Дарья Донцова.

Тайна бульдога Именалия



скачать книгу бесплатно

© Донцова Д. А., 2019

© Оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2019

* * *

Стенограмма лекции Самого Умного мопса Черчиля. Была прочитана перед учениками и педагогами гимназии в деревне за Синей горой. Записано хранительницей библиотеки и архивистом мопсихой Феней дословно со всеми вопросами и замечаниями слушателей.


– Как возникла Прекрасная Долина? Когда на Земле появились первые люди, они оказались беспомощны, как новорожденные котята. Человечество выжило лишь потому, что у него были Хранители, посланные помогать неразумным двуногим. Кто же они, эти Хранители? Животные. Коровы и козы подсказали голодным людям, что можно надоить молока, а из него получать и творог, и сыр, и сметану. Лошади служили транспортом, куры несли вкусные яйца, кошки издревле лечили своим теплом радикулиты, плохое настроение, боль в руках и ногах. Собаки зализывали раны, отгоняли злых духов.

Люди постоянно совершают глупости: то войну затеют, то революцию, вечно выясняют между собой отношения. Собаки и кошки пытаются объяснить неразумным: жить надо в мире, любить свою семью, не причинять зла окружающим, не врать, не воровать, не завидовать. Но не в коня корм. Люди изобрели машины, сделали много научных открытий, в космос полетели. Они вроде умные, но глупцы, потому что никак не перестанут ругаться, выяснять, кто богаче.

– Работать Хранителем трудно. Человека, даже если он прекрасный, заботливый, ответственный, приходится постоянно оберегать. Поэтому срок нашей жизни в мире людей короток, Хранители устают и возвращаются к себе домой в Прекрасную Долину, где живут счастливо, отдыхают, набираются сил и, если понимают, что готовы снова помогать человеку, превращаются в щенков или котят и уходят через Волшебную бочку к людям. А человек и не подозревает, что рядом с ним бессмертный Хранитель. Скажу больше, некоторые люди не догадываются, что и их собственные души живут вечно. Поэтому многие хозяева, похоронив свою собаку или кошку, страдают. Но этого делать не стоит. Хранитель непременно к хозяину вернется, просто внешний вид его станет другим. Что там за шум? Мафи, перестань ерзать, ты меня раздражаешь своей егозливостью.

– Значит, я тоже Хранитель? – прошептала собака Мафи. – Уже жила в Прекрасной Долине?

– Дорогая, – сказал Черчиль, – покинув мир людей, животные всегда снова оказываются в Прекрасной Долине в своих родных семьях, они получают новое тело неразумного щенка, котенка и некоторое время растут, ничего не зная. Потом идут в школу, узнают историю Прекрасной Долины, пьют особый чай, который готовит ветеринар бурундук Паша, и хоп! Память к ним возвращается. Они вспоминают, кем были в мире людей раньше, кого охраняли, сколько раз ходили через Волшебную бочку к человеку.

Сейчас наша бабушка Ада живет в дружной семье Кругловых, но она сюда вернется, когда покинет земной мир и снова станет щенком. Все просто, Мафи. Вспомнив, кого охраняли, мы опять уходим к людям, к тем самым, кого берегли раньше, но они нас не узнают. Иногда, правда, у них закрадываются сомнения…



Мопсиха Муля засмеялась и перебила Черчиля:

– Мы с Адой на протяжении столетий заботимся о семье Кругловых. Однажды хозяйка вдруг сказала: «Смотрите, Мартина (так они меня тогда назвали) вылитая Боня моей бабушки. Боня умерла, когда я еще ходила в школу, но я хорошо помню, что она спала, засунув голову под подушку, и обожала носить бусы. Все наши мопсихи именно так поступали. И Роза, и Эльвира, и Нэнси, а теперь Мартина. Ну просто чудеса! Почему собаки, живущие у нас, так спят и приходят в восторг от бижутерии?» А я сижу и думаю: «Хозяйка! Это же элементарно. Мы с Адой родственницы, у нас одни повадки. Роза, Эльвира, Нэнси… это все мы. А еще были Аманда, Криси, Натали, о них ты даже не подозреваешь, потому что в те времена ни тебя, ни твоей бабушки еще не существовало. И да, нам с Адой нравится спать, прикрыв голову подушкой, а еще мы в восторге от украшений. Не стоило тебе рыдать над телом Бони, это же я, только в теле мопсихи, которую вы назвали Мартина. Когда я ухожу в Прекрасную Долину отдохнуть, к тебе приходит Ада или еще кто-то из нашей семьи. Мы храним вас по очереди. Но независимо от имени, которое мне дают люди, я, Муля, живу вечно».

