Деметрий Церкос.

Орден Лорелей



скачать книгу бесплатно

© Деметрий Церкос, 2017


ISBN 978-5-4483-6804-2

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Глава 1

– Это началось ровно два столетия назад, когда люди во главе с Неолом Великим пришли к мысу Стрекозы просить у чешуеногих и других водных жителей права на Бескрайний Океан, – старик прикрыл ярко-белые глаза прозрачными веками. – С тех пор не видали моря и реки мира. И никогда не увидят.

Он глубоко вздохнул, его хилые жабры с трудом осилили такую жадность. Маленькому Когину было всё мало:

– Кто теперь король у людей? Почему наши воины ещё не отравили его воды?

– Теперь у людей много королей, – старик снова показал белые яблоки глаз, – нам их не достать.

Когин замолчал. Несправедливость эта приводила в ярость. Почему люди могут строить корабли, оскорбляющие Бескрайний Океан, а чушуеногие не могут изобрести ничего, чтобы выбраться на сушу и унизить их Северные Пески или Чернозёмный Край? Куда смотрят боги? От былого величия его народа остались такие крохи, в то время как люди процветают. Когин сжал от бессилия свои маленькие стеклянные кулачки. Старик заметил это и слабо улыбнулся:

– Мой мальчик, придёт время, ты будешь рассказывать следующим поколениям ту же историю и понимать, что ничего невозможно предпринять или исправить.

Когин отвернулся. Слушать это больше не было сил.

– Я навещу Кварара и его друзей.

Старик не ответил.

Когин знал сам: осторожность. Крюки, сети, корабли, гарпуны. Когина трясло от ярости, которая не находила выхода. Мимо проплывали стаи серебряных рыбок, менялись пейзажи: Кварар жил далеко, обитатели Голубых Пещер давно прогнали его из страха привлечь людей к городу. Чешуеногие одобряли то, что он делал, но одобряли молча. Для любителей спокойствия во всём риск казался лишь безрассудством.

– О-о-о, Когин, добро пожаловать!

В пещере Кварара не было привычных гладких стен или запасов водорослей, верхушку её украшала огромная дыра, пропускавшая внутрь сквозь толщи воды слабые лучи Дневного Светила, зато набилось туда где-то пятнадцать чешуеногих и даже два тритона. Когин видел тритонов впервые: их кожа не была прозрачна, а вместо ног – извивающиеся чёрные хвосты без чешуи. Когин не мог отвести взгляд, он хотел подплыть поближе, рассмотреть их глаза, жабры, но в общей толкотне, где все двигались по кругу, незаметно это сделать не получилось бы. «Откуда здесь столько обитателей морских глубин?» – Когин старательно вглядывался в проплывающих чешуеногих, но мало кого узнавал.

– Прибывают последние и можно начинать! – громко сказал чешуеногий, пропустивший Когина в пещеру. – Ты невероятно вовремя, Когин, сегодня творятся великие дела! – добавил он самому маленькому гостю пещеры и потрепал его за жабры. Его Когин знал: Канрон, верный товарищ Кварара, всегда дружелюбный и неподобающе для чешуеногого активный. Канрон отплыл от входа в пещеру.

За ним появились двое чешуеногих и одна нереида.

Когин не мог поверить своим глазам: нереида! В умеренных водах! Это невероятно!

– Жители морских глубин, – все взгляды обратились в центр пещеры: Когин не заметил Кварара, – наши братья прибыли не одни. Лорелеи благословляют нас своим присутствием!

Тритоны нахмурились, чешуеногие радостно переглядывались. Лорелея окинула взглядом пещеру:

– Я принесла решение Ордена, Кварар и его друзья. Тот, кто отличится сегодня, сможет приблизиться к Ордену. Тот, кто погибнет, пусть гибнет. Тот, кто испугается, будет бояться вечно.

