Дем Михайлов.

Ярость Гуорры



скачать книгу бесплатно

– Наше дело какое? Все помнят? – с нешуточной тревогой поинтересовался я.

– Врубить портал! – первым отрапортовал Шепот, не прерывая намазывание лица толстым слоем шокол… какой-то буро-зеленой мазью из небольшой костяной коробочки.

– Неверно! – отрезал я. – Наше дело: найти жалобно плачущего и прервать… то есть прекратить его рыдательную агонию! После чего мы развернемся, покажем врагам нашу гордую спину и отбудем в далекие дали!

– Отбудем телепортом, – добавил Шепот поспешно, покрывая мазью шею и руки.

– Выковыряй мазь из ушей, – буркнул я ворчливо, активируя меню с заклинаниями. – Речь об агонизирующем нытике.

– Каменном и разбитом нытике, – дополнил Шепот.

– И ску-у-у-чном! – дополнил и Орбит.

– Который раньше и портовал всех отсюда, – развил мысль тихушник, упорно ведя свою линию.

– Может, это не он! – набычился я. – Может, это его младший брат споткнулся, ушиб свою булыжную харю и плачет теперь!

– Здесь!

– Что здесь? – уточнил я, прекратив попытки вытереть замаскированное лицо уклоняющегося Шепота рукавом относительно чистой рубахи.

– Голос! Плачущий!

– Здесь?! – хором произнесли мы с ниндзя Неспящих, глядя на абсолютно обычный с виду травянистый пригорок, находящийся метрах в пятидесяти от ближайших каменных шипов и метрах в шестидесяти от торчащих из земли каменных ладоней.

– Здесь! – подтвердила Роска, ловко съезжая по лбу Колывана, а затем и по хоботу. – Отсюда голос!

– Насколько я знаю, – заметил Шепот, указывая испачканной зеленой рукой в сторону крепости, – нижняя часть головы с губами и челюстью лежит в овражке вон там. Шагах в двадцати от стены замка. Не хочу никого шокировать своим недюжинным умом, но ведь, чтобы разговаривать, нужен рот, верно?

– Неверно! – отмахнулась Роска и припустила бегом вокруг пригорка, вглядываясь в густую траву и кусты.

Покосившись на бредущее вдалеке большое стадо плотоядных быкокрысов, я тревожно передернул плечами и неизящно сполз по пухлому боку мамонта.

Быкокрысы те еще твари… крыса как крыса, только размером с корову, с бычьими рогами и с копытами на передних лапах. Да на хвосте трезубец, а спина покрыта острым костяным гребнем. Уровни от восьмидесятых до сто пятнадцатых. Альгора все же недалеко, запредельно крутых монстров здесь не сыскать, но это одна из «тяжелых» зон. Быкокрысы нападают стадами, забивают до смерти стадами, жрут стадами. И кусают, и бодают, и копытами бьют, а длиннющими голыми хвостами могут захватить за шею или ногу и тащить за собой по камням, бревнам и прочим местным буеракам до тех пор, пока ты не превратишься в освежёванный и хорошо отбитый кусок мяса. А потом сожрут…

В общем – опасно здесь шарахаться как неприкаянным. Плохое здесь место. Тяжелое место. Если нападет стадо быкокрыс, то они и мамонта сожрут в момент, куда там пираньям. Здесь живет еще четыре разновидности не менее противных и хищных мобов. Один вид летающий и тоже стадный – стаями летают твари злобные.

Но их пока не видать поблизости, что радует меня несказанно. А вот быкокрысы вызывают колики в моем аппендиксе.

Блин…

Вдали вот-вот ударят огнем и мечом по мирному каравану, чуть ближе тяжело шагают ужасные монстры быкокрысы… и на этом фоне с веселым «ля-ля-ля» вокруг травянистого пригорка вприпрыжку бегает девочка, что-то высматривая и попутно собирая цветы. Ребенок и смертельные приключения… ребенок и страшная опасность… Таких отцов, как я, надо немедленно лишать родительских прав – пусть и виртуальных.

