Дарина Полынь.

Защитники. Отражение



скачать книгу бесплатно

7

Лер чувствовал себя в этих краях как дома, понимал эту землю. Каменные берега слагались базальтовыми породами с редкими вкраплениями известняка – очень удобными для работы материалами. Лер мысленно положил руки на дно реки. Так он мог почувствовать каждый камешек, каждую ямку. Частые тренировки последнего времени не прошли даром, он чувствовал себя гораздо увереннее, хотя до совершенства было еще далеко. Только недавно он смог совладать с обычной землей. Как ни удивительно, но с ней он боролся очень долго, жирная почва рассыпалась в мысленном кулаке.

Лер прощупал реку – илистый гравий. Отлично! Каменистое дно намного удобнее для работы, чем мягкая, как пух, лесная подстилка. Кроме того, быстрое течение вымыло на этом участке весь песок. Ниже начинались пороги, а дальше течение становилось тише, вот там бы было не развернуться. Он мысленно брал камни и, как кирпичики в детском конструкторе, перекладывал их в нужное место.

Ксения ждать не стала. Река здесь была не слишком глубокой и бурлила перекатами, но даже короткое купание могло при случае продлить ей жизнь. Остальные перешли по выстроенному Лером мосту.

При одном взгляде на место катастрофы стало понятно, что они здесь ничего не найдут. Но в любом случае надо было все тщательно осмотреть.

Один за другим Защитники стали подниматься по высоким неровным ступеням. Поднимались медленно, не разговаривали.

Белый авиалайнер выгорел полностью. Это был новый советский самолет, какие большинство видели только в кино или по телевизору. Фюзеляж смят, днище и кабина снесены полностью. Падая, он обрушил несколько скал, но, едва не дотянув до реки, застрял у последнего утеса. Корявые деревья и трава вокруг места падения обуглились. Правое крыло было единственным, что хоть как-то уцелело. Сейчас оно нависало метрах в двадцати над землей, грозясь однажды рухнуть. Хвост и левое крыло, развалившись на множество фрагментов, разлетелись по округе – на них Защитники натыкались время от времени, пока пробирались через лес. На хвосте им удалось различить синие крылья с красной звездой – эмблему китайских авиалиний.

Сто двадцать восемь жизней обрывались несколько мучительных минут. Арс, который часто кожей осязал эмоции, здесь не чувствовал уже ничего.

– Если поторопитесь, вернетесь до темноты, – Доброслав дожидался их внизу, у подножия выстроенной Лером лестницы.

– Мы еще не нашли черных ящиков, – Ксения посмотрела наверх, отсюда снизу самолет выглядел особенно зловеще.

– И не найдете.

– Почему? – Лер, который в это время заносил в журнал точные координаты, отвлекся и недоверчиво на него посмотрел, а потом перевел взгляд туда, куда показывал Доброслав.

Невдалеке на пригорке белел свежий крест.

– У меня было время, – Доброслав встал. – Ящиков здесь не было.

– Почему ты раньше об этом не сказал?

– Вы не спрашивали, – он пожал плечами. – Возвращаемся?

Хан спустился последним.

– Мы не можем уйти прямо сейчас. – Все на него обернулись. – Это не обычная катастрофа.

Мы должны выяснить, что произошло с самолетом, а потом и с группой Рудакова. Ты же был там!

Теперь все посмотрели на Доброслава. Лицо того вдруг сделалось непроницаемым.

– Если тебе правда что-то известно, расскажи! – попытался подтолкнуть его Лер.

– Мы договорились, что вы позволите мне уйти.

– Ты свободен, – разочарованно махнул рукой Лер.

– А вы?

– У нас задание.

– Но я же помог вам найти самолет. Теперь возвращайтесь.

Лер положил ему руку на плечо и заглянул в глаза:

– Добрый, скажи, что тебе известно? Что здесь происходит?

