Дарья Вознесенская.

Любовь на коротких волнах



скачать книгу бесплатно

Глава 1

Ярослава

Определенно, сегодня не мой день.

И начался он с того, что будильник не зазвонил.

Ну а внутренний будильник, понятное дело, у меня сработал только тогда, когда до эфира осталось всего сорок минут, из которых тридцать мне добираться до работы.

В полутьме квартиры, даже не тратя время на то, чтобы умыться, я быстрее некоторых пожарных натянула спортивный костюм, куртку и шапку, схватила сумку, в которой, надеюсь, было всё, что мне понадобится сегодня, и выскочила из подъезда.

Чтобы тут же споткнуться о здоровенного кобеля.

– Осторожнее! – завопил кобель… тьфу ты, его хозяин, Виталик с четвертого этажа. – Проспала?

– Угу, – буркнула и понеслась к метро, но тут же взвыла. Потому что понеслась прямиком через глубокую огромную лужу, наполненную ледяной жижей.

Ненавижу февраль.

Кроссовки моментально набухли водой, а по ногам полоснуло холодом. Ругаясь, я залетела в вожделенную букву М: проездной естественно закончился и пришлось покупать новый, потом пробиваться сквозь единственный работающий проход и втискиваться в вагон, на удивление переполненный для семи утра.

Хотя нет, семи еще не было.

И это хорошо, потому что в семь я должна была быть на месте.

Без пятнадцати я выхожу на нужной станции; бегу через дорогу к нашему красивенному бизнес-центру, расталкивая прохожих и не обращая внимания на недовольные гудки автомобилей. Ноги уже совсем ледяные и почти не слушаются – быстрей бы в тепло!

Без десяти.

Вваливаюсь в холл, по пути машу рукой девчонкам на ресепшн – сегодня на страже Маша и Катя, моя любимая смена, – вытаскиваю пропуск и на ходу провожу им через турникет. С тоской замечаю, что первый лифт на ремонте, второй уже уехал, еще один только что закрыл двери, а последний…

Ура! В него только что кто-то зашел, значит, я успеваю!

Я, практически, осваиваю сверхзвуковую скорость, проношусь мимо незнакомых амбалов, которые, почему-то, шокировано на меня смотрят, и влетаю, наконец, в вожделенную коробочку. Жму на семнадцатый. Ура, двери закрываются!

– Юху-у! – вскидываю победно кулаки и понимаю, что нажата кнопка только моего этажа. Мой попутчик тоже к нам, или же я помешала человеку воспользоваться панелью управления?

– Вам какой? – спрашиваю деловито, уже выставляя указательный палец, чтобы использовать его по назначению.

В ответ тишина.

Я недоуменно разворачиваюсь и утыкаюсь взглядом в…

Хм, монолитную грудь в сером пиджаке. Охранник какой-нибудь? Они у нас мощные.

Поднимаю голову выше, рассматриваю широченную шею – загорелую, между прочим, что особенно подчеркивает белоснежный воротничок. Интересно, такой загар в солярии бывает? И, сглотнув, задираю голову окончательно.

Блин, сколько ж он метров? Три? Такое чувство, что коротко стриженной макушкой мужчина упирается в потолок лифта.

Красивая, кстати, макушка у него, породистая. Форма прям заглядение, а вот черты лица слишком грубые и резкие.

Зато глаза невероятные: серо – стальные, в обрамлении густых черных ресниц.

В глазах – глубокое изумление.

Наверное, из-за того, что я так его рассматриваю.

Я отворачиваюсь, чтобы не смущать незнакомца и утыкаюсь взглядом в пол. И тут же забываю о всех породистых, что торчат сзади, потому как вижу забрызганные по колено ноги, грязную лужу, натекшую с моих кроссовок, и снова чувствую, точнее, не чувствую, свои замерзшие ноги.

Мелькает мысль, что надо разуться, а то меня уборщица в офисе прибьет!

– Твою ж! Ой, извините… Жуткое утро, – это я незнакомцу.

Быстро стягиваю обувь, хочу и носки стянуть, но не успеваю – лифт мягко тренькает, и я выпадаю в родное пространство, бегу босиком, оставляя влажные отпечатки – но хотя бы не реки грязи – заваливаюсь в студию – без двух минут! – и начинаю стаскивать с себя куртку и мокрые носки.

Валюсь в уже освобожденное кресло, тут же натягивая наушники. Успела!

