Дем Михайлов.

Наследие некроманта



скачать книгу бесплатно

– Интересно… – качнул я головой – Если узнаете что-либо новое об этих коридорах под нашим домом – дай мне знать.

– Конечно, Корис.

– Вот и хорошо – сказал я, поднимаясь на ноги – Думаю, на этом наш разговор можно заканчивать. О шурдах вы знаете ровно столько же, сколько и я. Все остальное остается по-прежнему – братья-мастера заканчивают работу над церковью и думают над тем, как в самые краткие сроки усилить нашу обороноспособность. Литас – чтобы не сидеть без дела, возьми своих охотников, и поднимитесь на вершину скалы – нам нужен хоть какой-то корм для лошадей. Трава, ветви кустарника, мох – тащите все, что есть. Только смотрите не свалитесь оттуда.

– Не свалимся, господин – заверил меня Литас и, развернувшись, пошагал собирать людей.

– Луки с собой захватите! – крикнул ему вдогонку Тезка – Может, подстрелите чего-нибудь на ужин!

Литас не сбавляя шага, покачал головой и покрутил пальцем у виска.

– Тезка! – укоризненно сказал я, силясь не рассмеяться – Ну зачем луки, на вершине скалы? Откуда там дичь? Голый камень кругом!

– Не знаю – не сдавался мой хозяйственник – Может, куропатка какая бешеная залетела! Да нам и ворона сгодится – для навару в бульоне!

– Что, все настолько плохо?

– Да, господин – вздохнул Тезка – Очень плохо. Не хватит нам провизии до весны. Никак не хватит. И раньше в обрез было, а как гномы появились, так и вовсе дело плохо стало.

Кивнув на стоящего рядом гнома, я напомнил:

– Койн говорит, что уже сегодня мы поужинаем наваристой ухой. А потом и грибы появятся.

– Господин, я знаю, что говорю – помрачнел Тезка – Одними грибами сыт не будешь. Опасно, аль нет, а на охоту идти надо. Иначе с голоду помрем.

– Нет. И речи быть не может.

– Господин, вы туда вон взгляните – не отставал хозяйственник, тыкая рукой в угол двора, что примыкал к тыльной скале Подковы – Вы взгляните!

– И что там?

– То-то и оно, что ничего там почти и нету! Еще пару недель назад под снегом почитай два десятка жирных туш хранилось – то, что Литас с охотниками притащили. А сейчас, дай Создатель, если с пяток туш осталось – и это при том, что кухарки в похлебку мясо уже только для запаху добавляют! Скоро и добавлять нечего будет…

– Да знаю я! – зло буркнул я и покрепче сжал зубы, чтобы не выругаться от безысходности – Знаю! А что делать прикажешь? На верную смерть охотников отправлять? Или как?

– Решать вам, господин – ответил Тезка и отвел взгляд в сторону.

– Вот тут ты прав – решать мне. Равно как и вина целиком моя будет, когда они не вернутся. Терять людей ради призрачной добычи – это не по мне!

– Истинно так, друг Корис – поддержал меня Койн – Ежели шурды проклятые вокруг скалы нашей бродят – как пить дать, заметят охотников. Да еще и твари эти зубастые – что шурдам вместо лошадей – им человека пополам перекусить труда не составит.

Вздохнув, я поднял лицо вверх и с минуту, не отрываясь, смотрел на мрачное серое небо.

Гном с Тезкой терпеливо ожидали, пока я приду в себя.

– Сделаем так, – сказал я, по-прежнему смотря вверх – Тезка, ты собирайся, давай – с нами, под скалу полезешь. На озеро глянем – что там за рыба такая, да и про грибы, что Койн нам расхваливал, не забудем. А там глядишь, я и соображу как нам дальше жить.

– Слушаюсь, господин – повеселевшим голосом ответил Тезка и заторопился к пещере – тоже видать, решил переодеться.

