Демид Толкачев.

Вечный двигатель



скачать книгу бесплатно

– Я не очень понимаю, о чём…

– Да ну? Кого последним препарировал: мальчика или девочку?

– Э-э…

– Интересно, вы зомби научились делать, или придумали что-нибудь пооригинальнее?

– Мы физики, мы не проводили эксперименты на животных… И на людях тоже, – поспешил добавить пожилой человек.

– Физики, значит? – Сергей оценивающе оглядел троих незадачливых учёных. У пожилого человека действительно была внешность типичного физика: высокий лоб, обширная лысина, очки и небольшой рост. Парень тоже выглядел, как безвылазный обитатель лаборатории: тощий, прыщавый, с выпирающими передними зубами и странным взглядом, будто говорящим об отсутствии навыков социализации. Женщина же резко выделялась: брюнетка с большими тёмно-карими глазами, тонкими чертами лица и хорошей фигурой. Её скорее можно было представить в главной роли какого-нибудь высокобюджетного фильма, чем рядом с приборами и компьютерами.

– Помнишь моё имя, профессор? – продолжил диалог Сергей. – А я твоё не знаю.

– Дмитрий Вавилов, доктор физико-математических наук, – не дожидаясь дополнительного приглашения, представился пожилой человек. – Это – доктор Артём Васильченко, – он указал на парня. – А это – доктор Ольга Ковалевская.

– Тоже физик? – Сергей скептически уставился на женщину.

– Да, – опередив Вавилова, робко ответила она.

– Не очень-то похожа на учёного, – процедил Сергей.

– Почему? – последовал осторожный вопрос.

– Слишком красивая.

– Это можно счесть за комплимент?

Сергей промолчал и отвернулся. Даниил по-прежнему не снимал шлем и ничего не говорил. Он вообще не отличался разговорчивостью.

– Вы, конечно, не знали, чем занимаются ваши коллеги? – немного помолчав, с нескрываемым сарказмом спросил Сергей.

– Мы действительно не знали, – спокойно ответил Вавилов. – И не знаем. Разграничение доступа очень жёсткое. Вы же были в курсе…

– И про тех, кто на вас напал, вы тоже ничего не знаете?

– Э-э…

– Конечно, вы думаете, что только мы на вас напали, – Сергей усмехнулся. – У тех боевиков даже БМП была. Интересно, откуда? Кто-то вас слил.

– Те двое, наверно, – сказал Даниил. – В заднем грузовике отсиживались.

– Как вариант.

Сергей не торопился узнать, что досталось ему и его команде в качестве добычи. Видимо, он собирался допросить учёных, когда они доберутся до спокойного места.

Они возвращались обратно, в заброшенный посёлок, но другим путём. Достаточно долго ехали просёлочными дорогами, потом разделились и поехали в объезд. Дорога заняла немногим более четырёх часов. Когда они прибыли на место, ещё было темно.

Вскоре вся компания оказалась в полуподвале. Намечался серьёзный разговор. На этот раз Сашу не попросили выйти.

– Итак, что вы перевозили? – без лирических вступлений спросил Сергей.

Вавилов переглянулся со своими коллегами. Они выглядели ещё более напуганными, чем он сам. Решив, что говорить опять придётся ему, Дмитрий неуверенно начал:

– Ну, мы кое-что изобрели.

И, помимо, так сказать, общеизвестной и нужной нам техники, мы перевозили ещё и это.

– И что же это?

