Дэлия Мор.

Тени мудрецов. Часть 2



скачать книгу бесплатно

Цикл «Цзы’дариец. Наилий»


Охота на мудрецов

Охота на мудрецов. Неизданное

Игры мудрецов

Тени мудрецов. Часть 1

Тени мудрецов. Часть 2

Глава 1. Заложники


У генерала руки затекли в наручниках, как долго он сидел на стуле посреди спальни в одном из гостевых покоев дворца. Помнится, именно сюда его заселили в первый визит на Эридан. Да, те же малахитовые колонны и тяжелые шторы на окнах. Будто душная ткань могла задержать агрессивное светило планеты. На равнинах Дарии прохладно и ветренно, а дворец короля навечно укутан в шубу из водяного пара. Продукты портятся за мгновение, тело хоть каждые два часа обмывай водой, легче не станет. Пока Таунд не поставил во всех комнатах цзы’дарийские кондиционеры, пар пропитывал каждую мелочь, залезал в самые укромные уголки и развешивал плесень по подвалам. Каменные мешки под дворцом Наилий тоже помнил. Довелось и там сидеть во время осады, лишившей Трура ног. Стойко тогда терпел все тяготы, а теперь бесила любая мелочь.

Постарел, привык к комфорту и генеральским привилегиям. Забыл дневные упражнения «столбиком в лесу» у мастера горного интерната. А ведь сейчас легче, чем стоя на одной ноге, когда другая поднята до полной растяжки. Сидение у стула мягкое, кандалы легкие и никто не зудит над ухом про стратегию войны.

Лицо перестало чесаться, и веки больше не казались отекшими. Открывались полностью, значит, действие препарата прошло. Филигранно Публий отмерил дозу, не зря считался гением от медицины. Краснота еще останется, но теперь цзы’дарийского генерала хотя бы можно узнать. Для того тут и сидел безропотно, чтобы вернуть лицо. Часы на стене давно показывали ночь. От храпа пьяных лиеннов у жителей дворца уже должны уши опухнуть, а Рэм так и не принес труп на замену. Плохо. Не похоже на майора. Что-то случилось.

Охрана Таунда забрала рацию, лишив связи, а каплю наушника и микрофон Наилий сам снял, чтобы не провоцировать эридан на детальный обыск. Ничего интересного не найдут, но несколько не самых приятных мгновений обеспечат. Да и вопросы появятся к шрамам на теле. Эридане до сих пор не могли привыкнуть к лишенным возраста лицам цзы’дарийцев. Различали старых и молодых по званию и как раз по количеству шрамов. Диссонанс будет. Разрисованный шрамами, Тиберий как сын генерала на старика не тянул. Наилию повезло, что на поминках с него сорвали только маску. Оставили бы еще Киару в покое.

Сильнее молчания Рэма беспокоила Дэлия. Тысячу раз пожалел, что взял с собой. Вывез с наглухо закрытой Дарии и потащил в самое пекло. Хрупкую, беззащитную, перепуганную. Смотреть не мог, как мучается на жаре в вязаной маске, облизывает пересохшие губы и терпит непосильные для себя нагрузки. Нельзя так издеваться над женщиной. Над своей женщиной. Её место в особняке среди книг, которые любит, или на синих простынях в спальне. Чем они темнее, тем лучше выглядит кожа оттенка драгоценного фарфора, шелк волос, перламутр на губах. Вирус высушит их до желтизны пергамента и нарисует черную сетку запекшейся крови на щеках.

Дэлия умрет, если Рэм не притащит труп проклятого крота и не выпустит генерала из плена.

Руки за спинкой стула скованны, не наделали эридане ошибок. Бойцы пятой армии сами их учили и подсказывали, как механизм наручников защитить от взлома шпилькой. Такая спрятана в манжете военного комбинезона, но Наилий сейчас в гражданских тряпках. Одно радовало – это все же грубый металл, а не напичканные электроникой цзы’дарийские браслеты. Большой палец, что ли, вывихнуть, чтобы снять кандалы? Запястья тонкие, чуть-чуть уменьшить диаметр кисти и рука выскользнет. Генерал не успел. Замок в двери щелкнул раньше, чем палец вышел из сустава.