* * *

Вот уже второй раз за день, я умиротворенно покачивался в воздухе, в толстой веревочной петле и неспешно, спускался на дно пещеры. И, надо заметить, что этот способ попадания в пещеру с каменными сосульками мне нравился гораздо больше, чем тот, когда приходится с риском для жизни спускаться по отвесной скале, цепляясь за малейшие выступы и трещины.

Более того – о царившей здесь долгие века темноте, можно было смело забыть, причем навсегда. Теперь-то я понял, что имели в виду гномы, когда утверждали, что пещера с геристами просто великолепна и очень красива. Тогда, я лишь посмеялся про себя и подивился, что коротышки могут считать мрачную и сырую пещеру красивой. Оказалось, что я очень сильно ошибался. Сюрпризы начались с того мига, как мы начали наш спуск в недра Подковы…

Признаки изменения в окружающей обстановке я начал замечать еще тогда, когда мы только спустились на дно каменного колодца. Падающая вниз вода больше не растекалась по разлому – в одной из стен колодца было пробито правильной формы отверстие, и клокочущий ручей устремлялся туда. Поперек начинающегося отсюда коридора появилась аккуратная каменная перегородка, высотой доходящая мне до пояса – вода бессильно ударялась об нее и покорно поворачивала в новое русло. Бедный ручей – за последний год его русло меняют уже второй раз.

Таким образом, мы опустились на дно водоема и, пройдя всего несколько шагов в холодной воде, поднялись по специально выложенным ступенькам. За перегородкой было уже абсолютно сухо и пройти по длинному коридору не составило ни малейшего труда. Нет, здесь все еще были трудные места – иногда каменный свод опускался слишком низко, и приходилось нагибаться в три погибели, чтобы преодолеть этот участок, в полу еще зияли трещины и ямы, из стены торчали выпирающие камни, о которые, невнимательный человек мог с легкостью рассадить лоб. Но все же, изменения появились и здесь – самые большие ямы были заботливо засыпаны мелким щебнем, на стенах виднелись свежие отметины срубленных под корень выступов.

И самое главное – коридор превратился в весьма оживленное место – пока мы шли к новому дому рода Чернобородых, по пути то и дело появлялись деловитые гномы, снующие в разные стороны. Причем, даже здесь они по дороге умудрялись сделать что-либо полезное для благоустройства разлома – один гном на ходу выверенным ударом молотка сносил со стены длинный каменный шип и, не останавливаясь, бежал дальше, другой не ленился нагнуться и, подобрав каменные обломки с пола, тут же бросал их в одну из еще не засыпанных ям в полу. И все это делалось на ходу, между делом. Если так пойдет и дальше, то вскоре, связывающий наши поселения разлом превратится в благоустроенный комфортный коридор.

Койн старательно выполнял роль радушного хозяина и не замолкал ни на минуту, таща нас за собой все дальше и дальше в недра скалы. А когда мы вышли на обрыв, за которым лежала огромная пещера с многочисленными сталагмитами, я остановился, как вкопанный и надолго потерял дар речи. Открывшееся мне зрелище потрясло меня до глубины души. И не только меня – даже вечно ворчащий Рикар внезапно замолчал и с отвисшей челюстью уставился вниз. Да… Тут было, на что посмотреть.

Пока меня старательно обвязывали веревкой, я успел насмотреться вдоволь. Да и во время всего спуска не отрывал взгляда от удивительного зрелища – десятки каменных сосулек светились мягким желтым сиянием. Некоторые источали зеленый или нежно синий свет. Издалека казалось, что под каменными сводами пещеры сияют огромные драгоценные камни. Теперь мне стало понятно, почему Койн так обрадовался этим каменным остриям, которые он ласково называл «геристы».

Хоть мне и не терпелось обрушить на гнома целую кучу вопросов, я решил подождать до тех пор, как мои ноги прочно встанут на дно пещеры. Поэтому я несказанно обрадовался, когда медленный спуск наконец завершился и я выпутался из веревочных колец.

