Дем Михайлов.

Ярость Гуорры



скачать книгу бесплатно

Нам противостоял самый настоящий конный рыцарь. Быстрый, бронированный, сильный. Крайне умелый. Ожесточенный и дерущийся так, будто защищал родину-мать, а в нас видел оголтелых фашистов – столь дикой злобы я еще не видывал. Шлем без забрала, лицо открытое, с русой бородой, жутко искажено от ярости. Зубы сцеплены, складка между нахмуренными грозно бровями так глубока, что там можно братскую могилу для муравьев устроить.

– Презренные еретики!

Круто завернув коня, воин метнул еще одно копье и на этот раз метил не в меня, а в цель покрупнее. Удар оказался страшен – Колывана пошатнуло, повело из стороны в сторону, нас замотало, как сардельки на горящей сковородке, я выронил замораживающую стрелу и лишь чудом удержался на спине огромного животного. А вот моя дочь нет – ее отшвырнуло прочь, моргающий магический шар шлепнулся на траву.

– Скотина! – взревел я, с двух рук обрушивая на врага терновые путы, в пару секунд высадив целое поле терновника и полностью «обескровив» себя. – Роска! Беги сюда! Беги!

– Я помогу ему-у-у! – донеслось в ответ. Магический щит с жалобным звоном разлетелся на куски словно хрустальный. По траве понеслась босоногая девчонка, направляясь к недавно оставленному пригорку, рядом с которым не на жизнь, а на смерть дрался Шепот.

– Орбит! Давай за ней! – крикнул я, выпуская еще одну терновую пущу, благо накопилось маны на один «выстрел».

– Сей…

Р-Р-Р-АХ!

Если предыдущий удар был страшен, то этот и описать нельзя… меня унесло как пушинку, прямиком в собственноручно выращенный терновник. Оглушение. Контузия. Глухота. Немота. Отравление. Слабость. Мутность перед глазами. Все эффекты наложились разом. Картинка дрожит и потеряла всю цветность – черное и белое осталось для меня.

По инерции попытавшись вскочить, я сделал один лишь неверный шаг и вновь рухнул оземь, запутавшись в собственных ногах, похожих на безвольно гнущиеся ватные палочки. Перед глазами все кувырком, я не могу произнести ни единого заклинания и лишь беззвучно шевелю губами, смотря, как из меня утекает жизнь.

Роска…

Где моя дочь…

Вста-а-ать… вста-а-ать…

Вокруг витает густой смрадный дым. Чья-то тень проносится мимо, я замечаю толстое древко и от удара снова падаю, крича без звука, как в немом черно-белом кино.

Перевернувшись, ползу вперед, сквозь дым. Налетевший порыв на мгновение срывает пару клочьев дыма с места, и я вижу ворочающуюся на земле исполинскую тушу Колывана, лежащего на боку. Рядом нечто вроде невероятно большого дротика с игловидным наконечником, резко расширяющимся у древка. Дротик метра четыре в длину.

Налетает высокая и уже знакомая тень – бронированный всадник на бронированном коне. Резко подается вперед, и в бессильно трясущегося мамонта вонзается серебристое копье. Крик Колывана столь громок и внезапен, что я не сразу понимаю, что эффект глухоты спал. К рыцарю бросается призрачный краббер, его клешня смыкается на морде коня, резко дергает на себя, к плачу мамонта добавляется пронзительное лошадиное ржание.

– Я прикончу вас всех до единого! Дети Сатаны! – в воздетых к небу руках рыцаря возникают сразу два копья. – Держись, мой друг Лиорведанте! Держись, мой верный конь! Р-ра!

Одно копье влетает в Колывана.

Другое принимает на себя мощный краббер. К голове воина подлетает призрак, облачко, яростно верещит, пытается впиться в глаза… и с визгом разлетается на мелкие клочки дыма. Упокоен… От краббера валит дым, он злобно ревет, продолжая кромсать лошадиную морду. Удар копытом… и варвар глубин отлетает назад.