У Когина захватило дух от её слов: сегодня готовится что-то грандиозное! Не просто очередная вылазка на рыбачьи лодки, погибнет что-то огромное, может, даже целый корабль! Так вот зачем нужны тритоны: они в полтора раза больше и раза в два сильнее чешуеногих, наверняка Кварар нанял их для тяжёлой работы.

– Что произойдёт сегодня? – спросил Когин чешуеного, движущегося бок о бок с ним.

– Ничего такого, в чём сможешь участвовать ты, малёк.

У Когина открылся рот от удивления, на секунду он даже будто застыл: впервые в этой пещере он встречал подобное отношение. Он отплыл немного назад. Обычно, оказавшись здесь, он слушал рассказы Кварара о налётах на рыбачьи лодки, о Лорелеях и о новых планах. Кварар мечтал попасть в Орден, как и любой бунтарь среди чешуеногих. Когин тоже мечтал об этом. Слушая рассказы о беспощадных делах Лорелей, он представлял, как сам утаскивает пять или шесть человек в воды Бескрайнего Океана, они пытаются вырваться, барахтаются, достают свои острые ножи, но Когин не чувствует боли. И вот уже они больше не шевелятся, и Когин поднимается на поверхность за новыми жертвами.

Все друзья Кварара знали Когина: пару раз ему даже разрешали посмотреть издалека на погибающие рыбачьи судна. В отличие от старика, Кварар не мирился с несправедливостью, не собирался мириться и Когин. Но как же сегодня ему повезло оказаться здесь!

Все гости пещеры подплыли ближе к Кварару, что-то удивительно тихо объясняющему тритонам. Когин так и остался позади, в глубокой задумчивости.

– Ты слишком мал, – Когин не заметил, как к нему приблизилась нереида. Она явно не собиралась слушать Кварара и неприлично внимательно рассматривала маленького чешуеногого. Когин ответил ей взаимностью: нереиды никогда не появлялись в этой части Океана. – От тебя не будет проку.

– Нет, я хочу посмотреть, – Когин никак не мог оторвать глаз от волос нереиды: они были похожи на тонкую тину, извивающуюся, как угорь, он в жизни не видел волос у морских жителей и думал, что они бывают лишь у людей. – Я видел такие только у утопленников, – добавил он, не удержавшись. Хотя утопленников он тоже не видел.

– О, нет, это моё сокровище, – улыбнулась нереида. И тут Когин понял, что у неё есть губы. Он хотел было протянуть к ним руку, но нереида уже отвернулась.

– В путь! – объявил Кварар.

Никто из гостей пещеры, покидая её, не обратил внимания на Когина. Никто, кроме Кварара:

– Приплыл посмотреть? – улыбнулся он. – Сегодня мы войдём в песни о Лорелеях!

Внутренности Когина подпрыгнули от доселе не знакомого ему чувства, хотя сам он старался выглядеть невозмутимо. Это была настоящая детская радость, смешанная с предвкушением чего-то сугубо сладкого и одновременно серьёзного, взрослого. Он решил ничего не обсуждать с Квараром, а плыть так, будто для него абсолютно естественно находиться рядом с тритонами, видеть нереиду и топить целые армады крупных торговых кораблей.

Плыли они долго, Океан успел почернеть. Но к чему чешуеногим солнечный свет? Это людям он необходим, чтобы освещать путь и греть их жалкие тела. Думая об этом, Когин чувствовал гордость за свой народ: всё-таки как бы ни были изобретательны люди, природа обделила их многими преимуществами. Они беззащитны в темноте, на холоде, в воде. Тритоны могут жить в таких глубинах, где обычного человека расплющило бы разом, чешуеногие могут не только плыть, но и ходить по дну, нереиды могут дышать человеческим воздухом, а их песни… Чем подобным могут похвастаться люди? Кто они без кораблей?