– Это… – Вавилов замялся. Он понимал, что не только не хочет, но и не должен ничего говорить про изобретение. В конце концов, это было государственной тайной «особой важности». Однако он понимал и то, что раз эти люди сначала разнесли пол лаборатории, а теперь перебили кучу народа и выглядят, как ни в чём не бывало, они не остановятся перед проведением допроса «с пристрастием». Возможно, он сможет его выдержать, но вот Артём или Ольга… Попытаться соврать? Если бы все они умели только стрелять, это, пожалуй, сработало бы. И если у них нет сыворотки правды. Или детектора лжи. Но даже если так, они сами ничего с изобретением не сделают и найдут тех, кто сделает. И тогда ложь обнаружится, и тогда… Понадеяться на помощь? Вряд ли их найдут достаточно быстро, а если найдут, то нет гарантий, что смогут помочь. Подольский говорил о планируемом усилении охраны лаборатории не просто так. Сергей Александрович не соврал. Если предположения верны, он и его ребята, как бы странно это не выглядело, спасли ему и его коллегам жизнь, а, возможно, и будущее их изобретения. Это даёт некоторое моральное право на откровенность.

– А, чего уж там! – после непродолжительных раздумий Вавилов махнул рукой. – Если говорить просто, то… Если совсем просто, то мы изобрели и перевозили вечный двигатель.

На несколько секунд установилось молчание, прерванное Лёхой:

– Поздравляю вас, профессор, соврамши! Я ничуть не сомневаюсь в вашем бесспорном интеллектуальном превосходстве, однако неужели вы и вправду решили, что никто из нас не ходил в школу? Ведь каждый, кто ходил в школу, знает, что вечный двигатель невозможно изобрести, даже чисто теоретически!

– Да, безусловно, это так, – спохватился Вавилов. – Я сильно упростил. Точнее будет сказать, что мы изобрели управляемый электромагнитный резонансный самоподдерживающийся аннигилятор замкнутого цикла. В соответствии с представлениями современной физики, нельзя создать устройство, выделяющее больше энергии на единицу массы топлива, чем УЭМРСАЗЦ, поэтому я допустил такое грубое упрощение.

– Интересно… – Лёха задумался, видимо, вспоминая свои знания по физике. Сергей же не стал вникать в научные дебри и спросил:

– Как эта хрень работает, и для чего она нужна?

– О, с применением всё очень просто. УЭМРСАЗЦ постепенно преобразовывает любую материю в энергию, поэтому в качестве топлива для него можно использовать буквально всё, что угодно. Мы экспериментировали и с водой, и с пластиком, и даже с радиоактивными отходами. Конечно, использовать обогащённый уран нельзя, иначе начнётся цепная ядерная реакция деления… В общем, УЭМРСАЗЦ действительно можно применять, к примеру, в составе электродвигателя автомобиля, поскольку он имеет весьма компактные размеры. Спектр приложения чрезвычайно широк. В нашем грузовике есть три электрогенератора с УЭМРСАЗЦ. Ещё двадцать было в том, что ехал перед нами. Учитывая, что всё работает на электричестве, УЭМРСАЗЦ может, как бы громко это ни звучало, решить все энергетические проблемы человечества, по крайней мере, на несколько тысячелетий вперёд.

Опять повисло молчание, и опять его прервал Лёха:

– Плюнул – и поехал? Слишком хорошо, чтобы быть правдой.

– Но это правда, – сказала Ольга.

– Хм, аннигилятор? – Лёха что-то прикинул. – Получается, что эта «штукенция» аннигилирует любую материю, и за счёт этого получает энергию? Да, круче не придумаешь. Термоядерный синтез отдыхает. Но где вы берёте антивещество?

– Нигде, – ответила Ковалевская. – Процесс управляемой аннигиляции основывается на эффекте квантовой нестабильности в условиях электромагнитного резонанса, который был открыт лично Дмитрием Ивановичем. Эта информация строго засекречена и не появлялась в открытой печати, поэтому прочитать об этом вы не могли.

– Ага, понятно, что ничего не понятно, – Лёха задумался.

– Как мы можем проверить, что этот уэмурз… короче, что эта хрень работает? – поинтересовался Вадим.

– Очень просто. Давайте принесём генераторы сюда и подключим к ним любой электроприбор, – предложил Вавилов.