Но вообще картина как из в свое время прочитанных мною книг великого Кира Булычева – создателя легендарной Алисы Селезневой. Моя Роска напоминает ее все больше и больше. Вот только у Алисы папа был знаменитый ученый, а я на гениального и волевого биолога не тяну. Дочку будем поднимать не силой интеллекта, а… поднимем как-нибудь…

Переминающийся позади мамонт согласно дунул хоботом мне в затылок, взъерошив волосы и заодно сдув с моей головы здоровенного комара размером с воробья – вот и третий вид местных монстров вспомнился. Ядовитые кровососы чертовы. Летающие. Небольшими группами. Самые безобидные из здешней фауны, но также вполне способные убить.

– Доча. Не нашла? – с надеждой спросил, взбираясь на вершину пригорка и не спуская глаз с продолжающей наворачивать круги будущей богини.

– Нашла! – радостно объявила та, указывая пальцем на покачивающийся на одном из склонов пышный красный цветок. – Отсюда он говорит и плачет!

– Отсюда? Точно отсюда, доча? – переспросил я, подобравшись к указанному растению и тяня к нему злобно скрюченные пальцы. – А если папа цветочек вырвет… каменный нытик перестанет говорить и плакать, да? Оп… и оторвался листик… ц-ц-ц… какая досада.

– Под ним, – пояснила Роска, опережая меня и срывая цветок. – И под землей. Надо копать!

Шелестящий, всего лишь шелестящий, но неимоверно громкий звук пронесся по воздуху. Мы все как один уставились в сторону крепости и узрели, как с ее стен сорвалось много – семь-восемь – снопов жидкости, ударивших словно горизонтально направленные фонтаны. Яркие зеленые и гнило-желтые фонтаны, точно накрывшие остановившийся у самых каменных ладоней большой караван. Спустя пару мгновений с ворчащим ревом туда же ударили красные и желтые снопы огня.

– Их командир дебил! – невольно сорвалось у меня с языка. Смысл атаковать всепожирающим огнем и ядом дорогостоящий груз? Все вещи будут уничтожены либо серьезно попорчены – пропитаны ядом, к примеру. Кому такое пригодится? По обозам массовым огнем не бьют! Добычу надо беречь! Только точечные удары! Вот ведь…

– Конченый дебил их лидер, – зло подтвердил Шепот, мрачно глядя на накрывший группу повозок смертельный полог из огня и яда. Облака зеленоватого пара, огненные вспышки…

Ф-ф-ф-фух!

Закрутившийся над караваном восходящий вихрь сработал как трамплин, мгновенно унеся облака яда и бушующий огонь вверх – в небо, очистив воздух рядом с магическими щитами. Скастовавший вихрь неизвестный игрок поступил крайне мудро и сделал ход в самый подходящий момент.

Вот это я понимаю, действия умного тактика – особенно меня порадовал вид воющего воздушного вихря, наполненного чужим огнем и ядом. Смерч в пару секунд преодолел расстояние между телепортом и крепостью агрессоров, покачнулся и рухнул на ее стены, соответственно выплеснув свое пылающее и отравленное содержимое прямо на головы атакующих. Да еще и добавил порывы валящего с ног ветра – несколько игроков не удержались на гребне стены и рухнули вниз. Кто упал во внутренний двор, а кто улетел наружу – и едва они шлепнулись о каменистую землю, в них воткнулось по несколько длинных стрел и арбалетных болтов. Пара стрел оказалась с мощным взрывным сюрпризом, и упавшие вниз быстро вознеслись вверх… экая метафора получилась…

Дикие крики и крайне-крайне грязные ругательства мы услышали даже сквозь разделяющее нас расстояние.

Клан Gold Knights Templar начал свое выступление с просто феерического представления…

Насладившись зрелищем позорной атаки и блестящей защиты, мы предоставили гроссмейстерам возможность и дальше обугливать игровую доску, а сами продолжили копать – я, Шепот, Тиран и мамонт Колыван, вносящий львиную долю усилий в наш труд по обезображиванию пригорка. Орбит тем временем что-то объяснял моей дочери, держащей в руке красный цветок:

– Если смешать его с листьями-и-и вон там растущего Жгучетрава, добавить мелкой кремневой пы-ыли и с ладони выду-у-уть смесь кому-нибудь в лиц-о-о-о… ух!

