Дэниел Браун.

Указывая великий путь. Махамудра: этапы медитации



скачать книгу бесплатно

Каждый раз, когда у вас появляется возможность [слушать] Дхарму, условия, в силу которых она остаётся от вас скрытой, сходят на нет. Условия же, которые приносят гармонию и богатство совершенства, возрастают. Нет сомнения, что впоследствии вы достигнете плода – блаженного состояния просветления. Любой, кто просто установит связь с Дхармой, [в итоге] положит конец сансаре. [KT, 11]

Весь путь к просветлению начинается именно в этот момент, когда в ходе благоприятной встречи начинает зарождаться интерес.

1.2. Восхищение

Доктрина причины и следствия утверждает, что любое действие приводит через определённое время к определённому следствию. Поэтому зарождение интереса оказывает сильное воздействие на другие ментальные факторы. Кунга Тензин продолжает свои рассуждения о созревании интереса (smin ba'i 'dun pa)[127]127
  Кунга Тензин посвящает несколько подразделов текста анализу этапов возникновения интереса. Краткое описание (sa bcad) этих стадий таково:
  А. Зарождение интереса
  1. Зарождение открытого, заинтересованного ума [KT, 8–11].
  2. Зарождение интереса и восхищения посредством объяснения пользы от слушания даруемых учений:
  а) польза от объяснения учений [11–14];
  б) польза от слушания учений [14–18];
  в) польза от объяснения и слушания [18–19].
  3. Польза от слушания духовных учений [19–21].


[Закрыть]
всесторонним рассмотрением восхищения (mos pa). Точно так же, как это принято в буддийской психологии, список пяти факторов выстраивается в соответствии с определённой шкалой интенсивности, которая показывает, какой из ментальных факторов больше всего ускоряет процесс идентификации объекта. Эти же пять факторов становятся важными аспектами, необходимыми для реализации окончательного знания – махамудры.[128]128
  Рангджунг Дордже озаглавил свой текст преданности распространённым сочетанием слов: nges don phyag chen – «махамудра, окончательный смысл». Здесь результат практики махамудры описывается эпитетом «окончательный». Точное значение этого термина будет объяснено позже.


[Закрыть]
Интерес обусловливает углубление взаимодействия с воспринимаемым объектом до тех пор, пока не будут распознаны истинные качества этого объекта, и точно так же интерес может вести к всё большей вовлечённости в Дхарму, что в результате служит причиной пробуждения мудрости.

Если продолжить эту аналогию с восприятием и дальше, то можно сказать, что интерес перерастает в восхищение (mos pa).[129]129
  Пятью ментальными факторами, идентифицирующими объект, являются: интерес ('dun pa), восхищение (mos pa), памятование (dran pa), глубокая концентрация самадхи (ting nge 'dzin) и различающая мудрость (shes rab).

См. [Guenther, Kawamura, 1975, 29–38].


[Закрыть] Термин mos pa сложно перевести одним словом. Его можно перевести как «усиленный интерес»[130]130
  [Ibid., 31].


[Закрыть]
или, ещё лучше, «восхищение». Восхищение указывает на что-то, что превышает простой интерес, который лишь обращается к определённому объекту с целью его исследовать. Для возникновения восхищения необходимо направить значительное внимание на детальное изучение объекта восприятия, то есть зафиксировать объект в качестве ментального представления (dmigs pa). Для восхищения также требуется усиленная концентрация – такая, которая бы «не позволяла постоянно отвлекаться от объекта».[131]131
  Перефразированное определение mos pa, цитата из [Ibid].