Проводник замолчал. Было видно, что внутри него идет отчаянная борьба. Он вздохнул, по привычке взъерошил волосы и наконец покачал головой:

– Мне известно не так много, как вам кажется. Я вообще не уверен, что эти как-то связаны с падением самолета.

– Какие «эти»? Те, за кого ты нас сначала принял? – Арс подошел поближе.

Доброслав кивнул.

– Простите, но вы похожи, – он криво улыбнулся.

– Кто эти люди?

– Люди? А кто сказал, что это люди?

8

Остов самолета остался за спиной Защитников. Доброслав повел их вверх по одному из притоков Подкаменной Тунгуски. Обильные дожди превратили эту шуструю и порожистую речку в пенный поток. Низкие надутые от воды тучи грозили к ночи снова обрушиться на землю. Ксения нашла на берегу дикую красную лилию и вставила в петлицу, но слишком чуждым выглядел этот яркий цветок на фоне хмурой таежной природы и строгой формы.

Привал устроили короткий – до темноты Доброслав обещал найти им ночлег. Невысокий костер принялся звонко потрескивать, разгоняя хандру и надоедливых насекомых.

– И вы называете себя суперлюдьми? – Доброслав сел подальше от костра и с неодобрением наблюдал, как остальные вскрывают банки с тушенкой.

Арс подкинул в костер еще несколько веток, подняв в небо столб ярких искр:

– Ты можешь жить даже без мяса?

– Без мяса и вы можете жить, для этого не нужны сверхспособности. Я перестал его есть еще в детстве.

– Когда ты изменился? – Ксения присела рядом.

– В пятьдесят восьмом, я тогда на второй курс перешел.

– Разве ты не добровольно участвовал в эксперименте?

– Добровольно?! Да разве нормальный человек позволил бы добровольно совершить с собой такое? – Он горько рассмеялся, а потом вдруг замер и оглянулся на остальных: – Это правда? Вы все сами пришли?!

На поляне повисла осторожная тишина.

– У каждого были свои причины, – Ксения мягко ответила за всех, и напряжение спало. – Расскажи о себе.

Доброслав почесал голову и пригладил светлые волосы, все еще с недоверием оглядывая компанию вокруг костра.

– Я родился в Минске, учился на биолога. Всегда хотел им стать – с самого детства маме помогал помидоры на окне выращивать. После первого курса мы поехали на практику. Знаете, под Минском есть база – больше полусотни оранжерей. Там ботаники работают со всего Союза. Я часто засиживался допоздна… В ту ночь случился пожар, – он снова вспомнил сон, – говорили, что это случайность, неисправность проводки.

– А потом? – Арсус подошел и тоже сел неподалеку.

– Вам рассказать, что я чувствовал, когда горел? – Доброслав вспылил: никто еще его об этом не расспрашивал. – Девяносто процентов поверхности тела. Это я прочитал потом в медицинской карте. Девяносто. А ваша трансформация проходила без боли? – Он вперил в Ксению испытующий взгляд, но она не отвернулась. Тогда отвернулся он. – На меня даже обезболивающие тратить не стали, посчитали, что я все равно что мертв. Родителям сообщили, что я погиб. А я вот он, выжил!

– Как? – одними губами прошептала Ксения.

– Мое тело покрылось коркой, наростами, больше похожими на старое дерево, чем на человеческую кожу. Медсестры ко мне даже подходить боялись. Тогда меня перевезли в лабораторию под Красноярск. Когда через полгода корка отвалилась, под ней оказалась новая кожа. Этого никто не ожидал.

– А твои способности?

– Они сразу проявились. Однажды ночью я прирос к кровати. Когда проснулся, стал орать, думал, меня в смирительную рубашку завязали. Когда понял, что происходит, стал орать еще громче, – он уже расслабился и даже улыбнулся.

– Почему тебя не взяли в Патриот? – неожиданно спросил Лер.

