Дарья Манакова.

Живая книга Спросонья



скачать книгу бесплатно

Дизайнер обложки Полина Хвостова


© Дарья Манакова, 2017

© Полина Хвостова, дизайн обложки, 2017


ISBN 978-5-4483-5003-0

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Спасибо

Прежде всего, хочу выразить благодарность людям и проектам, без которых, наверное, не то, что книги, но и меня, такой счастливой, как сейчас, не было бы и вовсе.

Дорогой Вова Анисимов, свет моих очей, моя любовь, мой принц. Спасибо, что поддерживаешь, что веришь в меня зачастую больше, чем я сама, что придаешь сил и каждый день делаешь счастливой!

Спасибо моим феям: Полине Хвостовой – за волшебную обложку, самоотверженность, ночи работы; Насте Цаболовой – за помощь с редактурой, советы и активное участие в жизни книги!

Спасибо журналу Bright за плодотворное сотрудничество, особенно Алевтине Шаталовой. Спасибо, что поддержали мой проект, и он увидел свет благодаря вам!

И отдельная благодарность самой активной читательнице Анастасии Олейник! Настя, спасибо за участие, идеи и, конечно, за твоего персонажа, который стал важной частью нового мира!

Предисловие от автора

Хочется сразу все прояснить. Книга живая, потому что история происходит в реальном времени. Я не говорю, что она документальная, я лишь утверждаю, что вполне реальная и существует именно сейчас: не раньше и не позже. Пока создавался текст произведения, каждая глава появлялась в Сети по мере готовности, а на развитие сюжета мог повлиять практически любой читатель – с помощью специальных активностей на моем сайте. Но самое удивительное, что даже несмотря на то, что книга уже написана, по-настоящему живой она становится именно сейчас и именно с твоей помощью.

Но обо всём по порядку. Можно сказать, что в книге есть два основных момента повествования, первый из которых – сны. Они близки каждому, просты и в то же время загадочны. Во снах мы видим реальность и нереальность, можем творить невозможное или бессознательно плыть по течению невероятных событий. От чего и небольшая просьба: если ты внимательно читаешь книгу, а потом во сне случайно видишь ее героев, место действия или похожие повороты сюжета, обязательно расскажи мне об этом, в мельчайших подробностях. Кстати, это произойдет с каждым и совсем не случайно.

Второй момент – эволюция. Правда, в немного необычном ключе. Я не буду заходить вперед и раскрывать тайны сюжета, но каким-то образом эти два момента будут очень тесно связаны. Не только между собой, но и с каждым из нас.

Добро пожаловать на страницы с оригинальным текстом жизненной истории, выдуманной сказки, истинной правды, фантастического исследования и романа, который дышит. Надеюсь, чтение доставит удовольствие, а может быть, и что-нибудь еще.

Глава 1: Мия


«Людей можно разделить на две основные группы, – считала Мария Н., – на тех, кто верит в чудо, и тех, кто не верит.

Упускается лишь одно: что оба типажа одинаково удивятся, если чудо все-таки произойдет. И какой тогда смысл?»

Мария любила размышлять о великих вещах, пока настраивала свет для фотосъемки. Ее модели сегодня – молодожены Лиза и Макс, знакомые друга Марка. Каждые пять минут они хотели поменять локацию, передумать, поругаться, дождаться, пока Макс извинится и очередной раз спросить: «А когда, я забыла, фотографии будут готовы?». День был слишком прекрасен, чтобы обращать на это внимание: оплата ведь почасовая, так что подобные нестабильные пары – словно горшочек с золотом, даже в буквальном смысле. Мария хихикала, послушно перемещалась в поиске идеального света, цвета, запаха или звука, и все дальше уходила в глубокие размышления. И было, о чем подумать: уже несколько недель подряд снился один и тот же сон, точнее, очень похожие сны. Но чем именно они различаются, ей не удавалось вспомнить. Вроде бы вот только ухватывалась за воспоминание, как оно тут же пропадало, словно в тумане.

Модели, вернее, одна из них, постоянно выбирали места на площадке, где солнце светило прямо в глаза. Наверное, им казалось, что так снимки получатся ярче – хотя у кого после серой зимы нет дикой тоски по весенним лучам яркого солнца. Оно нагревало кожу и даже немного обжигало спину владельцам черных курток. Спасал сильный ветер – он, конечно, засыпал в глаза песок, зато снимал лишний жар внезапного потепления. Это был первый день настоящей весны, которая наконец-то запахла летом, и почти весь город выбежал на улицу с радостным и беспощадным желанием гулять до посинения. Но вскоре солнце начало садиться, и природа напомнила нам, что март – это даже еще не апрель, радоваться пока рано, хотя солнечные очки можно уже далеко не убирать. То ли из-за настроения фотографа, то ли из-за ее железного терпения, молодожены остались съемкой довольны (конечно, после 20-ого или 30-ого вопроса о скорости обработки снимков) и от переизбытка чувств практически трепали девушку за щечки в момент прощания.

