Дем Михайлов.

Ведомости Бульквариуса – 3



скачать книгу бесплатно

Награда: пятнадцать серебряных монет.

Дополнительная награда: возможно.

– Это мясо первоклассной свежести и жирности, чужеземец Бульк, – трактирщик Кло-Дор не скрывал звучащих в его голосе ноток одобрения. – Не каждый день кто-то из вашего племени проявляет такое усердие в поисках лучшего мяса.

Поздравляем!


+1 доброжелательности к отношениям с Кло-Дором, владельцем трактира «Клинок Тамура»!


Текущий уровень доброжелательности с Кло-Дором: +1.

– Возьми, – на широкую выскобленную стойку встали три стопки серебряных монет. Чуть покопавшись за стойкой, следом трактирщик выложил к монетам тяжелую деревянную дубинку, окованную железом. – Ты заслужил дополнительное вознаграждение.

– Спасибо, уважаемый Кло-Дор! – я склонился в вежливом полупоклоне, следя за тем, чтобы не походить на раболепствующего придурка.

– У меня всегда найдет еще работенка для того, кто понимает важность добросовестности и старательности…

– И я с великой радостью приму работу, уважаемый Кло-Дор.

– Выбирай, чужеземец. Охота за синими крабами в Урочище Жадной Грязи, что может быть опасно для неопытного воина… или же для начала предпочтешь заняться сбором устриц на листьях Ленивого Планва?

Синие крабы! Урочище Жадной Грязи!

Едва это услышав, я понял: ДДФ шел если не тем же путем, то близким. Вполне возможно, что он так же, как и я сейчас, в свое время выполнял задания трактирщика. Расспросить бы! Но я благоразумно поостерегся, понимая, что жалкой плюсовой единички еще недостаточно для того, чтобы расспрашивать трактирщика. Но кое-что спросить я все же могу. Вернее, пожелать.

– Я бы взялся за обе работы, добрый Кло-Дор. Если только у них нет срока выполнения…

– Главное – качество! Я подаю свежую еду! Сытную! Вкусную! А чтобы отведать моего гуляша из жабьих лап, ахилоты съезжаются со всех окрестностей! – гордо выпрямился трактирщик. – Многие с радостью отправляются в долгий путь только ради моей устричной похлебки! Особый рецепт прадедушки… Поэтому я всегда жду от своих поставщиков особо свежих продуктов. Но в наши времена добытчики относятся к своим обязанностям спустя рукава…

– Я не такой! – уверил я трактирщика. – Я берусь за обе работы, и доставленное мной будет высшего качества, добрый Кло-Дор! Это будет первый сорт!

– Что ж! Я запомнил твои слова, Бульк. Слушай внимательно. Мне требуется…

Вы получили задание «Сбор устриц».

Доставить трактирщику Кло-Дору тридцать первоклассных живых устриц вида кросса-гигас!

Минимальные условия выполнения задания: доставка всех тридцати устриц разом.

Награда: тридцать серебряных монет.

Дополнительная награда: возможно.

Вы получили задание «Клешни и мясо!»

Доставить трактирщику Кло-Дору десять клешней и пять кусков мяса синих крабов, водящихся в Урочище Жадной Грязи.

Минимальные условия выполнения задания:

доставка десяти клешней и пяти кусков мяса синих крабов.

Награда: двадцать серебряных монет.

Дополнительная награда: возможно.

– Благодарю за доверие, добрый Кло-Дор! Позволите поставить пару кружек свежего пива Умному Ро?

– Ты чтишь традиции, Бульк. Хорошо. Я поставлю за тебя пиво Умному Ро. А тебе желаю удачи. И не забывай об осторожности! Урочище Жадной Грязи съело многих!

– Спасибо за предостережение! – улыбнулся я и, кивнув на прощание, отправился к ведущей на второй этаж лестнице.