Так и сделали. Электрогенератор, был он с неведомым УЭМРСАЗЦ, или же нет, работал точно так, как и должен любой нормальный электрогенератор. Например, дизельный.

– Думаю, стоит проверить, что это не развод, – предложил Лёха. – Я могу разобрать один из генераторов и посмотреть, нет ли там чего-нибудь очевидного, что могло бы давать ток.

– Сколько тебе нужно времени? – спросил Сергей.

– Часа полтора хватит.

– Отлично. Тогда займись этим.

– Можно мне с тобой? – спросила Саша у Лёхи, когда он направился с генератором в другую комнату.

– Конечно, присоединяйся. Будешь помогать.

Спустя полчаса Лёха и Саша уже рассматривали внутренности генератора, разложенные на большом металлическом столе.

– Так, вот это, собственно, и есть электрогенератор, – говорил Лёха, указывая на большую часть деталей. – Совершенно стандартный, я бы сказал. Аккумуляторных элементов сканирование не выявило. А вот тут мог бы располагаться двигатель. Наверное, это и есть двигатель, только такого я никогда не видел. Камера сгорания… Это, что ли?

– Думаю, да, – согласилась Саша, глядя на металлическую сферу с выходящей из неё трубкой.

– Ага, отсюда подаётся горючка, т.е. любой хлам. Когда он работал, трубка была закрыта. Других отверстий нет… Значит, гореть там ничего не могло в виду отсутствия кислорода. Значит…

– …это не двигатель внутреннего сгорания, – озвучила вывод девочка.

– Именно. Так, а вот тут есть-таки аккумулятор, единственный аккумулятор, но он ничтожно мал. Загнулся бы через полсекунды, в лучшем случае. Он питает… какую-то хренотень. И сам питается от генератора. Интересно…

– Мне кажется, это что-то вроде зажигания, – предположила Саша.

– Очень может быть. Да, определённо, это оно и есть. Так… ещё мы имеем лизну, какую-то неведомую… кхм, и вот это. Это самое интересное. Посмотри, что показывает сканер!

Саша взглянула на экран сканера, который уже успел получить и обработать структуру всех деталей, и сейчас на нём крупным планом отображалась одна из них.

– Напоминает кремниевые процессоры прошлого поколения, – вынесла вердикт девочка.

– Верно! Зуб даю, это и есть мозг всей этой штуки! Однако, несмотря на схожесть, это не процессор. Нет, это что-то совсем другое. Видишь, на экране мигает строчка с разрешением? Это значит, что сканер предполагает наличие сложных структур из частей длиной менее пяти нанометров. А это говорит о том, что сию штуковину нельзя банально отсканировать и распечатать на 3d-принтере. Что-то мне подсказывает, что её вообще сложно воспроизвести без помощи её изобретателей.

– Скорее всего.

– Что ж, полагаю, наши итоговые выводы сходятся?

– Не развод! – одновременно воскликнули Лёха и Саша и засмеялись.

– Давай собирать его обратно. Наверное, он стоит больше, чем я успел заработать за всю жизнь.

Не прошло и часа, как Лёха и Саша вернулись вместе с генератором к остальным и озвучили свой вердикт. Макс, Катя и Вадим тоже не теряли времени зря и возились с фургоном и грузовиком, успев не только сменить номера и заменить разбитое боковое стекло, но и перекрасить авто. Сергей и Даниил оставались с учёными.

Последовало ещё одно обсуждение, в котором физики не участвовали, оставшись вместе с Сашей под Катиной охраной. Начал его Даниил:

– Нда, друзья, в этот раз мы серьёзно влипли.

– Воистину, – согласился Вадим. – С этой хернёй нас даже в Зимбабве будут искать. Надо было залечь на дно, когда это было ещё выполнимо.

– Не думал, что нарвёмся на такой масштаб, – Сергей усмехнулся. Он один не выглядел напряжённым или хотя бы задумчивым. – Что ж, подыхать, так с аннигилятором!

