Дэн Абнетт.

Планета обезьян. Истории Запретной зоны (сборник)



скачать книгу бесплатно

Конечно, разница между человеческим лицом и лицом гориллы огромна, но индейцы, как правило, отличались более широкими носами и более смуглой кожей по сравнению с бледнолицыми европейцами. И их лица отдаленно действительно чем-то напоминали физиономию этого самца. От этого становилось немного не по себе.

– Не думаю, что люди и гориллы смогли дать общее потомство. Только если после ужасной катастрофы не произошло совсем уж радикальных изменений в их физиологии, – заметил Алан, обращаясь к Питу.

– Нет, это не гибрид, – ответил Пит. – Это горилла, которая верит, что она Сидящий Бык.

Сделав шаг вперед, Алан представился.

– Полковник Алан Вердон. А это майор Питер Берк. Шимпанзе зовут Гейлен, он под нашей защитой.

– Это вы под моей защитой, – коротко ответил Апекс, измерив их холодным взглядом. – Вы назвали военные звания. Из какой вы армии?

Алан с Питом неловко посмотрели друг на друга.

– Мы не военные, мы астронавты, – ответил Вердон.

– Можно сказать, мы последние представители нашего племени, – добавил Пит.

– Вы говорите, как безумные обезьяны, – пробормотал Апекс. – Но я выслушаю историю вашего погибшего племени позже. Соберите лошадей. Мы едем в Рез. Если гориллы за нами поедут, мы их перебьем.

– Мы не против, – сказал Пит.

Пока они собирали разбежавшихся лошадей, спутники Апекса спешились и принялись переходить от одного поверженного врага к другому, резко взмахивая ножами. Раненых горилл они приканчивали, и со всех их срезали кусок шерсти с самого верхнего участка черепа.

Ведя одну из лошадей в поводу, Алан подошел к Питу и тихо спросил:

– Что они делают?

– Снимают скальпы.

– Но они отрезают лишь небольшой кусок.

– Так поступали и индейцы. Они не снимали всю кожу с головы – просто, чтобы было достаточно для трофея. Чтобы показать, что они победили врага в бою.

Вскоре воины окружили севших на лошадей путников и образовали своего рода эскорт, направившийся в глубь долины с грозным вождем во главе.

Апекс ничего не говорил и только покачивался в седле. Похоже, он не был расположен к разговорам.

– Куда они нас ведут? – не выдержав молчания, спросил Гейлен.

– В Рез, – ответил Пит. – Сокращенно от «резервация». Провожают в свой лагерь.

Потом все снова замолчали, почти убаюканные мерным шагом лошадей. Солнце постепенно опускалось все ниже. Астронавты время от времени оборачивались, чтобы посмотреть, не преследуют ли их выжившие гориллы, но никаких следов Урко не было. Совсем никаких. Это было непохоже на угрюмого военачальника, но никто, конечно же, и не думал жаловаться.


Поздним вечером они расселись вокруг костра с пляшущими языками пламени. Апекс занял самое почетное место в кругу. При свете огня его лицо выглядело еще более древним и неестественным. Индейцы передавали друг другу еду – небольшие куски дичи с виноградом. В долине вокруг резервации действительно росло много дикого винограда.

Вердон закончил рассказ о том, как они добрались до этих мест, упомянув, что они ищут высокоразвитую цивилизацию людей, которая могла бы им помочь.

Отблески огня в глубоко посаженных глазах Апекса не отражали никаких эмоций. Не было даже ясно, поверил ли он в их историю.

Помолчав немного, вождь заговорил низким, глухим голосом:

– Вы наши гости и можете оставаться у нас, сколько захотите. Но мы не поможем вам в ваших поисках, потому что сами ничего не знаем о тех орудиях белого человека, о которых вы говорите.

– Мы благодарны тебе, – сказал Вердон. – А теперь, пожалуйста, расскажи нам о себе.

– Я Апекс, вождь этого клана.

Собравшиеся вокруг костра воины закивали, не переставая жевать. Женщины племени к ним не присоединились и ужинали где-то в другом месте.