Очутившись в ЛК, сгрузил только что заработанные серебряные монеты в денежный ящик, сделал в своих финансовых ведомостях соответствующую запись, после чего внимательно изучил описание тяжелой дубинки и задумчиво похмыкал: она на тридцать пятый уровень, урон от нее не слишком хорош, зато повышен шанс оглушить противника. Имеется возможность вставить две геммы. Вывод? Вывод прост – запросто продам!

Следующее, что я сделал – забрался на игровой форум и потратил полчаса на внимательнейшее изучение всей доступной информации по упомянутым трактирщиком внутренним зонам Леса Тамура.

Ленивый Планв – водорослевое дерево-гигант. Растущие из одного корня толстенные стволы тянутся в стороны, и по ним вполне можно ходить. Десятки широченных листьев, что чем-то напоминают листья фикуса. На этих самых листьях и живут устрицы вида кросса-гигас. Каждая такая устрица – если брать в среднем – весит десять килограммов. И это далеко не предел – по-настоящему первоклассные устрицы достигают веса в двадцать, а то и тридцать кило. Обалдеть… Тут без крепкой повозки или, на худой конец, тачки не обойтись. Вес устриц – не беда. Тут главное – все правильно и красиво организовать. И в моей голове уже вырисовывалась схема будущего мероприятия.

Урочище Жадной Грязи – тот самый овраг с жидкой грязью, что протянулся на две морские мили по Лесу Тамура, одним своим краем почти доходя до Гроба Тамура. Ничего особенного или даже просто интересного в том овраге не было. Водилась обычная живность. Но те же самые синие крабы водились в и других областях Леса Тамура, причем в найденном мной гайде указывалось, что трактирщик без возражений принимал это мясо и клешни, засчитывая задание выполненным. И в других местах этих крабов поймать куда легче – особенно, если ты игрок-новичок.

Нет уж. Я крабов буду ловить в Урочище Жадной Грязи. Без вариантов. Мне туда самому надо, к тому же я уверен, что трактирщик не просто так называл эти области. Поэтому и устриц я буду собирать на листьях Ленивого Планва.

Повесив на стену отработавший свое холодильник, я с благодарностью постучал ладонью по треснувшей древесине и снял с гвоздя свой верный рюкзак. Экипировку оставил ту же и прихватил из другого ящика скупую горсточку медных монет.

Закрыв за собой дверь ЛК, я выдвинулся навстречу новым приключениям, не забыв написать Полундре Ра:

«Как продвигается? Не заскучала?»

К моей радости, ответ пришел очень быстро:

«Тут круто, Бульк! Я читаю сразу две книги и играю в шашки с дедушкой Мло-Купом. Он выигрывает и пока делает меня всухую. Напишу позже».

«Принято, – написал я и, чуть подумав, добавил: – Удачи в чтении и шашках!»

– Да… – с улыбкой пробормотал я, отталкиваясь от дна и воспаряя над крышей трактира. – Вот так и влюбляются в Вальдиру…

Оставляя за собой шлейф пузырьков, я устремился к окраинным домишкам форпоста Тамура. Туда, где я ранее видел кое-что интересное…

* * *

Задние дворы обыденных мастерских – мой второй дом.

Эта чересчур пафосная и мало что означающая фраза намертво засела в моей взбудораженной голове, которой явно не хватало арктического злого течения, чтобы скорее охладиться.

Понимая, в скольких направлениях сразу нужно двигаться, чтобы успеть воплотить в жизнь все задуманное, я аж подпрыгивал, в нетерпении расхаживая по узкой тропинке, которая здесь именовалась переулком Тамурка. Вдоль тропинки – завалы мусора, копошатся вовсю мелкие двухуровневые крабы, лениво ползают улитки, машут цветистыми щупальцами актинии, ползущие куда-то на спинах деловитых раков-отшельников. А вон там гигантские океанические ручейники, чье мясо очень нежно и питательно, причем есть его можно даже сырым – одна польза для ахилотских животов.