Конечно, я должна быть на месте в шесть тридцать, но ведь первый раз опоздала; надеюсь, злое начальство голову мне не снесет. Робко смотрю в сторону кабинета за стеклом. Начальство грозит пальцем. Делаю совсем жалостливое лицо и просяще тыкаю в кофе машину. Начальство в ответ сурово хмурит брови, но идет к агрегату. Ура, скоро, совсем скоро, кофеечек в кровь залью! И, похоже, не только кофе мне положен – вон и Стас, ночной радиоведущий, стаскивает плед с барского дивана и направляется ко мне.

Ну не для того, чтобы удушить, надеюсь.

А жизнь то налаживается!

И когда на часах пиликает семь, я нажимаю кнопку и в отличном настроении произношу привычное приветствие:

– Доброе утро, мой город!

Павел

Последние несколько дней он почти не спал – пытался исправить ситуацию, в которую его загнали нерадивые партнеры и коммерческий директор.

Уроды.

На языке вертелись и другие слова, но Павел обычно ими не разбрасывался. Он просто делал и все – так что уродам недолго осталось работать, если не удасться все наладить. Потому и на работу он явился сегодня еще до семи, хотя обычно приходил позже, после спортзала.

Он был полностью погружен в свои мысли и практически не замечал никого вокруг. Впрочем, мужчина и в обычном состоянии никого не замечал.

Один из охранников заранее вызвал ему лифт, второй придержал турникет – этого он тоже не замечал. Смысл обращать внимание на то, как люди выполняют свои обязанности? Вот если бы не выполняли, он бы это сразу увидел.

Охрана с ним в лифт не пошла. Знали, что он этого не любит. Да и сопровождать его, особенно внутри здания, смысла не было – в свое время он приложил немало усилий, чтобы свеже построенный бизнес-центр стал чуть ли не самым безопасным и современным в столице. Не удалось только сделать подземную парковку из-за близости к метро, а так проект оказался идеальным.

Шагнул в лифт и уже намеревался нажать на кнопку последнего этажа, как в его сторону метнулся какой – то щуплый подросток, быстренько вдавил семнадцатый и вскинул с диким криком крохотные кулачки.

Это что было только что? Мужчина почувствовал, что у него фигурально выражаясь отвалилась челюсть.

– Вам какой? – раздался высокий, задорный голос с мягкими, чуть вибрирующими нотками. Очень вкусный голос, от которого он дернулся.

Так. Не подросток. Совсем не подросток. Девушка.

Павел Сергеевич не счел нужным ответить – а может все еще не мог прийти в себя от неожиданного вторжения в его личное пространство, в которое никто – никто, твою мать, он об этом позаботился! – не мог вторгаться.

Наглая девица обернулась, почему то шумно вдохнула, медленно подняла зеленые глазища и с любопытством уставилась на его лицо. Для этого ей пришлось почти полностью откинуть голову назад. Какой же рост у этой пигалицы?

Кажется, его челюсть упадет сейчас снова.

Потому что никто – никто! – не смотрел на него с любопытством, будто он был экзотическим зверем!

Партнеры смотрели на него настороженно. Подчиненные – со страхом. Друзья и родители смотрели спокойно, иногда выжидательно. Женщины – с восхищением и вожделением, бывало и оценивающе.

Но с любопытством?!

Ненормальная девица c торчащими во все стороны оранжевыми сосульками вместо волос пожала плечами, так и не дождавшись ответа, отвернулась, выругалась и начала стягивать кроссовки!

Да что такое происходит!??

Лифт тренькнул и остановился на семнадцатом, где располагались принадлежащие холдингу медиа, и существо в спортивном костюме и мокрых носках понеслось куда-то по коридорам.

А он так и продолжал стоять в ступоре пока не понял, что никуда не едет, потому как не нажал нужную ему кнопку.

Павел со злостью ткнул в последний этаж.

Идиотская ситуация.

Он вышел из лифта, и медленно двинулся мимо ресепшн и одной из секретарш.

На приветствие он не ответил, только кивнул, прошел по коридору и остановился возле двери приемной, где уже находился Виктор. Тот, как правило, приходил к шести тридцати – семи, чтобы подготовить всё к началу рабочего дня, а уходил даже позже него. Но Павел платил своим личным помощникам такие деньги, что те и не думали жаловаться.

Вот только и здесь его сегодня ждал сюрприз.

