Дарина Полынь.

Защитники. Отражение



скачать книгу бесплатно

– Ладно, чего вы хотите?

– Мы хотим знать, что произошло вчера утром во время вашей поисковой операции. Что случилось с людьми и вертолетом? – слишком сурово для нежной внешности спросила девушка.

Рудаков смирился с тем, что должен отчитываться перед незнакомыми людьми, и обстоятельно рассказал все об аварии, о том, как они летели и как заглох двигатель.

– К счастью, все выжили. Вышли к деревне, а оттуда нас на телегах местные старообрядцы отвезли в больницу.

Странная четверка слушала внимательно, лишь иногда задавая уточняющие вопросы. Кажется, ему поверили.

– Значит, когда вы оказались вот здесь, – бородач разложил перед ним карту, – вертолет просто заглох и начал падать?

Рудаков прочертил им маршрут полета.

– Местные суеверны, обходят эти места.

– А вы? – усмехнулась девушка. – Если там, как вы утверждаете, выходит из строя техника, почему об этом раньше никому не было известно?

Сколько ей? Восемнадцать? Рудаков аккуратно сложил карту.

– А кому об этом знать-то? Вот я знаю, вы теперь. Еще пять деревень знают. Только там у них все по старинке – нас с ребятами до больницы на лошадях везли.

– Да, лошади из строя не выходят, – пробасил великан, которого они называли Арсусом.

– Больше ничего необычного не произошло? – впервые подал голос невысокий молодой человек в черном, стоящий все это время в стороне, у окна.

Капитан выдержал его долгий взгляд и покачал головой:

– Нет.

Никакой приказ не заставит его рассказать кому бы то ни было об исчезнувшем проводнике.

5

– Он врет, – уверенно заявила Ксения, когда Защитники наконец решили обсудить ночную беседу в больнице. В это время они уже час как тряслись в непобедимом ЛуАЗе, показавшем себя лучшей машиной для местных дорог.

– Мне тоже так показалось, – откликнулся Хан. – Врет или скрывает, чтобы не выглядеть глупо.

– Какая разница? Он не сказал нам правду.

Они выехали пару часов назад из той самой военной части, откуда начал свою поисковую операцию капитан Рудаков. Поначалу двигались по дороге, но она очень быстро закончилась. Машина медленно, с остановками ползла широкой лесовозной просекой, по окна утопая в грязи. С обеих сторон плотной смоляной стеной их обступали вековые сосны. Командир части выделил им водителя – молоденького прыщавого солдатика. Тот ни разу не выбрался из теплой кабины, а из-за слоя грязи на стеклах так и не увидел, как легко могучий Арс вытаскивает их из болота одной, пусть и правой, рукой.

Когда автомобиль остановился окончательно, издав на прощание звонкий хлопок, Ксения первой ловко из него выпрыгнула и потянулась:

– Все, приехали!

Ее уже давным-давно подмывало пойти дальше пешком.

– Сломались, – стараясь скрыть радость, заявил водитель, – карбюратор полетел.

Остальные тоже вышли и осмотрелись. Дорога, по которой они двигались, через несколько десятков метров превращалась в узкую тропу, а потом и совсем пропадала.

– Очень вовремя, – улыбнулся Лер, – ладно, солдат, ремонтируй свою колымагу, до встречи!

Тот растерянно смотрел, как быстро удаляются четыре фигуры.

– Эй! Подождите! – закричал он и, придерживая пилотку, бросился вдогонку. – А что мне делать, когда заведется машина?

– Жди до вечера, а потом возвращайся, – ответил Лер.

– А вы?

– А мы как-нибудь сами!

Аппаратура для связи, как и ожидалось, вышла из строя сразу.

Рация продержалась дольше, но и она, выдав из динамика серию скорбных скрипучих звуков, замолчала. Арсус заметил, что Ксения ушла немного вперед, – слишком любила быть первой. Высокая, стройная – он невольно залюбовался, – она двигалась по лесу легко, не зная усталости и не требуя для себя поблажек. Что Арсу особенно в ней нравилось, так это независимость. Еще, конечно, фигура и большие глаза. В воде она была настоящей рыбой и даже могла становиться невидимой, но здесь воды не было. Как она продержится?