[Закрыть]
Объект вызывает такой интерес, что воспринимающий его способен удерживать на нём своё внимание. Более того, восхищение подразумевает, что объект восприятия оказал на воспринимающего значительное впечатление, достаточное для того, чтобы продолжать взаимодействие с ним. Например, наше внимание может привлечь определённый объект, который как-либо выделяется из остальной окружающий среды и вынуждает нас тем самым исследовать его более тщательно с разных углов зрения. В результате воспринимающий может более точно определить особые характеристики этого объекта, которые отличают его от других объектов. Дальнейшее исследование приводит к тому, что становятся очевидны все характеристики объекта. Поэтому восхищение является одним из пяти ментальных факторов, которые идентифицируют объект (yul nges). Предположим, к примеру, что мы наблюдаем за окружающей средой, и в это время наше внимание привлекает голубой кристалл. Мы не просто направляем на этот объект своё внимание и концентрируемся на нём, но тут же восхищаемся его особыми качествами, такими как форма (gzugs) и цвет (kha dog). Эти качества становятся ещё заметнее при более сильной вовлечённости в изучение объекта.

Другой чертой восхищения является то, что объект воспринимается как ценный (gnyes)[132]132
  [Ibid].


[Закрыть]
– так, как будто бы синий кристалл был драгоценным камнем. И хотя перевод термина mos pa как «восхищение» не вполне корректен, он тем не менее передаёт все оттенки смысла: усиленный интерес к объекту; впечатление, которое он производит; определение характерных черт объекта; процесс, когда эти черты становятся всё более заметны; и, наконец, признание ценности объекта. Термин может обозначать любой из этих оттенков смысла, в зависимости от того, насколько вырос интерес к объекту.

Это семантическое поле термина mos pa применимо и к взаимодействию с обычным мирским объектом (ma dag pa), и к встрече со священным высшим существом (dag pa).[133]133
  Пема Карпо полагает, что все объекты восприятия можно классифицировать как либо священные, либо мирские (dag pa dang ma dag pa), но, несмотря на это, ментальные факторы, участвующие в восприятии объекта, остаются теми же самыми [PK, f. 4а].


[Закрыть]
Итак, обозначим этапы возникновения восхищения священным объектом: более глубокое взаимодействие с учителем во время встречи приводит к признанию реального влияния на нас качеств учителя и его наставлений; ученик может более ясно отличить уникальные качества учителя и его наставлений от других объектов, которые могли бы вызвать его интерес; становятся более ясны важность этой исключительной встречи и глубина учения; в результате ученик распознаёт драгоценные качества учителя и уникальный посыл учений; поскольку в процессе их общения интерес ученика к духовному наставнику растёт, он или она постепенно начинают восхищаться духовным наставником и его наставлениями. Считается, что ценность становится очевидна (mngon du) по прошествии определённого времени.

Зарождая восхищение, новички выходят за пределы простого пассивного слушания наставления. Кунга Тензин проводит чёткую границу между терминами «слышать» (thos pa) и «слушать» (nyan pa), точно так же как он отделяет интерес от восхищения. Слушание требует более активного участия, чем «слышание». Восхищение – это что-то, что «зарождается глубоко в сердце» (snying thag pa nas mos pa bskyed do) [KT, 21].[134]134
  Для дальнейшего объяснения восприятия см. [Tsong kha pa, 2001–2004, т. 1, 55–67].


[Закрыть]

На этой стадии процесса учитель уже оказал на нас определённое влияние. Кунга Тензин описывает «пользу слушания»,[135]135
  Из раздела, озаглавленного «Польза восприятия учений» (Chos nyam pa'i phan yon) [KT, 14–18]. Пять видов пользы: 1) познать непознанное, 2) отказаться от ошибочных воззрений, 3) обрести уверенность в том, что вызывало сомнения, 4) получить у учителя разъяснения того, что вызывает сомнения, 5) узреть высшую пробуждённую мудрость [KT, 17].


[Закрыть]
подразумевая под этим, что тот, кто слушает, полностью воспринял влияние учения и поражён его потенциалом приносить пользу (phan yon). Обычный мирской объект восприятия может привлечь к себе пристальное внимание наблюдателя, и точно так же учитель, будучи объектом, вызывающим интерес, побуждает ученика внимательно слушать, чтобы воспринимать эту пользу непосредственно.