Удар! Снова в Колывана… его дрожащая жизнь давно окрашена в красный. Из-за слоновьей спины слышится щелчок, в грудь рыцаря впивается светящаяся светло-синим стрела, с хрустом по его броне ползут пятна изморози. На боку Колывана появляется босоногая фигура лысого эльфа. Он разбегается и прыгает вперед, обеими руками держа рукоять кинжала. Боевой скакун врага заторможенно отходит, всего на шаг, но этого хватает для того, чтобы Орбит промахнулся.

Удар! Снова в Колывана! Копье ярко мигает – его древко налито багровым. В небо ударяет столб света. И в ответ доносится гулкий треск со стороны небольшой крепости.

– Нет! – кричу я, вытягивая руку. – Нет!

Меня не слышит никто.

Удар!

И тело колоссального зверя замирает, подергивается туманной дымкой… и исчезает, оставив на земле несколько предметов. Колыван пал.

В прыжке, с глухим рычанием, к лошадиному горлу устремляется появившийся из дыма черно-белый волк. Рыцарь наклоняется и отбивает атаку Тирана ударом бронированного кулака:

– Мерзкие богопротивные твари!

– Гад! Гад! – твержу я, краем сознания фиксируя снятие еще пары негативных эффектов. Теперь я могу встать и не упасть. Что я и делаю, одним рывком приняв вертикальное положение и вытянув обе руки к конному ублюдку, непрестанно извергающему проклятья.

– Гад! – магическая терновая пуща вырастает вокруг мощного боевого коня, достигает поясницы всадника, растительные колючки скрежещут по массивной броне.

Короткая огненная очередь ударяет в шлем врага, заставляет того припасть к лошадиной шее. В задымленном воздухе мелькает черная тень, на спину лошади приземляется закопченный эльф и с криком всаживает лезвие ножа в щель между шлемом и воротом толстой кирасы. Ответный злобный вопль настолько натурален, что кажется, будто настоящему живому рыцарю из плоти и крови всадили зазубренный нож в шею и он испытывает не только ярость, но еще и боль.

Я добавляю огня и еще одну терновую пущу. И лишаюсь запасов маны – опять. Я не причинил врагу ровным счетом никакого урона.

Конный рыцарь закидывает руку за голову и, схватив железной пятерней Орбита за плечо, дергает вперед, легко сорвав того с лошадиного крупа. Сорвал, но не отпустил – лысый эльф завис в воздухе, удерживаемый мощным воином на весу. Другой рукой тот вытащил из ножен короткий меч, процедил, скривив губы:

– Мерзкий еретик!

В этот миг о его шлем ударяется брошенный мною камень, еще спустя секунду я подпрыгиваю и цепляюсь руками за его колено, мою цифровую кожу рвут колючки терновника, но мне плевать. Рыцаря резко дергает в сторону – в противоположную от меня, ибо оттуда на него прыгнул злобно рычащий Тиран, волчьи клыки жутко скрежещут по броне. Удар мечом… удар коленом… мне досталось ногой, и я отлетаю прочь как теннисный мячик, а вот Тиран продолжает рвать добычу.

– Вой! – кричу я, вздымаясь с земли и выпуская по врагу очередь огня. – Вой!

Завыть мой волк не может – по нему бьет и бьет короткий меч. Извернувшийся босоногий эльф дергается поближе к удерживающему его противнику и, приложив к губам раскрытую ладонь, резко выдыхает. На рыцаря налетает облачко пыли, и вновь раздается его дикий яростный крик… а в Орбита впивается лезвие меча.

– Нет! Твою мать! Гад! – ору я. – Сука! Тебе конец!

Мое поведение ужасно… но эта неуязвимая тварь просто бесит! А его вопли не лучше наших – как он только нас не называл!

Массивный булыжник ударяет рыцаря в колено, но стальной наколенник даже не поцарапан. Еще удар! Пинок по волку! Освободившийся от терновых пут скакун резко разворачивается, и Тиран с тихим скулением отлетает в сторону, получивший сдвоенный удар задними копытами. Удар! Лезвие меча впивается Орбиту в горло, и… лысый эльф умирает, обращаясь в облачко серебристого тумана с отчетливыми золотыми искорками. Орбит умер…

– Су-у-ука! – реву я, с натугой отрывая от земли обломок коряги. – Тиран! К Роске! К Роске! Приказываю!