Весной, а особенно после теплого дня, вечером холод наступает внезапно и с огромной силой, так что складывать оборудование и бежать домой нужно было как можно быстрее. Тем более, Мария уже придумала себе планы на вечер: Марк прислал на почту огромную книгу известного (но, видимо, в узких кругах) ученого, специализирующегося на практической работе со снами. Интернет на телефоне объем рукописи не осилил (а то она уже прочла бы ее в моменты истерик Лизы на недавно обретенного мужа), так что за день желание прочитать труды и скорее что-нибудь попробовать возросло почти до одержимости. Но и почти так же сильно спало после первых ста страниц научного труда. Все упражнения касались медитативных практик, разглядывания своих рук перед сном на протяжении получаса и «волшебных» мантр, которые надо повторять себе по несколько раз в сутки. Более того, даже если это практиковать, упражнения, судя по тексту из книги, принесут плоды только через 1—3 месяца минимум. Если ты такой же гений, как автор книги! Мария фыкнула, решив, что подобным терпением не обладают даже такие стойкие люди, которые сегодня осилили фотосъемку с самой нестабильной женщиной в мире. Настроение упало, глаза слезились от непрерывного чтения, да и время на часах напоминало, что уже давно пора спать. Спать – значит видеть сны. А значит, опять их забывать и опять расстраиваться. Нужно было сделать хоть что-то, и Мария подумала, что единственная вещь из жестоких и непонятных методик по работе со снами могла быть полезна – это запись. Да-да, уже многие говорили о том, что, когда просыпаешься и сразу же, спросонья, записываешь сон, вспоминается гораздо больше. Так, а почему бы и нет? Причины найдено не было, и девушка положила на тумбочку рядом со своей кроватью новую тетрадь с красивой обложкой с изображением морских рыб. Тетрадь была на пружине, толстая, тяжелая, будто Мария знала, что она проведет с ней не один час – сначала воссоздавая, а потом множество раз перечитывая свои воспоминания.

***

Один глаз приоткрылся, потом другой, следом оба на секунду закрылись и сразу же панически растопырились – девушка проснулась и резко села в кровати, боясь потерять хотя бы секунду и с нею же драгоценные воспоминания, которые ускользали на глазах. Тетрадка нашлась, но где же ручка? Одна не пишет, вторая сломана, карандаш не подточен, маркер засох. Грохот, топот, удары – это не вечеринка, это Мария смахивает все на своем пути в поисках пишущего предмета, потому что чувствует, как начинает забывать. Наконец, ручка найдена, тетрадь распахнута, начали.

«Это было утро – светло, большие окна. Очень много света. Какой-то холл. Просторный, большой, много людей вокруг ходят, куда-то спешат. Именно он мне и снился раньше. Я смотрю по сторонам и почти не вижу конца помещения – оно большое, словно зал ожидания в аэропорту, только уютнее как-то и светлее. И пахнет… ультрафиолетом. Так, как пахнет обычно в комнатах, зажаренных солнцем. Пытаюсь разглядеть людей – ничего не вижу. Смазанные. Они разговаривают друг с другом, смеются, постоянно здороваются с теми, кто проходит мимо. Ни слова не могу разобрать. И какой-то будто бы гул в голове, вообще ничего не слышу. Тут ко мне кто-то обращается, машет рукой перед лицом. Не могу понять, как он выглядит, но голос мужской. „Привет, – говорит. – Как тебя зовут?“, я отвечаю: „Мария“, а он мне: „Приятно познакомиться, Мия“. И куда-то меня ведет. Заводит за угол, мы поднимаемся по лестнице, он что-то говорит. Ничего не слышно. В глазах начало темнеть… И все, я проснулась. Черт!»

Мия со злостью закрыла тетрадь и кинула ручку на пол. К сожалению, эти моменты – как раз то, что удавалось вспомнить и ранее. Все время холл, свет, гул в ушах. А люди разные. Но воспоминания об этих людях всегда такие же расплывчатые, как и это.