– У меня не было хозяев, я жила в подвале, – с отчаянием воскликнула Мафи.

Черчиль сложил лапы на животе.

– Дорогая, тебе предстояло непременно вернуться к хозяину, но что-то случилось, и ты очутилась на улице. Иногда бывает сбой программы. Все бродячие собаки – это Хранители, которые почему-то не смогли найти своих людей. Мы не знаем, по какой причине это происходит, пытаемся разобраться в ситуации, и тогда сбои удается устранить. А люди когда-нибудь узнают, что бродячие собаки тоже очень кому-то нужны. И еще: хомяки, жабы, кролики, коровы, птицы – все, все, все мы чьи-то Хранители. Я очень надеюсь, что люди когда-нибудь это поймут, поумнеют и перестанут вести себя так, что их домашние животные краснеют за своих хозяев.

Глава 1
Обида Куки

– Друг – это тот, кто приходит к тебе, когда уходят все остальные, – сказала Зефирка, – друзей надо беречь.

Куки нахмурилась:

– Они противные.

– Кто? – спросила Зефирка. – Объясни, что случилось?

– Ага! – заныла Куки. – От Жози житья нет! Кричит: «Эй, Кукася-плюшка, иди сюда». Вот же придумала! Как заставить ее замолчать?

– Если хочешь, чтобы тебя не дразнили, начни сама себя дразнить! – посоветовала Лучшая Портниха Прекрасной Долины.

– Отличный совет! Зачем мне себя обзывать? – удивилась Куки.

Старшая сестра отложила иголку и нитки.

– Куканя, ты что, пришла жаловаться на Жози?

– Да, да, – кивнула мопсишка. – Она еще вопит: «Кукася-ватрушка».

– И что? – улыбнулась Зефирка.

– Злит меня это, – надулась Куки, – я велела ей перестать, а Жози не замолчала. И теперь меня все так обзывают: Кукася-плюшка! Куканя-ватрушка! Обидно!

– На мой взгляд, это мило, – облизнулась Зефирка, – и плюшки с ватрушками очень вкусные, сладкие! Ням! Вот скажи Жози, что ты вареная луковица, это будет неприятно. Репчатый лук горький, в супе на тряпку похож. Но он полезный.

Куки зашмыгала носом.

– Я пришла помощи просить, а ты потешаешься.

– Я очень серьезна, – возразила Зефирка, – начни сама себя дразнить, и Жозенька отстанет.

Куки всхлипнула.

– Уже слышала это. Спасибо. Может, мне еще Жози вареньем угостить?

Зефирка села в кресло, вынула из кармана конфету и стала разворачивать фантик.

– Меня в школе в первом классе обзывали обжорой. Не скрою, я люблю поесть. Но не все подряд. Кашу терпеть не могу. Вот пончики, крендели, печенье, кексы, пирожные, торты, пирожки, бисквит с джемом, эклеры с заварным кремом, сметанник, лимонник, шарлотку…

Дверь в мастерскую Зефирки открылась, появилась Мафи.

– И где все вкусное? – спросила она.

– Что? – удивилась Лучшая Портниха Прекрасной Долины.

– Ну, шарлотка и то, что с кремом, – облизнулась Мафи. – Когда его попробовать дадут?

– Вы обе обжоры! – возмутилась Куки.

– Да, – весело сказала Мафи. – А что?

Куки нахмурилась и повторила:

– Мафи обжора.

