Дарья Кандалинцева.

Куда не ведёт дорога



скачать книгу бесплатно

Уверены ли вы, Что мы проснулись? Кажется мне, будто Мы спим и грезим.

Уильям Шекспир, «Сон в летнюю ночь» (перевод М. М. Тумповской)

© Д. Кандалинцева, 2019

© ООО «Издательство «Эксмо», 2019

Пролог

Закат всегда волшебный. Невозможно описать словами состояние души, возникающее, когда ты наблюдаешь за солнцем, медленно уплывающим за горизонт и окутывающим тебя и весь мир своим мягким теплом. Что может сравниться с разливающейся по гаснущему небу сумеречной безмятежностью?

Я стою на берегу, не в силах оторвать глаз от солнечного диска, зависшего над кромкой воды. Он тлеет, словно дремлющее пламя. Еще доля секунды – и он исчезнет, а вместе с ним все вокруг погрузится в беспросветный мрак.

Но пламя не угасает, покоясь на морской глади, и я продолжаю смотреть. Как мне посчастливилось оказаться здесь? Небо с коралловыми сполохами, подсвеченное золотыми лучами, словно истаивает в сгущающемся тумане, и небосвод становится единым целым с безграничными водными просторами. Так проявляет себя удивительная, ни с чем не сравнимая магия природы…

Неподалеку начинается лес, над его зеленым куполом уже мерцают первые звезды. Где-то в невидимой отсюда чаще журчит родник, отважно прокладывая себе путь меж камней. Время здесь словно остановилось, и только всплеск воды изредка оживляет гипнотизирующую меня тишину.


Не здесь ли то самое место, которое втайне каждый искал когда-то? Место, где можно не вспоминать о бесконечных проблемах, побыть наедине с собой, а может, даже затеряться и не пожалеть об этом…

Глубоко вдохнув, я неохотно отрываю взгляд от почти совсем скрывшегося солнца и двигаюсь в глубь леса. Я не знаю точно, куда иду, но не хочу испортить тревожными мыслями свое необычное состояние: возможно, именно такие мгновения называют моментом истины. Впрочем, это сейчас неважно. Душа, наполненная покоем, уверенно направляет меня сейчас куда-то. Иногда следует позволить ей решать. Если не доверять своей душе, то кому или чему вообще можно верить?

Идти на удивление легко. Морской берег вскоре остается позади, и меня обступают величественные деревья. Сияющая луна очерчивает их черные силуэты. Ветви сплетаются, образуя замысловатые узоры, но ночь все еще светла: в сгущающейся мгле я различаю кусты, вздымающиеся к небу янтарными колоннами сосны и даже едва заметную мшистую тропку, проложенную, наверное, лесными обитателями.

Впереди показалось озеро. Природа теперь уже окутана глубоким сном, тишину нарушает лишь мягкий шелест листьев. Мне нестерпимо хочется остаться здесь, позабыть о суете городской жизни, о бесчисленных повседневных проблемах. Забыть навсегда или хотя бы на одну ночь. Ночь, которая бы длилась…

– …вечно, – шепчу я в пустоту.

Мои размышления прерывает тень, промелькнувшая на дальнем берегу озера.

Я замираю, настороженно вглядываюсь в темноту, но ничего не могу рассмотреть. Неужели кто-то еще нашел этот необитаемый уголок гармонии и спокойствия? Нет. Конечно, нет.

Это только мое убежище.

Я останавливаюсь у озера, касаюсь ладонью прохладной воды.

– Я дома.

Однако тень вновь мелькает за деревьями, теперь совсем близко. Чувствую, как по спине пробегает холодок, мгновенно сменяясь жаром. Не может быть! Всего в нескольких шагах от меня, у самой воды, стоит в тени высокий мужчина.

Неужели это он?! Но… кто? Я чувствую нарастающее волнение, не совсем привычное, почти благоговейное.

