Давид Павельев.

Слишком лёгкая добыча



скачать книгу бесплатно

© Давид Павельев, 2016


Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Глава 1

– Ну ты, козёл, куда прёшь?

Возмущение хрупкой блондинки, высунувшей голову из окна внедорожника, можно было бы назвать трогательным и милым. Но я не был настроен на романтический лад. Хоть рогатым животным назвали и не меня, а водителя маршрутного такси за то, что он со свойственной почти всем его коллегам удалью вильнул к остановке с середины дороги, я не обольщался на свой счёт: я тоже мог бы вызвать у этой барышни те же эмоции, окажись я в нужном месте в нужное время.

Наслаждаться быстрой ездой даме пришлось недолго – через сто метров все мы уже стояли в глухом заторе. Я наблюдал, как мои вынужденные соседи лупят ладонями по рулям, и пытался убедить себя, что меня это нисколько не раздражает. Оглушительное «би-би» грянуло как оркестр иерихонских труб, а вскоре послышались и солисты. Адресатом их незамысловатых арий оказался забрызганный грязью фургон, который, как каракатица, пытался спрятаться за чёрным облаком выхлопного дыма. По мнению автомобилистов, именно по его вине они не успели проскочить на жёлтый свет.

А я сидел, подперев подбородок кулаком, и пытался представить себе фантастическую картину – водитель фургона вылазит из кабины на крышу как на сцену и поёт тенором: «Как прекрасен этот мир, посмотри!». Хор подхватывает этот мотив, а блондинка из внедорожника танцует аргентинское танго с водителем маршрутки.

Но картина рассыпалась, как пазл с перепутанными деталями, и отнюдь не потому что у меня не хватало воображения.

Так с горем пополам я доехал до делового центра, где в одном из смахивающих на чулан помещений и ютился офис моего агентства. Я подошёл к стойке охранника, расписался в журнале, получил ключ и направился к лестнице – на лифте я не езжу принципиально: лишняя возможность размять ноги, которые, как известно, кормят.

Добравшись до середины пролёта, я услышал какой-то шум в холле и обернулся. Оказалось, какой-то мужик штурмовал турникет, а за одно и охранника.

– Уважаемый, – тон стража делового центра заставлял усомниться в искренности его обращения, – так не положено.

– Ты не понял? Мне срочно нужен Беркутов! – ревел мужик.

Разумеется, это не могло меня не заинтересовать. Я спустился на пару ступенек ниже и нагнулся, будто бы для того, чтобы завязать шнурок.

Мужику было от тридцати пяти до сорока. Крепкий и мощный, так что дорогой тёмно-синий костюм с шёлковым галстуком, казалось, вот-вот лопнет, обнажив мускулы орангутана. Впрочем, я сразу заметил, что костюм сильно измят, а на шёлковом галстуке невооружённым глазом видно сальное пятно.

– Давай паспорт, и иди куда хочешь.

– Нет у меня паспорта.

– Ну тогда тоже иди куда хочешь, только не туда.

– Ну ты и крыса!

Мужик запустил медвежью лапу в карман и швырнул на стойку мятую зелёную купюру. Охранник побледнел.

– Убери! Тут видеосъёмка.

А потом прибавил, уже тише:

– Сунь во что-нибудь и покажи, как паспорт.

– Перестраховщик, чтоб тебя!

Я выпрямился и продолжил подниматься – этот уж точно предпочтёт лифт, а перспектива столкнуться с ним в дверях меня не привлекала.

– Повезло тебе.

Вон он, Беркутов! – сказал охранник.

Разумеется, мужик бросился меня догонять, но я сделал вид, что ничего не слышал. Поднимался он медленно, хватаясь за перила и стенку, и дышал при этом, как паровоз.

– Эй! Эй, вы детектив?

Догнал он меня только у двери офиса.

– Добрый день, – сказал я как мог вежливо, глядя на то, как с его лица водопадом стекает пот. После утренней поездки я не мог отказать себе в таком удовольствии.