– И?.. – подсказал Пит.

– Что еще сказать? Я Апекс, вождь моего клана.

И снова его слова были встречены кивками и гулом всеобщего одобрения.

– Вождь Апекс, – не унимался Вердон. – Как ты стал вождем племени воинов-людей?

– Они воспитали меня. Я один из них. Никто не скажет иначе.

– Но… ты горилла.

Красноватые лица вокруг костра словно померкли, а сам Апекс зарычал, обнажив желтоватые клыки.

– Не говори так! – огрызнулся он. – Я вождь. Не горилла. Не обезьяна. Я Апекс.

Алан Вердон поднял руки в знак того, что он не возражает, приговаривая:

– Да, я понимаю. Пожалуйста, извини меня. Я не хотел обидеть. Просто… просто за всю свою жизнь мы никогда не встречали ни одного племени коренных жителей… индейцев…

– Мы племя Последних, – сказал Апекс. – Потомки жителей этой части света, пришедшие сюда, к Красной Дороге, чтобы обрести здесь мир и покой.

– И чтобы снимать скальпы безобразных обезьян, везде, где только можно, – воодушевленно добавил один из воинов.

Среди собравшихся раздался смех. По всей видимости, добыча скальпов была главным занятием этого племени.

Алан решил сменить тему.

– Насколько я понял, вы с Урко враги? Почему он не разорил эту деревню?

Апекс небрежно махнул покрытой шрамами рукой.

– Урко пытался. Давно. Была кровавая битва. Многие пали с обеих сторон. Урко ушел обратно. И не возвращался. До этого дня.

– Понятно. Ну что ж, Урко гонится за нами и хочет во что бы то ни стало убить нас. Попомни мои слова, вождь, он обязательно вернется.

– Попомни мои слова, – возразил Апекс. – Урко не вернется. Он не посмеет вторгнуться в Долину Последнего племени. Он боится нас. Боится меня!

С этими словами вождь поколотил себя по груди кулаками.

– Никогда не думал, что Урко чего-то боится, – посмел вставить свое слово Пит.

– Он боится Апекса. И воинов Апекса. А теперь ешьте! Вы слишком много говорите.

Путники доели свои порции, и, поскольку время было уже позднее, их проводили до вигвама из дубовой коры, где наконец-то оставили в покое. Света в хижине не было, поэтому они разговаривали в темноте.

– Тебе что-то известно обо всем этом? – спросил Алан Гейлена.

– Нет, ничего, – поспешно ответил шимпанзе, но голос его выдавал беспокойство.

– А ну выкладывай, Гейлен, – подначил его Пит. – Ты же явно что-то скрываешь.

– Ну что ж. Еще ребенком я слышал истории об этом воине, Апексе. Фантастические истории. Некоторые утверждали, что он горилла; другие говорили, что он человек. А еще кое-кто утверждал, что он не обезьяна, не человек, а нечто среднее между этими видами.

– Пусть Апекс и ведет себя как человек, но он, несомненно, горилла, – сказал Пит.

– Ну да, это я заметил, – согласился Гейлен. – Но все же сам он, как и его воины – как вы их называете? индейцы? – придерживаются иного мнения.

– Апекс сказал, что его воспитало племя, – напомнил Вердон. – Поэтому он считает, что он один из них.

– Как Тарзан, только наоборот, – предположил Пит.

– Что за Тарзан? – с любопытством спросил Гейлен, повышая голос.

– Давным-давно один известный автор написал книгу о человеке, воспитанном первобытными обезьянами в Африке, – принялся объяснять Пит. – Человек никогда не видел других людей, и думал, что он обезьяна, а когда вырос, стал вождем обезьяньего племени. Его звали Тарзан, что означает «бледнокожий».

– Э-эээ, понятно, – пробормотал Гейлен тоном, говорившим о том, что ему понятно далеко не все. – Забавная история.

– Я понимаю, к чему ты клонишь, Пит, – сказал Алан. – Апекс считает, что он той же крови, что и представители его племени. Он не знаком с культурой горилл и знает только об обычаях тех, среди кого вырос.