– Точно, – согласилась сестра, – возражений нет. Хочешь, чтобы я доказала свою любовь вкусненько поесть? Принеси из кухни шоколадный пончик, я мигом его слопаю. В два укуса!

Зефирка вскочила:

– В доме есть шоколадный пончик?

Мафи кивнула.

– Муля перед отъездом приготовила и в буфет спрятала. Еще есть кексы и вафли!

– Сейчас вернусь, – затараторила Зефирка, торопясь к двери, – надо срочно зайти… э… ну, очень надо! У меня важное дело!

– Вот она какая, мне глупость сказала, что надо самой себя обзывать, тогда дразнить перестанут, – рассердилась Куки, – и удрала! Хороша старшая сестра. Здорово мне помогла.

Мафи махнула лапой.

– Правильно. Когда кто-то пытается меня поддеть, как, например, ты сейчас обжорой назвала, я всегда соглашаюсь: «Да, я такая». И все. Не интересно дразнить того, кто не дуется.

В мастерскую заглянула Жози.

– Куканя, Мафуся, нас зовут!

– Ооо! На чай с шоколадными пончиками? – обрадовалась Мафи.

– Я очень их люблю, – заликовала Куки.

– Обжоры, – рассмеялась Жози.

– Да, я обожаю поесть, – согласилась Мафи, – побежали скорей, а то Зефирка все-все слопает.

– Сама ты обжора! – надулась Куки.

– Нет! Куканя самая обжористая из всех, – запела Жози, – скоро станет толстой сарделькой! Жирной! Жуткой!

Куки схватила со стола туфельку, которую только что старательно вышивала Зефирка, и кинула ее в самую младшую мопсиху.

Жози живо присела, туфля пролетела над ее головой, угодила в стеклянную дверь шкафа, послышалось «дзынь», на пол посыпались осколки.

Мафи подпрыгнула.

– О-о-о!



– У-у-у, – заверещала Жози, – Зефирка сейчас Куки наподдаст! И не сошьет ей новое платье. Капитолина, Марсия! Куки в мастерской Зефирки разбила стекло, оторвала люстру от потолка, разломала стулья, перепутала все нитки, ковер ножницами изрезала!

Продолжая кричать, мопсишка убежала.

В комнату вошла Капитолина и незамедлительно всплеснула лапами:

– Что тут происходит? Мафи?

– А я что? Я ничего! – скороговоркой выпалила Мафи. – Просто стою! Туфлю Куки засандалила в шкаф!

Капитолина укоризненно вздохнула.

– Мафи, слово «засандалила» не подходит для данной ситуации.

– Почему? – растерялась Мафи. – Так бигль Роберт, папа Чарли, говорит: «Дети, немедленно засандальте грязь в урну, не швыркайте на пол».

Капитолина покачала головой:

– Мафи, не стоит повторять некоторые слова даже за взрослыми. Есть обороты, которые не произносит воспитанная собака. Вот вернется из мира людей Ада, услышит потрясающей красоты глагол «засандалить», и получишь ты от нее на орехи!

– О-о-о, – протянула Мафи. – Сколько?

Капитолина приподняла брови:

– Прости, дорогая, я не поняла. Что сколько?

Мафи пустилась в объяснения:

– Ты пообещала, что бабушка Ада, когда снова окажется дома, даст мне денег на орехи. Вот я и уточнила: сколько?

Куки захихикала.

– Ой, не могу! Мафи! Когда говорят: «Сейчас получишь на орехи», это значит, что тебя накажут!

– Да? – удивилась Мафи. – Правда?

– Абсолютная, – заверила Куки.

– Непонятно, однако, – пробормотала сестра, – никак не соображу, при чем тут орехи?

– Это идиоматическое выражение… – начала Капитолина, но договорить ей не удалось.

– Капа, – укоризненно воскликнула Куки, – вот уж не ожидала, что ты умеешь так ругаться!

Капитолина уставилась на младшую сестру:

– Мне это и в голову не придет.