– Тиберий? – тихо позвал Рэм, и следом за ним в открытой двери мелькнула кудрявая голова Трура.

– Куда медика дели?

– Здесь я, – ворчливо отозвался Публий, помогая затаскивать труп.

Вся троица ввалилась в покои по-хозяйски, не вздрагивая и не озираясь. Значит, погоню не ждали. Во всяком случае, пока во дворце было тихо. Рэм положил на пол тело крота и нырнул за спинку стула, на ходу гремя отмычками.

– Поминки закончились? – спросил генерал, прислушиваясь к щелчкам в замке на кандалах. – Где Киара?

Пришлось повторять, потому что у бойцов вдруг разом отнялись языки. Молчали демоны и прятали глаза. У одного за другим в бессилии опускались плечи, и генерал не выдержал. Рванул руки из жалобно хрустнувших браслетов и одним броском впечатал безопасника в стену:

– Где она?!

Рэм вдохнул чужую ярость, как ядовитый газ без респиратора. На мгновение показалось, что окатит жаром и пошлет в бездну. С первого дня её ненавидел. Орал, что мудрецу не место рядом с генералом. А потом ходил за ней, как за родной дочерью. Неужели не уследил? Мышцы ныли от напряжения, кулак резала ткань скрученной рубашки Рэма, а он будто с другого края галактики ответил:

– Её Рагнар увез. Вместе с Имари. Поезд тронулся с вокзала детской железной дороги. Я не успел, Ваше Превосходство. Готов понести наказание.

Комната вздрогнула и рассыпалась. Адреналиновый жар поднимался из груди, выдавливая капля за каплей все, что мешало ему превращать генетического урода, выросшего в горном интернате, в того, кто не чувствует боли и не считает убитых. Пламя добралось до лица и отразилось в черных глазах Рэма. Ему тоже жарко, но по другой причине. Кого сейчас видит перед собой вместо командира? Узнаёт ли?

Давно не ходил в бой сам. Боялся, что переступит черту, отделяющую его от зверя, и станет тем, кого в нем мечтал увидеть Друз, но так и не дождался. С первых рапортов Малха в каждой строчке мерещился хищный оскал охотничьих собак Агриппы и слышался крик его ястребов. «Ты такой же, как я, Наилий. Давно напился крови и хочешь еще». От безумия спасал прикушенный язык, но сейчас зубы дробно стучали друг об друга. Не сбудется страшный сон Дэлии про расстрел. Вселенная другой кошмар выбрала. Его собственный. Видимо, больше понравился.

– Далеко они ушли? – хрипло спросил генерал. – Когда будут в Северных землях?

– Если не останавливаться, то через три дня, – зачастил Рэм, напрягая больные связки. – На ней два маяка, Ваше Превосходство. Аварийный и тот, что я вешал на Киару. Второй скоро исчезнет из системы слежения, радиуса действия не хватит. Однако поезд – это не машина. Он едет строго по рельсам. Значит, с транспортника мы их в любой точке достанем. – Безопасник перевел дух и слизнул пот с верхней губы. Его колотило, Наилий чувствовал, даже когда отпустил. – Маскировка у мудреца – моё почтение, да и сама далеко не дура. Я ошибался, беру свои слова обратно…

– Ты поэтому опоздал? – перебил генерал. – За ней погнался?