Считается, что даже минимальный интерес к учениям является достаточным условием для зарождения восхищения:

Любой бхагаван, кто сделает хоть один шаг к зарождению причины [приводящей к духовному развитию] посредством слушания Дхармы или объяснений по ней, услышит или произнесёт хоть один звук [учений], в конце концов полностью постигнет святую Дхарму, потому что именно так ему и подобает поступать. Так сказано. [KT, 18]

Кунга Тензин предупреждает о тщетности попыток понять (go ba) на начальном этапе смысл Дхармы с помощью интеллекта [KT, 17]. Восхищение является фактором восприятия, и точно так же то слушание, о котором мы говорим в данном контексте, является именно событием восприятия, а не интеллектуальным ментальным событием. Слушатель просто принимает её. Просто внимательно слушать (thos tsam) необходимо для того, чтобы мы могли преодолеть запутанность обычного мышления в достаточной степени, чтобы оценить наставление духовного наставника.

Часто случается так, что какой-либо объект восприятия целиком захватывает наше внимание. Точно так же происходит, когда начинающие ученики впечатлены наставлением духовного друга. Кунга Тензин описывает ту ценность, которую ученик видит в духовном друге. Он встречает человека, который преподносит дар (mchod pa), не прося ничего взамен. И этот дар – не какая-нибудь материальная ценность, это что-то намного более ценное и практичное – глубокое понимание принципа бытия ученика. Духовный друг является тем, кто отдаёт (sbyin pa), и делает это не из-за гордости, а благодаря состраданию. Он является тем, кто обладает верным воззрением (gzhung rigs), кто сам не создаёт своим присутствием конфликта и не укрепляет неведения, и кто, кажется, знает достоверный способ с ними покончить. Он считается тем, кто демонстрирует своим существованием и образом жизни все благие качества (yon tan), о которых говорится в текстах (например, Шесть совершенств-парамит).[136]136
  В тексте сказано о 20 благих качествах: «памятование; правильные идеи [и так далее]; смышлёность, восхищение; мудрость; понимание сверхъестественных феноменов; непривязанность; отсутствие ненависти; отсутствие неведения; свобода от омрачения марой; состояние будды; обретение защиты от духов; обладание здоровым, красивым телом; отсутствие связей с бездуховными людьми и так далее» [KT, 13]. Существуют также три особых вида пользы, присущие традиции махаяны: три вида пустотности – пустотность мира, пустотность собственного «я» и пустотность времени.


[Закрыть]
Сказано, что от того, насколько полно проявит учитель эти четыре качества, давая наставление, зависит степень восхищения, зародившегося в ученике. Он поражает слушателя своей виртуозностью.

Кунга Тензин продолжает свои рассуждения о том эффекте, который производит учитель на слушателя:

Итак, несмотря на то, что особого понимания на уровне интеллекта не происходит, тем не менее, лишь услышав слова Дхармы собственными ушами, мы создаём причины для того, чтобы Дхарма [созрела в нашем уме] позже и в конце концов положила конец нашим заблуждениям. Более того, слушание [thos pa], размышление [bsam pa], а затем усердное применение [nan tan] того, что в начале не было вполне понятно на интеллектуальном уровне, приводит [со временем] к такому пониманию. Благодаря этому обретёшь великую мудрость. [KT, 17]

Если говорить об устранении, впечатление от слушания Дхармы устраняет заблуждение. Если говорить о приобретении, то впечатление от слушания Дхармы «создаёт причины». Восхищение засеивает кармические семена, которые позже созреют и принесут плоды. Без этих причин практика не принесёт никакой пользы.

Если тщательно исследовать любой объект восприятия, его характеристики становятся более очевидными. Другие объекты, находящиеся в поле восприятия, становятся менее важными. К примеру, голубой кристалл выделяется из других объектов поля восприятия. Точно так же и новички начинают различать влияние Дхармы, сравнивая своё нынешнее восприятие себя с тем, как они видели себя раньше. Кунга Тензин указывает на что-то большее, чем простое слушание. Он называет это «разглядеть пользу».[137]137
  Автор комментария завершает своё объяснение раздела, озаглавленного «Польза получения духовных наставлений» [KT, 19–21]. Он утверждает следующее:
  «Во всех ситуациях – сейчас и когда бы то ни было – необходимо выбрать прямую причину счастья [учение] и отринуть то, что приводит к страданию [мирскую жизнь]. Для того чтобы это сделать, необходимо знать духовные учения. Для того чтобы знать духовные учения, необходимо их услышать. После того, как мы их услышали, необходимо понять, какую они могут принести пользу».