Зная, что босс явится в восемь, помощник включил радио, которое Павел никогда не слушал. И теперь уже знакомый, ликующий голос с чувственными нотками, которые, почему то, отозвались дрожью в его животе и вынудили остановиться подслушать у полуоткрытой двери, произнес:

– Доброе утро, мой город! Как спалось? С вами Яся Громик и наше самое лучшее утро. И хорошо, что все-таки с вами – я проспала сегодня; еще и провалилась в ледяную лужу, потому сижу босиком у себя за столом и мечтаю о носках и горячем латинском … ой нет, босс сейчас испепелит меня взглядом, так что меняю горячего на горячую и мечтаю всего лишь об отличном зажигательном танце в исполнении Дженифер Лопес! "Aint it funny" на радио Up! Согреваемся ребята…

Глава 2

Ярослава

– А-апчхи!

От моего чиха должны были содрогнуться стены, но скрутило только меня.

Похоже, Джей Ло и её горячие танцы так мне и не помогли. Промокшие ноги сделали свое дело, и к обеду я чувствовала себя просто кошмарно. Эфир был у меня до одиннадцати; пять часов болтовни кого угодно доведут до истощения, тем более, больную хрупкую девицу двадцати шести лет от роду. Гоша, великое и беспощадное начальство – во всяком случае, он именно так о себе думал – выдал мне свои запасные кроссовки и милостиво отпустил домой, хотя обычно я продолжала работать еще несколько часов в студии после эфира.

Какое счастье, что завтра начинаются выходные.

Я прихожу на радио исключительно по будням, так что, несмотря на профессию и время начала эфира, веду практически тот же образ жизни, что и сотни тысяч белых воротничков необъятной нашей столицы.

– А-апчхи! А-ап… – от моего чиха меня снова согнуло и повело в сторону. Еще и мужская обувь, больше нужной на фиг знает сколько размеров, сделала меня окончательно неуклюжей. Я так до выхода не дойду никогда! И кто придумал делать такие бесконечные холлы, сияющие сотнями отражений во всех поверхностях – в натертых белоснежных плитах пола, в зеркалах, стальных ограждениях из нержавейки и даже в сделанных по американским технологиям улыбках многочисленных сотрудников?

Додумать мысль я не успела, потому что снова чихнула, шагнула вперед, ничего не видя сквозь слипшиеся от слез глаза, споткнулась в одолженных кроссовках, и врезалась в кого-то мягкого и пушистого, выбив у того из рук сумочку.

Пушистик взвизгнул и обернулся блондинистой мегерой с перекошенным от злости лицом, начавшей что-то верещать про неуклюжих дур, которые под ноги не смотрят.

Угу, можно подумать, она у меня под ногами пряталась.

Я пробормотала извинения и осторожно начала пробираться мимо блондинки, надеясь не чихнуть снова и не заляпать соплями длинный белый мех, но девица все не могла успокоиться и решила разобраться со мной по полной. Только ей не дали.

– Что здесь происходит? – холодный, режущий голос полоснул по моим ушам и заставил замереть на месте, как будто он сказал «морская фигура замри» а не то, что сказал.

Впрочем, замерла не только я, но и пушистик. И даже перестал верещать. Я обернулась к обладателю ледяных связок и …

Уткнулась глазами в мощную грудь.

Да ла-адно.

Опять тот странный мужик?

Задрала голову и полюбовалась крупным носом, недовольно поджатыми губами и серыми глазами, на сей раз, совершенно непроницаемыми.

Мужчина посмотрел на меня долгим, непонятным взглядом и перевел взгляд на блондинку.

Я тоже перевела. Так, на всякий случай. Блондинка меня удивила: её красивое лицо сделалось добрым, выражение глаз – влюбленным, а улыбка – обольстительной. И все к нему, к человеку-и-пароходу.

Теперь я уже сама усомнилась, что это может быть охранник. Поняла бы это еще в лифте, но тогда меня больше занимали мои ноги. Слишком уж сильная аура его окружала. Да и блондинки в белых шубах к охранникам не ходят.

Почему то при мысли о том, что незнакомец и мегера вместе, сделалось противно. Видимо, что-то отразилось у меня на лице, потому как взгляд его вдруг стали колючими и он снова обратил на меня внимание:

– Я спросил, что здесь происходит?

Блин, этим голосом могильные плиты можно устанавливать.

– Шла. Споткнулась. Задела девушку. Девушка расстроилась – я извинилась. Собственно, всё, – я прощально кивнула, прощально чихнула и двинулась снова в сторону выхода.

Домой бы! И чаю горячего… И под одеяло… И спать долго-долго – до понедельника. Я, правда, договорилась поехать к Зиминым за город, но, думаю, они простят.

Тут меня схватили за руку.

Я ойкнула, вздрогнула и снова остановилась. Рука была очень большой и горячей. Он что, мстить собрался? Буду орать!

Решительно повернулась и уже почти привычно уткнулась в мужскую грудь. Поднимать голову или нет? Насупилась. Не буду и всё!