Следующими по скале спустились Рикар с Тезкой, обвязанные одной крепкой веревкой. Здоровяк первым делом подошел ко мне, и ошеломленно почесав затылок, выдавил:

– Да…

– Н-да…. – ответил я в тон здоровяку, продолжая любоваться переливающимися огнями.

Тут подоспел Тезка и тоже, внес свою лепту в разговор:

– Где рыба?

– Тезка! – укоризненно произнес я – Ты взгляни, какая красота вокруг!

– Красота, это когда на столе полные тарелки стоят, а в кладовой все полки едой забиты! Вот это красота, господин – буркнул хозяйственник, пытливо оглядываясь по сторонам – А это… Так, баловство одно…

Ясно – вздохнул я, поняв, что Тезке сейчас не до разглядывания светящихся сталагмитов. Это еще раз доказало, что я сделал верный выбор, когда назначил его главным хозяйственником – Рыба в озере плавает. Сейчас спустится Койн и все покажет.

Гнома мы дожидались совсем недолго – он спустился по отвесной стене с неимоверной легкостью, вдвое быстрее, чем это сделали мы. Сняв небрежно перекинутую через плечо веревку, он подошел к нам и с нотками гордости в голосе, произнес:

– Ну, вот мы и добрались, друзья. Как вам новый дом рода Чернобородых?

– Великолепно – искренне ответил я за всех, ткнув локтем уже открывшего было рот Тезку – Очень красиво.

– А ведь это лишь начало! Через пару недель, когда нити мейстреллы окончательно приживутся, они дадут света в два раза больше! – похвастался Койн – Но зачем рассказывать, когда вы можете все увидеть собственными глазами. Следуйте за мной, друзья! Следуйте за мной!

И мы последовали. Впереди шел гном, указывая нам путь и, чем ближе мы подходили к центру пещеры, тем светлее становилось вокруг. Вскоре факелы стали без надобности и Койн попросил затушить их, сказав, что нити загадочной мейстреллы не любят чужого света. Воспользовавшись тем, что Рикар с ворчанием пытался утопить чадящий факел в ближайшей луже, я решил расспросить гнома о мейстрелле – меня терзало любопытство. Пока мы шли, я уже успел сделать несколько догадок и теперь собирался узнать, насколько близко я подобрался к истине.

– Нити мейстреллы? – переспросил Койн – О! Это настоящее чудо, которое подарил нам Великий Отец, несколько тысячелетий назад, чтобы его чада не томились в непроглядной темноте.

– Понятно, что ничего не понятно – рассмеялся я – Так что же это такое? Ведь это растение? Возможно, мох или лишайник. Хотя нет… Мох растет слишком медленно… Понял! Скорее всего, это светящиеся водоросли. Любят воду, предпочитают расти на постоянно сырых местах, поэтому геристы с вечно капающей водой подходят лучше всего. Не переносят солнечного света. И я почти уверен, что семена или нити мейстреллы, вы принесли сюда во флягах, наполненных водой. Ах да! Забыл добавить, что многие тысячелетия назад мейстрелла росла лишь глубоко под водой, на дне подземных озер. И то, что сейчас эта водоросль может расти на открытом воздухе, является заслугой Подгорного Народа. На это ушли столетия культивации мейстреллы. Почти уверен, что помимо света, мейстрелла еще и очищает воздух в ваших подземельях. Вот… Как-то так… А что вы замолкли, друзья мои?

Ответом мне была гробовая тишина. Рикар так и остался стоять враскорячку над лужей с водой, держа в руках давно потухший факел, Тезка забыл о своих заботах и, с отвисшей челюстью, пялился на меня, а Койн обессилено опустился на мокрый камень и лишь безмолвно открывал рот, словно выброшенная на берег рыбина.

– Что? – спросил я, отчетливо понимая, что в очередной раз выбился за рамки «обыкновенного» барона из рода Ван Исер.

– Откуда ты это знаешь, друг Корис? – просипел гном, изо всех сил стараясь выглядеть спокойным.