День прошел достаточно быстро – было много работы со свежими снимками, плюс уборка по дому и несколько звонков от Лизы, потому что она забыла спросить, когда будут готовы фотографии. Для своего же блага Мия решила как можно скорее отобрать кадры со вчерашней съемки и не заметила, как засиделась допоздна. Пришла пора ложиться спать. Тетрадь на полку, ручку рядом, свет выключен, наступает второй раунд. Может быть, сейчас повезет?

Снова холл. Свет режет глаза, Мия попыталась прикрыться от него рукой и вдохнула знакомый запах нагретого воздуха. Она щурится и вертит головой из стороны в сторону, стараясь хотя бы что-то рассмотреть. Тщетно. В воздухе туман, в голове гул – смесь разговоров, смеха, чужих вдохов и выдохов. Моргнула. Один раз, второй, стараясь сфокусироваться на одной точке и как можно четче ее рассмотреть. Так вот же: среди тумана проступила фигура девочки лет 15 в коротком бордовом платье – на ней будто светлая маечка и темная юбка, сшитые вместе небольшой распашонкой. Девочка стояла метрах в десяти от Мии, с руками по швам и неподвижной головой. К ней подошел парень, гораздо взрослее ее, но куда менее симпатичный – немного неопрятный, весь в коричневом, даже грязно-коричневом цвете. Он взял девочку за руку и пытался заглянуть в глаза, проводил перед лицом рукой, только вот девочка не реагировала, а потом… Потом начала медленно исчезать. Растворяться в воздухе. Парень пожал плечами и слился с толпой. Мия широко раскрыла глаза, нахмурила брови и стала внимательнее всматриваться в силуэт испаряющейся девочки, как вдруг в голову проник чей-то голос.

– Привет. Эй, привет!

Перед лицом Мии пролетела чья-то рука.

– Алё, есть кто дома? Ты меня слышишь? Видишь? Можешь говорить?

Мия резко начала моргать и перевела взгляд на паренька, чье лицо маячило перед ней. Смуглая кожа, короткие темно-серые волосы и светло-серые глаза, которые как раз сейчас вплотную уставились в глаза Мии.

– Да, привет. Вижу. И слышу. Говорю.

Парень улыбнулся и немного отпрянул назад, убедившись, что контакт состоялся. Он отошел всего на шаг, и Мия сразу его узнала по растянутым грязно-коричневым штанам и майке в тон.

– Ты все еще здесь, и это отлично! Меня зовут Герман, но все называют меня Гений. Я здесь всех знаю, всё знаю и обо всем могу рассказать. Но для начала мы поднимемся наверх и, наконец, тебя зарегистрируем.

Он выпалил все это так радостно и ловко, как в сотый раз произносят «хотите пирожок или напиток» работники кассы в «Макдоналдс».

Из-за шума и гама в ушах практически невозможно было разобрать ни слова, да и видеть получалось с трудом. Гений схватил Мию за руку и резко потянул в сторону лестницы, они долго поднимались, пробираясь сквозь толпу и туман, а потом остановились. Открылась дверь, и они оба попали в серебряный зал. Пустой, холодный и тихий. Мия заметила, что шум пропал, а зрение начало проясняться. Они прошли немного вглубь зала. Никогда еще стук своих собственных ботинок по полу среди звенящей тишины так не ласкал уши. Зал немного походил на учебный – на стенах висели цитаты, графики, инструкции с иллюстрациями необычных вещей, перечни правил с неизвестными понятиями и еще множество рамок, листовок, объявлений. В конце зала был стол, а прямо на нем восседала девушка, разговаривала с двумя стоящими рядом людьми. Когда Мия и Гений подошли ближе, она махнула в их сторону, и парочка тут же ушла, практически убежала прочь.

– Ой, девочка моя поздняя, ну наконец-то. Намучались мы с тобой, красотка. Заставила нас уже заскучать, конечно!

Высоким, громким, немного гнусавым и надменным голосом воскликнула дама, хлопнула в ладоши и противно рассмеялась, восторгаясь собственным звучанием.

– Ну, подойди ближе, детка, я хоть посмотрю на тебя. Ага, ну хорошо. Руки-ноги на месте, нос есть, глаза на лице, это хорошо. Говорит? – она махнула головой в сторону Гения, стоявшего рядом, и тот поспешно закивал головой. – Ой ну и отлично ведь! Супер-супер.

Почему-то слова о том, что каждая часть тела у Мии находилась на своем правильном месте, совсем не успокаивали, а наоборот, заставляли представить себе иные картинки.

– Девочка, ты уже две недели не можешь пройти проверку. Это как называется? М? Плохое поведение это называется, так нельзя!