– А я не знаю, – Доброслав достал перочинный нож и стал выстругивать сухую деревяшку. – Плохо помню то время, а особенно что случилось после выздоровления. Может быть, я им не подошел. Просто однажды очнулся на местной станции, без теплой одежды, без документов. Зашел в дом к какой-то бабке и прямо у нее на глазах расти начал. У бабки, конечно, удар, но выжила. Потом еще долго пироги мне в лес таскала. Жалела. Да в те годы я сам себя боялся. Только через несколько лет, когда местный лесник умер, его место занял. Жену будущую встретил. Все боялся, что дочка как я будет, но нет, обычная родилась, зеленоглазая.

– У тебя семья есть? – Все были удивлены.

– Была.

Ксения подошла к костру и поворочала догорающие угли. Сама она видела семью два года назад, да и то издалека. Их команда тогда охраняла американскую делегацию в Ялте. У младшего брата наметилась лысина, а племянники выглядели как ее ровесники. Все в Патриоте знали, что наступит время, когда они не смогут поехать домой.

– Ты мог бы вернуться с нами. У нас нет похожего на тебя человека.

– Нет, не мог бы. Ваша работа слишком масштабна для меня.

Лер посмотрел на него с удивлением:

– Шутишь?

– Нисколько. Должен был упасть самолет, чтобы вы обратили на эти места внимание. Может быть, вы каждый день спасаете мир, но мне мир не нужен, я послежу вот за этим лесом.

Здесь не удержался Арсус:

– Неужели, скажи, ты и правда веришь во всякие потусторонние силы? Нелюдей, чудовищ и прочую нечисть?

Доброслав стал засыпать костер.

– Верю не верю… Я верю в то, что вижу. Знаете, в этих местах ведь и правда творится что-то неладное.

В этот момент они услышали, как рядом ломаются ветки, – кто-то шел к ним, пробираясь сквозь бурелом. В руках Хана оказался меч, Арсус вскочил и выхватил топор, Лер только присмотрел груду отличных камней для метания и подмигнул Арсу:

– Готов к встрече с диким сородичем?

Но через несколько долгих мгновений к кострищу перед ними вышел не медведь. Неожиданный гость споткнулся и упал, и по его равнодушному усталому взгляду сразу стало понятно, что не впервые. Потом он неуклюже встал, огляделся и расплакался. Худые плечи незнакомца редко подрагивали, побитая лысина вызывала жалость. Хан убрал оружие, Лер отпустил свои камни. В крайне приятном немолодом человеке, который появился здесь в лесу, как черт из табакерки, было не больше полутора метров роста. Его бесформенные лохмотья когда-то были клетчатым пиджаком.

– О, май Гад! О, май Гад! Я найти вас! – принялся причитать незнакомец на смеси английского и сильно исковерканного русского языка.

Он стал метаться по поляне, с неожиданной живостью подбегая то к одному, то к другому. Дрожа от радости и волнения, он хватал всех за руки и с чувством тряс. Когда он вдруг наткнулся на Ксению, то сильно удивился, но потом все-таки нашелся: извинился и отвесил нелепый в данных обстоятельствах поклон.

– Кто вы? Как сюда попали? – прищурилась Ксения. К любым незнакомцам она относилась, прежде всего, с подозрением.

– Самолет! Самолет! Упасть! Я упасть! – заговорил иностранец, и его голос неожиданно ослаб. Видимо, от крайнего истощения.

– Вы пассажир упавшего самолета, – наконец понял Арсус неразборчивую речь.

Защитники переглянулись. Словам незнакомца в клетчатом пиджаке трудно было поверить.

– Да, да, пассажир! Я лететь на Копенгаген. Пекин – Копенгаген, – в этот момент он зацепился о лежащее около потухшего костра бревно и снова упал. Лер помог ему подняться.

– Когда вы ели? – вдруг спросила Ксения.

– Три дня.

