Дем Михайлов.

Мир Вальдиры. Вторая трилогия



скачать книгу бесплатно

– Ладно. Так о чем спросить ты хотел? Спрашивай, друг Росгард!

– Как ты узнал, что я ищу Серебряную Легенду?

– О! Это хороший вопрос! Мудрый вопрос! Начну по порядку! Сначала пришел к нам Пенек Лупоглаз – измученный страхом и тяжелой работой! Отогрелся, покушал вкусной рыбки, понежился среди ласковых дибилидов. А потом рассказал историю свою печальную. О том, как упер он у старейшины кусок рыбки, на грибном дымке копченой, за что и был изгнан. О скитаниях своих горемычных. И о том, как защитил ты его дважды. Так я имя твое героическое и прознал! А потом и призадумался я, как упросить тебя помочь горю нашему страшному. Как суметь уговорить спуститься сюда. Думал и думал, думал и думал, думал и думал…

– Друг Мохруша!

– И ничего не надумал! Сижу, слезами обливаюсь от горя… тут старушка-то и говорит!

– Стоп! Твоя старушка?!

– А чья же еще? Как ее ливнем сюда смыло в день ненастный, так с тех пор и живем! Моя!

– И что же она тебе сказала?

– Спервоначалу – ничего. Села в лужу, щеки грязью густо намазала, две белые пиявки на шею для красоты прицепила, голову песочком посыпала, да и начала ждать.

– Чего?

– ЕЕ внимания! – чуть ли не завыл от переполнивших его чувств Мохруша. – И дождалась-таки! Явилась она! У старушки глаза огнем зажглись, со всей округи змеи сползлись, хороводом вокруг нее закружились, узоры на грязи рисуя! Пар столбом над старушкой! Змеи танцуют! Дибилиды плачут!

– Огненные глаза? – переспросил я. – Змеи? Рыдающие дибилиды… Та-а-а-к… И кто же именно явился на зов старушки?

– ОНА!

– Кто она, дедуля? Зовут как?

– Так единственная из живущих высоко-высоко, кто покровительствует нам, несчастным и горемычным лохрам! Богиня! Милосердная и великая богиня Снесса! Именно она пришла на зов! Эх… я, сколько ни зову, никогда не нисходит до меня… а ведь я самый старший здесь! А как старушка позовет – так сразу Великая отзывается и устами старушки моей говорить начинает! Она и поведала, что такого героя, как ты, деньги не манят, сокровищами не прельстить, радужными ракушками сердца твоего не смягчить! А вот если два волшебных слова сказать громко и четко – Серебряная Легенда, – то непременно прислушаешься ты! Поведала, где искать нужную тебе вещь – послала видение в голову мою старую! Будто собственными глазами видел! Она же и открыла, где именно ты находишься! Она же со мной и отправилась на поиски твои! Хочет, мол, с тобой парой слов перекинуться!

Я словно воочию вновь увидел плывущую с бешеной скоростью старушку. Увидел старушку, вздымающуюся по вертикальному потоку низвергающейся с водопада воды. Как старушку накрывает мощным бревном, а старый лохр даже и не переживает, весело приговаривая: «Выплывает… всегда выплывает…»

С трудом заставив шевелиться застывшие губы, я едва-едва выговорил:

– Дедуль… а старушка твоя скоро ли вернется?

– Старушка-то?

– Агась…

– Да вот-вот должна! Она у меня быстрая! Сразу и поговорите!

– Дед!

– Ась?

– А где тут выход? Выход где?!

– Как уходить будешь – Пенек Лупоглаз тебе и покажет.

– Уже ухожу! Пенек! Лупоглаз! Куда ты делся, рыболов чертов?! Шлепай сюда!

– Никак торопишься на героические свершения? – радостно подпрыгнул Мохруша.

– Точно! Прямо сгораю от нетерпения, прямо вот хочется немедленно свершить что-нибудь героическое! Дедуль, зови сюда Пенька, и мы помчались навстречу подвигам!

