Дем Михайлов.

Мир Вальдиры. Вторая трилогия



скачать книгу бесплатно

Нет, все правильно – гадалка подсказала мне, где лежит одна из частей Серебряной Легенды. И я получил эту самую часть на халяву, то бишь даром. Но жаба душила… душила жутко. Обидно, блин… но не вцепляться же магу в бороду? Во-первых, меня не поймут, а во-вторых, меня испепелит еще до того, как я дотянусь до ухоженной бороды.

– Почти? – с легким недоумением приподнял бровь Тарниус. – Неужто ты думаешь…

– Все честно, – примирительно выставил я ладони. – Просто я надеялся, что вы ответите на несколько вопросов. Буду крайне благодарен.

– Если смогу, – после короткого раздумья кивнул старый маг, делая мягкий жест.

Мягкая вспышка, и мне на колени плюхнулся увесистый и пузатый кошель, сам по себе являвшийся недешевой штукой, если вглядеться в тонкую вышивку.

– Золото, – без нужды пояснил архимаг. – Что за вопросы у тебя, Росгард? Если смогу – отвечу. Я не против беседы с тем, кто совершил столь благой поступок.

– Про гнев богов, пожалуйста, – выпалил я.

В принципе и сам не дурак, уже успел связать болотное задание, спасенную девушку, огненную кобру и прорыв божественной ярости. Но очень хотелось подробностей. Пусть даже неприятных и ужасных. Лучше знать, чем гадать.

Архимаг Тарниус меня не разочаровал.

– Мудрый выбор. Что ж… Ты прогневал богиню, Росгард. А боги крайне злопамятны. Будь ее воля – ты бы уже обратился в пепел.

– Та-а-ак…

– Помни – в мире ничего не бывает без последствий. Спасая одного, ты губишь другого, – ударился в философию архимаг Тарниус. – Вытаскивая из огня одну, бросаешь в геенну огненную другую. Такова жизнь. Таков закон.

– Я спас из огня девушку, – кивнул я. – Из огня, мною же и разожженного. Я не детоубийца.

– И сие крайне похвально, – не стал спорить старый маг, устало проведя ладонью по глазам. – Жизнь ценна. Жизнь ребенка – бесценна. Но эта истина никак не влияет на чувства мира сильных сего. Ты получил особое поручение, Росгард. Я ведаю о нем. Поручение особое и донельзя простое. Проще некуда. Единственная сложность – содрать с себя присосавшихся пиявок да сохранить трут с огнивом сухим, чтобы суметь высечь огонь и сжечь трухлявую избушку, волей судьбы избранную быть Колыбелью.

Я отметил в мозгу новое словечко и продолжил слушать размышления архимага Тарниуса, который на мгновение прервался и создал из воздуха два наполненных алым вином хрустальных кубка. Один отправил ко мне в руки, из другого отпил сам и продолжил:

– Более того – для столь простого поручения тебе была оказана немыслимая помощь – дана великая подсказка, разгадать которую смог бы даже ребенок. Ты ведь уже понимаешь, Росгард, что сие поручение тебе поручила не обычная деревенская гадалка, не видящая дальше своего прыщавого носа? Ты ведь понимаешь, кто сидел в том потрепанном шатре и чью волю ты согласился исполнить?

– Кажется, догадываюсь. А с виду такая простая женщина… но про «волю» там ничего не было. Просто условие, – не согласился я. – А даже если и была там «воля» – я исполнил поручение! Сжег избушку.

Что еще?

– Еще? А зачем ты совал свой любопытный нос внутрь?! – громыхнул басом старый маг, и я невольно съежился. – Разожги огонь – и уходи прочь! Это и есть исполнение! Эх… а такой многообещающий юный маг рос на моих глазах… удачливый, умелый…

– Вы уж так сразу на мне крест не ставьте, пожалуйста, – попросил я, вновь поежившись. – А то будто заживо хороните, уважаемый архимаг.