Затаив дыхание, я поспешно отступаю от озера, надеясь остаться незамеченной среди деревьев. Сердце бьется сильнее, но причиной этому вовсе не страх. Смятение? Любопытство? Волнение? Кажется, я знаю этого человека, но с такого расстояния разглядеть лица невозможно, нужно подойти ближе.

Я возвращаюсь, стараясь ступать как можно тише, но у меня получается плохо, – мешает растущее беспокойство. Ноги не слушаются, словно их сковало тяжеленной цепью, каждый шаг дается с трудом. Через несколько секунд, показавшихся целой вечностью, мне все-таки удается приблизиться к незваному гостю. Еще шаг-другой, и я смогу разглядеть его лицо…

Хрустнула ветка.

В ночной тишине неожиданный звук кажется настолько громким, что на соседних деревьях просыпаются птицы и уносятся прочь, шумно хлопая крыльями. Я вздрагиваю, проклиная свою страсть к авантюрам, но теперь уже поздно.

Он меня заметил.

Не понимаю, как это получилось, но буквально через мгновение мы оказываемся с незнакомцем лицом к лицу. На меня устремляется взгляд медно-карих глаз, такой пронзительный, словно видящий меня насквозь. Я застываю на месте, не в силах произнести ни слова.

Уголки его губ поднимаются в еле заметной улыбке, и я улыбаюсь в ответ.

– Я ждала тебя.

– Ждала ли?

– Прости, я, наверно… Нет. Мы не знакомы?..

Он моложе, чем мне показалось издали, на вид ему не больше восемнадцати. Но ведь и я молода, верно?

Он не произносит ни слова в ответ, лишь прищуривается недоверчиво, продолжая изучать меня. Он словно ищет что-то в моих глазах. Намек? Подсказку? Что ж, пускай ищет.

Выждав пару минут, он что-то спрашивает, но смысл слов ускользает от моего растерянного сознания, как последний солнечный луч от мрака ночи. Лишь голос его звучит властно и уверенно.

– Ка твам? – вновь спрашивает он, не дождавшись ответа.

– Что?

– Ка твам?

– Прости, я не понимаю тебя, – я с сожалением качаю головой. Почему я не понимаю его слов?

В его глазах мелькает сомнение.

– Этого не может быть. Что ты здесь делаешь?

– А где я?

– Не знаешь?

– Нет.

Он обеспокоен, почти напуган.

– Не может быть. Ты не можешь оказ…

Фраза обрывается на полуслове. Меня накрывает оглушительно-резкий звон. Перед глазами все мешается, плывет, и в следующую секунду мир оборачивается небытием…

Часть первая
Знакомство

Глава 1
Весь мир – театр

Аня открыла глаза.

В полуметре от нее настойчиво звонил сотовый телефон, разрушая тишину комнаты банальной мелодией. Тонкие занавески на окне развевались от прохладного предрассветного ветра, с улицы доносился аромат свежей выпечки из кондитерской неподалеку.

– Если только не начался конец света… – сонно пробурчала Аня и потянулась за телефоном, не желая выбираться из постели.

У разбуженных по утрам нет желания с кем-либо разговаривать, им хочется хотя бы на минутку продлить свое пребывание в мире грез. И кто решил, что день должен начинаться с восходом солнца? И что спать нужно именно ночью? Кто вообще придумал подобные правила?

Пока Аня, не отрывая головы от подушки, пыталась нашарить рукой мобильный, звонить перестали, а экран замигал, намекая на новое СМС-сообщение:

«Генеральная репетиция в 14.00. Не опаздывай! Vi.».

Vi. – это Виктория, режиссер театральной студии, где Аня занималась с раннего детства. Добрая, но требовательная женщина очень любила театр, свою работу, всех своих учеников и подопечных. Необычную же подпись она объясняла тем, что ее имя происходит от слова Victory – победа, что обязательно поможет успеху любого человека, которому она пишет.