– Вот это герой! Вот это я понимаю! Пенек! Быглы, говосюк матюк, шукра мабусла!

– Здесь! – послышался заполошный вопль под аккомпанемент шлепающих по грязи ног. – И рыба здесь!

– До тех пор, пока ты не закончишь со своим великим обетом, Пенек всегда будет рядом, – благостно изрек Мохруша. – Разведает и покажет дорогу, наловит рыбы, поможет нести груз.

А на тебе забота о нем и защита!

– Лады! – поспешно кивнул я. – Будет сделано! Пень, ходу!

– Пенек! Пень – мой старший брат!

– Вот Дуб Развесистый! Пенек, не тяни, быстро показывай, где выход! Герой страшно торопится! Подвиги не ждут!

Спешная эвакуация из места обитания лохров прошла успешно. Скрестив ноги, я сидел на кособоком плотике, небрежно связанном из подгнивших досок и бревнышек. От плотика шла веревка, обмотанная вокруг пояса Пенька Лупоглаза, который служил главным движителем всей этой конструкции, вовсю работая конечностями и шумно отфыркиваясь. Подводный проход, ведущий к обители изгоев, мы уже благополучно миновали – пришлось еще раз нырять, что категорически не понравилось Тирану.

До выхода из канализации осталось всего ничего – но не к водному, выходящему за пределы Альгоры, а к одному из многочисленных входов и выходов, ведущих прямо в город. Пока двигались по воде, но вскоре придется и ножками немного пройтись. Не страшно. Заодно Тиран поохотится на местных обитателей. И вообще, пора волчонка превращать в злобного волка. Чтобы имени соответствовал. А то тиранит только бабочек да кроликов… тоже мне легендарный пет!

Я абсолютно не горел желанием встречаться со старушкой. Более того – я боялся этой встречи.

Потому как отчетливо осознавал, что она собой представляет. Едва только старик заикнулся об «огненных глазах» и «танцующих змеях», как я сразу понял, что дело пахнет напалмом. И максимально ускорился, стремясь покинуть канализацию как можно быстрее.

Старушка – это не просто старушка. Храмовая жрица. Вот кто она. Сочетание слов, произносимое с выражением почтительности на лице и желательно шепотом. Можно и громко – если находишься не на территории храма. Потому как храмовые жрицы покидают святилище своего бога только в очень крайнем случае. То, что храмовая жрица оказалась в канализации, означает лишь одно – она была изгнана из своего племени, и причина наверняка была крайне серьезной. Это если верить словам старого лохра, опирающегося на продуманную игровую легенду. Жрица была изгнана, но покровительства Снессы не лишилась. Племенные дрязги – это одно дело, а Снесса – это Снесса. Богов на переправе не меняют.

Храмовые жрицы и жрецы и без помощи своего божества являются крайне искусными воинами или магами. Хорошо обученными и великолепно экипированными. Но иногда, когда они не могут справиться сами, жрецы призывают к помощи своего бога. И их мольбы не остаются без ответа. После чего на жреца нисходит не просто благословение бога, а частица его божественной силы! И жрец превращается в чудовищную машину смерти. Правда, ненадолго – по той же игровой легенде и игровым правилам, тело земного существа не может выдержать частицу бога слишком долго. Но обычно хватает даже нескольких секунд. Отсюда и такой пиетет перед храмовыми жрецами. Поэтому храмы богов так редко подвергаются атаке – ведь внутри святилища несколько десятков жрецов. Напасть на храм – это то же самое, что самолично прыгнуть в гигантскую мясорубку.

Такой была Мирта. И только падением Гравитала можно объяснить тот факт, что с великой храмовой жрицей справился какой-то там оборотень. Не пади Гравитал – Мирта разорвала бы несчастного Грима голыми руками. Но Гравитал пал, после чего Мирта потеряла все, а у Грима сорвало печати, удерживающие его звериную сущность. Результат уже известен. Романтическая история с драматичным финалом, описанная во многих книгах Вальдиры.