– Ух! – восторженно повторила Роска, пряча цветок в кармашек и подбирая с земли камушек.

– Орбит! – рявкнул я в голос.

– Не ори! Я же записываю! – укоризненно проворчал Шепот, увлеченно строча карандашом что-то в блокноте с кожаной обложкой.

Когда он прекратил копать?! Когда блокнот достал?!

– Это же простой рецепт! – рыкнул я. – И крайне злой! Даже я о нем слышал!

– С ним не угадаешь! – отозвался тихушник, указывая на лысого эльфа. – Были случаи. О! Рос! Осторожно!

Я как раз замахнулся ножом, чтобы перебить толстенное корневище, когда сереющий за ним камень внезапно вздрогнул и раскрылся. На меня взглянул громадный глаз с яркой золотой радужкой и зрачком в виде пятиугольной звезды. Глаз моргнул, сузившийся зрачок пробежался по мне и дернулся в сторону Роски. Зрачок резко расширился, и глаз прикипел к ребенку.

– Ты че на мою дочь пялишься, скотина хныкающая? Сожрать захотел?

– Папа! Нет! Не режь! Он плачет!

– Что-то не замечаю я рыданий! Слез нету!

– Го-о-ости! – очень и очень радостно объявил Орбит, стоящий на вершине пригорка в позе Наполеона.

Ну да… к сожалению, эльф не ошибся. Одна из крепостных створок распахнулась, один за другим из ворот вырвалось два верховых отряда, сразу разделившись и направившись в разные стороны. Один, самый большой, самый мощный, поскакал к каравану, не обращая внимания на свистящие в воздухе стрелы и ревущие разряды магии. А отряд поменьше – группа из десяти игроков – направился прямиком к нам.

– Букетов не вижу, – заметил я, знаком подзывая Тирана и призывая змею. – И венков категории «Алоха».

– И буханку посоленную не видать, – согласился со мной Шепот, протягивая между пальцев сверкающую цепь. – Не с добром скачут дети каменного трупа. Рос, там мужики крутые. И девки крутые. Ты бы лучше за стреломет.

– Согласен, – ответил я, цепляясь за толстый кожаный ремень, свисающий с бока Колывана. – Орбит, краббера с золотой клешней еще не променял у других духоловов на миллион дешевых лазурных мышей?

– О-о-о-о… – впал в катарсис лысый эльф, схватившись за голову ладонями. – Ид-е-е-е-я-я…

– Краббера вызывай! Пора стричь золотой клешней япки золотых тамплиеров!

– Чем больше тебя знаю, Рос, тем больше поражаюсь, – признался Шепот, накидывая на плечи крайне грязные буро-зеленые лохмотья и опускаясь на колено.

Я моргнул… и фигура Шепота задрожала перед моими глазами, начала размываться.

Я моргнул… и тихушник испарился, лишь крайне небольшой и плоский холмик образовался в том месте, где только что была поросшая бурьяном ямка.

К нам скакали злобные рыцари и явно с недобрыми целями, но я не удержался и протянул ногу, желая ткнуть кочку. Высящийся надо мной огромный мамонт Колыван задумчиво хрюкнул и также потянул толстенную ногу к холмику, намереваясь проверить его на прочность. Распластавшийся на его голове лысый озорник театральным шепотом подбадривал мамонта к действиям.

– Уберите копыта, уроды! – зарычал холмик и, мелко-мелко дергаясь, пополз к небольшим колючим зарослям.

Я стоял вплотную, но порой холмик пропадал у меня из виду, хотя я всячески концентрировался.

Ш-шах!