Лениво потянувшись, Аня взглянула на часы – 06:53. До будильника чуть больше получаса. Она бросила телефон на постель и накрылась с головой одеялом. От неоконченного сна, как от недочитанной книги, обычно остается легкая неудовлетворенность, какая-то недосказанность.

Но что Ане снилось ночью? Вспомнились размытые образы, силуэты, невнятные цвета… Но ничего конкретного. Осталось только смутное ощущение. Страха? Волнения? Непонятно…

– Бессмыслица. – Аня сбросила одеяло на пол и, потирая заспанные глаза, поплелась в ванную.

Как бы ни хотелось вернуться в ночное забвение, реальность требовала действий. Ледяная вода сделала свое дело, мир вокруг снова стал четким и красочным. Аня взглянула в зеркало: на нее вопрошающе уставились серо-зеленые глаза. Мелькнуло странноватое ощущение, словно девушка наблюдала за собой со стороны.

Может, все еще сон?

Пришлось пару раз брызнуть в лицо холодной водой: грядущий день готовил много забот, а для них нужен ясный рассудок.

* * *

– Никк, ты уверен, что это она? – скептически спросил Ирней, заметив, куда смотрит его товарищ.

На другой стороне улицы молодая девушка раскладывала журналы в витрине книжного магазина.

– Конечно, уверен. У меня хорошая память на лица, – кивнул Никк, продолжая наблюдать за девушкой. Немного помедлив, он добавил: – Даже во сне.

– Не знаю, выглядит… как обычный человек, – пожал плечами Ирн, жмурясь от солнца. Его лучи отражались в окнах высящихся рядом зданий и слепили глаза, не позволяя разглядеть сотрудницу магазина как следует. – Как она могла оказаться в твоей проекции?

Лето выдалось знойным, в городе стояла невыносимая жара. Неподвижность раскаленного воздуха нарушали лишь проносящиеся по улицам автомобили. Собеседник Ирна вытер вспотевший лоб, но не ответил, продолжая сосредоточенно следить за девушкой.

– Думаешь, одна из них?

– Это я и собираюсь выяснить, – произнес, наконец, Никк и направился к магазину, не обращая внимания на сигналящих ему вслед водителей, на чьих лицах читалось все, что они думают о самоуверенном пешеходе.

– Светофор-то недалеко! – послышался за спиной голос друга, поспешившего следом. Соломенного цвета кудри растрепались, и Ирн пытался пригладить их на бегу. – За столько лет на Земле… мог бы привыкнуть!

У входа в магазин Никк помедлил.

«А что, если это ловушка?» – мелькнуло в его мыслях.

– Ирн, ты… – вопрос застрял в горле, когда Никк посмотрел на друга и не увидел его рядом.

«Черт, ловушка!»

Мышцы свело от напряжения, Никк обернулся в поисках неприятеля, но никого не обнаружил. Ирн виновато помахал ему с улицы: он остался у витрины.

«Трус», – усмехнулся про себя Никк и пошел по магазину. Он рассеянно пролистал первую попавшуюся книгу, но краем глаза продолжал изучать интересующую его особу.

Черные волосы чуть выше плеч, живые глаза… Обычная девушка в джинсах и серой футболке… Ничего примечательного.

«Кто же ты?» – мысленно спросил ее Никк.

В разгар рабочего дня людей в книжном почти не было, и новый посетитель сразу привлек к себе внимание.

– Чем могу помочь? – к Никку подошла рыжеволосая «продавец-консультант Софья», как гласила надпись на ее бейдже.

– Я ищу… Где у вас тут книги по истории? – он замялся и взглянул на книгу, которую снял с полки. «Все о саде и огороде», – утверждал заголовок. Да уж, та еще история.

– О, вам туда, – широко улыбнулась Софья и указала прямо на ту, за кем Никк следил. – Аня вам все подскажет!

Услышав свое имя, брюнетка вопросительно обернулась. Ее взгляд без тени любопытства скользнул по гостю, она его явно не знала.