Стать храмовым жрецом может не только местный, но и игрок. Правда, пока добьешься такой чести, пупок надорвешь. Опять же не для каждой цели можно призвать к вниманию бога. Светлые боги не поймут, если ты попросишь их силу для нападения на мирный караван или на сонную деревеньку. А темные не поймут, если их силу используют для свершения добрых дел.

Я храмовым жрецом пока что становиться не собирался, но для меня важно другое – суть в том, что устами храмовых жрецов бог может изъявлять свою волю. Этим же телом бог при желании может управлять полностью. Как живой марионеткой. Правда, только местными. Игроков это не касается. В любом случае застань меня одержимая богом старушка, она незамедлительно бы поинтересовалась моими планами насчет спящей в личной комнате девочки. Я бы отказался передать ребенка ей и как результат получил бы люлей от старушки с последующим полетом на ближайшую локу возрождения. Самолично Снесса не может причинить мне вред, не может проклясть, убить или сделать что-нибудь еще нехорошее. Но вот преданные ей фанатики… даже без божественной силы старушка из меня фарш сделает, не особо при этом запыхавшись. Если она и правда храмовая жрица, в чем я почти не сомневаюсь.

Страшна не смерть – страшна потеря экипировки. Все снаряжение останется на моем «трупе», на островке, где старушка обитает постоянно. И меня к моим бренным останками ни за что не подпустили бы. Учитывая, что на мне надето несколько частей легендарного сета, такой исход будет настоящей трагедией.

Поэтому я и тикал что есть мочи. Вернее, я сидел на кривом плотике и напряженно ждал, а похрюкивающий от усилий лохр греб что есть мочи. Что радовало – Пенек Лупоглаз греб уверенно, точно зная, где находится выход. В запутанных лабиринтах катакомб Альгоры это крайне важно. Иначе можно здесь надолго заплутать…

По правому берегу раздался странный пронзительный вопль, в котором мне почудилось нечто смахивающее на ругательство. Или на простой выкрик. То ли Муилло, то ли Мудрилло… я крику особенного значения не придал, а вот лохр внезапно напрягся и заработал лапами с удвоенной скоростью. Прислушавшись, я услышал бормотание Пенька:

– Нехорошие… ой нехорошие… совсем нехорошие…

Странно… какая-нибудь местная ядовитая тварь? Вполне возможно. Катакомбы Альгоры – это совсем иной мир.

И совсем скоро мне в этот мир придется окунуться по полной. Где-то здесь, в узких сырых коридорах, затхлых отнорках и руслах подземных рек и каналов бродит поисковой отряд крабберов. Грохочут ноги по влажному камню, скрипит хитиновый панцирь, щелкают гигантские клешни и сверкают яростью огромные глаза. Крабберы ищут… а мне придется их остановить. Это по минимуму – ведь не зря в полученном задании уничтожение крабберов было лишь минимальным условием. Возможны и другие варианты. Правда, в одном я уверен точно – договориться с крабберами не получится. Ни за что. Они вообще ни с кем не договариваются, кроме собственных сородичей. А в остальных видят лишь добычу. Поэтому на текущий момент я вижу два варианта – либо я каким-либо способом уничтожаю этих чудовищных амфибий, либо же они находят, что ищут, и сами покидают катакомбы.

А еще я знаю, что в одиночку мне не справиться. Поэтому хочется или не хочется, надо собирать команду приключенцев, снаряжаться по максимуму, а затем спускаться в темные подземелья.

Других вариантов нет… черт… похоже, я знаю одну команду, которой всегда мало приключений. Правда, нормальных и адекватных там маловато, ну да я и сам не идеал.