– Он не ел три дня! – Арс вытащил из рюкзака остатки съестных припасов и протянул несчастному.

Тот подержал недолго хлеб в руках, а потом начал быстро жевать, активно работая челюстями. Ему протянули фляжку с водой.

Английского журналиста, как он представился, съедали комары и гнус, он сидел сгорбившись на поваленном дереве и вел с насекомыми отчаянную борьбу. «Мошкара пока побеждает», – с сочувствием подумала Ксения. К сожалению, спасенный так и не смог рассказать им никаких подробностей авиакатастрофы, кроме того, что после чудесного спасения он два дня прятался в барсучьей норе и питался ягодами.

Когда пришло время отправляться в путь, перед компанией возникла неожиданная проблема. Они не могли оставить измученного старика одного в лесу, но Доброслав вдруг неожиданно воспротивился:

– Мы не можем взять его с собой, это слишком опасно.

– Но не оставлять же его здесь. Хватит с него испытаний, – Ксения покосилась в сторону англичанина.

Тот сидел, опустив голову, и допивал остатки горячего чая. Сами же они отошли немного в сторону, чтобы обсудить сложившееся положение.

– Как он мог остаться в живых? – громко зашептал Доброслав. – Я добрался до места катастрофы в первый же день, я видел тела, я сам их хоронил. Всех. Там никто не мог выжить!

– Но он смог. Да, это поразительно, я не знаю, как это произошло, но не бросать же его теперь.

– Он появляется ниоткуда в лесу – и теперь посвятить его в подробности операции? Почему мы должны ему верить?

Ксения улыбнулась одними губами:

– А почему мы должны верить тебе? Этот иностранец, по крайней мере, не пытался нас убить.

9

Дальше, как и ожидалось, передвигались значительно медленнее. Защитники шли след в след по влажной от дождя земле, по мягкому упругому мху, обходя глубокие лощины и овраги, плохо представляя, куда, собственно, идут и где закончится их дорога. К чести журналиста, слабость у него после отдыха как рукой сняло, открылось второе дыхание и, несмотря на возраст, он изо всех сил старался не отставать, чтобы не становиться обузой.

Доброслав обещал, что к ночи они будут на месте. Но небо почернело, а они все шли. Несколько часов двигались по болотистой местности, слушая щелканье глухарей да тихий свист рябчиков. По пути они перешли несколько ручьев, а потом еще и быструю речку. В конце августа уже начинала желтеть листва. Под ногами расстилался мягкий ковер из мха с ярко-красными ягодами созревшей брусники. Глубокой ночью все-таки вышли на деревянный дом с печью, где и переночевали в тепле и сухости.

Утром прошагали еще не менее часа, прежде чем вышли к озеру. Очевидно, сюда их и вел Доброслав. Из камышей на берегу встрепенулась стая уток. Прямо над головами пролетел белохвостый орлан – совершенно бесшумный и разочарованный неудачной охотой. Больше никакой обычной озерной живности здесь не наблюдалось.

Озеро было неестественно круглое, как тарелка из черного прозрачного стекла. В темной воде отражались застывшие облака и растущие по берегам исполинские кедры. Ни один порыв ветра не тревожил ровную поверхность воды. Удивительно, но ни у кого не возникло желания устроить привал, наоборот, всем хотелось поскорее пройти мимо, топать и топать дальше по колено в болоте, дальше, дальше и никогда не возвращаться. Старик-англичанин и вовсе не вышел из леса. У него прихватило сердце, и он остановился передохнуть.

Ксения медленно подошла к самой кромке, как показалось Арсусу, борясь с нетерпением. Сколько она без воды? Шесть часов? Семь? Девушка быстро на них оглянулась и скрылась в воде. Каждому приходилось платить за свои способности. Доброслав остановился в нерешительности, озираясь по сторонам. Если бы он сам их сюда не привел, можно было подумать, что он побаивается места. Хан тоже предпочел остаться подальше от воды.