– С вами все в порядке?

Я так удивилась, что, забыв о только что данных себе клятвах, все-таки голову задрала.

Опять смотрит и опять внимательно.

Энергично кивнула и для надежности подтвердила:

– В полном. Приболела немного – надо просто отлежаться. Я пойду?

– Конечно, – а сам руку не отпускает. Ну вырывать её у этого шкафа себе дороже – так и без конечности можно остаться. – Просто хотел убедиться, что у лучшего ведущего моей радиостанции всё хорошо.

Вау, он считает меня лучшей?! Круто!!! Так, а откуда он меня знает? И почему я не знаю его? И почему он сказал «моей радиостанции», хотя директором нашей медиа – компании, в которую входило радио, газета, звукозаписывающая студия и небольшое издательство, был лысоватый дядечка со сложно произносимым именем и еврейскими корнями?

Пауза затянулась, и, осознав это, мужчина чье – имя – мне – никто – видимо – не – скажет вдруг выпустил мою руку и отступил на шаг назад, поближе к блондинистой красотке. А я сделала пару осторожных движений в сторону входных дверей, и, осознав, что никто больше не посягает на мою свободу, ломанулась на улицу.

Фух.

Теперь точно домой.

Спать, лечиться и раздумывать, что это было вообще такое?

* * *

– Яся-я, выручай! – возопила в каморке, где ведущие обычно готовили материалы, Катерина Евгеньевна Самойлова, «Грозная Кэт», Маркетолог Всея Руси и по совместительству человек, что отвечал за корпоративную культуру, проще говоря, за совместные пьянки нашего холдинга.

Я дернулась и чуть не свалилась со стула – легкие у Катерины были словно паруса какого – нибудь корвета, да и грудь под стать. Грудью она этой проложила себе дорогу к своей высокой должности, но не в том смысле, что через постель, а в том, что тараном сметала всех своих конкурентов.

Катерина мне нравилась. Это была честность, энергия, напор и жизнерадостность в виде восьмидесяти килограмм веса. Пришла она в компанию давно, гораздо раньше меня, и к нашим медиа прямого отношения не имела, поскольку мы были самостоятельной структурой, зарабатывающей как на заказах холдинга, так и на сторонних. Ну и рекламодатели, понятно, были в почете.

Холдинг Up! представлял собой довольно таки любопытное место. Зимины утверждали, что мне с моим тотальным – точнее фатальным – везением на этот раз действительно повезло попасть в самое охраняемое – функциональное – супер – пупер предприятие с параноидально настроенными боссами. Их паранойя заключалась в том, что они терпеть не могли, похоже, никаких партнеров и по максимуму постарались взять под свое крыло все компании, что им могли пригодиться. Так под одной крышей оказались наши медиа, строительные и торговые фирмы, архитектурное и дизайнерское бюро, ресторан и банкетные залы, тренинговая компания и еще куча более мелких структур, простое перечисление которых занимало пару страниц нашего сайта.

Все это располагалось на двух первых и семи последних этажах бизнес-центра; остальные были отданы под аренду.

Кстати, здание также принадлежало холдингу и являло собой навороченный эко-проект с бронированными стеклами, солнечными панелями, самоочисткой и системой управления «такой умный дом, что сам себя боюсь». Его придумал и напичкал электроникой гениальный программист и безопасник, имя-которого-нельзя-называть и на фотографию-которого-нельзя-смотреть. Вообще наши боссы не слишком любили работать на публику: интервью не давали, с речами по этажам не бродили и даже в великие праздники вроде Нового Года до простых смертных не снисходили, а устраивали отдельный банкет для себя любимых в зале за тремя печатями.

Собственно, меня все это не слишком все волновало. Я бы и в принципе этим не интересовалась, но каждый новобранец в нашем холдинге, даже если он уборщица тётя Шура, ненавидящая слякотные следы, обязан был не просто прочесть, но и выучить назубок – а потом сдать экзамен – по корпоративной истории и правилам.

Правил было великое множество. Но все они сводились к двум основным: «не разглашать» и «работать от рассвета до забора». За выполнение нам полагались большие зарплаты, нереальный даже по меркам столицы соцпакет; и камень на шею в случае нарушения этих самых правил.

– Что случилось, Катя?

Право называть по имени и на «ты» Катерину Самойлову я получила, когда дважды выручила её отдел со срочными заказами. К этому праву прилагалась вечная дружба – и от неё, понятное дело, отказаться было невозможно.