Потянуло потусторонним холодом, из пустоты соткалась закованная в костяной панцирь мощная фигура, глухо щелкнула страшная клешня, едва не оттяпав Колывану хобот по самый корень. По непонятной причине краббер прерывисто мерцал, его шатнуло, и он едва выправился, из глотки вырвалось недовольное ворчание, житель глубин начал медленно погружаться в сырую землю – будто его болото затягивало.

Недовольно цыкнув, вниз сверзился Орбит, выхватил из поясной сумки кожаный мешочек, оттуда пригоршню серой пыли и выдул ее на призрачного помощника. Краббер выпрямился, налился цветом, но продолжил уходить в почву как тонущий корабль. Пошурудив в заплечном мешке, тощий эльф выудил оттуда большую посудину из золота, украшенную резьбой, драгоценными камнями и двумя витиеватыми ручками. А еще крышкой. Золото золотом, но ночной горшок я узнал сразу – грубо говоря, Орбит достал из рюкзака средневековый унитаз, открыл крышку, достал пригоршню ярко-красной пыли и выдул крабберу в лицо. И тот мгновенно стал «как огурчик», пусть не первой свежести, но достаточно крепким малосольным. Перестал шататься и погружаться, деловито закрутил головой по сторонам. Клешня застучала в два раза чаще и сильнее.

– Е-е-емкость, – пожал плечами эльф, видя мои удивленные глаза – не каждый день при мне взбадривают боевых призраков чем-то из унитаза. – Из поместья Се-е-едри.

– Седри? – хмыкнул и одновременно скривился я. – Черт… опять Алый Крест вспомнился.

Выходит, мы воровали со стен картины и гобелены, тырили хозяйские часы, ковры и прочие предметы искусства, а Орбит спер у Седри унитаз. Да уж…

– Вум-вум! – в золотой горшок буквально нырнул еще один призрак, зажужжал внутри, а когда вылетел, то оказался в два раза крупнее и «ярче». И быстрее – за кружащим в воздухе привидением трудно было уследить. К Орбиту подбежал мой давешний знакомый – призрачный паучок – и просительно засучил лапками, косясь всеми глазами на горшок. Ломка у паучка, душа привидения жаждет дозы…

– Ты там не наркоту толченую хранишь? – поинтересовался я шепотом, покосившись на дочь.

– Почти-и-и… – вздохнул эльф, давая пауку забраться внутрь. – Сухая пе-е-ечень туманного дракона и коре-е-е-нь призрачной ольхи-и-и… спер в кланхране…

– Сволочь! – донеслось из колючих зарослей. – А свалили все на мой отряд – типа мы последние заходили! Гад! Точно! Ты ведь с нами заходил! Оп… Рос! Готовьтесь!

– Если что – ты обеспечиваешь нам отступление, – вполголоса произнес я, хватаясь за слоновью упряжь и карабкаясь вверх.

– Само собой. Я уже привык погибать и при этом видеть вдалеке твою удаляющуюся спину. На этот раз буду смотреть на бодро убегающую задницу мамонта. Отступайте прямо сейчас, но неспешно, не показывайте дикую скорость дунутого боженькой мамонта – медленно отходите! Топайте точно по нашим следам. Через пару минут здесь появится несколько наших бойцов, плюс в пяти минутах лета два дракона с массовиками-затейниками на борту и четырьмя бочками огнесмеси.

– Принято, – бросил я, хватаясь за стреломет и резко разворачивая его в сторону врага. Тут намерений смысла скрывать нет. Ребята к нам скачут не с охапками роз.

– Там малая щит-сфера в передней правой сумке! – дополнил невидимый Шепот. – Я лично положил, так что, если Орбит не забрал ради прикола, она еще там. Прикрой ее.

Кого «ее» надо прикрыть, вопроса не возникло. Мне понадобилось несколько секунд, чтоб найти искомую сферу из полированного рыжего камня, вручить ее Роске и активировать. Вокруг дочери с гудением развернулась светящаяся пелена и… и задрожала нервно. Черт. Не должно так дергано магическое поле дрожать – тут точно сказывается божественная сущность Роски.