– И зачем мы сюда пришли? Чем особенным удивит это озеро? – Хотя Арсус и говорил притворно веселым тоном, он, как и все, чувствовал в этом озере что-то отталкивающее.

– Здесь я встретил их впервые, – медленно, не своим голосом проговорил Доброслав. – Здесь, – он усмехнулся и дальше уже говорил нормально: – Хотели посмотреть на них – вот! Получите, распишитесь!

– Ты так и не сказал, на кого смотреть-то?

Доброслав оглянулся и кивнул в сторону леса. Одинокая фигура стояла метрах в пятидесяти от них, в тени гигантского кедра, совершенно неподвижно. Когда ее заметили, фигура пошевелилась и стала медленно, даже как будто нерешительно удаляться, все время оглядываясь и оставляя за собой ровную, словно прочерченную по линейке, дорожку следов. «Турист или охотник», – подумал Арсус, но сразу понял, что ошибся.

Пока остальные мешкали, Доброслав со странным звуком, должным стать, по всей видимости, победным кличем, бросился догонять убегающую фигуру. А та к тому времени и в самом деле убегала, смешно, совершенно не по-людски вытягивая ноги. Руки Доброслава на глазах превращались в свистящие кнуты, ими он старался дотянуться до беглеца. Но тот оказался на удивление проворным. Развернулся и двумя резкими скачками преодолел половину расстояния до воды.

Лер не стал дожидаться, когда незнакомец скроется в озере. Легкий камень, способный в крайнем случае оглушить, но не убить, поднялся с земли и метко засвистел незнакомцу в голову. Тот рухнул мешком на землю, но через мгновение поднялся и продолжил путь.

Почти человеческое тело обтягивал черный, не отражающий свет костюм, из материала больше всего напоминающего резину. Но, только заглянув незнакомцу в лицо, каждый понимал, что это существо имеет мало общего с людьми.

Никто не заметил, как Хан нанес удар. Просто в какой-то момент рассек воздух изогнутый клинок, оставив на земле обрубленную руку. Странное создание на нее даже не взглянуло, а снова метнулось в сторону воды.

– Почему не голову? – искренне удивился Арсус.

– А он его допросить собирается! – проворчал Лер. Он теперь не мог воспользоваться своей силой, не рискуя задеть остальных.

Арс, бросившись резиновому на перехват, схватил его за ноги и шею, поднимая над головой. И в следующий миг сломал бы его, но от тела монстра пошло слабое голубое свечение. Арсус выронил его и скрючился на земле от боли, его кожа побелела, под глазами выступили синяки.

– Арсус! – Доброслав поспешил помочь.

Хан отсек монстру вторую руку, и за ней бы уже точно последовала голова, но тот, проявив нечеловеческое проворство, снова бросился в воду, угадав единственное слабое место Хана и избежав верной смерти.

– Что это было? – Чувствовалось, что слова даются Арсусу с трудом.

– Парализующий свет или что-то вроде этого, – Доброслав достал фляжку и протянул Арсусу.

Тот глотнул и поморщился:

– Кроме воды у тебя ничего нет? Да я не о свете, а о том резиновом. Что это за штуковина?

– Это робот, андроид. Не человек.

– Ясно уже, что не человек. Надеюсь, Ксения его перехватит. Ты это, давай рассказывай!

Доброслав сел рядом с Арсом. Хан метался вдоль берега, как волк в клетке. Он был расстроен, что упустил андроида. Был готов преследовать его где угодно, но только не в воде. Воду Хан не любил. Во-первых, она плохо сочеталась с горой тяжелого металлического оружия, спрятанного в одежде. Во-вторых… просто не любил.

– Вы ведь знаете, что произошло здесь пятьдесят лет назад?

– Да всем это известно – метеорит упал.

Доброслав оглядел озеро:

– Да, упал. Здесь и упал, именно в этом самом месте. Но знаете ли вы, что это только официальная версия произошедшего – для газетчиков и шпионов всяких.