– Что вы ищете? – приветливо спросила Аня, подойдя поближе.

– «Книгу Судеб», – пожав плечами, ответил Никк и заглянул ей прямо в глаза.

Девушка смутилась и отвела взгляд.

– Хм, не припомню такой в этом отделе. А кто автор?

– Не знаю, к сожалению.

На улице Ирней выразительно постукивал пальцем по запястью, намекая, что им пора. Его худощавая двухметровая фигура, маячившая у входа, привлекла внимание пожилой женщины, выбиравшей у окна открытки, и она указала на висевшие над кассой часы. Ирн в ответ рассеянно кивнул и, бросив недовольный взгляд на Никка, двинулся к перекрестку.

– Если хотите, мы можем заказать через интернет, – вмешалась в разговор Софья.

– Нет, спасибо, как-нибудь в другой раз, – отрезал Никк, сунул книгу о садоводстве в руки надоедливой продавщице и поспешил к выходу, напоследок еще раз взглянув на Аню. Он пытался уловить хотя бы малейшую перемену в лице, но девушка уже позабыла о покупателе, вернувшись к своим делам.

– Приходите еще! – послышался за спиной голос Софьи.

Оказавшись снова на душной улице, Никк завернул за угол дома и чуть не столкнулся с Ирнеем. Тот вопросительно посмотрел на друга, вертя в руках пакетик с конфетами.

– Сестра права, ты ешь слишком много сладкого, – раздраженно заметил Никк.

– Не переживай, если у меня выпадут зубы, ты будешь последним, кого я попрошу пережевывать мне еду, – парировал тот, но сунул конфеты в карман.

Несколько минут они молча шагали по проспекту. Ирней делал вид, что подробности его не интересуют. Он вытащил из кармана наушники и начал неправдоподобно усердно распутывать их, напевая что-то себе под нос. Однако терпения ему хватило ненадолго, вскоре на Никка один за другим посыпались вопросы:

– Ну так что? Кто она такая? Что-нибудь знает? Узнала тебя?!

Позволив другу выговориться, Никк произнес в ответ единственную фразу:

– Она обычный человек либо необычайно хорошо притворяется.

* * *

Летние дни летели однообразно и быстро: обычно так бывает, когда ждешь, но в то же время побаиваешься какого-то события. Наступил вечер спектакля. Аня шагала по улице, мысленно подводя итоги первого серьезного этапа своего существования.

Итак, этим летом она окончила школу, и сегодня последний раз выйдет на сцену в родной театральной студии. Осенью ждет университет (если, конечно, удастся поступить), и от прежней жизни останется лишь подработка в книжном магазине.

Прохладный встречный ветер спутывал волосы и играл со складками шифоновой юбки девушки. Вокруг спешили прохожие, над их головами мерцали желтые фонари.

Аня ускорила шаг, и ее мысли тоже пошли быстрее.

Пока она не испытала в жизни ничего, чем стоит гордиться, о чем захочется с ностальгией рассказывать спустя много лет. Может, всему виной настроение? Бывают периоды, когда устаешь от всего и не понимаешь, чего действительно хочешь. Это жизнь становится рутинной? Или сам человек скучным?

Вообще Ане следовало бы радоваться – ведь наступает долгожданная свобода. Целая жизнь впереди, и все дороги открыты. Иди, куда нравится.

Но на деле все далеко не так. Мы часто боимся сделать неправильный выбор и топчемся на месте, ничего ровным счетом не предпринимая. Должно произойти нечто такое, что непременно подскажет: эта дорога – твоя. Но иногда ничего подобного не случается годами.