[Закрыть]
Новички теперь лучше отличают Дхарму от мирской каждодневной деятельности. Как только новички «осознают пользу», они становятся способны принять Дхарму и отринуть (blang dor) негативные и ошибочные действия. Последствие встречи с высшим существом начинает проявляться в том, как люди воспринимают повседневный окружающий мир, в их действиях и предпочтениях.

Качества учителя и суть Дхармы больше не вызывают у начинающих учеников сомнения.[138]138
  Автор комментария начинает новый раздел, озаглавленный «Рассмотрение предпосылок для детального объяснения [процесса] восприятия услышанного». Первые два из пяти подразделов этого раздела посвящены особым качествам ламы, которые отличают его от обычного человека [KT, 22–26]. Третий подраздел назван «Общие учения» [KT, 26–35]. В этом подразделе объясняются те учения, которые могут понять начинающие.


[Закрыть]
Восхищение нарастает и приводит к тому, что они впервые чётко осознают ценность встреченного ими святого существа и его «глубоких учений». Они ещё не «увидели [эту ценность] в своих мыслях», а лишь чувствуют восхищение [KT, 26]. Истинное прозрение придёт к ним позже.

Лама – это воплощение Трёх драгоценностей. Другими словами, он является совершенным буддой, носителем учения и хранит в своём всеобъемлющем уме всех без исключения практикующих [KT, 22]. Вступить во взаимосвязь с ламой – это то же самое, что вступить во взаимосвязь со всей Дхармой. Тот уровень развития, на котором находятся начинающие ученики, предполагает, что в их глазах качества ламы выглядят поистине уникальными. В буддийских текстах содержится множество перечислений совершенных качеств тела, речи и ума ламы. Восхищённый ученик всё больше и больше концентрирует своё внимание на совершенной форме живого будды, который проявляет 32 основных и 80 второстепенных признаков совершенства тела.[139]139
  См. «Качества будды» в тексте [Dhargyey, 1974, 68–74].


[Закрыть]
Считается, что речь учителя убедительна и ведёт к возникновению проникающего видения, которое прорывается сквозь заблуждения тех, кто его слушает. Он способен разговаривать с практикующими одновременно на разных уровнях, соответствующих их потребностям.[140]140
  Подразумевается, что каждый из множества практикующих, одновременно слушающих учение, усваивает из речи ламы то, что необходимо именно ему в соответствии с его уровнем практики. – Прим. Перев.


[Закрыть]
Но самыми важными являются качества ума ламы. Он олицетворяет совершенные мудрость и сострадание. Его единственным намерением является проявление абсолютной истины (don dam) и её относительной формы (kun zlob). И всё же лама не является существом из другой вселенной. Он вполне «обычное существо, обнаружившее в себе самом наивысшую истину» [KT, 24], наглядно демонстрируя этим, что то же самое может сделать любое обычное существо. Впервые осознав потенциальную пользу, начинающие ученики начинают понимать, что встретили просветлённое существо.

В традиционных текстах можно встретить множество вариантов перечислений уникальных качеств (mtshan nyid) ламы [KT, 21], таких как «восемь драгоценных качеств», «четыре каи будды», «десять способностей понимания», «четыре вида бесстрашия», «четыре способа осмысления слов», «восемнадцать разделов знания будды».[141]141
  [Ibid., 66–67, 219–227].