– Кому добрый, а кому… – буркнул он.

Войти я его не приглашал, чтобы потом не нужно было выпроваживать.

– Меня зовут Пётр Николаевич, – это так, на всякий случай. – А к вам как обращаться?

– Игнат.

– Прекрасно, Игнат. Надеюсь, это настоящее имя, а не творческий псевдоним?

– Слушай, а тебе не всё равно? – прорычал мужик.

Я внимательно изучал его лицо, мысленно сличая его с приметами уголовников, находящихся в розыске. Скуластое, густо заросшее двухдневной щетиной, рот пухлый, что называется, властный. Над губой красовался лейкопластырь с отклеивающимися краями. Глаза, расположенные на порядочном расстоянии друг от друга, горели от возбуждения. Лохматая шевелюра была всклокочена и щедро посыпана перхотью.

– Послушай, детектив, я к тебе попёр потому, что с твоей репутацией тебе не до лишних вопросов.

В розыске Игнат вроде не находился, хоть мои данные, конечно, могли и устареть – в курсе меня держат немногие бывшие коллеги из уголовного розыска, общение с которыми нельзя назвать регулярным.

– О-па! А я думал, что ты попёр ко мне, потому что я профессионал!

– Намекаешь, что высоко себя ценишь?

– Нет, Игнатушка, так дело не пойдёт. Я работаю только легально, плачу налоги, не пью, не матерюсь, на мостовую не плюю и спрашиваю у клиента паспорт. Так что поищи-ка ты кого-нибудь, у кого репутация ещё хуже моей.

Сделав вид, что аудиенция окончена, я зашёл в комнату и захлопнул было дверь перед самым его носом, как он спохватился:

– Подожди! Ну честное слово, нет у меня паспорта. Он в конторе.

– Замечательно. Тогда тебе не составит труда съездить в контору, взять паспорт и вернуться сюда.

– Хорошо, как скажешь. Но пока послушай хотя бы. Дело касается моей жены…

– Я так и знал. Ты слышал про Агату Кристи? Так вот она писала, что проблемы бывают либо мужей с жёнами, либо жён с мужьями. Которое из двух в твоём случае?

Пока я всё это ему рассказывал, он вытащил из кармана мятую фотокарточку с портретом бледной худосочной брюнетки с меланхоличными глазами трепетной лани, мятую бумажку с какими-то каракулями и пухлый конверт, о содержимом которого догадается даже абориген острова Фиджи. Всё это он свалил в кучу на столе и красноречивым взглядом показал мне. Я не среагировал.

– Нет, Игнат, я так не играю.

– Ты чего? Долларов не видишь?

– Вижу. Вот только где гарантия, что они не криминальные?

– Я занимаюсь бизнесом.

– Ну да, я даже догадываюсь, каким.

– И каким же?

– Для которого не нужно носить с собой паспорт.

Неожиданно он перестал изображать бешеного орангутана в брачный период, и заговорил дружелюбным, как ему казалось, голосом.

– Ну ты же мужчина. Ты меня понимаешь…

Это было уже слишком. Этот горе-мачо перешёл все границы, и на этот раз я не выдержал.

– Мужчина – это не тот, кто носит семейные трусы или одним глотком глушит литр водки, а тот, кто отвечает за свои слова и поступки. А от таких брутальных красавчиков вроде тебя, меня вообще тошнит – вообразили, что раз весите сто кило, то грубостью и наглостью добьётесь всего, чего хотите. Если бы у вас было хоть чуть-чуть побольше мозгов, у меня было бы гораздо меньше работы. Так что проваливай.

На его лице выразился испуг.

– Подожди, ты не понял…

– Ничем не могу помочь.

Но я уже понял, что речь идёт не о банальном адюльтере, и решил дать ему шанс.

– Ладно. Можешь ничего мне не говорить, капитан. Я и так всё знаю. Вот только невежливо так вести себя в гостях. Позоришь родное Приморье и весь флот. В Москве всего-то месяц, а ведёшь себя так по-хамски.