– Дорожные видеокамеры я уже обработал, – сказал Лёха. Сейчас он в полной мере осознал опасность сложившейся ситуации и был мрачнее тучи. – Этого, конечно, не хватит. Нужно взломать систему спутникового слежения, а это мне не по силам. Я не Бог, в конце концов. К сожалению.

– Не всё так плохо, – вышел из молчаливой задумчивости Макс. – Почему, на ваш взгляд, такую важную вещь так слабо охраняли? Более того, почему нападавших тоже было так мало?

Ответа не последовало, и Макс продолжил:

– Есть два варианта. Либо учёные всё же врут нам, что я практически исключаю, либо про этот аннигилятор до сих пор не знают на официальном уровне. Даже в ГРУ. Как ни странно, но это возможно. Не понимаю, правда, на что рассчитывал Шалыгин. Хотя… если открытие было сделано внезапно, он мог предоставить учёным время на проверку, чтобы не выглядеть посмешищем. Возможно, сейчас это время как раз подходило к концу. В любом случае, если он не самоубийца, то должен был сообщить о направлении исследований и близости успехов, что он, вероятно, и сделал. Тогда всё сходится. Ему не предоставили ни бронетехники, ни ударных вертолётов, ни истребителей просто потому, что думали, будто у него какая-нибудь модель очередного нерентабельного термоядерного реактора. В свою очередь, организаторам нападения слили эту же общую информацию, и они вместо ракетного удара выпустили группу дешёвых наёмников – так, на всякий случай.

– Хм, логично, – прокомментировал Лёха. Макс продолжал:

– Конечно, информация обязательно просочится, и скоро. Но я уверен, что у нас есть некоторое время. Несколько дней, не более. Соответственно, есть и две возможности: свалить сейчас или дожать ситуацию до конца. Во втором случае риск многократно возрастёт, но и появится возможность, так сказать, взять кассу.

– Ты серьёзно считаешь, что это реально? – недоверчиво спросил Вадим.

– Да, – отозвался Макс. – Шансы невелики, но они есть. Есть и ещё одно обстоятельство, которое лично для меня имеет значение. Когда информация, наконец, просочится, «Звезду Кассиопеи» попытаются уничтожить. Скорее всего, это и произойдёт, но не факт. У компании обширные связи в правительстве, и она будет отчаянно сопротивляться. Это выльется в войну между нефтяными олигархами с одной стороны и всей остальной правящей элитой – с другой. Такая война чревата катастрофическими последствиями для страны. Если же мы сможем вбросить партию аннигиляторов на рынок, противостояние потеряет смысл.

– Предлагаешь опять бороться за страну? – Сергей хмыкнул.

– И за финансы, – ответил Макс.

– И за процветание человечества, – добавил Лёха.

– Кстати, я знаю одного представителя человечества, который сможет нам помочь, – сказал Макс. – Я совершенно не хочу его подставлять, но если мы пробудем у него недолго, то подставим не больше, чем уже это сделали. Предлагаю следующее: мы съездим к нему и переговорим. Если он пойдёт на риск, попробуем выпустить аннигиляторы через его контрабандные каналы сбыта. Если нет – сваливаем за рубеж как можно быстрее.

Обсуждение продлилось ещё некоторое время. Когда оно закончилось и все снова собрались в одном помещении, Сергей объявил:

– Выдвигаемся.

Глава 4. Старые друзья

Солнце взошло, озаряя землю мягким золотым светом. Над низинами стелился лёгкий туман, отступающий под натиском солнечных лучей. В воздухе пахло травой и свежестью.

Саша прильнула к окну фургона, выезжающего из заброшенного посёлка. Утро было её любимым временем суток. Она давно не любовалась встающим солнцем, и сейчас его тепло прогнало тревожные мысли прочь.

Фургоном теперь управлял Макс, и, кроме Саши, в нём ехали ещё Лёха и Даниил. Остальные разместились в грузовике.