[Закрыть]
Эти варианты перечней сами по себе не представляют особой важности. Что действительно важно – так это то, насколько ясно начинающие ученики видят определённые качества ламы во время личного взаимодействия с ним и насколько растёт их уверенность (nges) в ценности этих качеств. По мнению Кунга Тензина, начинающие ученики воспринимают ламу как того, «кого можно называть не иначе как „святое существо“ (skyes bu dam pa)» [KT, 24]. Тем не менее существует несколько типов лам, обладающих «лучшими, средними и малыми качествами» [KT, 22]. Кунга Тензин даёт следующее определение ламы, обладающего «лучшими качествами»:

Сначала о ламе, обладающем лучшими качествами. В целом он должен быть хорошим практикующим. Ум его в силу полноты накопленных ранее заслуг должен быть устойчиво направлен к Дхарме. Благодаря своему великому отречению [nges 'byung] он понимает природу страданий сансары. Отринув привязанности, он не позволяет себе ни малейшей мысли, цепляющейся за мирские проявления. Склад его ума [bsam pa] таков, что в своей повседневной жизни он тщательно хранит все большие и малые обеты и ограничения. В своих мыслях он никогда не оставляет ламу и Три драгоценности, и благодаря своей непоколебимой вере [dad pa] он способен на великое служение. Обладая великим отречением, он может раздать всё, что у него есть. В силу своей великой мудрости он способен отличить высшую истину от [обычных] причин и следствий; дать совет; объяснить Дхарму; а также отличить интеллектуальное понимание от [истинного] сознавания-как-оно-есть. Продвигаясь по пути, он никогда не предаётся лени даже на мгновение. Благодаря своему великому усердию он следует пути неустанно, никогда не поддаваясь вялости и не выказывая усталости. Его великие сострадание и доброта дают ему силы никогда не сомневаться в том, что он мог бы, к примеру, привести в лоно Дхармы сотню тысяч людей. Он добр ко всем живым существам и находит счастье в учении, поэтому своим состраданием способен вызывать зарождение [у других] стремления к достижению просветления. В силу своей великой чистоты он никогда не относится к другим с ненавистью. Подводя итог, можно сказать, что, поскольку он достиг состояния будды в этом теле и в этой жизни, его ум настроен на то, чтобы открыть истину всем без исключения живым существам. [KT, 24–25]

Считается, что лама является олицетворением истины. Он не является учителем, а, скорее, обладает качествами самого учения – Дхармы (chos). Поскольку Дхарма является причиной (rgyu) реализации [KT, 24–25], ученик должен получить прямой опыт (mngon du) переживания её величия посредством слушания учений. Далее начинающие не просто восхищаются ламой, они также начинают больше задумываться о том, что за учение привело к такой трансформации самого ламу. Лама же, являясь объектом восхищения слушателей, проводит для них краткое ознакомление с учением и объясняет особую пользу практики. Таким образом устанавливаются привычные склонности (bag chags), которые позже созреют в глубокое понимание Дхармы. Несмотря на то, что начинающие ученики впервые «слушают Дхарму и осознают её пользу», всё происходящее остаётся лишь на уровне восприятия. Кунга Тензин напоминает нам, что сущностные учения невозможно постичь с помощью размышления (bsam gyis mi khyab) и что они находятся за пределами концептуальных идей (blo yi yul las das pa) [KT, 26]. Слушателям следует прекратить попытки понять, вместо этого просто восхищаясь глубиной тех учений, что они должны слушать (nyan bya). Тогда лама, в свою очередь, готов рассказать о Дхарме более конкретно.

Что же может предложить Дхарма такого, чего нельзя найти в других учениях? Процитировав несколько знаменитых высказываний из различных сутр и тантр, Кунга Тензин делится тем, что, по его мнению, является сутью Дхармы, а именно пониманием пустотности (stong ba):

Для того чтобы постичь пустотность, необходимо освоить всё, чему учат различные колесницы [хинаяна, махаяна, тантраяна]. [KT, 27]

Следуя традиции, установленной другими авторами, пишущими о махамудре, Кунга Тензин определяет различие между общим и глубоким пониманием пустотности. Общее понимание пустотности имеет два аспекта – понимание пустотности собственного «я» и пустотности феноменов.[142]142
  [Dalai Lama, Berzin, 1997, 6]. Для более подробного объяснения последовательных этапов постижения пустоты см. [Gyamtso, 1986].