– Что знаю? – уже раздраженно буркнул я.

– Что во времена моих далеких предков, мейстрелла росла только в водной толще подземных озер. Что она освежает воздух в наших подземных жилищах – перечислил гном – Откуда? Это одна из тайн нашего народа в которую никогда не посвящали людей… Откуда?!

– Да – поддакнул пришедший в себя Рикар – Откуда?

– Догадался – развел я руками – Поверь, Койн – до нашей с тобой встречи в том разграбленном поселении, я никогда не общался с Подгорным Народом. И никогда не знал никаких тайн.

– Я верю тебе, Корис – медленно кивнул Койн и чуть помолчав, добавил – Должен сказать, что ты очень необычный человек.

– Мне это часто говорят – махнул я рукой и предложил – Продолжим наш путь? Иначе мы так и не доберемся до подземного озера.

– Пойдемте – согласился уже пришедший в себя гном – Идти осталось совсем недолго.

И вновь мы потянулись гуськом вдоль бывшего русла ручья, направляясь к берегу подземного озера, откуда доносился шум водопада. Именно там, чуть поодаль от кромки воды, гномы решили основать свое поселение.

С каждым пройденным шагом исходящий от каменных герист свет становился все ярче. Когда мы приблизились к озеру, я окончательно уверился, что отныне здесь никогда не понадобятся факелы для освещения. Света и так было более чем достаточно. Больше всего меня поразило то, что гномы не ограничились посадкой нитей мейстреллы на геристы выступавшие из дна пещеры. Нет. Они каким-то способом умудрились проделать это и с теми каменными сосульками, что торчали из свода пещеры, высоко над нашими головами. И это притом, что гномы были вдвое меньше нас ростом.

Помимо светящихся водорослей, в пещеры были и другие изменения. Руководствуясь понятными лишь им соображениями, гномы выбрали для поселения ровный каменный участок всего в двадцати шагах от озера. Надеюсь, что вода в подземном озере всегда остается на одном и том же уровне, хотя, весенние паводки еще никто не отменял. Если гномы ошибаются, то ранней весной, когда начнет таять снег, коротышек ждут незабываемые ощущения.

Сделав еще с полсотни шагов, мы остановились. Наконец-то добрались. Мы стояли на краю огромной строительной площадки – другого слова и не подобрать.

Бодрый перестук инструментов был настолько силен, что отчасти даже заглушал гуд водопада. Гномы строили себе новый дом и к этому делу они подошли со всей серьезностью. Обширная площадка была тщательно выровнена, узкие щели аккуратно засыпаны мелкими камнями и песком, и уже были отчетливо видны очертания будущих домов, и проходов между ними, обозначенные цепочками камней. Все предельно симметрично и аккуратно. В центре будущего поселения видны контуры самой настоящей улицы в десяток шагов шириной. Что интересно, похоже, гномы постарались сделать планировку домов и улиц так, чтобы не пришлось срубать ни одну из имеющихся там герист.

На дальнем от нас крае уже началось возведение первого дома – стены возвышались на высоту человеческого роста, виднелись окна и пустой дверной проем. Но не это удивило меня. Когда я присмотрелся, то с изумлением убедился, что в роли строителей выступают не суровые гномы мужчины, а не менее суровые гномихи, подоткнувшие края юбок повыше и сноровисто укладывающие камень за камнем в стены постройки.

– Койн, меня обманывает зрение? – изумленно пробормотал я – Ваши дома строят женщины?

– Конечно, женщины! – воскликнул гном – Разве может быть иначе?

– Бывает и иначе – кашлянул я – Ну… у нас, например, дома возводят мужчины.

Гном сморщился, и на его перекосившемся лице ясно читалось «Какая гадость», но вслух он произнес совсем другое:

– Да, друг Корис. У людей дома возводят мужчины, но у вас вообще все перевернуто с ног на голову. Вот скажи, может ли мужчина построить дом обладающий настоящим уютом? Да ни за что! Этот дар Великий Отец дал лишь женщинам и негоже нам вмешиваться в его решение.