А ведь есть ещё и Орден Лорелей, перед которым не устояло ни одно судно, ни один человек не выжил. Всё-таки природа больше любит обитателей Океана, они вольны жить так и там, как и где им хочется, а что можно сказать о людях? Они разделили себя на разум и чувства, поступая в ущерб то одной, то другой стороне.

– Гладь Океана темна, люди здесь.

Вверх. Внутренности Когина опять запрыгали от волнения. Что он увидит на поверхности? Он огляделся: все его спутники были полны решимости. Наконец стала видна оболочка Океана. Огромое чёрное пятно загородило Малое Ночное Светило. Ещё немного. Жуткая боль. Когин поднял глаза над водой – и тут же вернулся в глубину. Один из тритонов захохотал:

– Резвый парень. Ты случайно не летучая рыба?

Но Когину было всё равно: он увидел главное. Огромный корабль с резными мачтами, парусами и огнём. Он был похож на пятьдесят, нет, на сто самых больших рыбацких лодок, взятых вместе. Он внушал ужас и благоговение, Когин не мог поверить, что этот огромный монстр не живой организм, что он рукотворен, что это не боги управляют им, а люди. Когин обернулся к тритонам, таким же чёрным, как то пятно на Бескрайнем Океане:

– Что это?

– Корабль человеческих королей, а как иначе можно послужить Ордену? – ответил более разговорчивый тритон. Он потрепал Когина за жабры. – Малёк явно впервые в жизни поднял глаза над водой! Эй, Кварар, отметим?

Но Кварар был по другую сторону темноты и что-то готовил с остальными чешуеногими.

– Ну ладно, порадуемся позже, малёк. Я, Торио, не забуду, уж ты мне поверь! – и оба тритона уплыли к Кварару.

Когин приблизился к остальным, но старался не привлекать к себе внимания, чтобы его не прогнали. Пятно медленно двигалось. Чешуеногий, что был резок с Когином в пещере, подплыл совсем близко к мгле, он стал аккуратно ощупывать её, как гладят ручного ската, чтобы тот не ударил током. Он блуждал и блуждал по темноте, лаская и обнимая её, как будто пытаясь очаровать её, возбудить в ней ответные чувства. Его спутники следили за этим брачным танцем одновременно с нетерпением в глазах и спокойствием во всём теле. На одном месте претендент на сердце мрака остановился особенно тщательно, будто нашёл саму душу своей партнёрши: он прикладывал к нему ушные впадины, перепонки пальцев и даже лоб.

– Здесь, – произнёс он загадочно.

Тритоны подплыли к лону любви, сам же влюблённый подался назад, к Кварару. Когин понял, что сейчас произойдёт, и отплыл подальше за спины своих спутников. Раздался громкий для подводного мира треск: Торио с другом удалось справиться за один удар хвостами. Чешуеногие замерли. В дыру хлынула солёная вода, судно стало стремительно погружаться в глубины. Но колокольного звона и криков утопающих не последовало.

– Почему тишина? – спросил неразговорчивый тритон.

– Люди не могли не слышать!

Издалека послышался какой-то странный свистящий звук. Кварар понял. Он закричал:

– Плывите!

Миг – и гладь Океана обрушилась гарпунами, но в темноте люди явно не понимали, куда направлять своё бездушное оружие. Или на судне не было людей, и сам корабль сеял смерть вокруг? Кто-то знал о планах чешуеногих, но откуда? Безжалостные сети спустились на них с запада и юга. Паника будто охватила сам Океан: всё вокруг тряслось, содрогалось и гибло. Кто-то кричал, звал на помощь. Сети обнимали отчаянно бьющихся чешуеногих и несли к звёздам. Грудь одного из тритонов разорвало, он повис спиной кверху и вокруг разлетались шелка крови.