– Так точно. Думал, дергаться начнет, отбивать придется, но нет. Сидела тихо и ждала. Молодец, баба. В кандалах она, с мешком на голове. Я по браслетам служанки узнал и маяку. Не достать её было. Двадцать охранников Таунда, кровники, Рагнар, Имари и дети Балии. Маленькие принцы тоже в цепях. Заложники. Иначе, зачем они вождю? Не есть же он их…

Последним словом безопасник подавился. Перегруженные связки не сомкнулись как надо. Адреналин его долбил не меньше, чем генерала. Наказания просил, в бездействии признавался, но что он мог один? Публий и Трур – не бойцы в привычном смысле. Остия с самого начала не брали в расчет, все на Рэме висело. Чудеса творили: вирус выпустили, духа-подселенца подключили, разыграли как по нотам, но везения не хватило. Убить его за это? Нет, конечно.

Охранники Таунда, значит? Вот так он переживал за дочь?

– Я понял, – коротко ответил генерал. – Пусть Дэлия там пока будет, раз сидит тихо. Заодно всех выслушает и рассмотрит. Судя по заложникам, расклад на доске изменился. И эридане в охранниках мне не нравятся. Переодевайте труп, времени мало. Здесь будем ждать Его Величество. Разговор есть.

Рэм кивнул и шагнул к Труру с Публием. Они уже раздевали крота, не дожидаясь специального приказа. Не нужно бойцам группы знать, что генерал до смерти испуган за свою женщину. Пусть думают, что все по плану и под контролем. Дэлия – мудрец, не абы кто.

Да и не одна она там, должны помочь. Сколько духов, кроме подселенца? Пятеро? Вот пусть успокаивают. Поют в уши, что помощь в пути, отговаривают геройствовать. Иначе, зачем она их кормит? Говорила, что как хозяйка – все для них. Посмотрим. Второй раз уже подвели в самый неподходящий момент. Жаль нельзя Леху рожу разбить, чтобы не кидал больше оккупированное тело на полпути. Что еще могло случиться? Дух виноват. Не сработал главный козырь, не надежен такой способ ведения переговоров. Нужно было кончать Рагнара на церемонии демонстрации чистоты. Зря генерал приказал Труру не трогать вождя лиеннов. И Таунд вывернулся с заложником. Выкупа потребовал, дарлиб чернокожий. Посох в задницу ему, а не выкуп.

Крота нарядили, как на свадьбу, поменяв холодные вещи на теплые, только что снятые с Наилия. Последней одели вязаную маску. Теперь первенец генерала мёртв, и за него можно спросить с короля. Его Величество не заставил себя долго ждать. Лично пришел полюбоваться на драгоценного заложника.

Появился на пороге и замер, разглядывая генерала и трех его бойцов за спиной. Красноту на лице гримом замазали. Носил его с собой Публий на всякий случай, чтобы синяки и гематомы маскировать. Зато крота вытащили на передний план и даже монету с прощальными словами на лоб положили прямо поверх маски.

Таунд, как рыба, выброшенная на берег, открывал и закрывал рот. Показал рукой на крота и беспомощно оглянулся на охранников. Они изображали укрепсооружения и цеплялись за ремни автоматов на груди. Король еще в прошлый раз ныл, что низкорослые цзы’дарийцы рядом с его троном выглядят несолидно, теперь подобрал телохранителей по вкусу. Жаль в глаза не заглянул. Тупые обезьяны со скоростью реакции, будто после трех глотков Шуи. Такие могут спасти от пули, только если сами случайно под неё попадут. Неповоротливая гора мяса.

– Он мертв? – наконец, выдавил из себя монарх.

– Да, шея сломана, – не стал врать о причине смерти Наилий. – Как так вышло, не хочешь мне объяснить?

– Шутишь? Я только что об этом узнал. Шел познакомиться ближе, кандалы снять. Не очень вежливо получилось, но я такого о твоих бойцах наслушался. Боялся, стены не удержат. Сын ведь. Должен был… Как так вообще, Наилий?

Таунд запинался через слово и раздражающе звенел цепью с амулетами на груди. Перебирал побрякушки, надеясь, что это успокоит. Старая привычка. Теперь главное не передавить со скорбью по фальшивому Тиберию и, напротив, не выглядеть неуместно безразличным.