Про ручейников не я придумал – мне рассказал умирающий от скуки подмастерье тележной мастерской, который тоже дожидался престарелого мастера. А его седобородый наставник в какой уж раз отправился на поиски подходящей водорослевой древесины – не в лес, конечно, где старца быстро схрумкали бы, а на рынок, куда как раз подъехал длиннейший грузовой обоз, держащий путь аж из сухопутного великого града Альгоры, проследовавший с севера на юг, с последующей перегрузкой товара на подводный транспорт. Да-а-а…

Следом юный ахилот, посасывая нежное мясо ручейника, начал рассуждать о том, как могут выглядеть яблони, которые рождают яблоки. Наверняка они похожи на огромные шары с раковинами, откуда раз в год начинают сыпаться ароматные плоды… если цвет раковины красный – то и яблоки красными будут. А ежели вот раковина зеленая и трясучая – яблоки будут не только зеленые, но и кислые.

Я, с отвалившейся до земли челюстью, с подозрением поглядывая на явно непростых ручейников с мясом, которое не помешало бы отдать на алхимический глубокий анализ с целью выявления в них галлюциногенов, внимательно слушал откровения подмастерья, который теперь вслух задумался о смысле жизни сухопутников. По его разумению, выходило так, что сухопутники созданы, дабы вдоль берега стоять и на море дуть – чтоб ветер породить, что гонять начнет волны свирепые. А если на море штиль – так то сухопутники побежали яблоки разноцветные собирать, что начали сыпаться из яблоневых раковин по всей суше.

К этому яркому откровению я не был готов и ненадолго впал в ступор, слепо глядя в стену и представляя себе дующих на океаны людей, а за их спинами – разбросанные разноцветные трясучие яблоневые раковины… Господи… Что ж ты натворил, отрок? Как прежним теперь стать…

В себя прийти мне помогла тощая книжонка, лишенная обложки, но с сохранившимся титульным листом. Я вежливо попросил книгу на время почитать – она валялась на камнях рядом с умным подмастерьем, и ее страницы трепал мелкий краб, который явно не любил печатные издания. Глянув на книгу, подмастерье подхватил ее и кинул мне, сказав, что я могу ее забирать насовсем, и не забыв сообщить свое мнение о чтении. А мнение его гласило следующее: книги – для тех, кто рожден без воображательной пупырки, способной породить любые истории, стоит только об этом ее попросить.

Я почему-то даже не сомневался, что у этого подмастерья воображательная пупырка на месте и очень даже больших размеров.

Отсев чуть подальше – еще парочка таких божественных откровений, и мой череп просто треснет в районе темечка – я улегся на песчаный склон в паре шагов от мусорки, подгреб под спину мягкого теплого песка, отогнал от страниц шныряющих любопытных мальков и погрузился в чтение.

Тоненькая книга называлась удивительно: «Принцесса и гоблин». Автор – Джордж Макдональд. Начав читать, я сам не заметил, как провалился в эту, несомненно, больше детскую, но такую завораживающую историю. Я не отрывался от книги до тех пор, пока не прочел последнюю страницу.

– Да-а-а-а… – задумчиво кивнул я, все еще погруженный в тот вымышленный мир.

– Ты хотел меня видеть, чужеземец? – хрипловатый добродушный голос раздался прямо у меня над ухом и заставил подскочить.

Захихикали проходящие мимо «местные» девушки, пряча от меня улыбающиеся лица. Заржали мальчишки, проплывающие над головой и швыряющие в помойку старые треснутые горшки и плошки. Осуждающе вздохнул подмастерье и с намеком постучал себя по темечку. А рядом стоял улыбчивый полноватый дедушка, медленно стягивая с рук рабочие рукавицы. За его спиной виднелась старая покосившаяся четырехколесная тележка, загруженная досками и брусками.

– Доброго вам дня, добрый мастер Лор-Лор, – склонился я в уважительном поклоне. – Все верно. Я ждал вас.

– Вежлив. Терпелив, – кивнул, будто сам себе, мастер и пошел к задней стене своей мастерской, располагавшейся на первом этаже небольшого каменного домика. – Чем могу помочь?