Когин отчаянно грёб на восток. Вскоре он перестал разбирать, куда движется, мысли из головы ушли вместе с потоками воды, запутывающими маленького обитателя морских глубин. Он ещё не научился полагаться на своё рыбье чутье, прошло так мало времени с тех пор, как он вылупился из икринки в одной из уютных пещер. Ещё мгновение назад он чувствовал движение течения, плыл по нему, но сейчас что-то мешало, будто бы он барахтался в пустоте. Что-то тянуло его наверх, он отчаянно сопротивлялся, но вдруг понял: сеть. Из неё нет выхода. От ужаса дыхание сбилось, внутри всё как будто сжалось. Он стал грести в разные стороны, хватал сеть руками, ртом, но она медленно поднимала его наверх. Он уже видел оболочку Океана, она совсем близко, а за ней небо и пустота. На востоке – родные пещеры и старик, а он здесь, и он всё ближе к воздуху, всё ближе к смерти.

Глава 2

– В сети попали восемь чешуеногих и тритон, Ваше Величество. Остальных подняли гарпунами, их пришлось сжечь сразу же. Подобные ловушки были расставлены вблизи всех вверенных мне гаваней и портов, также четыре расположены в открытом море. Сработала пока только эта, но есть надежда, что теперь нападения на торговые суда сократятся.

– «Надежда»? «Сократятся»? – не сдержался брат Короля. – Вам дан был приказ, какого…

– Благодарю Вас, лорд Вейк, можете быть свободны, осмотр корабля я продолжу сам, – старый лорд уважительно поклонился и удалился. – Пронон, если ты продолжишь отвечать за меня, тебе придётся занять моё место.

Пронон улыбнулся. Стоял прохладный солнечный день. Корабль лениво покачивался под ногами.

– Какой удивительный народ, – произнёс Король, опустившись на корточки рядом с выловленным тритоном. Его хвост отражал дневной свет, как зеркало. – Мне очень жаль.

– Спешу напомнить Вам, мой жалостливый братец, что именно тритоны прикончили нашего дорогого отца, – грубо вставил Пронон.

– Я помню, – Король сжал челюсти. Он выпрямился и оглянулся по сторонам: за бортами синела бесконечная стихия. Океан казался пустым, но, приглядевшись, можно было разобрать скользящие в глубине тени.

– Проклятые Лорелеи! – брат Короля обратил внимание правителя на себя. – Пропало судно, которое должно было доставить шёлк и пряности. Надо думать, они специально лишают меня радостей жизни, – Пронон почесал свою густую чёрную бороду и снова улыбнулся, показав Дневному Светилу свои желтоватые, но идеально ровные зубы.

– Дайлонд хочет отправиться искать Орден, – задумчиво протянул Король. – Я считаю, что это неразумно, но не хочу обидеть его стремления. Поговори с ним, как отец с сыном.

– Давайте покажем ему этого красавца! – предложил Пронон, указывая на самые обезображенные останки одного из чешуеногих. Глаз Канрона уже коснулись следы разложения, несмотря на старания лорда Вейка и его команды сохранить тела в достойном виде до прибытия Короля. – Вот тут-то всё его рвение в штаны и выльется!

Он расхохотался, но тут же добавил абсолютно серьёзно:

– Если он просил Вас, Ваше Величество, то Вам его нюни и разгребать.

Король промолчал и последовал дальше. Раз, два, три, четыре, тритон, пять, шесть, семь… Вдруг его взгляд упал на огромный ворох запутанной сети, чешуеногого за ней не было видно. Король наклонился и взял её край. Пронон сделал шаг назад, наблюдая за младшим братом. Путы раскрывались, и в их объятиях начал проявляться маленький силуэт. Тонкие пальчики всё ещё сжимали ячейки ловушки, белые глаза были широко раскрыты, а безгубый рот открыт в беззвучном, давно уже мёртвом крике.

Король выпрямился и замер. Его челюсти сжались настолько, что если бы между его зубов можно было бы положить графит, он непременно превратился бы в алмаз. На висках у него выступили вены. Пронон не видел за спиной брата, что тот нашёл, но точно знал, что значит этот каменный профиль.