Дама на столе улыбалась и сюсюкала, перекидывая длинные ноги с одной на другую. Она в третий раз за минуту поправила и так нормально лежавшие на плече светлые волнистые волосы и демонстративно цыкнула.

– Милая, ты со мной разговаривать будешь или так и продолжишь молчать?

– Я… простите, немного потеряла дар речи. Внизу было так шумно и ярко, а тут вдруг и гул пропал, и зрение обострилось, и еще… – Мия залепетала все это на одном дыхании, но дама резко прервала поток слов.

– Да-да, я поняла, ты зарегистрировалась и прошла верификацию, мы уже в курсе, – ее голос звучал уже куда ниже, грустнее и даже устало, а руки и взгляд нашли на столе папку и стали листать ее так, будто дама находилась в комнате ожидания у стоматолога и пыталась как-то убить время. – Ты мне, может, имя скажешь? А, хотя нет, – дама посмотрела на странные часы на стене, где вместо цифр по кругу были нарисованы символы, причем их было куда больше двенадцати. – Гений, лучше ты назови мне имя милочки, а то она сейчас уже проснется.

– Ее зовут Мия. Она пришла…

В этот момент в голове снова стал появляться шум, изображение резко сузилось и потемнело, Мия не могла расслышать конец фразы и будто бы отодвигалась от событий все дальше и дальше. Попыталась что-то произнести, крикнуть, но тщетно – не удалось выдавить ни звука. Комнаты практически уже не было видно, как вдруг резко наступила полная темнота. Она открыла глаза и с резким вздохом села в своей кровати. Рука потянулась за тетрадкой, хотя в этом не было необходимости – Мия четко помнила весь сон от начала и до конца.

Глава 2: Помещение


«Нельзя быть на сто процентов уверенным ни в чем, тем более, в том, что было во сне, – кричала Мия в телефонную трубку, – но я абсолютно точно знаю, что это не просто сон. Да, я в этот момент лежала дома на кровати. Да, с закрытыми глазами. Я знаю, что я спала, Марк, но это было на самом деле!»

Не очень приятно, когда верный друг смеется над тем, что для тебя кажется важным, но Мия ведь и сама знала, на что шла – в 8 утра в выходной день она позвонила молодому, свободному, привлекательному и редко одинокому парню, по совместительству своему другу детства, и прокричала: «Ты не поверишь! Мне приснился сон, который не сон! Там и зал, и люди, и верификация, и они знали мое имя, и я там оказалась, я поднялась, а они ждали! Представляешь??».

Он не представлял. Марк, как и любой другой представитель мужского пола, вообще мало понимает девушек, когда они переходят на повышенные тона. Так что сначала он ради приличия с чем-то поспорил, потом согласился, чтобы доказать, что его убедили в обратном. И с чистой совестью продолжил спать, смутно осознавая, был ли этот разговор на самом деле.

Мия почти ничего не услышала. Она визжала, хватала ручку, тетрадку, записывала пару слов, потом все бросала, восклицала что-то вслух и начинала сначала.

То ли дело было в новой привычке – фиксированию снов на бумаге – то ли в чем-то другом, но воспоминания о прошедшей ночи сильно отличались от остальных. Они были яркими, сильными, какими бывают мысли спросонья о страшном сне. Но только совсем не жуткими, а наоборот – дико увлекательными. Мии казалось, что прошла вечность перед тем, как закончился день, и она снова получила возможность оказаться в новом, но почему-то таком родном мире.

«А я тебя знаю. Как же я уже успела соскучиться…» – с закрытыми глазами и улыбкой говорила Мия, вдыхая густой зажаренный воздух. В холле по-прежнему светило яркое солнце, мимо проходящие люди гудели разговорами. Ни слова не разобрать. Но в этот раз Мия и не пыталась. Она чувствовала себя гораздо свободнее, легко двигалась, четко видела, да и никаких Гениев не было на горизонте. Прокрутив сон за последний день в своей голове целых 10, а то и 20 раз, девушка точно знала, где находится лестница, и была уверена, что именно туда-то и стоит направиться. Пробраться сквозь толпу оказалось нелегко – какие-то странные люди стояли на месте, не двигаясь, и даже не могли уступить дорогу. «Вот хамы! Девочек надо пропускать», – проносилось у нее в голове. Загадочная и воздушная белая лестница, которая последние две недели ускользала из-под ног и заставляла проснуться, выглядела вполне обычно. Даже слишком обычно, для себя решила Мия: «Подумаешь, белая. Подумаешь, лестница. Даже перил нет. А если я упаду? Вот, видимо, я и падала все прошлые свои посещения. Конечно, когда такая толпа, еще и лестница опасная. Странные люди тут живут, конечно. Или работают?». Кто-то вдруг преградил путь и дальнейшие размышления. Перед глазами Мии прямо на пороге у заветной долгожданной двери появились большие мужские ботинки.