Как японский самурай, невдалеке быстро и тихо двигался Хан, хотя и не настолько быстро, как был способен в измененном состоянии. Никто не знал откуда он. Говорили, что из безлюдных казахских степей, хотя мог быть и из Подмосковья. Арс привык, что Хан всегда молчит и любое задание готов выполнять в одиночку. За спиной полумесяцы самурайских мечей. Что у него еще с собой? Кинжалы? Дротики? Почти наверняка. Арсус был уверен, что не знает названия и половины оружия, которое прихватил с собой Хан.

Зато Лер совсем без оружия. Хотя нет, оружие Лера всегда с ним – его руки, а земля и камни вокруг – боеприпасы. Его способности передвигать их в пространстве по своему желанию поражали. Лер опять отрастил бороду. На груди древний аревахач, солнечный крест – армянский символ вечности, а сам он надежный и крепкий, как земля. Говорят, что у него в Армении большая семья, хотя сам он никогда о ней не рассказывал. «Боится ли Лер смерти? – подумал вдруг Арс и, взглянув в лицо друга, усмехнулся. – Да ему наплевать».

Лер, Хан, Ксения и он, Арсус, Арсений Могилев, человек-медведь, – вот и вся их команда. С начала службы в Патриоте они редко встречались с другими Защитниками. Полковник Казачанский предпочитал отправлять на задание спаянные коллективы.

Лес стоял вокруг – сырой, молчаливый, как подвал, из которого нет выхода. Тропа то поднималась на пригорки, то спускалась в глубокие лощины.

– Как они хотят, чтобы мы его нашли? – Ксения быстро стряхнула с лица паутину. Ей здесь не нравилось. Она не мешкая обходила мшистые топи, поднималась на очередной длинный косогор, но только для того, чтобы увидеть впереди еще один, так же поросший густым ельником, переходящим в еще более густой бурелом.

Никто так и не ответил. Они шли уже много часов, но пока единственной их находкой стала заброшенная хижина. Да еще одна широкая просека, непонятно когда и для чего здесь возникшая. По просеке идти стало легче, жаль, что она быстро закончилась. Издалека их компанию можно было бы принять за обыкновенных охотников или даже туристов – сосредоточенные, хмурые лица, одежда без знаков отличия. Только рюкзаки маловаты, да и Хана с его мечами за туриста никто бы ни принял.

Несколько дней шли дожди, и все вокруг пропиталось влагой, но, к счастью, как раз это Ксению совершенно не тревожило.

– Ну же! – попыталась она расшевелить компанию. – Давайте! Неужели вы всерьез верите в успех нашего задания?

– С каких пор ты обсуждаешь приказы? – Арсус поравнялся с ней и пошел рядом. Хотя он и попытался пошутить, ее вопрос был далеко не праздным.

– Я просто хочу знать заранее, насколько мы здесь застрянем.

– А что? На свидание боишься опоздать?

– А это никого не касается, – ответила она слишком быстро и тут же пожалела об этом.

– Пока не ставит под угрозу операцию.

Ксения рассмеялась. Правда была в том, что оба знали – этого просто не может быть. Свидание? Она и забыла, что это такое.

Сюда, в тайгу, уже пришла осень, а в Москве все еще тепло. Девушка вытянула руку, но ничего не почувствовала. Для нее после изменения не существовало тепла и холода, а все времена года слились в одно. Резкий порыв ветра другую бы заморозил, но не ее. Сейчас, после изнурительного перехода девушке хотелось только одного – чтобы пошел дождь. Они двигались по лесу уже больше пяти часов, и Ксения начинала чувствовать болезненную сухость во рту.

Неожиданно рядом раздался треск и звук падающего дерева. Ломая ветки, на землю обрушилась исполинская сосна. Ксения и Арсус замерли, но внезапная догадка подтвердилась, когда, виновато улыбаясь, из-за деревьев появился Лер.

– Я только слегка прощупал почву, – начал он, но договорить не успел. Как беспощадный степной ураган, к ним двигался выбравшийся из-под поваленного дерева Хан. Он обрушил на Лера всю свою злобу, а Ксения и Арсус немного отошли, чтобы дать им поговорить. В следующую секунду рядом упали еще два дерева – Лер выворачивал из земли огромные камни, чтобы отгородиться от взбешенного Хана. А Ксения заметила, что тот не сильно разогнался, хотя и был очень зол.

– Все! Прости! – Лер поднял вверх руки, а в следующий миг перед самым его носом отскочил сюрикэн в виде изогнутой четырехконечной звезды. От верной смерти его спасла лишь вовремя поднятая каменная стена.