Он вылупился на меня так, будто бы я его ошпарил. Только теперь я заметил, как трясутся его толстые изгрызанные пальцы.

– Ты… ты меня знаешь?

Я даже сам себе удивился, что настолько метко попал.

– Нет. Но если понадобится – узнаю.

– А как…

– Ох, да это так легко, что и объяснять не охота. Как ходят по лестнице все люди? Да хотя бы как я, почти не опираясь на перила. А как ходят моряки во время качки? Держатся обеими руками. Вот ты как на корабле привык, так и здесь за стенку хватался, на которой и перил даже нет. Так что про твоё морское прошлое я узнал раньше, чем увидел твою физиономию. И ещё. У тебя большой порез от бритвы. Безопасной бритвой так сильно не порежешься, значит, ты бреешься опасной. Почему? Да потому что в плавании лезвиями не напасёшься, а эту наточил и готово. Вот и вся недолга, капитан. Ты ведь был капитаном грузовой шхуны, частной, не очень большой – верно?

– Верно…

Я не стал рассказывать, как догадался об этом. Просто не тянул он на матроса, да и вряд ли у матроса будут такие суммы денег. У капитана мелкого торгового судна больше всего возможностей нагреть руки на контрабанде. Отсюда, кстати, и Приморье – едва ли не самое хлебное для контрабандистов место. Но это была чистой воды догадка.

– Месяц в Москве? Ещё проще. Во-первых, ты не знаешь местных порядков, иначе не стал бы тратиться на охранника. За пару месяцев пребывания здесь ты мог бы усвоить, что без паспорта тебя здесь и в сортир не пустят. Во-вторых, костюм, что на тебе, ни разу не стирался, а по степени замусоленности можно догадаться, что купил ты его недели три назад. Конечно, ты мог и менять костюмы, но что-то мне подсказывает, что тебе не до этого.

Капитан не на шутку перепугался – вероятность быть опознанным сбила с него всю спесь. Он достал из кармана скомканный носовой платок и принялся вытирать им лоб, от чего суше он не становился.

– Значит, как тебя зовут?

– Игнат, я тебе не соврал. Игнат Сидоров.

– Ладно, допустим, что ты в первый раз в жизни сказал правду. И во что же ты, Игнат, вляпался?

– Это не имеет значения. Правда, не имеет. Я – коммерсант, я занимаюсь бизнесом… скоро мы с Норой уедем отсюда…

– Это я и так понял. В Европу?

– Да. У моей жены проблемы со здоровьем.

– Это не ко мне. Это к врачу.

– У неё нервное расстройство.

– У тебя, я смотрю, тоже.

– Давай без шуток. У неё депрессия и мания преследования. Но я не могу быть с ней, потому что я должен заработать достаточную сумму, чтобы мы поскорее уехали. В моё отсутствие она может что угодно натворить.

– Для этих целей есть сиделка.

– Ты не понял. Мы не можем привлекать посторонних людей. Более того, я хочу, чтобы вы сообщали мне обо всех, с кем она контактирует.

Мысль о том, что мания преследования не у жены, а у мужа, подтверждалась.

– Ещё раз хочу напомнить, что если я что-нибудь захочу узнать, я узнаю.

– Да делай что хочешь! – вспылил Игнат.

– Пока я ничего не хочу делать. Расскажи сам, во что вы вляпались, тогда я попробую вам помочь.

– Да не вляпался я. Бизнес есть бизнес. Жизнь – это вообще сплошное дерьмо. Так что нормально всё.

– А ты, оказывается, философ.

– В общем, вот тебе фото, вот тебе адрес, а вот деньги.

Он вскочил на ноги, принял былой решительный вид и опрометью выскочил из офиса, будто бы опасаясь того, что я брошусь в погоню и всуну всё это ему обратно. Короче, сколько бы он ни хорохорился, но парень был на грани истерики.