Хромающий волк, почти умерший, круто сворачивает и бежит в сторону, тяжело припадая на передние лапы. Огромный конь разворачивается ко мне. Свирепо глядят на меня налитые кровью глаза рыцаря.

– Сарацин! Мерзость, поганящая землю!

– Папа! Папа!

– Роска! – я кричу так громко, что сам себя оглушаю. – На Тирана верхом! Бегите!

– Папа!

– Бегите! Немедленно! Ну! Бегом! Туда! – моя рука указывает противоположное от замка направление.

Я вижу, как громадный черно-белый волк принимает на свою спину худенькую девчонку и бежит прочь, с каждым мигом наращивая скорость – его жизнь немного восстановилась, да и пара негативных эффектов наверняка спала. Спустя три секунды волк стелется над землей, уносясь к низкому горизонту, а к его спине прижалась Роска, вцепившись обеими руками в густую шерсть.

– Ну, тварь! – выдыхаю я, прыгая вперед. – Ну, урод!

Удар!

Я отлетаю прочь в облаке щепок от разлетевшейся коряги – меня ударил копытом конь. А сам рыцарь неспешно разворачивает на меня копье.

– Гад! – повторяю я одно и то же слово, медленно вставая. – Гад!

Вдалеке оправившиеся от шока игроки сгрудились вокруг кого-то лежащего на земле и вразнобой обрушивают на него удар за ударом. Пинают, рубят, колют. Шепот…

– Эй! – бешеный рев доносится в тот миг, когда я, подобрав острую щепку, вновь прыгаю на врага. Я не удержался, отвел глаза от цели на долю секунду и увидел несущегося к нам громадного полуорка в алых доспехах. Игрок двигался трехметровыми прыжками, спешил что есть мочи…

Мой удар! Острая щепка впивается в щель доспехов у колена.

Удар врага! Я успеваю увидеть острие копья… и мир вокруг темнеет.

Вспышка!

Здравствуй, радуга…

Это?..

Да, это смерть, которая еще не конец.

Веселая полосатая радуга уносит меня вдаль, ласково и ободряюще что-то шепча на ухо.

Еще одна беззвучная вспышка сообщает о финише «потустороннего путешествия», а затем следует нечто неожиданное: у меня в ушах коротко и тоскливо раздается дикий волчий вой и звучит на его фоне несколько неразборчивых слов.

Это еще что за хрень?!

И тут налетевшая цветная круговерть увлекла меня за собой.

Вспышка… вспышка… меня выбрасывает на холодный серый камень…

Мой полет завершен, можно отстегнуться…

Глава четвертая
Смерть это лишь начало пути – главное, с него не сворачивать. И не забывать! Сцепи зубы – и вперед!

Меня выбросило на до боли знакомую каменную плиту, наполовину утопленную в сухой рыжей земле. Рядышком покачивалось на каменном столбе тряпичное пугало без шляпы и рук, зато с тремя ногами. Деревянная нижняя челюсть с треском захлопнулась, пугало стало похоже на Щелкунчика.

– Путник, сойди с плиты, негоже стоять здесь, – запинаясь, выговорила повешенная игрушка.

Так я и поступил, оглушенно шагнув вперед, уходя с холодного камня точки возрождения.

Шагнул и едва не рухнул, споткнувшись о нечто живое.

Орбит. Облаченный лишь в подгузник, на плите сидел лысый эльф, поджавший голые колени к груди и вперив пристальный взгляд в далекий горизонт. В его обгрызенном по краям ухе покачивалась серьга в виде знака бесконечности.

– Чего расселся? – буркнул я, старательно глуша злость, – не Орбит виноват в том, что я улетел на возрождение. Скорее наоборот – из-за меня лысый эльф погиб в бою, ибо я втравил его в это приключение. И его самого и мамонта Колывана. Просто мое озлобленное и одновременно перепуганное нутро требовало разрядки. А когда ты зол, то ищешь отдушину для рвущей тебя на части злости. Тут уже не до справедливости. Однако я сдержал свое злое испуганное нутро.