«Да, со злостью Хан теряет до половины скорости», – отметила про себя Ксения. А тот, будто и сам это заметив, остановился и медленно отправился собирать оружие.

Каменная стена, защищавшая Лера, с грохотом рухнула. Приглаживая бороду, он вдруг посмотрел на Арсуса:

– А ведь повезло, что под тем деревом был Хан, а не ты.

Ксении показалось, что Арс зарычал. Впрочем, только показалось. Лер теперь шел немного позади, чтобы в случае опасности предупредить. Ксения была уверена, что он все равно продолжит работать с почвой, объясняя это многолетней привычкой и элементарной осторожностью, но она-то догадывалась, что это то же желание, с каким она искала воду. С последнего задания прошло больше месяца, и с тех пор у них было мало возможностей для тренировок. Всегда приходилось оглядываться, а здесь, в глухом лесу, они наконец могли расслабиться – здесь никто их не мог увидеть и тем самым подвергнуть свою жизнь опасности.

Арсус убрал с их дороги поваленное дерево. Его сила все возрастала.

– Хан исчез, – заметил он.

– Ему надо успокоиться, – не удивилась Ксения.

– Да это мне надо успокоиться! – неожиданно возразил Лер. – Подумаешь, дерево! А кому этот самурай чуть в глаз кинжал не вонзил?

Ксения почувствовала в воздухе изменения. Не прошло и двух минут, как они услышали в лесу все нарастающий шорох, и наконец пошел дождь.

Лер предложил разделиться, чтобы расширить охват поиска.

– Согласен, – с готовностью откликнулся Арсус. – Думаю, что Хан тоже будет не против, – он достал из кармана карту. – Русалка, ты к реке? Ксения?

Как хорошо, оказывается, они ее знают.

– Да, – снова откликнулась она слишком быстро. Это расплата. Каждому из них пришлось чем-то пожертвовать, и ее цена, как считала сама Ксения, не стала слишком высокой. Пересыхает во рту. Подумаешь! Она знала, ради чего она здесь, и с самого начала была к этому готова.

После небольшого совещания район был разбит на равные участки. По дороге к реке Ксении пришла отличная идея. Она посмотрела на низкое небо, с наслаждением подставляя лицо крупным тяжелым каплям и удивляясь, почему не додумалась до этого раньше. Наверное, капли были холодными – или в августе еще идет теплый дождь? Ксения уже не помнила этого. Ее кожа оставалась на вид такой же нежной, как и в детстве, но в действительности изменилась. Однажды она подумала, что отдала бы жизнь за то, чтобы почувствовать тепло руки, но та слабость быстро прошла.

Ксения огляделась – никого. Дождь усиливался. Ее тело послушно откликнулось. Получится? Она улыбнулась и кивнула сама себе, но никто этого уже не увидел, к этому моменту ее тело стало полностью невидимым. Впервые она смогла сделать это на суше, а не в воде, и дождь ей в этом помог.

– Как ты это сделала? Дождь? – Хан медленно вышел из леса, сам с ног до головы закутанный в непромокаемый плащ. Если и бывают совершенно разные люди – то это они с Ханом. – Если ты сделала это под дождем, то однажды сможешь и без него. Тренируйся. Работай с дыханием. Тебе бы очень помогла медитация.

Ксения медленно проявилась.

6

Он снова горел. Доброслав уже собирался уходить из оранжереи и как раз потянулся к выключателю на стене, когда произошел первый взрыв. Пол под ногами ушел, сверху повалилась пылающая балка – и тут же второй взрыв.

Он снова горел. И уже начинал понимать, что это все сон, но не мог проснуться, чтобы избавиться от нечеловеческой боли. Он снова горел. И снова. И снова.

Добро, как обычно, проснулся весь мокрый, в липком холодном поту. Ему часто снились кошмары – уже многие годы они были его верными друзьями. Иногда был поезд. В том сне он пытался, но не мог пошевелиться, глох от сирены, лежал на путях, а на него с бешеной скоростью несся товарный состав. И тут он замечал, что не может уйти с путей, – его руки и ноги на глазах врастали в землю, прямо между подгнивших шпал. Поезд издавал еще один оглушительный вопль и проносился дальше.

Кошмары были разными, но чаще был все-таки огонь.