– «Идиотическое выражение, Куки», вот что ты сказала, – всхлипнула мопсишка.

– Во-первых, я не называла твое имя, во?вторых, я сказала: «идиоматическое», – засмеялась Капитолина. – Что оно означает? «Идиоматическое» это такое сочетание слов, которое все знают, например…

– Шоколадная конфета, – обрадовалась Мафи.

– Нет, – вздохнула Капитолина, – например, «шапочное знакомство». Понятно?

– Не-а, – честно ответила Мафи. – Зачем шапки знакомить?

Капитолина насупилась.

– Так. Хватит бесед ни о чем. Кто разбил стекло?

– Э… э… ну… – забормотала Мафи, – я не видела!

– Жози! – выпалила Куки. – А потом на меня вину свалила! Наврала.

– Такое поведение одобрить трудно, – поморщилась Капитолина. – Я уберу осколки, а вы идите…

– Есть шоколадные пончики! – заликовала Мафи.

Старшая мопсиха сложила на груди лапы.

– Почему все решили, что Муля их приготовила? Нет! В столовой на блюде лежат плюшки-ватрушки.

– И ты туда же, – разрыдалась Куки и убежала.

– Что с ней? – поразилась Капитолина.

Мафи хихикнула.

– Обострение обидчивости. Жози дразнит Куки: плюшка-ватрушка! Куканя жутко обижается! Очень смешно! Может, мне теперь звать Куки сосиска-мартышка? А? Тоже весело получится.

– Лучше так себя не вести, – отрезала Капитолина, выходя в коридор. – Сосиска-мартышка? Где рифма? Дразнилки обычно как стихи. Вот мне вслед кричали: «Капа-тяпа-паровоз, у нее толстый хвост».

Глава 2
Пакет из гимназии

На смену Капитолине в комнату вошла Марсия.

– Что тут происходит? Куки в слезах по дому бегает.

Мафи и Жози, размахивая лапами, начали рассказывать про то, как Куки разбила стекло в шкафу. В процессе беседы Жози толкнула Мафи, та не удержалась на лапах, шлепнулась, но быстро вскочила и ущипнула сестру за хвост.

– Эй! Больно! – возмутилась Жози.

– Зачем ты меня пнула? – топнула лапой Мафи.

– Я случайно, а ты нарочно, – воскликнула сестра и стукнула обидчицу лапой по голове.

– Это тоже случайно? – подпрыгнула Мафи, сдернула с дивана подушку и принялась бить ею самую младшую мопсишку.

Та изловчилась и с криком: «Сейчас из тебя перья полетят» стала шлепать Мафи по спине.

– Перья? – оторопела сестра. – У меня их нет! А вот у тебя есть уши! Но скоро их не станет!

Жози затрясла головой:

– Ушки при мне!

Мафи схватила Жози за левое ухо и резко дернула.

– Ай-ай! – закричала сестра.

Через секунду в мастерской Зефирки пылала драка.

– Немедленно прекратите, – возмутилась Марсия.

Куда там! Битва стала только жарче. Жози отскочила в сторону и кинула в Мафи коробку с нитками. Та в ответ схватила толстую книгу с выкройками и стукнула ею противницу по голове.

– Мои вещи! – закричала Зефирка, вбегая в комнату. – Верните их на место! Ни на секунду отойти нельзя.

– Так ты постоянно на кухню бегаешь, уже толще бегемота стала, тебе бы не портнихой быть, а поваром, – в азарте драки закричала Жози. – Получи Мафи линейкой по носу.

Капитолина, Марсия и Зефирка бросились разнимать младших сестер и с трудом растащили их.

– Ужас просто, – пропыхтела Зефирка, держа Жози. – Вы что себе позволяете?

– Ты не Феня, не Муля и не Черчиль, не смей делать мне замечания, – огрызнулась та.

– Ну и ну! – возмутилась Капитолина, которой удалось выгнать Мафи в коридор. – Старшие уехали на неделю, Черчиль назначил меня на время своего отсутствия главной. Властью, данной мне Самым Умным мопсом, приказываю…

– Подумаешь, – перебила ее Жози, – я тебя не боюсь!