Глава 2

Жили они в районе Солнцево, в той его части, которая находится за железной дорогой и застроена коттеджами и деревянными двухэтажными домиками, бывшими дачами.

От офиса до указанного на бумажке адреса было без малого сорок километров – всё равно, что один раз доехать от одного берега моря к другому на острове Крит и два раза – на Мальте. Так что времени пораскинуть мозгами было предостаточно.

Ну во-первых, с чего бы это я втянулся в это дурно пахнущее дело? В любом другом случае я выставил бы этого нахала Игната за дверь и был бы прав. Сначала я и собирался это сделать, но его истерика сыграла в его пользу.

Чутьё подсказывало, что капитана привела сюда не тупая ревность. Его вызывающее поведение и демонстративное хамство свидетельствовали не о силе, а о страхе. И боялся он в том числе и меня, но было что-то и пострашнее меня. Чего может бояться такой крепыш, способный одним махом уложить троих сразу? Вероятно, чего-то по-настоящему ужасающего, неведомого, не вписывающегося в привычные рамки сознания.

Во-вторых, ему явно было не к кому обратиться, кроме как ко мне. Наговорив мне кучу гадостей про мою репутацию, он был прав – я был известен грубыми манерами и не так давно меня торжественно уволили из органов. Не прошёл, видите ли, переаттестацию – отличный повод выкинуть тех, кто служит не начальству, а народу. Но пусть кто-то наверху и решил, что после того, как милиция стала полицией, мне в ней места нет, вся Москва знала – я не бросаю тех, кто просит моей защиты. Брать на себя ответственность за капитана мне явно не хотелось – защищать надо в первую очередь слабых, а не таких вот типов, которые вечно ищут выход из положения, в которое без труда и лишних раздумий нашли вход. Но он вёл себя так, будто бы мой отказ может стоить им с женой жизни. А это повод провести сегодняшний день в работе, а не за просмотром хоккея и игрой в шашки сам с собой – одним словом, так же, как и большинство дней.

Ладно, паспорт мне капитан так и не привезёт. Я и не рассчитывал на то, что он выполнит обещание, данное мне только лишь затем, чтобы меня умаслить. Его личность была окутана мраком таинственности, что существенно затрудняло мою работу. Зовут его, скорее всего, и в самом деле Игнат. Придумать себе другое имя у него фантазии не хватит. Хотя кое-что он всё же наскрёб с сусеков, в результате чего и явилась фамилия Сидоров. Объяснение могло быть одно – он опасается, что я его кому-нибудь выдам: либо бывшим коллегам, либо бывшим противникам.

Вытащив из кармана трубку, я набрал хорошо знакомый номер – один из тех, что я только и набираю и число их считается пальцами одной руки.

– Я занят, – раздался предсказуемо недовольный голос.

– Наши проигрывают?

– Так точно, заразы… что? Да пошёл ты!

– Максимов, будь другом: пробей мне в тайм-ауте по базе разыскиваемых одного типа. Пиши приметы: брюнет, тридцать пять – тридцать восемь лет, рост метр восемьдесят пять – метр девяносто, в плечах примерно столько же, телосложение атлетическое. Особые приметы – широко расставленные глаза. Серёг и пирсинга нет, татуировок на открытых участках тела тоже. Усы и борода необязательны, мне он представился с двухдневной щетиной. По профессии моряк, прибыл скорее всего из Приморья. Представляется Игнатом Сидоровым. Записал?

– Записал. Ещё чего-нибудь изволите-с, ваше благородие?

– Вы чертовски догадливы, господин оберполицмейстер. Женщина лет двадцати пяти – тридцати, брюнетка, волосы до плеч, телосложение астеническое, близкое к дистрофическому. Рост назвать не могу за незнанием натуры, но что-то подсказывает, что не выше метра шестидесяти пяти. Это всё.

– Ладно. Подожди.

Дав отбой, я вернул трубку в карман и вернулся к своим размышлениям.