– Ну… – замешкался я с ответом – А им не тяжело? Ну, таскать камни и все прочее?

– Не знаю – пожал плечами Койн – Но спрашивать не рискну. И тебе не советую – враз молотком приголубят. Когда женщины возводят семейное жилище, то мужчинам лучше не вмешиваться. Всю бороду по волоску повыдергивают и ославят на весь род…. Пойдемте, пойдемте отсюда – заторопился гном, подцепив меня за локоть – Посмотрели и ладно будет…

Похоже, гном и правда подумал, что я начну расспрашивать гномих о тяготах строительства. Но тут он глубоко заблуждался – влезать в сложившиеся за века устои, я не собирался – огребешь по полной и еще виноват останешься.

– А мужики у вас чем занимаются? – прогудел здоровяк из-за моей спины – Пиво лакают, небось?

– Мужским делом! – охотно ответил гном, пропустив мимо ушей выпад здоровяка – Рубят камень, ищут руду, куют металл, охотятся, ловят рыбу. И сражаются!

– Да! Где рыба?! – воспрял духом Тезка – Много наловили?

– Вот сейчас и посмотрим – заулыбался гном, видя, с каким нетерпением смотрит на него хозяйственник.

Пройдя от края строительной площадки к озеру, мы остановились у самой кромки воды. Вспомнив наше невольное купание в ледяной воде, я зябко передернул плечами. Койн гордо указал на темные воды и произнес:

– Вот, рыба!

– Так вы ее еще даже не поймали?! – взвыл Тезка.

– Поймали! – не согласился с таким обвинением гном – Осталось только вычерпать и на стол подать.

– Что-то я тоже ничего не понял – со стыдом признался я – Рыба еще в озере, но ты говоришь, что она уже поймана.

– Может рыба уже в садке? – предположил здоровяк – Мы в деревне тоже так поступали – наловишь рыбешек и вместе с корзиной в воду ее – чтобы, значится, не заснула и не испортилась.

– Лучше, друг Рикар! – довольно ухмыльнулся гном, видя наше замешательство – Гораздо лучше! Со вчерашнего дня, все озеро это один большой садок для рыбы!

– Вы перегородили сток? – озарило меня.

– Именно! Добрый камень указал нам место, где озерная вода уходит в недра скалы и мы поставили там надежную каменную решетку!

– Каменную?! – хором произнесли мы с Рикаром – Как каменную?

– А из чего? – развел руками гном – Железа у нас нет, дерева даже на приготовление пищи едва хватает – без дров костра не разведешь. Пришлось исхитриться и сделать решетку из доброго камня.

– Понятно – хмыкнул я – Похоже, из камня вы можете сделать все, что угодно. И как улов?

– Рыбы в озере прибавилось, друг Корис – теперь, ей отсюда никуда не деться. Сеть мы выпросили у вашего жадного человека. Едва не удавился, но все же отдал.

– Жадного человека? – недоуменно спросил я, но тут же понял, кого именно гном имел ввиду – Тезка!

– А что Тезка?! – возмутился хозяйственник – Им все дай, да дай – а сетка у меня всего одна! Сам лично плел из обрывков веревки!

– Ох, Тезка – покачал я головой – Ладно, главное, что теперь у вас есть все необходимое для рыбной ловли. Нам не помешает свежая рыба.

– Согласен, Корис – сказал гном и кивнул в сторону озера – Корзины уже готовы, сейчас же и начнем. Водопад обеспечит нас притоком свежей рыбы… И не только рыбы, к сожалению.

– В смысле?

– Река приносит сюда все, что попало в ее воды – досадливо поморщился Койн – Некоторые подарки более чем полезны – поваленные деревья, например. Но вот от остального, приходится поскорее избавляться. Вчера под вечер, водопад выбросил в озеро труп шурда. Тот еще подарочек.

