. На этот случай у северян было припасено изречение: «С головой на плечах всякая весть хороша».

Следуя по пятам Вьёрда, который легко прокладывал путь через толпу, Берт и Омунд быстро оказались в первых рядах и встали рядом с мастером.

На площади стоял гул. Люди громко переговаривались, обсуждая возможные причины, по которым их оторвали от повседневных дел. На многих лицах лежала печать тревоги. Несколько суровых бородатых мужиков все-таки притащили с собой боевые топоры и явно выделялись из толпы.

Берт озирался по сторонам, стараясь найти в толпе свою мать. Лима стояла у края площади и о чем-то непринужденно разговаривала со своей подругой. Они смеялись, и казалось, звон колокола их нисколько не беспокоил. Лима почувствовала взгляд сына, и их глаза встретились. Кивнув и улыбнувшись Берту, она продолжила беседу.

Неожиданно голоса собравшихся стихли. В сопровождении шести крепких воинов к помосту шли трое мужчин. Первый был высок и статен. Его длинные пепельно-серые волосы развевались от быстрых и уверенных шагов. На нем была накидка из шкуры бурого медведя. На бедрах в кожаных ножнах покоились два боевых топора. Правая рука от плеча до запястья была покрыта замысловатыми татуировками и письменами на северном наречии. Губы пришедшего были сжаты, а в глазах читалось спокойствие и решительность. От фигуры веяло властностью. Таким был вождь Риквена – Ингмар. Он вскочил на помост, молча оглядел толпу и занял место в центре, ожидая других.



Опираясь на деревянный посох, следом за вождем на сцену взошел старик – Вайн, которого называли Говорящим-с-предками. Его широкий лоб, как и все лицо, был изрезан глубокими морщинами. Острый нос, седые брови и редкие волосы подчеркивали его преклонный возраст. Он был местным шаманом и советником вождя, и возможно, самым старым жителем поселения. Однако его внешность была обманчива. Вайн сохранил острый ум и обладал обширными знаниями во многих областях: от целительства до воинского искусства. Его мудрые советы не раз спасали Риквен в трудные времена. Ясные зелено-синие глаза могли заглянуть в душу любому жителю и выведать все тайны. Он был хранителем древних традиций, которые чтил и уважал весь Север. Говорящий-с-предками был одет в массивную шубу из волчьей шкуры, капюшоном которой служила пасть давно убитого хищника. Оказавшись на помосте, Вайн занял место по правую руку от вождя и встал чуть позади.

Последним шел незнакомец. Короткие черные волосы, неуверенный, как будто чем-то напуганный взгляд выдавали в нем гостя из других поселений. Бледный цвет кожи указывал на то, что он, как и все собравшиеся, был с холодного края. На нем была просторная туника и льняные штаны.

Берт заметил, что на его поясе висели ножны для меча, но оружия в них не было: «Значит, незнакомцу не доверяют, – заключил Берт. – Ну еще бы. После того как по Северу прокатилась загадочная внезапная череда убийств вождей, было бы странно, если бы Ингмар подпускал к себе вооруженных незнакомцев».

Под любопытными, но от того не менее напряженными взглядами собравшихся черноволосый поднялся на сцену и встал по другую сторону от вождя на одной линии с Вайном.

Шестеро воинов из личной дружины вождя разделились по трое и выстроились в линию у деревянной площадки, чуть сдвинувшись к краям. Большинство из них пережило последнюю войну, другие были закалены в местных стычках вождей. Холодным, хищным взглядом они внимательно осматривали толпу, готовые в любой момент выхватить из ножен и пустить в ход наточенную сталь. В трудные времена вождь должен быть всегда настороже.

– Приветствую жителей Риквена! – Ингмар поднял татуированную руку вверх и раскрыл ладонь к собравшимся. Его голос был сильным и громким.

– Жители Риквена приветствуют своего вождя! – дружно крикнули те в ответ. Короткое традиционное приветствие было завершено, и все с интересом ждали его речей.

Вождь сделал шаг вперед и повернул голову в сторону незнакомца:

– Этого человека зовут Рогвельд. Он прибыл к нам из Фолрика.

По толпе прошел гул. Фолрик был ближайшим поселением к Риквену, путь до которого занимал около двух дней верхом. Если он привез вести о нападении, то времени оставалось совсем немного.

«Однако этот Рогвельд не выглядит так, как будто его дом горит, а родные могут быть убиты. Ни отчаяния в глазах, ни жажды мести… Но в них есть кое-что другое. Какая-то обреченность…» – отметил про себя Берт.

– Он напуган, – тихо произнес Вьёрд, словно прочитав мысли Берта. Дикий Медведь определенно должен был знать, как выглядят напуганные люди.

– Рогвельд будет говорить от имени всего Фолрика. Он пришел с вестями… Но не о диких племенах, – поспешил успокоить жителей Ингмар.

Площадь облегченно вздохнула, даже мастер Вьёрд заулыбался и похлопал сына по плечу. Однако лицо вождя не переменилось, оставаясь серьезным.

Выждав небольшую паузу, он продолжил:

– Выслушайте его. Ибо то, о чем он поведает, должен осознать каждый.

Разговоры снова утихли. Тон вождя рассеял все надежды на добрые вести. Ингмар сделал шаг назад и подал знак посланнику.

Рогвельд явно чувствовал себя не в своей тарелке. Как будто сгорбившись от пристальных взглядов, он неуверенно выступил вперед и заговорил:

– Доброго дня вам, жители славного Риквена, – обратился к народу Рогвельд. Его голос был тихим, и тем, кто стоял в задних рядах, пришлось напрячь слух. – Все, что я расскажу вам, уже слышал вождь Ингмар. И потому я…

– Громче! – послышался чей-то недовольный выкрик.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Поделиться ссылкой на выделенное