Конечно, по-хорошему следовало бы проследить за самим этим Игнатом и выяснить, какими такими делишками он промышляет. Учитывая весь его внешний облик и желание побыстрее отсюда свалить, в то, что он занимается культурной торговлей качественными и нужными обществу товарами, мне как-то не верилось. Выяснив, что это за овощ, я смог бы ответить и на другие вопросы. Но его уверенность в том, что по указанному адресу в его отсутствие развернётся не меньшая драма, и, похоже, переживание за жену, передались и мне. Как бы там ни было, посмотреть на место действия и вникнуть в обстановку было отнюдь не лишним.

Максимов перезвонил через час.

– Приметы, как сам понимаешь, весьма популярные. Среди них есть один тип по имени Игнат, числящийся пропавшим без вести. Фамилия его Дергачёв. Капитан мелкого торгового судна, ходившего в Японию, Корею и Китай. Полгода назад был уволен владельцем судна.

– Очень похож. В чём его подозревали наши приморские коллеги?

– Я не говорил, что его в чём-то подозревали.

– Но они же не дураки, верно? И мы с тобой не дураки.

– Раз такой умный, зачем спрашиваешь?

– Значит, всё-таки контрабанда.

– Блестяще!

– Благодарю вас, инспектор. А его жена?

– Дергачёв не женат.

– Ты же знаешь какой я пуританин. Сее сожительство есть брак.

– Приметы подходят Лозинской Элеоноре Эрастовне, двадцати семи лет от роду. Пропала без вести примерно в то же время, что и Дергачёв. Жила в городе Уссурийск.

– То что нужно, товарищ майор.

– Ну и где ты их нашёл?

– Не я их, а они меня нашли.

– Полагаю, надо сообщить радостную новость во Владивосток?

– Они сами не очень-то хотят отыскиваться.

– Девушку разыскивает её батюшка. Между прочим, какая-то шишка там в тайге.

– Ладно, потом займёмся воссоединением семейства. А шишек в тайге вроде немерено. В общем, дорогие телезрители, не переключайтесь, оставайтесь с нами и вы узнаете новости первыми.

– Катись ко всем чертям!

В душевной беседе с лучшим другом я и не заметил, как добрался до Солнцева и чуть не пропустил нужный мне поворот.

Оставив машину у въезда в дачный посёлок, я пошёл пешком. Место было тихое и в принципе подходящее для того, чтобы спрятаться. Хоть на их месте я бы, конечно, избрал бы любой спальный район мегаполиса. Прячься – не хочу. Тысячам уходящим засветло и приходящим под ночь соседям на тебя совершенно наплевать. Даже если твои соседи поймут, что ты не кто иной, как Адольф Гитлер, ловко имитировавший самоубийство и скрывающийся в однушке в Марьине, они не будут спешить сообщать куда следует. У них на это тупо нет времени. А потом кому охота подписывать разные протоколы и давать всякие показания? Так что лучше вообще ни на кого не смотреть: закон каменных джунглей «меньше знаешь – крепче спишь» никто ведь не отменял. Здесь же напротив каждый новый человек привлекает к себе излишнее внимание. Но приехавшие месяц назад со спецификой конспирации в столице явно знакомы не были, так что выбрали это далёкое от глаз миллионов место.

За всё время путешествия по улице мне не встретился ни один человек – это явно было по вкусу таинственной парочке. Но явно не по вкусу мне.

– Значит, здесь обитает Элеонора Эрастовна, – пробормотал я, увидев на заборе ржавую табличку с адресом, совпадающим с тем, что значился в записке.

Дом был деревянный, двухэтажный и треугольный. Он был покрашен зелёной масляной краской, успевшей облупиться во многих местах. Одним словом, ничем особым не выделялся из своих соседей. Стоял себе вдалеке от дороги, огороженный невысоким забором. Под крышей торчала тарелка спутникового телевидения, значит, скучать здесь не приходится. Я взглянул на окна. На нижнем этаже горел свет, а верхний казался нежилым. Но, приглядевшись, я обнаружил, что окна зашторены плотной тёмной портьерой.