Все это я проделывал уже на ходу – вернувшийся на борт эльф развернул мамонта и тяжелой походкой направил прочь. Причем убежать никак: летящему отряду до нас оставалось буквально десять метров, если бы не встретившийся всадникам на пути овраг, который они предпочли обойти стороной, то золотые тамплиеры настигли бы нас куда раньше.

Прикрыв дочь телом, я навел стреломет на преследователей и яростно крикнул:

– Отвалите на хрен!

– Стой, нечестивый! – заорал лидирующий всадник-рыцарь с золотыми полосами на плечах.

– Хрена себе! – буркнул я, решительно вжимая спусковую скобу.

Разрывная стрела унеслась точно к лошадиной груди… и пролетела мимо, ибо лошади дружно сделали красивое сальто… вместе с возопившими нечто матерное всадниками.

Я успел увидеть начало кульбита – когда перед самым отрядом из пыли вырвалась ярко светящаяся шипастая цепь, одним концом уходящая к могучему пню, а другим в колючие заросли.

Из десяти лошадей кувыркнулось восемь – уж больно красивой линией они скакали, вот и напоролись дружно. За нашей «кормой» образовалась дикая и орущая куча мала, два скакуна перемахнули через препятствие и продолжили преследование.

– Ва-а-а-у, – потрясенно протянула Роска. – Папа! Еще! Еще хочу! Пусть опять лошадки сделают «брык» вместе с дядями!

– Табра-табра! – заголосил пронзительно эльф, вздымая вверх свой страшный мясницкий нож.

– Будьте вы прокляты! Нечестивые отродья! Как посмели! – Дикий яростный рев был настолько натурален, что у меня мороз по коже кругами начал бегать!

– Поднять руку на святого воина-монаха! Лишь черная погань могла решиться на столь мерзкое деяние! – тот же голос слабел из-за расстояния, а самого кричащего я видел – он уже был на ногах и ловил первую попавшуюся лошадь.

– Табра-мабра! – повторил крик Орбит, и мамонт сделал нечто неописуемое – круто затормозил, вспахивая всеми четырьмя ногами землю. Нас немилосердно встряхнуло, потащило по инерции вперед, я едва удержался, а эльф поймал Роску, заключенную в магический кокон.

Не успел я выразить свое дикое «восхищение» «таброй-таброй», как нас настиг столь же сильный толчок, и зад мамонта разразился пронзительным ржанием. Я не оговорился – мне показалось, что задница Колывана испустила звонкое лошадиное ржание. Похоже, всадник, преследователь, не успел сдержать коня и на полном ходу совершил ДТП…

– Табра-давамба!

И Колыван встал на дыбы… сделал тяжкий шаг назад и… всем махом плюхнулся на толстый зад. Задрожала земля, задрожала туша косматого слона, задрожали мы… ржание и чей-то мат будто отрезало, но кто-то явно что-то изумленно докладывал прямо из-под прижатого к земле зада Колывана – не иначе он узнал что-то новое и торопился поделиться этим с друзьями.

– Обалдеть, – прохрипел я, цепляясь за ложе оружия, в буквальном смысле вися на стреломете.

– Табра-табра!

Трубно возопив, Колыван подался вперед, привстал.

– Табра-давамба!

БУХ!

И снова живая давилка опустилась на землю.

– Лошадок жалко, – едва не плача сказала Роска.

– И Тирана, – буркнул я, ибо у замершего неподалеку громадного черно-белого волчары глаза были выпучены настолько сильно, что мне казалось, они вот-вот лопнут как воздушные шарики. Даже легендарного зверя от изумления проняло до самой его цифровой печенки. Уши волка дергались, с сочувствием прислушиваясь к по-прежнему доносящемуся голосу из-под зада мамонта:

– Аку… еть… это же просто охренеть…

– Табра-табра! Табра-табра!