– Вот этим, – я без малейших колебаний указал на старую тележку, влекомую подмастерьем следом за мастером. – Продайте. Прошу вас.

– Это же моя старая тележка… скрипучая и кривая.

– Я бы так не сказал, – возразил я, оглядывая удручающе пустой задний двор и столь же грустную пустоту за только что открытыми дверьми мастерской.

Я ждал зря?

– Двенадцать медяков – и она твоя, – отмахнулся мастер. – Добавишь еще три – и я поработаю над старой тележкой пару минут молотком. Вобью десяток гвоздей, чуть смажу оси слизью брабализов, проверю колеса.

– Я согласен, добрый мастер Лор-Лор! – поспешно выпалил я, доставая горсть медяков. – А нельзя ли провести укрепление чуть более сильное… под мои важные и срочные нужды…

– И что же это за нужды такие, чужеземец? – с интересом прищурился старик, принимая пятнадцать медных монет.

– Мое имя Бульквариус. Торговец, авантюрист и ремесленник, – представился я, тут же добавив: – Друзья зовут меня Бульк. Прошу и вас так меня называть.

– Ха! – развеселился старик. – Уже и в друзья меня записал. Ну что ж, Бульк. Люблю прямых и напористых ахилотов, знающих, чего хотят, но умеющих и подождать при нужде. Излагай свои нужды… а я послушаю.

Поздравляем!


+1 доброжелательности к отношениям с мастером-тележником Лор-Лором


Текущий уровень доброжелательности с Лор-Лором: +1.

Тележную мастерскую я покинул через тридцать минут, приобретя погромыхивающую передо мной тележку и потеряв двадцать два медяка. Мой путь лежал сначала на почту, затем предстоит заглянуть в ЛК и прихватить оттуда еще горсть мелочи. Ну, а потом я вернусь на эту окраину разрастающегося форпоста – только мне в соседнюю мастерскую, где меня уже ждет другой ремесленник…

* * *

– Ну… – выдержав паузу, я решительно кивнул. – Да… пока я в плюсе.

Так я подсчитал текущий денежный баланс сегодняшнего дня, выведя итог между тратами и доходами. Пока что пятнадцать серебряных монет и потенциально годящаяся для продажи «бонусная» дубинка перевешивали мои траты в шестьдесят шесть медяков.

А мой помощник, он же подмастерье у кожевенника Дре-Скина, он же прилежный студент Дуль-Мирл и вовсе прибыл бесплатно, примчавшись с попутным течением. Встретил я его с нескрываемым удивлением во взоре – мы не виделись буквально пару часов, но за это время юный ахилот пусть чуток, но прибавил в телосложении – стал чуть более массивным. Фантастика, да и только – вот бы и мне в реальном мире так быстро мышцой обрастать…

При себе Дуль-Мирл имел новехонький щит и гарпун, торс прикрывала жесткая кожаная безрукавка, явный подарок Дре-Скина. На кожаные же штаны, шапку и наручи я уже внимания намеренно обращать не стал – не дай светлые боги, паренек сочтет, что жадный хозяин негодует. Мы с помощником коротко переговорили и выпили средь бела дня светлого пива на задворках форпоста Тамура – кто-то распродавал то ли ворованное, то ли начавшее киснуть пиво за бесценок, по медяку за кружку.

Во мне на мгновение шевельнулся заинтересованно червячок торговой сметки… и снова затих. Не вижу я себя пока в торговле пивом. Как-то не мое это. А вот торговать хорошими предметами экипировки… алхимией… да с постоянно нарастающим масштабом – вот это по мне.

Пиво мы пили неспешно, с толком, со знанием дела. Приплясывающий у бочонка с особым медным краном нервный продавец зыркал по сторонам из-под козырька нахлобученной фуражки, проворно пряча медяки. Пиво точно ворованное…

– Амброзия, не так ли? – с вежливой улыбкой произнес стоящий у покосившегося забора столь же скособоченный «местный», облаченный чуть ли не в рванье, но при этом с достоинством носящий на шее белоснежный шарф. – Освежает, как попутное северное течение…

Ахилот обращался не к нам, а к игроку в синем тяжелом рыцарском доспехе, гордо носящему на спине трапециевидный синий щит с белым дельфином.