– Ты сам себя так успешно хоронишь, что никакая помощь не нужна, – фыркнул Тарниус, со вкусом отхлебывая вино. – Но ты послужил на благо Гильдии Магов и простого люда, когда уничтожил Грима-оборотня. И посему я явлю тебе свою благосклонность и поведаю, как избавиться от ярости обманутой тобой богини.

– Простите! – встрепенулся я. – Никакую богиню я не кидал! То есть не обманывал! Вот ведь… эм… прошу вас, продолжайте, уважаемый Тарниус.

– Хм… ершистый, – вздохнул архимаг. – В молодости я и сам таким был.

«Да как же! – едва не буркнул я. – Тогда и Вальдиры-то не было!»

Хорошо, что удержал язык за зубами – не думаю, что великий маг обрадовался бы известию, что он никогда не был молод. На этом бы моменте наш разговор и закончился…

– Хотел ты того или нет, но богиню прогневал. И посему слушай молча и почтительно! – попенял мне Тарниус, и я покорно кивнул. – Самый простой, самый бескровный и самый хороший путь – просто отдать спасенного тобой ребенка на послушание в храм великой богини Снессы. И на этом все закончится. Девочку должным образом воспитают, со временем она станет великой жрицей Снессы.

– Прямо-таки великой? – не поверил я.

Великий жрец или жрица – высшее лицо в храме. Первый после бога. Что-то вроде Папы Римского.

– Для такого ребенка – в самый раз. Сиятельная судьба, прямая, как стрела, и неукротимо вздымающаяся, как солнце, – припечатал архимаг. – Поступи так, отдай малышку в храм Снессы и поверь – богиня сменит гнев на милость и не оставит тебя без награды. И награда будет столь велика, что не каждый сможет и представить.

– А если не отдам в храм Снессы?

– Кто знает, – пожал плечами маг. – Мы лишь люди. Всего лишь пешки в играх богов.

– Да кто она такая, эта девчушка? – не выдержал я и спросил прямым текстом.

– Я уже ответил тебе, Росгард. Самое малое – высшая жрица в одном из храмов мира сего. Низшая ступенька для сего дитя.

– И это самое малое? Так ведь выше уже некуда… ох… – запнулся я.

– Боги бессмертны, – тихо произнес Тарниус. – Это правда. Но бессмертие это не право на божественный престол, Росгард. Это всего лишь вечная жизнь… которая может протекать либо в теплом свете веры и поклонения, либо в холоде и забвении Тантариалла. И если Снесса падет… то будет низвергнута на самое дно. В темные глубины, никогда не ведающие солнечного света. Так пал Гравитал. Так пали многие боги. Скажи, Росгард, хотел бы ты живьем отправиться в ад навечно?

– Пожалуй, что нет, уважаемый Тарниус. Ни живым, ни мертвым.

– Вот и великая богиня Снесса не хочет, – подытожил архимаг. – Мне ведомо многое. Очень многое. Главе Гильдии – еще больше. Слушай, Росгард. То, что я тебе скажу, давно уже не является великой тайной, и сие знание открыто многим. Скоро грядет великая война. Не сегодня, не завтра. Но война начнется. И когда она грянет – мир перевернется. Многие из старых богов падут. Новые боги займут их место. Так было предначертано. Так было предсказано Великим Оракулом, никогда не покидающим своих Хрустальных Чертогов. Самим Великим Оракулом, что видит судьбы даже бессмертных богов! Именно он принес весть, что в мир были посланы несколько детей – три мальчика и две девочки. Сейчас их судьба туманна, никто не знает, кем они станут… Оракул увидел лишь обрывки… Но не это важно! Пусть Оракул не узрел судьбы посланных небесами детей, зато отчетливо различил судьбы правящих ныне богов! И он увидел, как пять громадных огненных метеоров падают с божественного олимпа и, оставляя за собой черный дымный след, камнем несутся к земле! И услышал Оракул вой падших богов… и увидел кровавые слезы, стекающие по их щекам… и услышал скрип раскрывающихся врат, ведущих в бездну Тантариалла!