Решив пройти более коротким путем через парк, Аня свернула с освещенной аллеи. Оказавшись среди деревьев, она пошла медленнее, с удовольствием вдыхая аромат свежей листвы. На небе уже проявлялись первые звезды, и девушка залюбовалась ими. А ведь кто-то сейчас точно так же смотрит в небо. Где-то на соседней улице, на другой стороне Земли или даже другой планете… Аня подумала, что не одна она задается вопросами о смысле жизни, такое происходит со многими. Следовательно… Додумать не удалось: неожиданно девушка ощутила слабый, едва различимый толчок тревоги, не пугающей, а скорее волнующей, вслед за чем возникло чувство легкого дежавю. Почему-то вспомнился недавний посетитель книжного, который искал…

– «Книгу Судеб», – пробормотала Аня.

Она даже заглядывала в интернет, но не нашла ничего вразумительного: поисковик выдал бесчисленное количество сомнительных онлайн-гаданий и бесполезных толкований.

– Наверное, выпалил первое, что пришло в голову, – подытожила в тот день Софья, проводив парня взглядом. – И зачем люди только приходят в магазин?

– Убить время, – предположила Аня и направилась в подсобку, по пути пытаясь отцепить бейджик от своей футболки.

– Куда это ты собралась? – удивилась подруга.

– Я же говорила, у меня сегодня генеральная репетиция, – напомнила Аня, отыскивая в тесной комнатке для персонала свой рюкзак. Вокруг громоздились пачки недавно поступивших книг, которые нужно было разложить по стеллажам еще несколько дней назад.

– И как ты все успеваешь? Школа, магазин, театральная студия…

– Я умею путешествовать во времени, – отшутилась Аня, взглянув на часы. Если бы! Она опять придет на репетицию вовремя, когда Виктория начнет отчитывать опоздавших. – Так тебя ждать?

– Где?

– На моем спектакле. Я же тебя приглашала, забыла?

– Ой, не люблю я эти театры, – отмахнулась Софа, поглядывая на опустевший зал краем глаза. – Может, как-нибудь в другой раз.

– Хорошо, – кивнула Аня и ушла не прощаясь.

Другой раз ее бы вполне устроил, не будь это последний спектакль перед выпуском, о чем она несколько раз говорила Софье.

Наконец впереди показался театр. Ярко освещенные афиши напомнили Ане о необходимости вернуться в настоящее. Она быстро обогнула небольшую толпу зрителей и зашла в театр через служебный вход.

Сегодня Аня пришла раньше, чем обычно. В гримерной царила суматоха, вокруг сновали взволнованные артисты, готовясь к началу представления.

– Какая-то ты невеселая сегодня, – подмигнула Кристина, заметив подругу в дверях гримерки. – Сказала отцу, что не хочешь поступать на исторический?

– Нет еще, – покачала головой Аня, – но экзамен по истории я провалила, так что его мечтам о дочери-этнографе не суждено сбыться в любом случае.

– Уверена, он тебя поймет, – заверила Крис, заплетая волосы в косу. – Подай, пожалуйста, реквизит.

В углу возвышался огромный шкаф, до отказа забитый костюмами и другим барахлом, необходимым для увеселения зрителей. Здесь было много чего, от пластиковых поленьев до потрепанной мишуры, оставшейся еще после новогодних праздников.

– Пойду прогуляюсь по залу, чтобы тут не мешаться, – сказала Аня, протягивая Кристине колчан с бутафорскими стрелами. – Мой выход все равно только после антракта.

Постановка была достаточно банальной – «Робин Гуд». И Ане досталась далеко не главная роль, впрочем, как и обычно. Ей предстояло пробежаться пару раз по сцене с луком и спеть песню с толпой остальных «горожан». С чего она вообще решила, что когда-либо добьется успеха на театральном поприще?

С этими невеселыми мыслями Аня вышла в фойе. Всюду мелькали женщины в нарядных платьях и их спутники в наглаженных парадных костюмах. Аня рассмотрела несколько картин с изображениями квадратных облаков, носящих громкое название «современное искусство», и пожилую женщину, устало продающую буклеты, прежде чем услышала за спиной знакомый голос:

– Привет! – Макс тоже выходил на сцену только во втором акте. – Притворимся придирчивыми зрителями?