– Наш ведущий сломал ноги! – трагично заорала Катерина и начала бурно объяснять, почему же сломанные ноги какого-то ведущего стали вселенской проблемой.

Оказывается, речь шла о корпоративе по случаю дня рождения компании, который должен был состояться в конце недели. С «нашим» ведущим для простых смертных все было в порядке, поскольку работал он в нашем же холдинге, а за здоровьем сотрудников здесь следили неплохо; но вот приглашенный и весьма популярный человек-праздник для «тех» людей, то есть боссов, ключевых фигур компании, главных партнеров, клиентов и прочих важных шишек оказался в больнице. Катя уже обзвонила все агенства и известных персонажей, но все были заняты. И теперь надежда только на меня.

– Кать, э-э… А я то почему? У вас в маркетинге полно красивых и хорошо разговаривающих девиц… Ну или взять любого из наших парней…

– Ты не понимаешь, – всплеснула руками наша женщина – корвет – Они не справятся – всё должно быть живо и с огоньком – и она ткнула пальцем в мои морковного цвета волосы.

Я вздохнула.

Не могу сказать, что меня обрадовала перспектива скакать «с огоньком» перед суровыми людоедами, какими мне представлялись вышеперечисленные персонажи, но в просьбе не было ничего такого, что стоило сопротивления.

– И потом, – продолжила госпожа маркетолог – тебе всего лишь придется действовать по сценарию…

– По какому сценарию? – я напряглась.

– Ну, кроме ведущего, там же еще будут выступления, конкурсы… Все уже расписано и согласовано – ты просто будешь выходить между этими действиями как… как…

– Говорящая голова, – сказала я мрачно – Кать, поняла. Давай этот сценарий – я посмотрю его. Насколько он обязателен? Шаг вправо – шаг влево?

– Ну…

– Понятно.

Понятно, что мне не понравится.

Опасалась я не зря.

Это был скучнейший сценарий самого чинного мероприятия, которое только можно представить.

Я бывала на таких. Выглядело всё очень пристойно – правильные люди приходили, аккуратно пили с другими правильными людьми, аккуратно ели свои правильные маленькие канапе и решали свои большие дела. При этом все выступления шли фоном, и никто на артистов не обращал внимания.

Проблема была в том, что, во-первых, при таком раскладе на меня однозначно нападет ступор и вместо ведущего они получат блеющую овечку. А, во-вторых, проводить заявленные «конкурсы» в подобной обстановке смерти подобно. Они в этом праздничном агенстве реально думают, что цвет и запах нашей нации, то есть холдинга, будет ввязываться в эти пляски и прыжки?!

Представив, как я неприкаянно брожу между рядов бесстрастно взирающих на меня олимпийских богов и уговариваю их пойти покусать висящее на нитке яблоко, я взвыла.

Позорище какое.

Надо срочно придумать что-нибудь другое.

Я доплелась до кофе – машины, надеясь что кофеин сподвигнет меня на подвиги или хотя бы умные мысли. Состояние было тяжелым и очень хотелось домой, а не думать над идиотским сценарием – два дня в кровати под присмотром имбиря, лимона и меда меня, конечно, спасли, но не до полного выздоровления.

Я вздохнула и снова уставилась на сценарий.

Перевернула его вверх ногами.

Закрыла и положила на него ладони – вдруг случайным образом у меня сейчас проявятся способности медиума и призраки бывших ведущих, погибших от скуки на таких дурацких корпоративах, придут ко мне с советами?

Выдохнула.

Медиума из меня сегодня не вышло.

Ладно, утро вечера мудренее. А за окном вообще темнеет уже, потому отправлюсь-ка я домой и сценарием займусь завтра.

* * *

– Удиви их.

Я приподняла ногу и полюбовалась, как с нее стекает огромный кусок пены и шмякается в ванну. Строго говоря, валяние в горячей воде у меня сейчас было под запретом, но я не выдала себя ни звуком, а то с Артема станется примчаться ко мне и вытащить отсюда.

Я крепче прижала телефонную трубку. Звонок другу становился все интереснее.

– Собственно, об этом я тебя и спрашиваю – как их удивить.

– Ты не поняла. Я не предлагаю тебе сделать еще более веселый конкурс раскручивания бутылочки или устроить стенд-ап шоу. Я предлагаю поменять отношение к этому мероприятию. Представь, что ты делаешь все эти вещи для нас – для меня, Тохи, Савелия. Поверь, когда вокруг тебя постоянно «кого-хочешь-выбирай» лучшее, что можно сделать – это привлечь внимание необычным отношением. Как ты и можешь.

– Отличный совет, а главное, какой понятный, – съязвила я.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7