Но деньги… это какая же прорва денег понадобится для полного снаряжения? Поход может затянуться надолго…

– Пенек, долго еще? – пригорюнившись, спросил я.

– Уже рядом! – бодро вякнул лохр. – Скоро лестница наверх! Но…

– Но?

– Но там рыбы нет почти! Здесь лучше, друг Росгард!

– Греби давай!

– Там один маленькая рыбка, если скушать – сразу тюрьма сажают! Злые!

– А нефиг в чужих аквариумах лапами шарить! Пришлось за тебя штраф платить! Черт… где мне взять деньги?! О! Кира, любовь моя… интересно, займешь ли ты мне деньжат?

Кстати… битва с крабберами и чудовищами в подземельях – это еще и хороший способ прокачать персонажа. Пора бы уже подрасти немного.

Мне надо бы еще и свободные пункты характеристик разбросать, причем сделать это с умом.

Хотя о чем это я?

Будто у меня есть особый выбор. Все в интеллект и мудрость. Все ради количества маны, столь необходимой мне для прочтения уникального заклинания.

Глава 6
Кусающиеся цены. Перед спуском во мрак. По следу крабберов! Битва!

– А я тебе говорю – быть такого не может!

– Еще как может, добрый господин! Видят светлые боги – самая разумная цена! Куда уж ниже?! Разве что бесплатно раздавать! Так по миру с детьми пойдем от такой торговли!

– Цена слишком высокая, и все тут! Снизь хоть немного еще!

– О Боги! О милостивые Боги! Защите от грабителя! Разоряют, разоряют несчастного торговца!

Говорили на столь повышенных тонах, что сию беседу слышало пол-улицы.

Шум доносился из небольшой окраинной торговой лавки, скромно примостившейся между кожевенной и мебельной мастерскими. Ситуация усугублялась тем, что в обеих мастерских находилось довольно много игроков-учеников, решивших приобщиться к ремесленничеству. Услышав дикую перебранку, они шустро побросали обрывки кожи и деревянные бруски, чтобы прильнуть к окнам и утолить свое любопытство. Не каждый день увидишь, как громадный полуорк с поистине гигантским заплечным мешком столь ожесточенно торгуется, что у него пена с клыков капает.

А Бом торговаться умел. Одна проблема – слишком уж долго длился этот процесс, а владелец лавки, щуплый мужичок с невероятно румяными щеками, уступал натиску крайне неохотно, борясь за каждый медяк.

Я уже не раз проклял тот миг, когда уступил настойчивым просьбам и доверил закупку припасов Бому. Следовало забеспокоиться еще тогда, когда увидел широкую ухмылку на зеленом клыкастом лице. А теперь поздно трепыхаться. Приходиться удерживать на лице невозмутимое выражение и сидеть на попе ровно, не выказывая признаков нетерпения.

Так мы и сидели «на попе ровно», дожидаясь окончания переговоров.

Напротив лавки был небольшой и узкий тупичок, загроможденный старыми рассохшимися бочками и неудачными поделками игроков-мебельщиков. Там мы и приткнулись, чтобы не мозолить глаза любопытным. Я так вообще забился между двумя бочками и носа наружу не казал, чтобы не светить свой игровой ник.

Чуть поодаль на кособоком и колченогом обеденном столе сидела Кэлен Ищущая, поглощенная чтением толстенного фолианта, с легкостью удерживая его в своих тонких девичьих ручках. В «реале» такая книжища весила бы килограммов десять. Здесь столько же, вот только мы изначально наделены большей силой.

У ножки стола и одновременно у ног Кэлен приткнулся Док, усевшийся в нереально замысловатую позу. Наш лекарь также приобщался к миру книг, не отрывая глаз от старинной книжки с пожелтевшими страницами. Видать изучает способы удаления аппендицита…

Навалившись спиной на кирпичную стену, рядом со столом стоял массивный гном Крей, необычно молчаливый, но то и дело бросающий ревнивые взгляды на Дока, находящегося слишком уж близко от ножек Кэлен. Взгляды бросал, но вслух ничего не произносил. Не знаю уж, что за разговор состоялся у Кэлен и Крея после нашего последнего приключения, но то, что беседа имела место, это определенный факт. Приструнили гнома.