– А есть неофициальная? – Арсус к этому времени успел полностью прийти в себя.

– Есть, и поверьте, она правдоподобнее первой.

– А эти твои дроиды, одного из которых мы только что приветствовали, имеют к этому отношение?

Доброславу почудилась насмешка в голосе Арсуса, и он вскипел:

– Да, и самое прямое! Выслушайте меня, ведь у вас был приказ не просто найти упавший самолет, верно?

Лер кивнул – хранить секрет Полишинеля больше не имело смысла.

– Я понял это почти сразу, ведь я уже дал точные координаты самолета этому барану, капитану Рудакову, который из-за своего упрямства чуть не загубил семерых человек. Я предупреждал его, летать здесь опасно, но он хотел испытать новый вместительный вертолет. Испытал.

– Нам сказали, что он самостоятельно спас из падающего транспорта несколько человек, а сам при этом чуть не лишился ног.

– Если бы продолжил так упорствовать, лишился бы головы. К счастью, пилот у него попался разумный – хоть и поздно, но пошел на снижение. Так он из местных, а эти и на машине сюда лишний раз не поедут.

– Почему об этом становится известно только сейчас? – возмутился Арс.

– Почему сейчас? Всегда это было известно. Местным. Да только их мнения никто не спрашивает. Самолеты здесь не летают, в деревнях все по старинке. Аэродром вот военный построили, да он далеко. Хотя и заметили, что техника выходит из строя чаще, чем обычно.

– Ксения давно не возвращается, – Хан задумчиво смотрел на воду.

– Мне кажется, что там появилась рябь, может, это наша русалка? – Лер указал на то место, где видел всплески.

– Щука, может? – предположил Арс.

– Сам ты щука! Нет здесь никакой рыбы. И никогда не было. Здесь только резиновые живут. Хорошо, говорите, ваша подруга плавает? – Разглядывая озеро, Доброслав прикрыл глаза от вышедшего на миг из-за тучи солнца.

Арсус встал и на нетвердых ногах тоже подошел к Хану. Ему совсем не нравились все эти разговоры. К счастью, через несколько минут над водой показалась сначала голова Ксении, потом гладкие плечи, покрытые глубоким синим узором, изящный силуэт проявлялся постепенно. Арсусу вспомнилось, что в темноте она слегка мерцает. Он видел однажды.

– Кто это был? – Девушка выглядела бодрой и отдохнувшей.

– Ты его упустила. – Лер не спрашивал, он снисходительно и даже как будто ласково констатировал факт.

– Это я-то его упустила? – почему-то сразу вспылила девушка. – Да вы вчетвером с ним не справились, а я слишком поздно его заметила. Он очень быстрый в воде, – сообщила она, как величайшее открытие, напоследок.

– На земле тоже, – потер Арсус все еще онемевшие пальцы.

– Кстати, да, ты к Арсу пока не прикасайся, – усмехнулся Лер.

Ксения ничего ему не сказала. Она в это время уже разглядывала брошенные на берегу руки робота.

Все тоже стали разглядывать. Доброслав даже перевернул одну:

– Ничего в ней уже нет, – наконец авторитетно заявил он, – все вытекло. Или высохло. Они, знаете, как из воды состоят, но очень живучие твари. Вот, Хан, ты ему руки отрубил, а ему хоть бы что, поплывет сейчас да отрастит себе новые.

– Значит, надо чтобы не успел отрастить, – Ксения выпрямилась, – я пойду за ним.

Все молчали. Ксения даже пару раз взглянула на Арсуса, не трансформировался ли он, потеряв способность говорить.

– Арс, что думаешь?

Он думал, что план, при котором они все остаются на берегу, а она одна отправляется за враждебным роботом, никуда не годится, но, если она сама рвалась в бой, высказывать это он не собирался.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6