Нутро, озлобленное из-за смерти. Перепуганное из-за дочери. Где Роска?

– Ро-о-оска! – завопил я что есть мочи. Крутнулся в другую сторону и снова крикнул: – Ро-о-оска!

Вдруг услышит? Надежда слабая и глупая, но все же это надежда.

В несколько быстрых манипуляций вытащил на экран интерфейс питомцев. И зло выругался, увидев сообщение, оповещающее, что Тиран далеко от меня и я не могу призвать его голосом. Тут нужен простенький свисток из звериной лавки или схожий артефакт. Но его нет. Придется бежать в ближайший город. Именно бежать – свитков телепорта у меня нет. На мне лишь подгузник, худо-бедно прикрывающий чресла.

– Путник, сойди с плиты, негоже стоять здесь, – выговорил треснутый голос куклы, болтающейся на столбе и с глухим стуком ударяющейся об него.

– Орбит! – не выдержав, рявкнул я. – Уйди с плиты! Иначе он не заткнется! Пошли уже! Знать бы еще куда, м-мать…

Вокруг – ничего! Гребаная пустошь, тянущаяся в бесконечность по всем долбаным направлениям! В одной стороне что-то вроде пологих рыжеватых холмов, в противоположной – едва-едва различимый силуэт высоченного и сурового горного хребта.

– Путник, сойди с плиты, негоже стоять здесь…

– Ты что, нарочно, что ли? Ор…

Тут я и осекся, впервые пристально взглянув в лицо эльфа.

Абсолютно пустое и застывшее лицо. Глаза смотрят в одну точку, губы плотно сжаты. Тихо подрагивают пальцы рук.

Какого черта?

– Орбит! – я толкнул друга в плечо. – Эй!

А в ответ – тишина… мертвых с косами пока нет, но уже страшновато. Проблема с игровой системой? Чего он застыл?

– Орбит! Эй! Подъем! Ну же!

– Рос! – голос знакомый, но преисполненный озабоченности и грусти одновременно.

Из полыхнувшей вспышки телепорта выскочила девушка в неизменном черном кожаном костюме.

– Рос, не трогай его. Бесполезно.

– Не понял тебя. Что значит «бесполезно»? – признался я. – ЧБ, послушай, у тебя в воздухе никого нет? Дракона там? Мне бы дочь высмотреть с высоты лебединого полета. Она верхом на черно-белом волке. Мне хотя бы направление укажите.

– Уже ищут, – кивнула Баронесса и шагнула мимо меня к брату. Рывок – и изящная девушка одним легким движением переместила Орбита с плиты, усадив под куклой, у основания каменного столба. Повешенная трехногая игрушка с облегченным треском захлопнула челюсть и замолкла.

– Что с ним? – уже с куда более сильной озабоченностью спросил я, опускаясь на колено и вглядываясь в застывшее лицо Орбита. – Какого лешего происходит?

– Он умер, – пояснила глава Неспящих. – Черт…

– Да ну? Так и я тоже! Но я же не сижу, обняв коленки, и не смотрю куда попало! Действовать надо! Орбит! Эй! Очухайся! Эй! Эй! Эй!

– Рос! – звенящим голосом рыкнула ЧБ. – Бесполезно! Не трогай его! Он умер! Для него смерть в игровом мире не просто игровой процесс! Орбит Хрустилиано умер! И теперь он решает, кем ему стать на этот раз… в кого переродиться… куда вынесет его великий и бесконечный круговорот перерождения…

– А?! – вылупился я, чувствуя, как отвисает нижняя челюсть – прямо как у деревянной куклы с тремя ногами. – Что за чушь? Я половины не понял из того, что ты сказала. Вот честно.

– Как и я, – призналась ЧБ. – Просто повторяю его слова. Рос, бесполезно. Это не первый и не последний раз. Далеко не первый раз. Для него смерть в Вальдире это как смерть в настоящем мире. И по его словам, после смерти душа отправляется к началу какого-то чертового круговорота и на одном из его витков ее выбросит вновь к началу начал, где он и переродится в кого-то…

– Хватит нести этот бред! – мой бешеный крик разнесся на пару километров в стороны, никак не меньше.