В самом темном углу переулка заныкался лохр. Забрался в гнилой ящик, подобрал под себя ноги, прикрылся какой-то ветошью, найденной тут же, и буквально исчез из поля зрения. Великолепная скрытность. Маскировка была бы идеальной, если бы Пенек сохранял тишину. А сейчас из ящика доносилось хрупанье, сопение, чавканье и прочие звуки, сопутствующие жадному поеданию сырой рыбы. Этот болотный вымогатель выклянчил-таки у меня обед, и пришлось купить ему три здоровенные речные рыбины.

Наш профессиональный «ишак» Бом занимался вымогательством в торговой лавке.

А лысый эльф… хм… Орбит повесился. В буквальном смысле слова.

Подняв взгляд, я посмотрел на покачивающиеся над моей головой грязные пятки и испустил еще один тяжкий вздох. Надо мной висел лысый эльф с рваными ушами, скособочив голову, пустив по подбородку струю слюны и картинно высунув язык. А над его плечами витало серое призрачное облачко одного из прирученных духов Орбита – в данный момент он исполнял роль дополнительных декораций. Якобы душа эльфа уже покинула тело, но еще не улетела.

Блин…

Во всем я виноват. Когда все радостно собрались по моему зову, сначала я объяснил, на что подбиваю соратников, потом все согласились, после чего мы дружно скинулись деньжатами по принципу «кто сколько даст», составили список необходимого и потопали закупаться. На самую-самую окраину Альгоры, потому что полуорк Бом авторитетно заявил, что там все дешевле, а продавцы уступчивее. Уже оказавшись около лавки, я попросил всех не «отсвечивать», то бишь не привлекать к нашим персонам лишнее внимание. Благо приютивший нас тупичок оказался как нельзя кстати. Все восприняли мою просьбу на свой лад. Док и Кэлен уселись и погрузились в чтение. Гном налег спиной на стену и застыл. А Орбит… а Орбит взял и повесился. Такая вот беда.

Услышав мою просьбу, лысый эльф минут на пять задумался, после чего где-то надыбал лохматую веревку, захлестнул ее на торчащий из стены почерневший деревянный брус, приладил другой конец у себя под мышками, вызвал духа и повесился… предварительно посетовав на отсутствие рядом жужжащих мух.

Понятия не имею, почему лысый эльф решил, что висящий в переулке труп не привлечет лишнего внимания. По мне, так очень даже привлечет – особенно если мимо пройдет патруль городской стражи.

Блин!

Так мы и стали ждать окончания торга. На мои увещевания Орбит не реагировал – ведь он повесился, стало быть, ничего не слышит и не видит. И еще это едва слышное, но крайне гнусное завывание витающего вокруг лысой головы призрака…

Одна надежда, что Бому таки надоест торговаться и он, наконец, совершит покупку. Ну и плюс не только его ждем. Еще один спутник в будущих приключениях должен появиться с минуты на минуту.

Раньше я крайне редко сталкивался с подобными трудностями, потому что предпочитал одиночный стиль игры стрелка-рейнджера. Крашшот редко вступал в группы приключенцев, а если и вступал, то всегда имел с собой все необходимое снаряжение, рассчитанное только на него одного. Ни с кем обычно ничем не делился и ничего ни у кого не просил. Пришел, выполнил свою задачу и ушел.

А вот Росгард – то бишь мое виртуальное воплощение – оказался во главе крайне странной и разношерстой компании, во многом непоследовательной, не особо богатой, да еще и чуток сумасшедшей.