– Мать твою! – бухнул я и, тут же спохватившись, переиначил: – То есть я хотел сказать – о Великие Боги! Что за горестная весть! Сердце мое трепещет от ужаса! Кхм…

– Истинно так! В одном из тех падающих огненных метеоритов Оракул различил объятую пламенем богиню Снессу. Теперь ты понимаешь, Росгард?

– Вот теперь понимаю. Богине Снессе была предсказана смерть, и она решила избавиться от потенциальной конкурентки, спалив невинного ребенка заживо. Вернее, от двух конкуренток… ведь девочек двое? Правильно, архимаг Тарниус?

– Слова твои низменны, пакостны и никак не отражают величие и размах событий, больше подходя для разговора о сменившейся хозяйке торгового лотка, – поморщился маг. – Но да, верно. Только не смерть предрек Оракул. Боги бессмертны. Оракул предрек падение и забвение. Количество богов неизменно. Падшую богиню может сменить только богиня, но никак не бог. И богиня не может убить ни одну из этих девочек. Они избранные. Они бессмертны. И что самое главное – их невозможно отправить в адскую бездну Тантариалла. Ибо нет на них греха. Ибо новорожденные всегда безвинны и чисты. Ибо у них нет ипостасей и безумства, присущих павшим богам.

– Тогда зачем? – не понял я. – Зачем пытаться сжечь избу? Как ее там… Колыбель?

– Дабы отсрочить ее приход, – пояснил архимаг. – Уничтожить Колыбель до того, как избранная установит связь с первым увиденным ею смертным, чтобы получить столь желанную отсрочку неизбежного.

– Понял, – протянул я. – Уничтожить ракетную установку до того, как вылетит ракета «Земля – Небо». Но ведь все равно это лишь отсрочка. На время.

– На время… да… на время, за которое боги могут усилить свою мощь, увеличить количество верующих, отстроить новые храмы… сделать все возможное, чтобы подготовиться к войне! Войне беспощадной! Войне на выживание! Это не просто сражение между богами высоко в небесах и незримое простым смертным! В первую очередь это война между верующими. Между храмами – старыми и новыми. Это многотысячные армии, сходящиеся в яростной битве! Вот что ждет наш мир, Росгард! Грядет великая ВОЙНА! Но не сейчас, не сейчас, хвала всем богам – еще есть время. Избранные растут быстро, но не мгновенно. Повторюсь – если хочешь для себя мира и покоя, отдай ребенка на воспитание в храм Снессы.

– Да какая разница? Если у нее судьба стать богиней…

– Богинь много, Росгард. Если Снесса сама воспитает избранную – сама и направит ее удар. Не против себя. Против любой другой богини. Ведь не ударишь же ты собственную мать?

– Вот теперь я все понял, – кивнул я. – Не можешь убить – сделай ее частью своей семьи и тем самым отведи удар от себя самого. Мудро. Другая богиня падет на землю, а занявшая ее место будет названной дочерью Снессы. Очень мудро.

– Ты умен, – похвалил меня архимаг. – Ум твой быстр и цепок. Решай сам, Росгард. Я лишь дал тебе совет, могущий отвратить от тебя гнев богини. Сейчас она выжидает – ждет твоего следующего поступка. Поистине судьбоносного для тебя поступка. Отдашь ребенка на воспитание в храм Снессы – будешь прощен и награжден. Если же поступишь иначе… кто знает, что случится с нитью твоей судьбы.

– Проклянет меня? – поинтересовался я, со страхом вспоминая тех несчастных игроков, на которых «повисло» дико мощное божественное проклятие. Такого и врагу не пожелаешь.