– Слышала, большинство ролей здесь исполняют непрофессиональные актеры, – с шутливой надменностью начала разговор Аня.

Друг усмехнулся.

– Считаешь, светские беседы ведут об этом?

– Можем поговорить о погоде, – именно эта оригинальная мысль пришла Ане в голову при виде огромной очереди за мороженым.

– Нет, слишком банально, давай лучше о снах!

– Почему о снах?

– Мне недавно снился наш спектакль, – пожал плечами друг. – Правда, постановка была совсем другой, и мы ели на сцене мороженое. Любишь ананасовое?

– Не знаю, не пробовала. А что была за постановка?

– Ну… – Макс замялся. – Могу рассказать, но ты подумаешь, что я сошел с ума.

– Да ладно, снится всегда что-нибудь ненормальное! – воодушевилась Аня.

– В общем… во сне это казалось очень важным, – смущаясь, стал рассказывать он. – Я был детективом и… расследовал дело об инопланетянах. Которые, кстати, улетучивались через потолок. Там еще была Леди Смерть, которая просила меня найти бессмертного писателя. А потом психотерапевт что-то говорил про слонов… А еще я нашел красного воробья! И…

С трудом сдерживая смех, Аня старалась как можно серьезнее смотреть на Макса.

– Я же говорил, полный бред, – виновато улыбнулся он. – Наверно, слишком часто читаю детективы на ночь.

Аня хотела было заверить друга, что бред снится всем, но промолчала, так как почувствовала чей-то пристальный взгляд.

Она обернулась, пытаясь найти причину своего беспокойства, но поиски увенчались успехом не сразу. Только спустя несколько долгих секунд она увидела молодого человека, сидящего в кресле на другом конце театрального фойе.

Их глаза встретились.

Парень, ничуть не смущаясь, продолжил рассматривать девушку. Его высокие скулы обрамляли светло-каштановые волосы, подчеркивая тонкие черты лица. Одет он был по-другому и сидел достаточно далеко, но память не подвела: это был странный тип из книжного магазина.

«Неужели он меня узнал?» – подумала Аня.

Почувствовав себя неуютно под чужим внимательным взглядом, она схватила Макса за руку, испугавшись, что у нее может закружиться голова, и заставила себя отвернуться от незнакомца.

– Что случилось? – встревожился Макс.

– Э-эм… Ничего. Может, сходишь за мороженым?

Он спросил еще о чем-то, но Аня машинально кивнула в ответ, не пытаясь уловить смысла сказанного. Все ее внимание занимал загадочный парень.

Аня отошла к одной из колонн, откуда можно было отлично видеть все происходящее вокруг, оставаясь при этом незамеченной, и продолжила наблюдать за незнакомцем. Почему он смотрел на нее так, словно знал о ней нечто такое, о чем сама Аня позабыла? Может, подойти к нему? «Привет! Давно не виделись!» А если она все же обозналась, и это совсем другой человек? От этих мыслей замешательство только возрастало. Неожиданно Аню осенило: да они уже встречались прежде! Похоже, во сне…

– Чушь какая, – она отмахнулась от своей догадки. – Как можно встретить воображаемое наяву?

Пока Аня мысленно спорила сама с собой, какая-то молодая пара остановилась в центре фойе, заслонив от нее незнакомца. Они спорили о чем-то. Мужчина быстро говорил, постоянно поправляя воротник темно-синей рубашки, а его спутница в красном платье отрицательно качала головой, крутя на пальце прядь огненных, как ее наряд, волос.

Теперь кроме них ничего не было видно. Раздосадованная Аня мысленно прочертила им путь в сторону. Иногда таким образом ей действительно удавалось добиться желаемого результата. Была ли это сила мысли или просто совпадение? Иногда желаемое оказывается действительным. Хотя и не так часто, как хотелось бы.

Но ни мужчина, ни женщина с места не сдвинулись.

«Эх, чтоб вас!..»



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6