– Я нарушил хоть одну договоренность? Рагнар поменял невесту и убрался восвояси. Кому понадобилась жизнь заложника?

Король Эридана не умел думать долго и слишком глубоко. Всегда хватался за самый очевидный ответ, тыча пальцем практически наугад. Но сейчас в кого? Заложника убил Рэм в спальне принцессы, и правда не должна была дойти до ушей короля. Он, конечно, хороший актер, но не настолько, чтобы потеть и плакать по заказу. Недостойные мужчины слезы уже катились из глаз. Удачно, что он так сильно боялся за свою шкуру. Осталось еще немного надавить.

– Говори или я сам начну искать. Ты знаешь, что тогда будет.

Слишком сильно, видимо. Посох перегнулся и сломался.

– Никто его пальцем не трогал! – зашипел король, – Я приказал только в кандалы заковать и всё! Дураков в охране не держу, а посторонних здесь не было. Кроме тебя, кстати. Может ты сам его убил, чтобы Договор получить?

Высокий голос Таунда еще не отзвенел в ушах, когда он сам ужаснулся сказанному. Наилий шагнул вперед и выше поднял голову. Замерли охранники, нутром чуя беду, но не зная, как защитить короля от рассвирепевшего цзы’дарийского генерала.

– Кто. Хотел. Выгнать. Меня. С планеты? Отвечай!

Эридане боялись смерти гораздо больше, чем цзы’дарийцы. Особенно те, кто жил привязанным к богатству, как младенец к материнской груди. И не хотел его терять. Посох терпения короля снова сломался, но на этот раз выгнулся в другую сторону.

– Балия, – шепотом признался Таунд. – Это она зудела мне в ухо, что твои войска только затягивают войну. Мир с Рагнаром принесет больше пользы и сэкономит огромные деньги. Что Имари станет королевой, их дети с Рагнаром никогда не пойдут против семьи. Нужно просто дать лиенну то, что он хочет. Северные земли бесплодны, нет смысла за них держаться. Это она договаривалась с Малхом, чтобы он сидел без дела и не разыскивал лиеннов по деревням. Он с ней соглашался. Или нет. Я не помню! Слушал вполуха, меня никогда война не интересовала. Этим всегда ты занимался! – Король заводился, найдя утешение в обвинениях. Перекладывал ответственность и обелял себя мастерски. Еще пара фраз, и останется единственным правым среди врагов, лжецов и предателей. – Зачем вместо себя другого прислал? Видишь, все развалилось? Ваши потери на твоей совести. Прилетел бы сразу рога Одержимому обломать, ничего бы этого не было. А ты дома сидел и баб за титьки щупал. Разбирайся теперь! И за сына своего мне счет не выставляй. Я здесь не при чем!

– Тогда пойдем с твой сестры спросим, – холодно предложил генерал.

Таунд дернулся, как подстреленный, но порыв не успел угаснуть. Король сузил глаза и низко опустил голову. Виновный всегда должен быть, иначе эриданин не умел.

– Пойдем.

Генерал качнулся вперед, а Рэм и Публий привычно встали за спиной. Снайпер будет прикрывать тыл и беречь медика. Легкие «бочки» оставили на всякий случай, от выстрела в упор они не спасут. Да, голова открыта, но криворуким эриданам в неё еще нужно попасть.

Обезьяны-охранники рванули вперед, забыв про короля. Малограмотные крестьяне с трудом обучались военному ремеслу. Инструкторы на занятиях чуть не плакали от злости и бессилия. Цзы’дарийские маты будущая армия Таунда выучила раньше, чем адаптированные инструкции. Пройдет десять циклов и забудется даже это. Уйдет смысл и останется только внешняя форма. Как культ несуществующих богов, превратившийся в набор бездумно повторяемых действий. Охранники уже идут и не смотрят по сторонам. Просто потому что им сказали, что нужно сопровождать короля. Хоть по одному их снимай, хоть всех разом. Никогда не умели воевать. Не понимали, зачем это нужно.