В окнах первого этажа маячила какая-то широкая мужская спина. Сначала я подумал, что это капитан, но машины во дворе не было, а я был уверен, что передвигается он на колёсах. Понаблюдав за ним подольше в щель в заборе, я убедился в том, что это не он. Спина принадлежала мужику достаточно пожилого возраста. Видимо, он готовил какую-ту еду на кухне.

Почесав затылок, я решил рискнуть и нажал на кнопку звонка. Через пару секунду дверь дома распахнулась и на пороге возник невысокий, коренастый и крепкий мужчина лет шестидесяти, одетый в камуфляжную куртку и соответствующие штаны. У него были приплюснутый нос, жёсткие бесцветные усы и мохнатые брови. Ленивой походкой он достиг калитки и уставился на меня сквозь щель в заборе.

– Здравья желаю. Вы новый курьер? А Логин где? – спросил он.

– День добрый. Нет, я не курьер. Просто мне сказали, что в вашем районе сдаются коттеджи.

– Правильно сказали.

Пенсионер открыл калитку и я увидел его довольное выражение лица. По-видимому, манией преследования он не страдал и о безопасности не задумывался.

– Я сдаю верхний этаж. Сейчас у меня, правда, занято. Но через две недели гости съедут. Если подождёте, буду рад. Конечно, ежели я сам вас не стесню. А так в конце улицы ещё сдают.

– Понятно, спасибо. Посмотрим, как получится.

Краем глаза я видел, как дёрнулась штора на втором этаже.

Распрощавшись с хозяином дома, я направился в сторону шоссе. Нехорошее предчувствие усиливалось. Раз молодожёны согласились делить дом с хозяином, то дело было не только в том, что так дешевле. Я-то знал, что валюты у капитана более чем предостаточно. Дело было в другом – общество хозяина, причём довольно боевого, было своего рода гарантией безопасности.

Оставалось непонятным, для чего здесь вообще нужен я. Судя по всему, дама не горела желанием покидать дом, хоть делать окончательный вывод на этот счёт было ещё рановато.

Пока я над всем этим думал, на моём пути возник автомобиль «Ока». Я мог бы пройтись по нему и даже не заметить этого, но всё-таки я отошёл в сторону, чтобы его пропустить. Пока он проезжал мимо меня, я прочитал надпись на его боку: «Компания „Фарма-zone“. Доставка на дом лекарств и биологически-активных препаратов».

«Курьер, – догадался я.

Я присел якобы для того, чтобы завязать шнурок, и стал смотреть, как «Ока» остановилась возле той самой калитки, возле которой я сам стоял пару минут назад. Из машины вылез худощавый парень в замусоленной жёлтой бейсболке и такого же цвета рубашке с логотипом компании. Было ему уже под тридцать, но слово «парень» подходило как нельзя лучше – выглядел он едва ли не школьником. Из-под бейсболки торчала плачущая по парикмахеру паклатая шевелюра тёмно-русого цвета. Движения были порывистые, а походка торопливая и неуклюжая. При ходьбе он раскачивался из стороны в сторону, как корабельная мачта, а небольшую картонную коробку тащил с таким усилием, будто бы она весила как мешок с песком.

Хозяин сразу же открыл ему калитку. Судя по всему, они были давно знакомы. Хозяин взял у него коробку, но к дому они пошли вместе. Вскоре курьер вернулся с одним только листком бумаги, на котором, видимо, стояла роспись клиента о получении. Издалека я видел, что листок порядочно изорван.

Обратно он поехал задом, так как места для разворота на узкой улице не было. Когда «Ока» поравнялась со мной, я похлопал её по капоту, предлагая остановиться. Курьер вздрогнул и продолжил движение, сделав вид, что ничего не заметил.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3

Поделиться ссылкой на выделенное