Ухватив Орбита за плечи, я бешено затряс его, выкрикивая злобные слова ему в лицо:

– Подъем, крендель лысый! Тут у нас дел до хрена, а ты в медитацию впал! Тоже мне Будда! Подъем! Дочь пропала, Колыван непонятно где, Тиран тоже пропал, а ты тут сидишь! Твоя сестра свихнулась на хрен! Про какой-то круговорот и перерождение говорит – не иначе она головой о переплет Библии ударилась с утра пораньше. Слышишь? Горе у тебя в семье – сестра твоя спятила к чертям! Так что подъем, мужик! Из вашей семейки только ты теперь и остался нормальным! А дел впереди немерено! Так что встал, ноги в руки, задницу на плечи – и помчали в темпе хромого вальса разыскивать ребенка! Интересно, где ее искать? А?! Я твоей сестре говорю – помоги дочь отыскать! А она мне нудным голосом в ответ: великий круговорот перерождения… черт!

– Боле-е-ет она, – вздохнул рывком отмерший Орбит, легко поднимаясь на ноги и с глубоким состраданием глядя на застывшую словно соляной столбик Баронессу. – Пошли!

– Пошли! – с готовностью кивнул я и, подступив к ЧБ, попросил: – Дай в долг два свитка переноса! Не жмись.

Глава Неспящих, не говоря ни слова, молча протянула мне два свитка телепортации, и спустя миг мы с лысым эльфом уже умчались прочь. Уносящий нас магический вихрь оставил на рыжей пустоши обрывки наших слов:

– Ты бы ее к доктору сводил…

– Не помо-о-ожет…

Черная Баронесса осталась в одиночестве, у каменной плиты, столба и висящей там трехногой куклы…


Чем порадовала территория около Мертвого Исполина двух парней в подгузниках?

Мясорубкой. Лихой мясорубкой, раскрученной на всю мощность.

Магия телепорта мягко опустила нас на землю в двух шагах друг от друга и в двадцати метрах от уже сворачивающейся скоротечной драмы.

Быстрый взгляд позволил мне определить как минимум пять боевых кланов Вальдиры, устраивающих лихую свистопляску около разбитого Исполина и под стенами небольшой крепости Золотых Тамплиеров.

Древожуи, Огненные Ястребы, Свет Мессии, Сумрачная Тень, Подгорные Короли. А вон и парочка бойцов клана Лезвие Страха. И все увиденные мною бойцы изо всех сил стремились причинить золотым тамплиерам как можно больше боли путем убийства и разрушения.

Нас не было здесь минут пять, может, шесть. И за это время сюда явилось столько кланов – пусть и в далеко не полном составе. Скорей всего, каждый клан послал столько свободных игроков, сколько было в наличии. Крайне сомневаюсь, что все из прибывших игроков вдруг люто возненавидели тамплиеров. Их кто-то сюда позвал – и я догадывался кто, учитывая, что среди разномастных бойцов в разноцветных плащах и под разноцветными плащами часто мелькали бойцы клана Неспящих. Боевой альянс кланов…

Под низкими облаками парило несколько драконов и огромных птиц – и все как один были недружелюбны к тамплиерам. Вниз падала пара объятых синим и оранжевым пламенем комков перьев – не иначе канувшие в Лету воздушные силы храмовников.

Это настоящий геноцид, елки-палки. В древние времена настоящих тамплиеров примерно так и вырезали… Только без магии и драконов.

Однако меня мало занимала разборка, хотя своего обидчика я быстро отыскал взглядом, благо они были рядышком, стоя прямо над нашими с Орбитом останками – сгустками тумана. Так вот… Алый Барс за прошедшие пять минут не справился с конным воином, недавно отправившим нас на возрождение. Он даже коня у него не убил! Остальные игроки, Неспящие или их союзники, не вмешивались, наблюдая за схваткой с дальнего расстояния. Это настоящий поединок – один на один.