В покоях Балии на женской половине дворца оказалось шумно. Голос сестры короля проникал сквозь стены и закрытые двери, но разобрать слова не получалось. Биопереводчик выдавал кашу. Таунд, как бы не был раздражен, а все же решил выяснить отношения без посторонних ушей. Жестом прогнал охранников и молча уставился на цзы’дарийцев за спиной генерала.

– Ждите здесь, – тихо приказал Наилий и забрал протянутую Рэмом рацию.

Микрофона не было, разговор безопасник не услышит, но так даже лучше. Признания Балии в предательстве полковника Малха если слушать, то в одиночестве.

– Сестра, позволь войти, – негромко попросил король, и в покоях мгновенно стихли шум и возня.

В десяти шагах справа открылась дверь, выпуская в коридор вереницу пестрых, как бабочки, служанок. Иногда от многоцветия эриданской одежды рябило в глазах, и выпад с запретом носить военную форму генерал королю еще не простил. Дело не в глупости местной моды. Нужность мелочей, рассованных по карманам комбинезона, по-настоящему начинаешь осознавать только, когда под рукой их нет.

Встречать брата Балия не стала. Постояв минуту, Таунд вошел сам. Покои родственниц короля были закрыты от генерала. Даже цзы’дарийская охрана ютилась в смежных комнатах и не переступала черту женских спален. Балия зло поджала губы, когда увидела постороннего мужчину рядом с братом.

– Ты решил растоптать те заветы предков, что еще соблюдаются в этом королевстве порока?

– Не взывай к целомудрию, тебе не идет, – съязвил в ответ Таунд и пошел через гостиную к одному из двух кресел с высокой спинкой.

Балия жила неожиданно скромно для сестры короля. Всего лишь половина покоев блистала золотом, а вторая оттеняла её деревом и мрамором. У восточной стены в гирляндах живых цветов плескался фонтан. Без служанок здесь было пусто, а зная, что детей Балии забрал Рагнар, еще и неуютно.

Наилий остался на ногах, так как предложения сесть не прозвучало. Стоя он лучше видел припухшие от слез глаза сестры короля. Был ли Таунд в курсе, что лишился племянников?

– Зачем ты привел генерала? – повысила голос Балия. – Снова хочешь войны с лиеннами? Давно не получал в мешке отрезанных голов тех, кто нам дорог? Никогда от белого сброда не будет добра. Только смерть и отчаяние. Я спрашиваю тебя, что здесь делает генерал Наилий? Он поклялся убраться с планеты. Заложника оставил…

– Заложник мертв, – устало выдохнул Таунд и откинулся на спинку кресла. Кожа у эридан не абсолютно черная. Внутренняя поверхность ладоней и ступни были на несколько тонов светлее. Когда король тер лицо, казалось, что пытается вымазать его в муке. – И я рассказал ему про твою дружбу с Малхом.

Балия зябко повела плечами и сгорбилась. Длинные руки упали, скользнув по шелку платья. Генерал гадал, какая из новостей потрясла её больше? Еще одна смерть во дворце? Пролет с выкупом за Тиберия? Или раскрытая тайна Малха? Последняя вряд ли. Эриданам плевать на внутренние отношения цзы’дарийцев, их субординацию и негласные правила. Члены королевской семьи едва ли различали между собой майора и капитана. Безликий белый сброд в черной форме. Чуть более полезные, чем слуги, но опасно чужие и непонятные.

Военную защиту эридане воспринимали как услугу, за которую нужно платить. А раз так, то клиент всегда прав и точка. Клиент настолько прав, что мог не считать чужие жизни. Не хотел думать, что в подбитой бронетехнике горели заживо чьи-то отцы и сыновья. Клиент щелкал пальцами и требовал взять город за три дня. Или загнать элитные соединения в засаду, где со всех щелей лиенны поливали огнем из взятого у других цзы’дарийцев оружия. Проданного им за деньги, на которые Балия покупала новые платья. Ела из золотой посуды, сидела на брильянтовом унитазе.