– Не может, – качнул седой головой архимаг. – Ты еще не понял? Если бы Снесса могла убить тебя сама или хотя бы проклясть – она бы это сделала мгновенно. Прямо сейчас, на моих глазах, ты бы покрылся жуткими струпьями и язвами, твои волосы вылезли бы клочьями, твое тело скрючилось бы, а глаза…

– Стоп, стоп, стоп, пожалуйста! Почему не может?

– Потому что ты соединен кровной связью с избранной, – мягко улыбнувшись, ответил архимаг. – Ты под ее защитой. Ни один из правящих ныне богов не сможет проклясть тебя или испепелить, утопить, расщепить, сварить заживо, обратить в…

– Стоп, стоп, стоп! Хватит меня пугать, уважаемый Тарниус! Я и без того напуган дальше некуда! Фига себе спас ребенка! Такое ощущение, будто ненароком Гитлера из-под колес грузовика вытащил! Война, армии, падающие с небес боги…

– Это неизбежно… Грузовика? Гитлера? Кто такие?

– Да неважно, – пожал я плечами. – Значит, можно не бояться? Как бы я ни поступил, богиня не сможет меня покарать?

– Сама – нет. Но ведь у нее много истинно верующих… могущественных волшебников, воинов, жрецов… и ей надо лишь указать божественным пальцем на вызвавшего ее гнев…

– М-мать! – одним словом выразил я все свои ощущения.

Верно. Те же игроки, выбравшие себе бога для поклонения, с радостью нашинкуют меня или сожгут по его указке, дабы получить благоволение своего божества.

– Думай и решай, – коротко резюмировал поднявшийся архимаг. – Это твоя судьба. На этом закончим нашу беседу, Росгард.

– Ага… О! Уважаемый архимаг Тарниус! Нет ли у вас для меня еще каких-нибудь поручений? Выполню с радостью!

– Поручений для тебя? – переспросил архимаг и коротко рассмеялся. – Нет. И не будет. По крайней мере, пока.

– Почему? Что я такого плохого сделал?

– Потому что не нам, обычным смертным, идти против воли богов, – глухо отозвался Тарниус. – И не нам заключать сделки с тем, кто пусть и ненароком, но прогневал богиню. Я не из тех смельчаков, кто жаждет выглянуть в окно и увидеть падающую на наши головы громадную раскаленную скалу, посланную оскорбленной богиней Снессой… и посему я не стану тебе поручать ничего. Не попрошу даже прикрыть за собой дверь, когда ты будешь уходить. Сам встану и сам закрою.

– Все равно ведь она падет – ну, не скала, а богиня, – брякнул я.

– Может, падет, а может, и нет! – ответил архимаг. – А пока она великая Богиня! Та, кто одним небрежным движением пальца может обратить меня и любого в этом здании в жалкого слизняка или же в камень у порога, о который каждый чистит сапоги от налипшей грязи и нечистот. До тех пор, пока ты не разберешься со своей судьбой, Росгард, тебе не будет поручений… но изучать новые заклинания и умения ты можешь беспрепятственно. В этом все равны – от верующих и до тех, кому нет дела до богов. Прощай, Росгард.

Архимаг повел рукой, меня окутало туманное облачко, и когда оно рассеялось, я вновь оказался у ворот Гильдии Магов. На мостовую упал тяжелый кошель с золотом, до этого лежавший у меня на коленях.

Несмотря на свое состояние оторопелости, золото я все же поднял и быстро спрятал в мешок.

Может, моя судьба и кончена, как намекал архимаг, но становиться из-за этого аскетом, презирающим мирское, я не собирался. Умирать – так пошлым богачом, а не нищим оборванцем.

В целом и главном я разобрался, как разобрался бы любой другой игрок-ветеран, всякое повидавший на своем веку в Вальдире.

Ничего странного. Просто Бессмертные решили устроить очередную Встряску. Или же, как ее еще называли, Катаклизм. Только на этот раз все гораздо масштабней и грандиозней. Совсем другой размах.

Что такое Встряска?

Если вкратце – большое негативное событие. Обязательно большое и обязательно негативное.