– Точно. Он с другими – братья по крови. И это одна из причин, по которой Урко и его солдаты его боятся. Они не понимают, что такое лук со стрелами. Для них это какое-то странное чужое оружие. Им знакома только конструкция винтовки-карабина.

Вердон кивнул в темноте.

– Может, нам позаимствовать парочку луков. Глядишь, пригодятся. Но, сдается мне, в этой истории еще много тайн.

– Также ходили слухи, что когда-то давно, во время долгого путешествия из аванпоста Хук в Центральный город, была перебита группа обезьян, – вдруг снова заговорил Гейлен. – Немногие из них выжили. Кстати, потом обнаружили трупы горилл с вырезанными клочками шерсти и кожи на головах.

– Скальпы! – сказали Пит и Алан в унисон.

– Все сходится, – добавил Пит. – Это племя их и перебило.

– Ну, а куда же делись выжившие обезьяны? – повернулся Алан к Гейлену.

– Об этом тоже ходили слухи, – ответил тот неопределенно.

– Какие слухи? – настойчиво спросил Пит.

– Слухи о том, что одного выжившего ребенка так и не нашли, – сказал Гейлен. – Но было запрещено говорить об этом. Высший Совет, в частности, был очень недоволен этим происшествием. Сами понимаете – гориллы. Ведь считается, что никто не смеет нападать на них. Даже другие гориллы.

– Апекс может быть одним из выживших в этом налете, – задумчиво предположил Пит.

– Ну, я бы не стал так утверждать, – торопливо произнес Гейлен.

Его тон говорил о другом, но люди предпочли не настаивать.

– Ну что ж, уже поздно, пора на боковую, – наконец сказал Ален. – Подумаем о будущем завтра.


К главе службы безопасности Урко сон той ночью не шел. Его тоже волновало будущее. Разбив лагерь подальше от Долины виноградников, он собрал вокруг себя всех выживших горилл.

– Наша численность сократилась на треть! – проревел он, раздувая ноздри. – Это недопустимо!

Одна из обезьян попыталась оправдаться.

– Сэр, но мы же выжили, а не погибли. Вините…

Урко дал солдату пощечину и продолжил свою тираду.

– Ты не так долго сидишь в седле, как я, Мема. Долина виноградников – опасное место. Я намеревался захватить людей до того, как они достигнут Запретной зоны. Но вы меня подвели.

На этот раз никто из горилл не подал голоса. Спорить с разгневанным Урко было бессмысленно. А сейчас он был более чем разгневан – глаза его налились кровью.

– Кто-нибудь разглядел атакующих?

Собравшиеся замялись. Одна горилла неуверенно подняла руку. Урко встал прямо напротив солдата и почти прижался ноздрями к его ноздрям, требовательно приказав:

– Ты! Зило! Говори!

– Я покинул долину одним из последних, и на вершине холма увидел кое-кого в странной одежде. На нем была корона из перьев.

– Человека?

– Нет, сэр. Гориллу. Лицо ее было раскрашено яркими полосами.

Урко ничего не сказал, а только пристально вгляделся в глаза другой обезьяны, стараясь определить, говорит ли его подчиненный правду. Потом он отошел, бормоча себе под нос:

– Значит, он еще жив. Жив.

Если собравшимся обезьянам и хотелось узнать, кто именно жив, они не посмели спросить об этом вслух.

Урко дошел до своей палатки и лег, но не мог успокоиться. При этом он не отдавал приказа разойтись своим солдатам, так что они послушно стояли на месте до самого рассвета.

Наконец, дыхание военачальника участилось, потом он захрапел и погрузился в сон. На заре Урко распахнул глаза. Казалось, с него тут же слетела вся сонливость. Поднявшись на ноги, он увидел, что его сократившийся отряд до сих пор стоит по стойке «смирно», и требовательно спросил:

– А что вы, дурни, тут делаете?

– Ждем вашего приказа сэр! – ответил один из солдат.