Колыван с глухим утробным вздохом привстал и дернулся в сторону – медленно и тяжело, как чудовищной величины валун. Он отходил как цирковой слон – на двух задних ногах. И я первым увидел глубокую вмятину в земле, серебристый сгусток тумана, какие-то предметы и почти убитого игрока, валяющегося в центре выбитого задницей кратера. Я взглянул в его ошалелые глаза… и дернул спуск, послав взрывную стрелу ему точно в грудь.

Бах!

И меня так же покрасило красным, как и Орбита незадолго до этого.

– Ах вы дети Сатаны! – скорбно возопил скачущий к нам во весь опор рыцарь с длинню-ю-ю-ющим копьем наперевес. – Отродья самого Темного!

– Раздражает прямо! – процедил я, накладывая следующую стрелу.

За спиной скачущего воина творилась неразбериха – полное впечатление, что лежащие игроки и лошади оказались связаны невидимой паутиной. Они бились, вставали и тут же снова падали. Нет-нет сверкала в поднятой пыли светящаяся цепь, свистящая в воздухе подобно длинному бичу. Разок мелькнула смазанная фигура Шепота.

Взрыв!

Скачущий игрок вовремя дернул поводья и сумел уйти от разрыва стрелы, выбившей в земле небольшую яму. Одного из метнувшихся к нему призраков эльфа он легко разрубил на части выхваченным тесаком с багровым лезвием, Орбита шатнуло откатом. Удерживаемое одной рукой конное копье нацелилось точно на лоб мамонта, металлические сапоги ударили в бока скакуна, и рыцарь ринулся прямо на нас!

– Во славу братства! – воинственный хриплый рев потрясал не громкостью, а натуральностью.

– Уклон! – завопил я, посылая в противника две очереди магических заклинаний. Огонь и лед скрестились на мощном коне, но защищенная доспехами лошадь и не моргнула, с легкостью выдержав мой удар.

Мамонт дернулся в сторону – тяжело и неуклюже, не так-то легко изображать из себя порхающую пятитонную бабочку. А рыцарь уже рядом, уйти от удара не удастся. Зато можно защититься – вырванная с корнем ель сработала как щит, поставленная на пути скачущей смерти и приняв на себя таранный удар. Хобот у мамонта по силе сравним с тракторным манипулятором. Он и дуб вырвет с легкостью.

Вот это мощь удара!

Бревно расщепило, во все стороны разлетелись обломки копья и дерева, тогда как противник усидел в седле и, даже не думая спешиваться, уходил в сторону, подняв правую руку к небесам.

Сверкнуло… несколько впечатляющих разрядов молнии… и в подставленную рыцарскую перчатку упало новехонькое копье с листовидным наконечником, окутанным слепящими зигзагами электричества.

– Млин! – с некоторым даже восхищением выразился я, со злобной радостью высаживая на пути конного врага сразу целую рощу колючего терновника.

Боевой конь не дрогнул, смело вломившись бронированной грудью в шипастые заросли и… с легкостью проломив их. Я не заметил снижения здоровья ни у скакуна, ни у всадника, а скорость если и замедлилась, то совсем немного.

С паническим воплем я завалился на спину, пропуская над собой гудящее от электрической мощи копье – эта рыцарская падла метнула его! Как вообще можно метнуть трехметровое копье?!

– Отродья! Нечестивцы!

– Ур-род! – заорал я в ответ, обрушивая на проламывающегося сквозь терновник врага дополнительные растительные путы и лед. – Отходим, Орбит! Отходим! С таким уровнем его долго ковырять будем!

– Конный спец! – согласно крикнул в ответ эльф, посылая в атаку следующих призраков. Мощная фигура краббера заняла позицию перед головой пятящегося мамонта, чуть в стороне замер рычащий Тиран, коего я пока не желал посылать в бой. Выжидаем, выжидаем…

Конный спец – согласен с выводом. Игрок прошел узкую специализацию. Скорей всего, по рыцарскому направлению. И теперь он, можно сказать, слился со своим боевым конем в единое целое. Ему доступны куда более сложные приемы и умения, пока он сидит в седле. Он управляет скакуном практически одной только силой мысли, да и сам конь получил немало мощи благодаря специализации хозяина.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8