– Ооо, ваши коричневые туфли отлично сочетаются с цветом брюк. Не Вы ли это, мистер Гений?

– Мия, не смешно! Может быть, ты будешь идти еще медленнее?

Гений был не способен выражать своим внешним видом агрессию – маленький, щупленький молодой человек, казалось, еле выносит тяжесть собственной одежды – но его взгляд показывал максимум возможной строгости и даже немного паники.

– А в чем, собственно, дело?

– Наверное, надо уважать чужой труд. Ты же тут не одна! У нас график, Мия. Наша Лилиана не способна разорваться на всех. Ей и так приходится нелегко – все это нести на своих плечах…

– Стой, Гений, а в чем дело?

– Ох! – он встрепенулся и резко сменил тон. – Пошли, пожалуйста, быстрее, на вводную лекцию.

– У, как интересно, мне что, расскажут, как нужно вести себя в моем же сне?

Гений не обратил внимание на очередные хихиканья и потянул девушку за руку в знакомом направлении. Только сейчас сразу после порога повернул направо, потом снова направо и постучал. Когда услышал положительный ответ, шумно открыл тяжелую белую дверь, буквально впихнул туда ухмыляющуюся Мию и резко захлопнул, таким образом подтолкнув девушку вперед.

– О, милочка, твои опоздания уже входят в привычку, верно?

Немного раздраженно произнес знакомый голос. Дама сделала вдох, выдержала секундную паузу и подозрительно приветливо разулыбалась, совершенно сменив тон.

– Ну ничего, моя дорогая. Ты устраивайся, крошка, садись, куда удобно. Места, кажется, еще остались.

В этот момент Мия осознала, что снова почувствовала себя провинившимся студентом, опоздавшим на пару, и еле поборола желание «поджать хвост», тихо промелькнув на свободный стул. «Это же все-таки мой сон. Могу и опоздать, если хочу», – успокоила себя девушка и гордо повернула голову, чтобы оглядеть аудиторию и найти себе подходящее место. То, что она увидела, совсем не походило на «места, кажется, еще остались», ведь перед ней оказалось около ста, если не тысячи скамеек, постепенно возвышающихся на гигантской трибуне и вплотную заполненные людьми. Мия отметила, что человек на последней ступеньке отсюда виделся размером не больше муравья – не сложно представить, насколько он далеко, и насколько долго ему пришлось подниматься. «Неужели всем так интересен мой сон?» – пробубнила Мия. Это казалось ей уже немного подозрительным.

Она осилила ступенек десять и примкнула с краю скамьи рядом с очень громко смеющейся упитанной девушкой, которая при своем немалом весе имела очень пышную грудь и не стеснялась выпячивать ее вперед. Гогот перекрывал любой шум в аудитории, так что Мия осталась незамеченной, и ее это более чем устраивало. Пока соседка была занята сидящими рядом с ней парнем с девушкой и, видимо, очень задорной историей, Мия стала разглядывать помещение. Оно походило на то, в которое удалось попасть в прошлый раз. На стенах висели графики, таблицы, необычные приборы и часы, портреты, грамоты и еще абсурдные цитаты. Например: «Одной идеей сыт будешь», «Отложи на завтра то, что не можешь сделать сегодня», «Хватит делать, иди и думай». Не успела девушка произнести до конца фразу «ну и глупости же здесь написаны», как дама внизу демонстративно прокашлялась, оповещая всех о начале своей речи.

– Добрый день.

Ее голос эхом разнесся по ступеням. Дама поджала губы, немного приподняла брови и с легким прищуром оглядела всех присутствующих, как сокол со скалы осматривает свои владения и оценивает добычу. Она кивнула, будто бы ее устроило увиденное, сделала шумный вдох, немного цыкнула, когда разжала губы, и продолжила говорить.

– Каждый из вас, находясь здесь, имеет право гордиться собой.

– Бгг, а я уже давно так делаю! – тихо, но все равно достаточно громко засмеялась на низких частотах барышня-весельчак по соседству, ее тут же толкнул локтем в мягкий бок парень, сидящий рядом, и шикнул, сдерживая искреннюю улыбку.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4

Поделиться ссылкой на выделенное