– Я приведу лорда Вейка.

Король не ответил. Он бросил рассеянный взгляд на брата, как будто не понимая, о чём тот говорит, и сам направился к старому лорду.

– Да, Ваше Величество?

Высокий, широкоплечий, с непроницаемым лицом и глазами из угля, Король был похож на бога Войны и Мести. Вернее, на его мраморное изваяние, стоявшее на мысе Стрекозы. Лорд Вейк не раз видел эту огромную статую, напоминающую о вражде с жителями морских глубин, и каждый раз она внушала ему какой-то религиозный страх. Вот и сейчас он ощутил его сполна.

– Это ребёнок, – челюсти и зубы короля были всё так же сжаты, слова его просачивались между зубов. – Это и есть восьмой? Вы схватили ребёнка?

Лицо Пронона выражало гораздо больше, чем лицо его брата. Глаза были выпучены от изумления, лоб избороздили складки, а густые брови поднялись так высоко, что их не было видно за кудрявой чёрной шевелюрой.

– Он был среди прочих, Ваше Величество, – лорд Вейк был не намного ниже Короля, но под его тяжёлым взглядом старик чувствовал себя расплющенным по палубе, как под наковальней. Старик нахмурился и уставился на деревянную обивку корабля, стараясь избегать разгоревшегося взора своего правителя.

Пронон обернулся к Королю:

– Чёртовы Лорелеи! Они теперь вербуют детей! – он был одновременно шокирован и взбешён.

Правитель проигнорировал брата. Он, не отрывая глаз, смотрел на седого лорда.

– Мы не детоубийцы, – сказал Король наконец.

– Да, Ваше Величество, – лорд Вейк растерялся. Его руки, покрытые пухлыми венами и жёсткими мозолями, слегка затряслись. Старик поспешил скрыть это, сцепив их за спиной.

Он потратил на создание этих кораблей все свои умственные и душевные силы, не говоря уже о шести годах работы. Он мог бы провести это время как другие знатные мужчины его лет: играя с внуками, наедаясь до икоты или охотясь в лесах, – но нет. Что хочет Король? Не прикажет же он разобрать все корабли из-за одного единственного ребёнка, попавшего в узы?

Пронон думал о том же. Он знал, что благородство его брата часто мешает ему принимать верные решения.

– Мой Король, я уверен, в этом нет вины лорда или его изобретения. Если ребёнок оказался там, значит, он был участником этой разбойничьей шайки. Не имеет смысла ставить под сомнение полезность кораблей-ловушек.

Челюсти Короля расслабились, а полный удивления взгляд направился на старшего брата. Его официальный тон напомнил правителю, что в первую очередь он должен думать о благополучии своих подданных.

– Похороните ваших жертв. Проверка окончена.

Вскоре Король с братом отплыли на своём судне в сторону столицы, а лорд Вейк остался на корабле-ловушке для того, чтобы сжечь останки восьми чешуеногих и одного тритона, а затем развеять пепел над Океаном, который был когда-то их родным домом.

Через три дня лжекорабль прибыл в порт, где его разобрали, предварительно изучив следы, оставленные хвостами тритонов. К сожалению, каждая ловушка была рассчитана лишь на одно использование. Страшное орудие смерти осталось бесформенной кучей дерева на берегу небольшого городка, оставленной для нужд бедняков.

Однажды ночью в этой куче мусора один рыбак нашёл сеть, очень прочную и явно сделанную на совесть. «Рыбка была большая, да воздухом дышать явно не хотела», – подумал он, разглядывая следы борьбы на аккуратных ромбах ловушки. Никто не знал предназначение этого странного судна, никто не знал, что за рыбка была в его сетях. И уж конечно, никто даже не хотел знать отчаяние, бессилие, ужас и боль, испытываемую несчастной рыбкой. Каждый вдох резал как ножом нежные жабры, каждое движение пронзало болью маленькое тельце. «Пусть это закончится, пожалуйста, пусть это закончится», – думала рыбка, прощаясь с миром. И это закончилось.