Все, кроме девочки и учёных, начали день с приёма энергетиков, и теперь чувствовали себя вполне бодрыми, невзирая на бессонную ночь. Саша ощущала усталость, но спать не хотелось. Она предпочла бы больше не спать никогда, хотя прекрасно понимала, что это невозможно.

Лёха что-то напряженно делал за своим компьютером, стуча по проекционной клавиатуре с бешеной скоростью. Вскоре Макс включил телевизор. Шли утренние новости, и симпатичная дикторша официально-печальным голосом говорила:

– Основатель и генеральный директор инновационного предприятия «Звезда Кассиопеи» доктор Игорь Шалыгин сегодня под утро был найден мёртвым в собственном доме. Следствие пока не раскрывает никаких данных об обстоятельствах смерти, но уже прозвучала предварительная версия случившегося: заказное убийство. Игорь Шалыгин был выдающимся учёным и истинным патриотом. Нам всем будет его не хватать.

– Беда, к сожалению, не приходит одна, – выдержав короткую паузу, продолжала дикторша. – Сегодня ночью в автокатастрофе на Андроновском шоссе в Москве погиб генерал-лейтенант Виктор Морозов. За рулём находился его личный шофёр, который также не избежал печальной участи. Президент уже выразил свои соболезнования семьям погибших. Следствие проверяет возможную связь этой трагедии со смертью доктора Шалыгина.

– Кто-то определённо заточил зуб на «Звезду Кассиопеи», – прокомментировал услышанное Лёха, не отрываясь от компьютера. – Я даже догадываюсь, кто.

В новостях были затронуты ещё несколько тем, но ни слова не прозвучало про бойню на трассе А582. Даниил озвучил общие мысли по этому поводу:

– Про нас ничего. Интересно, почему?

– Засекретили, как обычно, – отозвался Макс, не отвлекаясь от дороги. Он держал постоянную радиосвязь с грузовиком и потому знал от Кати, что полиция в ближайшей округе не ведёт переговоров касательно ночного боя. Вероятнее всего, это дело расследовали только спецслужбы.

Фургон и грузовик большую часть дороги ехали одним маршрутом, соблюдая дистанцию. На пути им попались два поста ГИБДД, но ни на одном из них они не были остановлены. Впрочем, от этих постов до места нападения на колонну было более четырёхсот километров, а дотошно проверять всех в таком радиусе слишком проблематично. Видимо, было решено искать виновников более технологично и аккуратно.

Они проезжали сквозь хвойный лес. Солнце спряталось за облаками. В некоторых местах кроны вековых елей и сосен сходились над дорогой. Вскоре показалось открытое пространство. Слева тянулись пшеничные поля, а справа протекала речка.

Фургон, а следом и нагнавший его грузовик свернули на просёлочную дорогу. Через минут пять они подъехали к протяжённому высокому металлическому забору с колючей проволокой. Солидные стальные ворота, также обвитые проволокой, были закрыты.

– Кто едет? – донёсся громкий голос из-за ворот, хотя обе машины уже стояли неподвижно. Видимо, человек говорил в рупор.

Макс вылез из фургона, подошёл немного ближе к воротам и крикнул:

– Свои!

Пара минут прошла в молчаливом ожидании. Наконец, створки ворот со скрежетом раскрылись, и из них вышел молодой смуглый человек в короткорукавой рубашке и джинсах. Макс направился ему навстречу, и они поприветствовали друг друга дружескими объятьями.

– Сколько лет, сколько зим! Как поживаешь?

– Насыщенно, – улыбаясь, ответил Макс. – Ты как, Самвел?

– Проблемы решаю, работу работаю, – Самвел тоже улыбался. – Какими судьбами?

– Рискованное деловое предложение имею.

– Риск – это по-нашему!