Добро посмотрел на свою руку. С виду она выглядела совершенно обычной. По голубым венам текла кровь, крепкие мышцы соединяли живую человеческую ткань, но это была обманка, видимость. Он сжал кулак, и по нему побежали трещины, рука потемнела, одеревенела, на ней возникло несколько почек, и сразу потянулся первый тонкий побег. Это уже не зависело от него, рука покрывалась все новыми узелками свежих побегов. Потяни за один – и он вытянется, зацепится за вешалку на стене или за раму окна. Потяни за другой – и они совьются в прочный вьюн. А дальше – что он пожелает: могут стать грозным оружием или рукой помощи терпящему крушение вертолету.

Он скинул морок сна и сел на кровати. Рука вновь приняла обычный вид. Прошлепал босыми ногами к пузатому чайнику на плите и начал жадно пить из носика, осушая чайник до самого дна. После этого быстро оделся, накинул видавшую виды штормовку, резиновые сапоги и вышел из дома.

Группа двигалась по лесу шумно. Доброславу даже не нужно было их видеть, чтобы идти по следу, – но он все-таки наблюдал. Что-то изменилось. Раньше они появлялись только по одному, а теперь их несколько. Он шел совсем рядом, но они его не замечали. Что с них взять, если опилки вместо мозгов?

На этот раз у Добро был план. Он не собирался убивать сразу всех. Одного он попытается захватить живым и побольше о нем узнать. Сколько там этих тварей? Что их остановит? Как у них получается так отлично маскироваться под людей? Хотя нет, если присмотреться, на людей-то они совсем не похожи – такие мерзкие рожи. Особенно у того, который недавно ворочал дерево.

«Этот самый опасный из четверки», – решил Доброслав и отправился следом.

Нелюдь заметил его только в последний момент, но было уже поздно. Уже в следующий миг Доброслав тугой удавкой обвил его руки. Тот даже не успел потянуться к топору на поясе. Попытался вывернуться – ему это едва не удалось, монстр оказался неожиданно силен. Пришлось врасти ногами в землю, чтобы устоять на месте и не ослабить хватку. Слабеющие пальцы противника судорожно хватали его руки, лицо покраснело, из груди вырвалось еще несколько резких вздохов, а потом долгий сиплый свист. И все. Уже, казалось, можно отпускать бездыханное тело, но тут монстр ожил. Мало того – на глазах Доброслава он стал обрастать жесткой шерстью и трансформироваться. В руках у него был уже не человек, а настоящее чудовище, медведь в человекоподобном теле. Во время трансформации зверь разорвал свои путы и издал оглушительный рев.

Доброслав еще пытался удержать его, но медведю удалось развернуться и ухватить его за пояс. Они крепко обнялись, как добрые братья, а следом чудовище вырвало Добро с корнями из земли и швырнуло в ближайшее дерево.

Враг оскалился. Доброслав пытался подняться, когда рядом в дерево воткнулся огромный топор. Он обернулся и увидел, что на него несется уже медведь. Человека не осталось. Вскочив на ноги, Добро увернулся. Чудовищный монстр повалил его на землю и едва не отгрыз руку, но вместо этого только подавился кучей листьев. Доброслав вновь хотел подняться, но на этот раз в него полетел увесистый камень, и он снова рухнул на землю: «Не успел. Чудовище получило подкрепление». Сверху на него навалилась со всей тяжестью вонючая туша медведя.

– Руки, руки ему держи! – орал камнеметатель.

Монстр не мог ему ответить, что бесполезно держать противнику руки, если они тебя душат. Доброслав не заметил, когда появился их третий товарищ. К счастью, он не успел узнать силу мечей Хана. Оглушительный удар пришелся с другой стороны.

Когда он пришел в себя, то понял, что лежит все на той же поляне. Кисти рук и лодыжки связаны, а рядом недобро поблескивает знакомое лезвие топора.

– Смотрите, быстро очнулся! – Голос того, что превращался в зверя, и в человеческом облике был ненамного приятнее. – Да, пожалела тебя Ксения.

– Значит, все-таки люди, – проговорил он, ворочаясь на острых камнях, – нелюди не стали бы возиться.

– Люди-люди. Сам-то ты кто?

Остальные трое тоже подошли, когда увидели, что пленник очнулся.

– Отпустите.

– Сначала ответь, кто ты, а потом посмотрим.

К горлу прикоснулся холодный металл. Доброславу ничего не стоило разорвать хилые веревки, и даже топор его не слишком пугал, но он видел скорость темноволосого. Его спокойный взгляд обещал обрубить на корню любую попытку бегства.

– Я местный лесник. Меня зовут Доброслав, можно просто Добро.