Насчет «небогатой» – это, конечно, относительно. Попроси я лысого эльфа, он бы целый мешок золота приволок – от своей старшей сестры Черной Баронессы. Но это уже перебор. Не хочу быть должным клану Неспящих. Особенно в таких мелочах, в которых, как известно, кроется дьявол. Поэтому, когда собирал средства на поход, я не забыл упомянуть фразу «кто сколько может сам». И Орбит щедро отдал четыре потемневшие медные монетки… плюс кусочек сиреневого стекла, пробку от бутылки, кусок железной цепочки и один собачий ошейник на «+3 защиты». Ошейник пригодился – сидящий рядом со мной Тиран красовался обновкой. Все остальное «добро» я выбрасывать постеснялся и отдал Бому, который, даже не задумываясь, убрал их в свой бездонный мешок.

– Хой! – эмоционально прозвенел знакомый голосок, в переулок упала смутная тень.

– Привет, Кирея, – вздохнул я, вяло помахав рукой девушке. – Добралась наконец-то.

– Привет! А это что?! – недвусмысленно ткнула девушка в висящего надо мной лысого эльфа, с чьего подбородка на мою обувь капала обильная слюна.

– Висит, – пожал я плечами. – Тренируется…

– Чему?

– Висению! – буркнул я.

– Интересно… – подытожила Кира.

– Ага, – согласился я. – Ты даже не представляешь, как это интере-е-есно иногда… Знакомьтесь, ребят, это Кирея. Класс воина, будущий паладин и наш соратник.

– Крей! – хрипло отозвался гном, скупо кивая.

– Прива! – радостно улыбнулся лекарь. – Я Док! Хилер! Твое будущее спасение от ран и смерти! Тот, кто оттащит тебя от распахнувшихся ворот ада, рискуя собственной жизнью, тот, кто…

– Док!

– Все, уже молчу, – смущенно кашлянул наш штатный лекарь. – Книга просто такая…

– Кэлен Ищущая, – взмахнула рукой волшебница, пристально оглядывая новоприбывшую с довольно задумчивым выражением на лице. – Боевая волшебница.

Лысый эльф дернул пяткой, болтающийся над ним призрак жалобно завыл.

– Это Орбит, – вздохнул я. – Класс такой странный, что лучше не упоминать. Хоть он и не похож, но это эльф.

– Я Кирея! – улыбнулась всем Кира, убирая с лица прядь волос. – И я уже паладин! А не будущий!

– Лечишь? – встрепенулся Док. Его радость можно понять – теперь ответственности за жизнь сопартийцев чуть меньше.

– И калечу, – подтвердила Кирея, глядя при этом почему-то на меня.

Если бы в реале я только посмеялся от этого заявления, то в мире Вальдиры испытал куда большее уважение.

Когда на тебя многообещающе смотрит воительница, закованная в сверкающие серебристые доспехи, с рукоятью здоровенного меча, торчащего из-за плеч, и округлой кромкой серебристого же щита, это выглядит внушительно. Даже если не принимать во внимание висящей на толстом кожаном поясе короткой шипастой палицы и нескольких очень узких длинных метательных ножей. Там же находилась вместительная поясная сумка – наверняка для эликсиров. Про высокие сапоги до колена и говорить нечего – на носке каждого красовался неприятно зазубренный и длинный шип. Если таким пнуть… да промеж ног…

Уровень так же говорит сам за себя – сто первый.

Неплохо Кира поднялась за то время, пока я ее не видел. Стопроцентно прокачивала персонажа долго и упорно, опираясь на щедрую и всестороннюю поддержку родного клана Альбатросов. Впрочем, нет… если бы Кира приложила все возможные усилия для прокачки, она бы добилась куда большего результата. Поддержка и помощь в прокачке решают все. Тем более что у Альбатросов есть свои клановые локации, куда чужакам ходу нет и где все изучено до мельчайших тонкостей. Так что Кира явно филонила. Видно, и правда устала от работы на любимый клан.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19