Наилий закрыл глаза и представил, как бьется жила на шее сестры короля в тисках его пальцев. С каким удовольствием он не даст ей вдохнуть, пока на посиневших губах не выступит пена. Язык пришлось прикусить, чтобы не заорать: «Кто кроме Малха помогал тебе, тварь?»

– Тиберий, правда, был вашим сыном?

Голос сестры короля звучал необычно тихо. У Балии будто вырвали позвоночник и оставили стоять, держась за собственное платье. Она вздрагивала от судорог и выглядела почти безумной.

– Да, Ваше Высочество. Моим сыном. Первенцем. Наследником.

– Мне очень жаль, – прошептала она и сложилась, как сломанная кукла.

Рухнула на пол в облако шелка. Таунд вскочил из кресла, но остановился на полпути. Мужчины не выносили женских слез на любой из обследованных планет. Особенно слез матерей, оплакивающих своих и чужих детей.

– Он не вернет их мне, – завыла Балия. – Они не выживут. Ритор, мой мальчик. Лурд. Для этого я растила вас? Ради такой смерти? Он отрежет им головы. Таунд, ты слышишь меня? Твой зять украл моих детей!

«Отрежет головы, отрежет головы», – эхом звучало в ушах, и адреналин снова подкатывал к горлу. Генералу хотелось сказать, что она заслужила такой итог, но язык не поворачивался. Значило ли похищение то, что с Рагнаром сестру короля ничего не связывало? Кто тогда был посредником между цзы’дарийцами и лиеннами? Неужели кто-то из офицеров Малха? В любом случае сейчас это знала только Балия и своей истерикой срывала допрос.

– Ваше Высочество, – обратился к ней Наилий, пока Таунд зеркально отражал эмоции сестры и был совершенно бесполезен. – Принцев можно вернуть…

– Только заключить Договор и поручить это вам? – взвилась Балия. – Вы можете думать о чем-то другом? Вашего сына убили! Вы знаете кто?

Она, шатаясь, поднялась на ноги и уже больше не сводила взгляда с генерала. Не кричала, а лаяла, как больная бешенством собака. Чудо удерживало её на месте.

– Зато я знаю! Это Рагнар решил отомстить за смерть своих братьев. Он и моих детей забрал поэтому. Сказал, что счет жизней еще не в его пользу, но он будет стараться. Они теперь – залог расположения эридан. Никого преследования, поисков, военных операций. Если хотя бы пылинка упадет с лиеннов на пути в Северные земли, мои дети умрут. Наилий, я вам лично горло перегрызу, если вы сунетесь к Одержимому. Никакого Договора! Не хотите домой – сидите здесь, но ничего не делайте, вам ясно?

– Как сидел полковник Малх? – сухо спросил генерал. Истерика Балии пролетела мимо словно сбитая с курса ракета. Наилий не шевелился и почти не дышал, но голос звучал удивительно чисто и ровно: – Прошло время, когда эридане ставили условия. Теперь вы сделаете так, как мне нужно, или действительно останетесь без детей. Полковник Малх случайно забыл здесь свои войска. Вы скажете, где они и как связаны с лиеннами. Кто продавал оружие Одержимому, и в чей эриданский карман стекалась прибыль?

Балия шагнула к генералу, выпрямившись во весь рост. На голову выше цзы’дарийского полководца, она с удовольствием закрыла его своей тенью.

– Катитесь в бездну, Ваше Превосходство.

За спиной нервно рассмеялся Таунд. Не вовремя из Балии полезла гордыня. Рассчитывала на других союзников? Решила, что верные Малху войска вытащат её детей из Северных земель без участия генерала? Что если именно об этом они договорились, а похищение принцев – инсценировка с целью связать примчавшегося за родием Наилия по рукам и ногам? Продуманный ход. Рагнар помог Балии, а взамен получил в жены ту принцессу, на которую рассчитывал изначально.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8