Глава 3

Эллисесс гуляла по замку в одиночестве. Это было самое любимое её занятие. Пока отец с дядей были в отъезде, на всей территории стояла тишина, лишь изредка прерываемая чьими-то шагами или осторожным шёпотом. Никаких официальных визитов, знатных гостей или заседаний Шестёрки Лордов.

Прекраснее всего в отсутствие Короля выглядел Тронный Зал. Просторное помещение было полно света, огромные окна выходили на Океан, и не было слышно ничего, кроме далёких звуков прибоя и порывов ветра.

Ни души. Эллисесс поклонилась пустому Трону и села с книгой у его ног, прямо на пол. Книга называлась просто: «Цветы». В ней содержались описания всех известных цветущих растений, но Принцесса любила эту книгу за иллюстрации. Тонкие штрихи создавали удивительные по полноте и объёму изображения самых разнообразных трав, кустарников и деревьев. Они выглядели настолько правдоподобно, что казалось, будто сочный бутон можно сорвать прямо со страницы, и если наклониться ниже, можно вдохнуть его аромат.

– Простите, не хотел Вас прерывать, – в Зал вошёл Дайлонд, кузен Эллисесс. То, как стремительно он двигался по длинной комнате в сторону Трона, говорило как раз об обратном: он искал Эллисесс, нашёл её, и теперь намеревался прервать её занятия.

Эллисесс встала, слегка склонила голову и, отчаянно пытаясь смотреть в окно, на потолок, на пол, то есть куда угодно, кроме своего до безобразия красивого кузена, поздоровалась.

– Что Вы здесь делали одна? – чёрные, как и у отца, и у дяди, глаза Дайлонда, напротив, смотрели прямо на Принцессу.

– Читала, – пробубнила она неуверенно.

– Очень мило, – Дайлонд скорчил забавную гримасу. – Вам не скучно? В отсутствие наших отцов я даже не знаю, чем себя занять. Хотел было пораздавать указания, ну, Вы понимаете, – он озорно повёл бровями наверх, – но не вышло, все вокруг при деле, просто какая-то идеальная страна порядка, – притворно-расстроенным тоном поведал племянник Короля.

Эллисесс попыталась поднять уголки губ вверх, но улыбнулась она скорее не кузену, а чистому каменному полу под ногами.

– Почему Вы всегда такая напряжённая? Придворных дам рядом нет, а я пришёл с миром, – с этими словами юноша сел на пол ровно в ту же позу, что была у Эллисесс до его прихода.

Дайлонд на самом деле не догадывался, почему его кузина так смущена его появлением, почему она всегда стесняется при его появлении где угодно. Он указал рукой на пол рядом с ним:

– Приглашаю Вас занять Ваше место, Принцесса.

Эллисесс с тоской посмотрела на дверь, потом на окно, решила, что до двери слишком далеко, а окно – явно не выход из сложившейся ситуации, и обречённо села. Нет, она не была тайно влюблена в кузена. Просто его идеальная кожа, прямой нос и невероятной глубины глаза наводили её на одну мысль: «Вот из него бы точно получилась Принцесса лучше, чем из меня».

– Итак, «Цветы». Не знал, что вы увлечены наукой о растениях.

Дайлонд явно ждал ответа, но, вовремя сообразив, что не получит его, продолжил:

– Ваш шут сочинил песнь о Лорелеях и уверяет всех при дворе, что если посадить его с арфой у берега и оставить одного петь эту песню, все морские жители выберутся на берег сами. Я считаю, что его эксперимент достоин внимания, но Шестёрка Лордов даже не стала слушать его, обозвав дураком. Это несправедливо, не находите? – Дайлонд выжидающе посмотрел на кузину. Эллисесс упорно изучала тесьму на рукаве.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4