– Интересно – протянул я – И где тело? Сожгли?

– Еще не успели. Оттащили подальше от воды и присыпали песком – чтобы воздух не портил. Хочешь взглянуть?

– Не особо. От чего он умер? Утонул? Или замерз?

– Лучше – дал гном неожиданный ответ – Его убили. Стрела пробила шею насквозь, и гоблин захлебнулся собственной кровью.

– Значит это мы его и приголубили – хищно оскалился Рикар – Когда с плотов по берегу стреляли. Видать в воду свалился и вслед за нами отправился.

– И приплыл спустя два дня? – усомнился я – Он должен был свалиться сюда одновременно с нами.

– В камышах застрял – безразлично пожал плечами здоровяк – Или к льдине примерз. Плюньте вы на этого шурда дохлого, господин. Сдох и сдох – одной тварью меньше.

– Рикар дело говорит, господин – встрял Тезка, который уже изнывал от нетерпения – Давайте лучше рыбой займемся – если сейчас наловим, да немедля к кухаркам отправим, то уже сегодня ухой поужинаем. Чем не радость?

– Так-то оно так – медленно произнес я – Койн…, А как ты понял, что шурда убила стрела? По ране?

– Так стрела то никуда не делась – рассмеялся гном – Так в шее и торчит.

– Сделаем так – начал я со своего любимого присловья – Койн, ты бери с собой моего хозяйственника и займитесь, наконец, рыбой. А мы с Рикаром взглянем, пожалуй, на этого шурда. Далеко вы его прикопали?

Погибший гоблин оказался от нас в десятке шагов. Как и сказал Койн, гномы просто оттащили заледеневший труп подальше от воды и, бросив на землю, присыпали сверху песком – чтобы мертвое тело не смущало взгляд. По иронии судьбы, труп гоблина лежал почти на том же месте, где в прошлом году мы наткнулись на обнявшиеся скелеты бывшей фаворитки короля и некоего солдата по имени Арсель. Вот уж и правда совпадение.

Здоровяк носком сапога поддел тело и мощным рывком перевернул его на спину, заодно стряхнув с него слой песка. Голова мотнулась на тонкой шее и слепо уставилась вверх остекленевшими глазами. И правда – шурд. Единственной деталью, отличавшей его от своих собратьев, было торчащее из шеи оперение стрелы.

– Хороший выстрел – буркнул здоровяк – И сильный – шею насквозь пропороло.

– Угу – согласился я и перевел взгляд ниже, на одежду гоблина. Если конечно эти небрежно сшитые вместе обрывки шкур, вообще можно было назвать одеждой. Что-то вроде кожаной куртки мехом внутрь, ноги просто обмотаны шкурами. На поясе столь знакомый толстый кожаный ремень со множеством кармашков и петель.

– С него ничего не снято – заметил я – Одежда, оружие – все на месте.

– Да и само тело не тронуто – отозвался Рикар, присев около трупа и внимательно осматривая его – Ни единого укуса. Не в привычках шурдов отказываться от дармового угощенья.

– Вот и ладно – кивнул я – Значит, ты был прав – один из наших лучников прострелил этому шурду шею, умирая, тот упал в реку и скорей всего, запутался в зарослях камыша или зацепился за корягу. А через день или два течение сорвало тело с места. Пройдя тем же путем, что и мы, он оказался здесь. Правильно я говорю?

– Нет, господин. Не правильно – помрачневшим голосом ответил здоровяк – Это не наша стрела.

– Что? Уверен?

– Уверен, господин. У нас таких стрел нет. Оперение, древко – все другое. А наконечник так и вовсе из кости выточен, а наши, все до единого, из железа вылиты. Но сделано мастерски – стрела ровнехонькая, наконечник хоть и из кости, а все ж неплох – повертев стрелу в руках, здоровяк приложил ее к руке, чтобы измерить длину, и добавил – Под человека сделана. Для шурдов длинновата будет – у них ручонки короткие больно.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6