Чаще всего это связано с внезапно взбесившейся природой – поэтому и называют подобное событие Катаклизмом.

Лично я становился свидетелем по крайней мере десятка подобных Встрясок того или иного масштаба.

Пылающие джунгли на юге континента, гигантское цунами, обрушившееся на побережье запада, внезапно проснувшийся вулкан, извергнувший огромное количество раскаленной лавы, сонмище непонятно откуда взявшейся саранчи, землетрясение на островах Алые Кораллы, нежданное восстание против короля…

Все эти события несут убыток. Как игрокам, так и «местным». Как правило, игроки страдают куда меньше «местных».

Все эти по меньшей мере неприятные события имеют крупные последствия. Разрушенные дома и целые города, исчезнувшие деревни, перекроенный ландшафт, изменившиеся торговые пути, резкое поднятие или падение цен на те или иные товары.

Как поговаривают «гуру» Вальдиры, Бесы таким образом регулируют глобальную экономику. Слишком сильно поднялись в цене крайне редкие розовые жемчужины? И только ахилоты, могущие их добыть с невероятных глубин, на глазах становятся богаче остальных рас? Не проблема! Бац! Землетрясение! И огромный участок океанского дна оказывается поднят на поверхность, вместе со всеми своими богатствами и тысячами драгоценных раковин с розовыми жемчужинами. Рынок переполнен жемчугом, мгновенно падающим в цене. А откуда такое скопление раковин с жемчугом в этом месте? Кто его знает… нравилось им там… Ахилоты воют, пучат жабры и стараются сбыть уже никому не нужные запасы некогда столь редкого розового жемчуга, мгновенно ставшего дешевле обычных бусин.

Слишком дешевая лазурная древесина из Дождливых Джунглей? Не проблема! Бац! Огромный пожар уничтожил не только громадный кусок джунглей, но и все заготовки лазурной древесины и самих лесорубов в придачу. И цены на древесину мгновенно подпрыгивают до небес. Раньше из лазурного дерева делали корабли и целые дома, теперь едва наскребают пару дощечек для крохотной шкатулки.

Слишком много зерна? Не проблема! Бац! Налетела саранча и на полях ни одной травинки… владельцы ферм и полей воют и рвут волосы на всех публичных и скрытых местах тела… в том числе и игроки – владельцы крупных ферм и зерновых хозяйств.

У игроков слишком много алхимических зелий, свитков и экипировки? Девать некуда? Рынок замер? Не проблема! Бац! И началась война. Не особенно крупная. Но затратная. Игроки могут занять любую сторону. Каждая сторона обещает много плюшек, если победителем станет именно она. Из-за беспрестанных боев свитки и зелья исчезают на глазах, золото утекает в пропасть, экипировка превращается в бесполезный хлам. Зато сколько фана! Сколько азарта! Какие великолепные схватки! Какие сшибки кланов! Какие битвы армий! Ты меняешь историю! Алхимики работают не покладая рук, равно как и оружейники и доспешники. Все ради войны! Все ради победы! И плевать на пустеющие склады и торговые прилавки!

И таких примеров много. Особенно для любителей мировых заговоров, которые в любом событии найдут скрытый коварный замысел. Впрочем, в отличие от реального мира, в Вальдире «коварные замыслы» существуют на самом деле или, по крайней мере, происходят куда как чаще.

Встряска – она и есть Встряска. Кто-то от нее становится богаче, кто-то беднее. И редко кто остается в стороне.

Встряска…

На этот раз тоже она. Ее величество Встряска.

Сколько могущественных кланов поклоняется Снессе? Или иному другому богу, которому предсказано «падение»?

И все эти кланы имеют неплохие плюшки – зависящие от бога, но в любом случае «жирные» и многочисленные. И вот завтра тебе сообщают – так, мол, и так, ваш бог вот-вот падет, и вы останетесь у разбитого корыта. А ведь столько неимоверных усилий было положено на то, чтобы добиться благосклонности бога… столько золота затрачено, столько заданий выполнено, столь врагов уничтожено, столько молитв прочитано, храмов построено и прочих немалых жертв принесено…

И что? Все впустую? Помахать своему уходящему счастью ручкой? Погоревать да забыть?