– У вас что, мозгов не хватило поспать? Вам потребуются все ваши силы, потому что мы возвращаемся в Долину виноградников!

Но солдаты по-прежнему ждали нужного приказа, и наконец он последовал:

– Вольно! Всем поесть и по коням. Время не ждет.


За завтраком, на который подали виноград, почти никто не разговаривал. Алан, Пит и Гейлен наблюдали за воинами молча, наслаждаясь теплом солнца. Ночь выдалась холодной. После завтрака, когда убрали остатки, Апекс наконец обратился к путникам.

– Я решил возглавить поход против Урко.

– Но зачем? – спросил Алан.

– Разведчик доложил, что Урко и его обезьяны встали лагерем к югу от долины. Он должен был бежать к своим жестоким хозяевам. Но он не сдался. Это оскорбление для меня. Я не хочу, чтобы на этот раз Урко отделался так легко.

Похоже, Апекс ожидал от них какого-то ответа, и Пит сказал:

– Тогда мы тоже готовы поехать с вами.

Апекс что-то глухо проворчал, а потом повернулся, чтобы собрать своих воинов.

Когда он отошел достаточно, чтобы не слышать их, Гейлен торопливо зашептал:

– Ты что, с ума сошел? Ты хочешь, чтобы все мы погибли?

Алан строго посмотрел на шимпанзе, но сам спросил Пита:

– Почему ты решил за нас, Пит?

– Апекс явно ожидал от нас такого ответа. Но он не из тех, что спрашивают прямо. Тем самым я заслужил уважение в его глазах.

– Я не горю желанием участвовать в этой безумной затее, – содрогнулся Гейлен.

– Мы защитим тебя, – пообещал Алан.

– Кстати говоря, Алан, – предупредил его Пит. – У тебя светлые волосы, и потому, наверное, он ценит тебя не так высоко, как меня.

– И что? Это значит, что я должен как-то доказывать свою храбрость?

– Да, причем постоянно, – кивнул Пит. – Запомни это.

Через час все уже сидели верхом. Апекс выглядел великолепно в своем боевом головном уборе; его массивную широкую грудь украшали полосы и круги, очевидно, имевшие какой-то таинственный смысл. Он не отдавал приказов, но его воины сами выстроились в колонну по одному и выехали из лагеря в молчании.

Люди с Гейленом плелись в конце колонны. Так все они двигались на юг долины между покрытыми густым кустарником подножиями холмов.


Поехавший вперед и отсутствовавший около часа разведчик вернулся и тут же подбежал к своему обезьяньему военачальнику, чтобы доложить обстановку. Беседа между ними длилась не более нескольких секунд. Подняв украшенный перьями посох, вождь Апекс воскликнул:

– Враги едут на север, чтобы встретиться с нами! Устроим им жаркий прием!

– И отправим их в объятья их волосатых прародителей! – отозвался один из воинов.

Больше не было никаких боевых кличей. Племя продолжило ехать в молчании. На лицах воинов застыло суровое выражение.

– Какие шумные, – съязвил Алан.

– Говорят, индейцы Америки произошли от монголов, – сказал Питер. – Чингисхан и всадники его Золотой Орды тоже славились тем, что шли в бой молча.


Два отряда отказались в пределах видимости немногим севернее входа в долину – там, где над валявшимися под лучами утреннего солнца трупами горилл со снятыми скальпами уже жужжали мухи.

Подняв руку с открытой ладонью, Апекс подал своей колонне бесшумный знак остановиться. Завидев своего грозного врага, Урко сделал то же самое. Без дальнейших приказов обе стороны выстроились в ряд по бокам своих предводителей. Каждый смотрел на противника, но не предпринимал никаких враждебных действий.

Глаза Апекса, лишенные всякого выражения, казалось, просверливали насквозь глаза Урко. Ветер, в котором чувствовался запах винограда, шевелил перья величественного военного головного убора вождя. Наконец Апекс заговорил:

– Тебе запрещено входить в Долину виноградников. Развернись и уходи.