– Ага, – односложно ответил рыцарь и, бухнув о стол пустую кружку с крышкой, зашагал прочь, не удостоив бедняка вторым взглядом.

– Амброзия, да и только, – вздохнул понурившийся «местный», который явно не располагал наличностью для приобретения еще одной порции дешевейшего пива и рассчитывал на угощение.

– Одну кружку светлого этому достойному господину, – произнес я, протягивая владельцу бочонка три монеты. – И мне с другом повторите.

– Сделаем, – сипло произнес продавец, мигом забрав монеты.

Визгнул кран, с шумом забурлило пиво в бочонке, и вот у каждого из нас по еще одной кружке.

Текущие эффекты этой амброзии – плюс две единицы к силе, одна к выносливости и минус одна к мудрости. Следующая кружка вряд ли увеличит положительные бонусы – скорее, отрицательные, – но я был готов на эту жертву. Очень уж денек хороший.

Шумно сглотнув слюну, «местный» вытер ладони о свое отрепье, что некогда было фермерским комбинезоном, и робко осведомился:

– Угощать изволите?

– Мое имя Бульк, – улыбнулся я. – Всегда рад угостить кружкой пива столь достойного господина.

– Ох… благодарствую душевно! Кланяюсь благодарственно! – говоря эти слова, ахилот не кланялся и не кивал, а буквально священнодействовал.

Приоткрыв медную крышку, он подпустил в кружку чуток океанской водички, взболтал и, когда из трубки ударила пенная струя, не дал раствориться напитку, жадно присосавшись и разом выдув чуть ли не половину. Отдышавшись, блаженно закатил глаза, чуть покачался из стороны в сторону и, стабилизировавшись, заметил:

– С родной солью всегда вкусней заморское питье!

– Хм… – я задумчиво взглянул на свою кружку. – Вряд ли у меня получится столь же ловко, господин…

– Дур-Мыс! Я Дур-Мыс! Местный я, туточки обретаюсь – в славном форпосте Тамура, чтоб его все невзгоды стороной обходили. Раньше был стражником, потом охранником в лавке купеческой трудился, пока не ушел на покой…

– Пропился, – булькнул насмешливо продавец пива, который и сам внешне не походил на сливки здешнего общества.

– А за угощение благодарю душевно, господин Бульк!

Поздравляем!


+1 доброжелательности к отношениям с Дур-Мысом, обитателем форпоста Леса Тамура!


Текущий уровень доброжелательности с Дур-Мысом: +1.

– Позвольте, господин Бульк? Научу хитринке своей несложной.

– Прошу, – я без колебаний отдал свою кружку новому знакомому.

Тот качнул посудину, звякнул секундно крышкой и тут же подал мне пиво со словами:

– Кто пиво пьет – тот сладко живет! Кто пиво пьет – тот в празднике живет! Кто пиво пьет…

– Тот по миру пойдет, – в голос заржал владелец бочонка, от избытка чувств застучав ладонью по спинке высокой лавке, которая служила здесь как по прямому назначению, так и столом.

– Еще пива моему другу Дур-Мысу, – тихо сказал я.

– Хороший он дядька! – согласился со мной Дуль-Мирл.

Поняв, что так может и клиентов потерять, прощелыга поспешно закивал, нацедил еще кружку и на всякий случай отошел на шаг в сторону, давая понять, что в разговор больше вмешиваться не станет. Я же, чуть качнув пиво, махом опрокинул еще кружку светлого и удивленно глянул на мигнувшие строчки баффов: +2 к силе, +3 к выносливости, +1 к мудрости, и все это сроком на двадцать две минуты. Ниже примечание, что повторить для «обновления» можно за две минуты до окончания срока действия баффов, и вовремя принятая кружка не только обновит баффы, но и с двадцатипроцентной вероятностью добавит еще одну единицу к силе. Принятое же нами пиво, судя по информации в статусе, называлось «Тамурское солоноватое светлое».