Недавно я уже восхищался боевым умением Алого Барса. Сейчас мое восхищение стало двойным, если можно так сказать, – противник Барса ничем ему не уступал. Каждый удар блокировался, отводился в сторону или проходил мимо цели. Управляемая волей всадника лошадь буквально танцевала, крутилась и наносила удары копытами, кусала, наваливалась грудью и боками, стегала хвостом по глазам. Тут было на что засмотреться… а клятая яростная брань всадника добавляла нехилую дозу реалистичности.

– Падаль! Скверна! Отродье гнили! Приспешник зла! – конный воин из клана Тамплиеров не затыкался ни на секунду.

И я впервые смог рассмотреть его в деталях, пока мы с лысым эльфом на пару изображали из себя голых разведчиков, пытаясь добраться до своих «останков».

Храмовник в необычном доспехе, представляющем собой странную… конструкцию из кольчуги, толстых пластин, части кирасы и прочих металлических штук, – тут точно штучная работа, работал какой-то серьезный кузнец с нехилым воображением и под четко определенный заказ. Уровень воина двести двадцатый ровно, плюс тут явно замешана нехилая доза божественного теста, ибо над головой воина нет-нет да мелькает какая-то штука, сильно смахивающая на самый настоящий нимб, ну или на ауру, на худой конец. Имя, имя ужасное, прямо на самом деле ужасное – Фагнир Некроз. Аж в дрожь бросает… или это от воспоминаний о том, как этот гад меня прибил?

В любом случае о мести я пока и не помышлял, стремясь подобрать штаны и дать деру.

И то и другое получилось у нас отменно – спустя три минуты мы уже бежали прочь. Лысый эльф, призыватель духов, и человек, боевой маг. За нашими спинами раздавались звуки ожесточенной схватки, по сторонам вспыхивали зарницы массовых телепортов – оттуда выпрыгивали новые воины, тут же вступая в схватку на той или иной стороне.

Кстати, о клане Жрецы Первозданные я слышу впервые, и они явно на стороне тамплиеров. Лишь бы смыться…

– Где Колыван? – на бегу поинтересовался я.

– Сейчас позову-у-у… – отозвался Орбит, доставая из кармана короткий обрубок бивня, превращенный в манок для мамонтов.

Над рыжей землей пронесся долгий и протяжный зов.

Твою за ногу… один я, придурок, не удосужился прикупить свисток из волчьего клыка, хотя целые связки их болтались за прилавком в звериной лавке.

Всего не предусмотришь.

Издалека послышался трубный ответ, и мы сменили направление бега.

Один питомец себя обозначил… мамонт, отмеченный божественным дуновением, отозвался.

А где же легендарный черно-белый волк с девчонкой-подростком на спине? М? Хреновый из меня папа…

– Она умна-а-а… – будто прочитав мои мысли, добавил Орбит. – И непоседлива. Просто жда-а-ать не станет.

– Что-нибудь да учудит, – понял я его правильно. – Надо найти ее побыстрее.

Колыван повел себя как танк – снес к чертям нейтрально настроенную березовую рощицу и прямым курсом двинулся к нам, вырывая бивнями все встречающееся на пути, будь то кустик или пригорок. Одно я заметил сразу – судя по неуклюжему аллюру, по знакомому косолапому топанью, мамонт шел полным ходом. Но двигался куда медленнее, чем раньше.

– Божественные дары спадают? – спросил я.

– Да. При каждой смерти. Только легендарность вечна-а-а…

– Легендарность смертью не смыть, – согласился я, испытывая законную гордость за своего легендарного волка Тирана.

Понятно. Теоретически богов можно убедить, и они отметят частичкой своей силы множество зверей Вальдиры. И тогда само понятие статусности уровня «легенда» станет ненужным. Зачем охотиться за легендарными петами, если можно пойти более легким путем – всего-то снискать благосклонность одного из многих божеств. Так и делают те игроки, кто не столь удачлив, как я, но при этом жаждет иметь в собственности особо могучего зверя. Теперь ясно, почему могущественная Черная Баронесса искала себе именно уникальную легендарную зверушку.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8