– Добро? Ну и имечко, – Медведь раскатисто рассмеялся. – Добрый, значит? Ну Добрый так Добрый, хотя тебе больше подошло бы Дровосек, Железный Дровосек.

– А тебе Страшила?

Силач снова расхохотался, хорошо хоть топор убрал. Еще бы веревки на радостях обрубил.

– Что в этом смешного? – выступила девушка. Это она, понял Доброслав, его вырубила. – Он чуть не убил вас. Ты еще веревки ему развяжи!

Медведь потер шею. «Это он еще легко отделался», – со злорадством подумал Доброслав. А потом ему действительно развязали веревки.

А бородач, ворочающий камни, улыбнулся:

– Но не убил же, Ксюшенька. Кстати, вы с Ханом нам помешали – еще неизвестно, как закончился бы поединок.

– Он бы сначала Арса, а потом тебя придушил. Может, и не надо было приходить?

– А если полковник его в нашу команду определит, как вину заглаживать будешь? – усмехнулся Лер.

Девушка перевела недоверчивый взгляд на Доброслава:

– Ты думаешь, он из наших?

– А ты думаешь, все лесники у нас в стране пускают корни?

Четвертый их товарищ протянул ему руку:

– Я – Хан, – представился он, – а это – Лер, Арсус и Ксения.

– Ты лучше расскажи, почему напал-то на меня? – вмешался Арс. – И кто тебе два зуба выбил? Неужели я?

– У него к тебе неприязнь, – усмехнулся Лер.

– Я ошибся, – признался Доброслав, – не думал, что вы люди.

– На себя-то посмотри! – со смехом парировала Ксения.

– А если мы скажем, что находимся здесь с заданием? – спросил Лер.

– И вы тоже, – кивнул Доброслав.

– Что значит «и мы»? А кто еще?

Он нашел упавший во время схватки перочинный нож, отряхнул его от земли и убрал за пояс.

– Самолет только ищете? – Выбитые Рудаковым зубы все еще болели. – А вертолет вам, значит, не нужен?


Добро рассказал им все, что знал об упавшем два дня назад самолете. К несчастью, знал он катастрофически мало.

– Ладно, я отведу вас туда, а потом сразу уйду. Выбираться будете сами. По рукам?

– По рукам! На что ты нам еще-то нужен, – Арсус весело похлопал его по плечу.

Они снова отправились к реке, на этот раз все вместе.

– Тебе надо было идти вверх по течению, а ты пошла вниз, – объяснил Доброслав Ксении, дав как бы между прочим понять, что следил и за ней тоже.

Арсус заметил, что ей это очень не понравилось. Кто обрадуется, что был на прицеле, не подозревая об этом?

– А ты, значит, тоже результат не слишком успешного эксперимента? – спросил он проводника.

– Скорее случайный свидетель. А у вас, значит, секретное задание?

– Да, первая группа не справилась.

– Знаю, – махнул он рукой, – я предупреждал Рудакова, что надо идти пешком.

– Ты знаешь о нем? – удивилась Ксения и тут же сама догадалась: – Конечно, ты же и был там с ними, как же иначе они могли выжить?! Неудивительно, что капитан не сказал нам о тебе ни слова.

– Да, побоялся, что его тогда долго врачи не отпустят, – усмехнулся Арс. Потом любопытство взяло верх: он начал расспрашивать Доброслава о его способностях.

– Самым тяжелым вначале было контролировать вспышки роста. Мне все время приходилось прятаться. Голодал. Потом научился получать энергию солнца.

– Так ты ничего не ешь?

Доброслав покачал головой:

– Нет, мне нужны только вода и солнце, но и без них я теперь могу обходиться довольно долго, – на его лице отразилась смесь гордости и смущения.

Около двух километров компания шла по холодному ущелью, по дну которого протекал ручей. Шум реки они услышали задолго до того, как перед ними открылся широкий берег. Подкаменная Тунгуска делала в этом месте крутой поворот. Ксения жадно втянула носом мягкий влажный воздух. Хан осторожно подошел к бурлящему потоку, первым увидев то, что они искали.

Берег на другой стороне реки принял в этом месте причудливые очертания. Высокой стеной у самой воды выстроились огромные каменные столбы. Со временем этот каменный лес порос настоящим и превратился в исполинскую природную щетку. Она и приковала к себе взгляды Защитников. На самой вершине, среди камней и деревьев, как мертвая птица, чернел обгоревший остов самолета.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

Поделиться ссылкой на выделенное