– Потрясающе, – заметил я с широкой улыбкой. – Благодарю вас, добрый Дур-Мыс. Это чудесный напиток.

– Да я что! Сам научился! Подсмотрел! – заторопился с ответом Дур-Мыс, даря нам с помощником широкую щербатую улыбку – Эх! Кто пиво пьет – тот широко живет! К чему нам серебра палаты – и пинты эля за глаза!

– Полностью согласен, – кивнул я.

– Господин Бульк…

– Просто Бульк.

– Вопрос такой – пиво, значит, любите?

– В Вальдире славной – очень, – кивнул я. – Еще кружечку, добрый Дур-Мыс?

– С радостью! Уж не гневайся, Бульк – нет у меня сегодня деньжат. Не заработал пока.

– Я с радостью угощу, – улыбнулся я. – Еще пива моему другу Дур-Мысу!

– Давно меня так никто не называл. Спасибо тебе… друг Бульк.

Поздравляем!


+1 доброжелательности к отношениям с Дур-Мысом, обитателем форпоста Леса Тамура!


Текущий уровень доброжелательности с Дур-Мысом: +2.

– А почему? – не удержался от вопроса Дуль-Мирл, присаживаясь на край скамьи.

– Да, – отмахнулся Дур-Мыс. – Давняя история.

– Послушать было бы неплохо, – вмешался я.

Уровень доброжелательности мгновенно «щелкнул», и пьянчуга с готовностью кивнул:

– Почто не рассказать доброму ахилоту. К-хм… Изгой я тутошний, – тяжко вздохнул Дур-Мыс, и в этот момент я понял, что нас ждет печальная история.

И не ошибся. История оказалась действительно печальной, но короткой. Дур-Мыс, глотая пиво и путаясь в словах, говорил быстро, добавлял цветистости, но, как ни пытался придать яркости своему повествованию, было ясно, что он попросту спился. Он робко обвинял в своей беде каких-то демонов, что якобы его попутали. Утверждал, что раньше видеть пива и вина не мог. Но однажды, мол, попала ему в руки найденная во время патрулирования старая бутылка, и он решил сдуру отведать сладкого старого винца. И… пропал. Утащили демоны его стойкость душевную, покатился он по дну наклонному в пропасть глубокую. И оттуда уже не выбрался. Цепкие демонические лапы не выпустили… погиб он, совсем погиб. А все из-за бутылки проклятой! Старой бутылки! Он может ее показать! Хотя кому интересно глядеть на старую пустую бутылку?

– Я гляну, – принял я решение, бросив взгляд на системные часы и снова убрав интерфейс. – Это далеко?

– Да недалече. На здешней окраине я и обретаюсь. Вон в той стороне.

Глянув туда, я увидел вдалеке вздымающуюся громаду водорослевого гиганта и широко улыбнулся:

– А нам как раз в ту сторону, друг Дур-Мыс. Веди. Прихватим еще пива на дорожку?

– Ох! Благодарствую! Благодарствую, друг Бульк!

Когда мы уже удалялись от продавца, который тоже засуетился и, завидев патруль стражи, вдруг решил живо свернуться, я буднично спросил:

– Дур-Мыс… скажи, а ты знаешь здешнего торговца Хромого Вэл-Дура, владельца лавки «Раненый Осьминог»?

– Как не знать! Порядочный ахилот! Всегда пивом угощает! Угощал… пропал он… – плечи пьянчуги горестно опустились. – Эх… какой ахилот! Душевная личность! Я ему свою историю рассказал давненько уже – и он выслушал! Смеяться не стал!

– Ага… тогда ты знаешь, что он пропал.

– Выкрали его, говорят, разбойники чужеземные! А кто говорит – унесла его медуза огненная… но так Рябой Мар-Вид говорит, а ему веры нет, считай, никакой – раз уж он едкий сок марвла остролистого с гномьей вырвухой мешает и пьет…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

сообщить о нарушении