[Закрыть]
Тонкое понимание пустотности подразумевает постижение вместерождённости (lhan skyes), а затем и пробуждённой мудрости – центральных понятий традиции махамудры. Это называется «наивысшая пустотность» (mchog ldan gyi stong). Это доведённое до совершенства воззрение пустотности является тем результатом, который обещают новичкам. Лама рассказывает ученикам о наивысшей пустотности и тем самым закладывает в них определённые склонности, которые позже созреют в духовную реализацию. Но вместе с тем Кунга Тензин предупреждает, что, в отличие от общего понимания пустотности, которому можно научить, понимание пустотности тонкого уровня требует «прямого опыта переживания» [KT, 31]. Однако, усвоив общий аспект пустотности посредством слышания (thos), слушания (nyam), размышления (bsam) и медитации (bsgom), ученик может подготовиться к прямому постижению пробуждённой мудрости [KT, 27].[143]143
  По мнению Кхенпо Цултрима Гьяцо Ринпоче, примером этого наивысшего уровня понимания пустотности является подход «шентонг», который был разработан как противопоставление системе прасангика, задачей которой является «полная остановка концептуального ума» [Gyamtso, 1986, 66], но которая не даёт адекватного объяснения возникновению проявлений. Система шентонг утверждает, что «неконцептуальный ум мудрости не является объектом процесса концептуализации и потому не может быть объектом отрицания логики мадхьямаки» [Idid., 76]. Кроме того, что эта система опровергает отрицание ума и его проявлений, её обоснование пробуждённой мудрости является уникальным аспектом понимания пустотности в таких традициях, как махамудра. См. [Gyamtso, 1986, 65–88]. Однако существует и ответ на это обоснование со стороны системы прасангика. См. [Lamrimpa, 1999, 75–76].


[Закрыть]

Джампел Паво также начинает свои комментарии по махамудре с объяснения общего уровня понимания пустотности:

Чтобы эти аспекты Дхармы развивались, я буду защищать врата… Этот путь быстро приводит к тому, что сердце наполняется нектаром, служащим причиной обретения совершенного просветления махамудры, целостности Дхармы и драгоценности сердечного тигле [snying po'i thig le]. Это глубокое рассуждение сложно постичь тем, кто привык к логическому анализу. Тот же, кто [правильно] слушает, достигнет плода махамудры точно так же, как победоносный Дордже Чанг [санскр. Ваджрадхара]. И всё же, Бхагаван дал это краткое наставление… Даже несмотря на то, что перед нами проявляются определённые категории феноменов, которые кажутся отличными от ума, – например, субстанции [dngos po], такие как внешняя форма, звук и так далее, – это происходит в силу того, что мы не способны сознавать естественное состояние реализованного ума. [Обычный ум] проявляется одновременно как субъект и объект. Сложившаяся привычная склонность цепляться за [двойственность] приводит к восприятию иллюзорных внешних объектов [как реальных]. [JP, f. 3а]

По существу, Джампел Паво разграничивает обычное сознание, обусловленное двойственностью «субъект – объект», то есть ошибочное воззрение (sems 'khrul), и безошибочное воззрение, о котором говорится в учениях Дхармы. Это позволяет читателю, не знакомому с буддизмом, если и не разобраться досконально в смысле представленного отрывка, то хотя бы представить (snang ba) эту разницу и по достоинству оценить то, что предлагает Дхарма. Для того, чтобы слушать учения Дхармы и осознать их пользу, необязательно их понимать. Как утверждается в процитированном отрывке, главной задачей слушания учений является действие по созданию привычной склонности (bag chags). Согласно доктрине причины и следствия, привычные склонности – хорошие или плохие – рано или поздно созревают в виде действий. Позитивные действия (las) слушания Дхармы и осознания её пользы – даже если при этом не происходит полного понимания услышанного – могут впоследствии созреть как результирующие действия, приводящие к достижению состояния будды. Таким образом закладывается основа для духовной реализации.