– Мне дан приказ захватить двоих людей и беглеца-шимпанзе, – сухо ответил Урко.

– Они под моей защитой.

Не мигая, Урко некоторое время смотрел в одну точку, словно бы обдумывал значение этих слов.

– Я не могу уклониться от приказа, брат обезьяна.

– Я тебе не брат.

– Нет. Ты отступник, что весьма прискорбно. Никогда не думал, что увижу, как горилла настолько опустилась. Учить людей скакать на лошадях… Возглавлять их, как будто они тебе ровня…

Апекс ударил кулаком по своей обнаженной груди.

– Что значит опуститься? Ты простой солдат. Я великий вождь!

– Ты безумец, Апекс. И твое безумие пустило в твоей голове такие глубокие корни, что его уже не вырвать. Теперь мне это ясно.

– Ты оскорбил великого вождя Последнего племени, – повысил голос Апекс. – За это я сниму с тебя скальп.

– Я не буду драться с тобой, брат.

– Не называй меня так! – прорычал Апекс.

Спрыгнув на землю, он схватил прикрепленный к седлу томагавк, и, ведя за собой коня в поводу, побежал рысцой навстречу к всадникам-гориллам. Ни одной искры страха не промелькнуло в его глубоко посаженных глазах – лишь одна жесткая решимость.

Урко продолжал сидеть в седле. Он поднял руку в знак предупреждения своим гориллам.

– Не стрелять! – скомандовал он.

– Но сэр, – возразил один солдат, – он же идет за вашим скальпом!

– Я выстрелю первым в того, кто откроет огонь по этой горилле. Это мои дела, не ваши. Мы пришли за людьми, ничего более.

Обезьяны-всадники подчинились, хотя их глаза с беспокойством забегали, а пальцы потянулись к спусковым крючкам. Во влажном воздухе пахло трупами обезьян. Ни одна из горилл не хотела этим утром присоединиться к их числу.

Вождь Апекс преодолел половину расстояния до генерала Урко, в то время как его воины распределились полукругом, держа в руках длинные луки, наложив на них стрелы и нацелившись в грудь гориллам.

Один солдат беспокойно прошептал другому:

– Их гораздо больше, чем нас.

– Мы погибнем, если не будем осторожны. Пусть начинают первыми.

Двигаясь странной походкой, свидетельствовавшей о том, что его действительно учили ходить люди, вождь Последнего племени неожиданно остановился, увидев, что путь ему преградил всадник – человек.

– Постой, – сказал Алан Вердон.

– Не бойся, Белоглазый, – выпалил Апекс.

– Нельзя проливать кровь без необходимости, – осторожно предупредил его Вердон.

Подняв руку с томагавком, Апекс сердито прорычал:

– Эта безобразная горилла понимает только силу! Я покажу ему, что такое настоящая сила и чем она пахнет. Его собственной кровью!

– Послушай, вождь. Урко хочет захватить меня и моих друзей. Он не хочет ссориться с тобой.

– Да, но я уже поссорился с ним. Он хочет выбить меня из седла и силой увести в свой лагерь, чтобы сделать меня одним из его племени. Я вождь, а не какая-то сутулая горилла.

– Мне кажется, что ты немного и то, и другое, Апекс. Но послушай, вместо того чтобы сражаться с Урко, позволь сделать это мне.

– Тебе?!

– Мне уже доводилось сражаться с Урко.

– Это не твое дело! Сейчас речь идет не о ваших с Урко делах. Речь идет о нашей вражде.

Неожиданно с другой стороны появился Пит и сказал:

– Прислушайся к нему, вождь. Мы ценим твое гостеприимство, но мы не хотим, чтобы умирали твои люди. Сделай вот что. Придержи их, а мы направимся в холмы и испытаем свою удачу там.

Вождь Апекс вертел головой из стороны в сторону, разглядывая астронавтов. Глаза его горели яростью.

– Вы отвергаете мое гостеприимство?

– Нет, – возразил Алан. – Мы воспользовались им в полной мере, и за это благодарны тебе. Мы хотим двигаться дальше, не доставляя тебе больше хлопот.