Двое охранников с автоматами стояли у ворот и внимательно наблюдали за Максом и Самвелом. Последний, перекинувшись ещё несколькими фразами, сделал автоматчикам знак, что всё в порядке и эти машины надо пропустить внутрь. Охранники не стали задавать вопросов. Видимо, Самвел был тут главным.

Спустя несколько минут ворота закрыли за грузовиком. Из машин вышли все, кто в них был, и Макс кратко представил собравшуюся компанию Самвелу. Тот явно был рад новым знакомым и пригласил всех пройти в офис – продолговатое трёхэтажное здание.

В обширном дворе рядом с воротами на цепи сидел ротвейлер. Увидев незнакомых людей, он поднялся на лапы и насторожился. Тут его заметила Саша и направилась прямиком к нему.

– Эй, он кусается! – крикнул Самвел, обнаружив боковым зрением, что девочка подошла вплотную к собаке.

Саша пропустила предупреждение мимо ушей и погладила пса по голове. Тот, вместо того, чтобы кусаться или хотя бы зарычать, обнюхал девочку и принялся лизать её ладони. Все, кто был во дворе, молча и удивлённо смотрели на это действо. Продолжалось оно недолго, и Саша, как ни в чём не бывало, вернулась к остальным. Один из охранников под вопросительным взглядом Самвела только пожал плечами. Такое поведение своей собаки он видел впервые.

– Моя дочка! – гордо заявил Даниил, точно и вправду являлся Саше отцом.

Особенно не рассуждая над добродушием ротвейлера и бесстрашностью девочки, вся компания отправилась в офис. Нервничал только Вадим, хотя со стороны заметить это было трудно. К нему внезапно пришла мысль, куда более странная, чем все предыдущие: «Очень плохо, что она сейчас здесь». Он даже забыл на время, зачем они приехали сюда, усиленно размышляя и пытаясь понять, что его так беспокоит. Успехом эти попытки не увенчались.

Самвел Макарян был генеральным директором и одним из совладельцев фабрики по производству бытовой электроники «Воробей». Официально фабрика производила только электрочайники, микроволновки и посудомоечные машины, но истинный ассортимент её продукции был куда более широк, включая немецкие электродвигатели, итальянские электрогенераторы и даже процессоры корпорации Intel последних моделей, причём сама Intel ничего об этом не знала. Вся «неофициальная» продукция поставлялась под какими угодно марками, кроме самого «Воробья», чья двойная бухгалтерия достигла эпических масштабов. Макаряну приходилось непросто. Он балансировал на грани фола между правоохранительными органами, криминальными структурами и многочисленными конкурентами. Последние, в большинстве своём, и не догадывались, что они конкуренты, но временами полуправда всплывала, и тогда Самвелу приходилось особенно туго. Он дважды чуть не угодил за решётку, избежав уголовного преследования в последний момент, административные же дела против «Воробья» тянулись в судах почти без перерывов.

Бурная деятельность отложила свой отпечаток на характер предпринимателя. Макарян был весёлым и общительным, но не доверял практически никому. «Постоянная бдительность» стала его девизом. Охрана следила за инженерами, инженеры – за рабочими, а те, в свою очередь, – за охраной. Самвел, по возможности, следил за всеми. Несмотря на большие объёмы производства, персонала на фабрике было немного – высокая степень автоматизации делала своё дело. К счастью, следить за роботами не требовалось – они были не способны на предательство. Пока, по крайней мере.

Однако Макс не являлся просто знакомым подозрительного директора. Они были лучшими друзьями с первого класса школы. После её окончания их пути разошлись, но они частенько виделись, собираясь вместе с другими приятелями на дружеские попойки. Последний раз такая встреча состоялась до того, как Макса направили в «Звезду Кассиопеи». Несмотря на время, прошедшее с тех пор, Самвел не пустился строить параноидальные догадки относительно внезапного появления Макса. Он просто был рад увидеть старого друга и по-прежнему ему доверял.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6