1.3. Уважение

Несмотря на то что начинающие ученики могут восхищаться драгоценными качествами ламы и уникальностью его учения, они, строго говоря, ещё не получили никаких учений.[144]144
  У начинающих учеников лишь сложились склонности действовать в соответствии с буддийскими учениями. Без приложения дальнейших усилий позитивные склонности никогда не созреют в реальные действия, которые могли бы стать противовесом грузу накопленной негативной кармы. Ученики пока ещё не в состоянии увидеть разницу между своими отдельными действиями – независимо от того, являются они позитивными или негативными, поэтому можно сказать, что они ещё не научились чему-то, что можно было бы продемонстрировать.


[Закрыть]
Они далеки от готовности стать участниками отношений «учитель – ученик». Прежде всего начинающие должны научиться тому, как вести себя с ламой, находясь в его присутствии. Согласно Кунга Тензину, существует особый способ «слушать то, чему учат» (bshad pa de nyan pa'i tshul) [KT, 43]. Начинающие должны перестать выказывать неуважение (ma gus pa) и вместо этого выражать уважение (gus pa) посредством действий тела, речи и ума (lus ngag yid gsum). Истинное уважение свободно от крайностей излишней веры, с одной стороны, и полного неприятия – с другой.[145]145
  [Berzin, 2000, 183–194].


[Закрыть]
Истинное уважение проявляется на более тонких уровнях. Например, начинающие ученики не часто беспокоятся в присутствии ламы о том, как они себя ведут, как они одеты, какую приняли позу. Они могут себе позволить «стоять, расставив ноги; лениво лежать и так далее» [KT, 43]. Они могут небрежно одеваться. Они могут беспокойно себя вести, выглядеть расстроенными или скучающими [KT, 44]. Такое поведение отражает отсутствие внутренних качеств хорошего ученика. Такой образ не соответствует тому, кто хочет и готов учиться. И, напротив, считается, что те, кто держится спокойно и «слушает не отвлекаясь – так, как будто бы они были погружены в состояние глубокой медитации», проявляют уважение на уровне тела (lus gus) [KT, 43].

Начинающие ученики, склонные ставить под сомнение Дхарму, забывают учения, не придают им особого значения, не воспринимают их всерьёз и невнимательно их слушают [KT, 44]. В противоположность такому отношению «многократное повторение учений наедине с собой, словно это песня, которую обычно напевают беспрерывно», характеризует уважение на уровне речи (ngag gus) [KT, 44].

Кунга Тензин утверждает, что уважение на уровне ментального восприятия (yid gus)[146]146
  Автор комментария обозначает «ум» одним из нескольких соответствующих терминов. Термин yid используется, когда речь идёт о процессе ментального сознания (yid shes). Именно этот процесс приводит к возникновению идей (blo), мыслей (rtog pa) и эмоциональных состояний (nyon mong) – ментальных событий, из которых состоит непрерывный поток ума. Ещё один термин, sems pa, чаще используется для определения непосредственного восприятия, которое не задействует соответствующую ментальную активность. Используя именно первый из этих терминов, автор комментария стремится показать, что уважение одновременно подразумевает возросшую активность ментального сознания ученика и в то же время задействует его когнитивные способности. Следует также обратить внимание на использование Кунга Тензином этого термина в других местах того же раздела: ум, наполненный страстью (yid la gdung ba) [KT, 45], и гибкий ум (dang la yid) [KT, 43].


[Закрыть]
подразумевает, что ученики должны направить свой ум на ламу и учение так, «как будто бы они смотрят в зеркало» (me long la bltas nas shes pa) [KT, 45].[147]147
  Берзин объясняет, что уважение на уровне ментального сознания подразумевает «два ментальных действия: глубокое убеждение в том, что учитель обладает позитивными качествами, и признательность за его доброту» [Berzin, 2000, 117].


[Закрыть]
Начинающий ученик наблюдает ментальные события в собственном потоке ума (rgyun) в момент их возникновения и в то же время следит за поведением ламы и слушает его учения. Этот особый вид внимательности называется «определить собственный поток ума» (rang gi rgyun gtan la dbab pa) [KT, 45]. Используемый здесь глагол «определить» (gtan la dbab) является специальным термином, имеющим узкую область применения. Он означает, что кажущиеся внешними проявления воспринимаются с позиции внутреннего самонаблюдения, что подразумевает изменение точки зрения, или перспективы:



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16