– Вы не доставляете мне хлопот. Мне доставляет их эта глупая обезьяна. Он оскорбляет меня. Называет меня своим братом.

С этими словами Апекс раздраженно сплюнул.

– Он думает, что ты принадлежишь к его племени, – сказал Пит. – Не обращай на его слова внимания. Они не стоят ничьей жизни.

Челюсти вождя Апекса плотно сжались. Он, похоже, обдумывал свой ответ, когда Урко крикнул:

– Но он и вправду мой брат по крови. И его отец – наш отец – до сих пор с тоской вспоминает его.

– Что?

– Груд не прекратил печалиться о сыне, которого считает давно погибшим.

К ним подъехал Гейлен. Глаза его были широко раскрыты, челюсть отвисла. Глядя на вождя Апекса, он пробормотал:

– Ты? Давно потерянный сын советника Груда?

– Я не сын гориллы, – презрительно фыркнул Апекс. – Я из Потерянного племени. Иначе пусть не говорит никто, ни человек, ни обезьяна.

– Гейлен, ты о чем? – спросил Алан.

– В Центральном городе ходят слухи о ребенке-обезьяне, который пропал много лет назад, – прошептал шимпанзе. – О сыне одного благородного семейства. Все эти годы его считали погибшим.

Изучающе взглянув на внушающее страх лицо Апекса, Гейлен добавил:

– Да, сходство есть. Особенно если присмотреться к носу и щекам.

– Молчать!

Это крикнул вождь Апекс, прыгнувший обратно в седло. Пришпорив своего аппалузского скакуна, он ринулся по направлению к Урко. Не ожидая этого, другая горилла постаралась удержать своего мышастого коня на месте, а своих взволнованных солдат от того, чтобы они открыли огонь.

Волосатые руки вцепились в винтовки. Но луки нацелились быстрее, с безжалостной точностью. Тетивы натянулись до максимума. Полетели стрелы.

Не прошло и секунды, как всадники Урко повалились со своих лошадей, которые бросились врассыпную во все стороны. Полилась кровь, из обезьяньих глоток раздались стоны. Ни одна из горилл, в которую угодила стрела, не поднялась на ноги. Многим пронзили сердце.

Урко остался на своем месте один. Глаза его сузились, в них разгоралась глубокая ярость. Пришпорив скакуна, он устремился навстречу отряду врагов в перьях.

Обернувшись, Апекс крикнул:

– Никому не вмешиваться! Я сам с ним разберусь!

Пит, Алан и Гейлен поспешили отъехать от двух всадников, набросившихся друг на друга.

– Я добуду твой скальп! – кричал Апекс.

Урко остановил скакуна прямо у своего противника, спрыгнул на землю и, сжав кулаки, двинулся вперед, намереваясь бороться врукопашную.

– Где твое оружие? – спросил Апекс, спрыгивая с седла.

– Мне не нужно оружие, чтобы уладить наш спор, мой брат-обезьяна!

При этих словах Апекс занес руку с томагавком и ударил было Урко, но офицер перехватил его руку. Началась борьба. Зазубренное каменное лезвие дрогнуло возле самых вздымающихся ноздрей Урко.

Наваливаясь всем телом, Апекс попытался вонзить острое каменное лезвие в плоское лицо Урко. Мышцы гориллы едва ли не заскрипели от нечеловеческого напряжения. Дюйм за дюймом лезвие приближалось, готовое впиться в обезьянью плоть.

Соперники топтались на месте, поднимая клубы пыли и не сводя друг с друга глаз. Наконец, мощным толчком Апекс все же сдвинул томагавк вперед, и если бы не огромная сила Урко, оружие рассекло бы тому лицо до самой кости. Но оно только порезало его темный лоб, выпустив струйку крови. Боль придала Урко еще большую силу. Заревев от ярости, он резко вывернул запястье Апекса, и томагавк упал на землю. Урко топнул по нему, разломав надвое рукоять из древесины пекана. Потом он ногой отшвырнул в сторону отдельные части.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8