Да ни за что!

Не дадим нашему богу пасть!

Война? Великолепно! Пусть будет война! Еще посмотрим, чей бог падет!

Тут не надо быть предсказателем или пресловутым Великим Оракулом, чтобы предугадать дальнейшее развитие событий – глобальная война. Не слишком долгая, но все в корне меняющая.

Как там говорилось? Кто был никем, тот станет всем! А кто был всем… тому прямая дорога в ад.

Черт… я могу осознать основы зарождающегося события, а вот охватить весь масштаб… тут надо быть супераналитиком. Я могу сказать только одно – прорва денег будет потрачена. Миллионы и миллионы. Если встречаются два прокачанных персонажа в схватке – они уже тратят как минимум десяток-другой свитков и крутых зелий. А еще затраты на дальнейший ремонт экипировки и оружия. Если воюют кланы – умножьте на сто или тысячу. Если воюют боги…

Хорошо хоть война начнется не прямо сейчас… это событие пока еще далекого будущего. И информация о нем столь свободно расползается на просто так – умные услышат, вдумаются, осознают, прикинут все «за» и «против». И начнут готовиться. Казначеи начнут лихорадочно прикидывать затраты, главы кланов начнут проводить собрания, искать союзников в грядущей войне и изучать потенциальных противников. И все это на фоне готовящегося путешествия к затерянному материку Зар’грааду.

А я… а я пойду куплю хорошего вина в ближайшем винном магазинчике, затем прикуплю несколько пакетов зефира… да и пойду, посижу у костерка рядом с Карстовыми пещерами.

Потому как сейчас мозг у меня несколько парализован. Того гляди Затухания на свою голову дождусь.

К тому же я обещал. Меня ждут.

Да и не об очередной грандиозной Встряске мне надо думать. А о том, как заполучить еще пару вещей из Серебряной Легенды и о поднятии уровней для набора нужного количества пунктов маны.

Будет Встряска или нет – это еще боги надвое сказали. А вот поход на Зар’граад будет обязательно. Даже сроки утверждены. О нем и надо думать. О нем и надо мне переживать.

А после того как я успешно окажусь на Зар’грааде – да после этого хоть трава не расти!

Но сначала костер, зефир и вино победы…

Хмыкнув, я развернулся по направлению к ближайшей гостинице – надо бы немного разгрузиться.

Сделал шаг и, удивленно остановившись, уставился на странную компанию, неспешно бредущую по ночной Альгоре.

Впереди важно вышагивал широкоплечий стражник в начищенной до блеска кирасе и форменной шапке с нашитым серебряным значком с изображением герба города. Вслед за ним неуклюже семенила пара игроков в полосатых костюмах, тащившая обычные рабочие носилки – в таких бетонный раствор обычно таскают. Но в данных деревянных носилках был не бетон, а колыхающая желеобразная разноцветная масса. Приглядевшись, я понял, что это скопище слимов – всех цветов и размеров. От крохотного комка до солидных размеров арбуза. Вслед за носильщиками брел еще один игрок в таком же полосатом костюме, удерживающий на руках еще парочку слимов. Вот он приостановился, наклонился над установленной у пышного зеленого куста урны, заглянул внутрь и, вздохнув, опустил в широкую горловину ярко-зеленого слима. После чего выпрямился и поспешил вслед за товарищами. Позади него неспешно шагал еще один страж, преисполненный собственного достоинства и служебного рвения.

Сначала я подумал, что это очередной маскарад. И только через пару секунд мой усталый мозг сообразил, что я вижу самых настоящих заключенных, брошенных на исправительные работы. Причем преступление не из обычных – ибо просто так в полосатую тюремную робу игроков не наряжают.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19