– Зефирка, Марсия, за мной! – скомандовала Капитолина, а когда старшие сестры выскочили в коридор, заперла снаружи дверь мастерской и спросила: – Что делать будем?

– Они нас не слушаются, – заныла Зефирка.

– Мы не являемся для младших авторитетом, – понуро сказала Марсия, – они признают только Черчиля, Мулю и Феню.

– Еще они чихуа-хуа Антонину побаиваются, – добавила Зефирка, – и понятно почему, та тоже член Совета Старейшин Прекрасной Долины.

– Малышня и при всех, кого вы перечислили, безобразничает, – вздохнула Марсия. – Один раз захожу я на кухню, а Мафи с пола печенье подбирает. Спрашивается, как оно на плите оказалось? И выяснилось! Мафи увидела блюдо с печеньем, решила одну штучку без спроса взять и потянула ту, которая в основании «башни» лежала.

– Почему сверху не взяла? – изумилась Зефирка. – Все всегда так делают.

– Мафи подумала: мама вмиг заметит, что верхушка испарилась, – пояснила Марсия, – а в основании-то много печенюшек. Муля их не считает.

– Давайте подведем итог, – сказала Капитолина. – Мы, старшие, не можем справиться с младшими. Жози, Мафи и Куки начисто от лап отбились.

– Только Муля, Черчиль и Феня уехали, как щенки безобразничать начали, – пожаловалась Зефирка, – творят, что хотят.

– И вот еще свежая новость: их не перевели в следующий класс! – объявила Марсия. – Директор школы пять минут назад звонила.

Зефирка схватилась лапами за голову.

– Ужас!

– Жози, Мафи и Куки вели себя плохо, даже когда Черчиль дома был! – воскликнула Марсия.

– Муля и Феня слишком добрые, – возмутилась Зефирка, – они все шкодства безобразникам прощают. А с того дня, как у нас кузина Жози поселилась, дети вообще распоясались.

– У меня есть идея! – воскликнула Капитолина. – Я видела у Черчиля в кабинете журнал. Пошли покажу.



Старшие сестры поспешили в кабинет Самого Умного мопса. Капитолина взяла пакет и вынула из него журнал.

– Пришел сегодня. Лучшая школа Прекрасной Долины, гимназия бульдога Именалия берет на обучение щенков. В основном тех, у кого проблемы с отметками и поведением. Давайте, учитывая успехи в кавычках младших, отправим их туда.

– Сомневаюсь, что Черчиль, Феня и Муля нас одобрят, – протянула Марсия.

– А вот мне эта идея нравится, – возразила Зефирка, – посмотри буклет. Прекрасные спальни, для каждого своя. Шестиразовое питание, занятия спортом, обучение не только наукам, но и ремеслам: шитье, кулинария, плотницкое искусство. И еще много всего.

– Надо признать, что школа в нашей деревне такого образования не дает, – вздохнула Марсия, рассматривая журнал. – Странно, что Черчиль о гимназии не слышал.

– Уверена, что он все знает, – воскликнула Капитолина, – а не отдал туда щенят, потому что цена за обучение там, смотрите, какая!

– Ой-ой! – покачала головой Зефирка. – Мы не можем себе эту гимназию позволить. Кстати, наша деревенская школа одна из лучших в Прекрасной Долине. И мне не по нраву, что дети в гимназии живут, домой только на праздники приезжают. И они, и мы скучать будем. Конечно, Мафи, Жози и Куки безобразницы, но я их люблю. А еще плохо, когда малыши растут вне семьи, они тогда не наши получаются, а гимназические.

– Первые четырнадцать дней там бесплатные, ознакомительные, предлагаю отдать троицу всего на недельку, – уточнила Капитолина, – до возвращения взрослых. Иначе я с ума сойду! Маленький Дёма по дому носится, везде свой нос сует! То из шкафов полотенца на пол вытянет, то на кухне кастрюли пирамидой на полу выставит. Спать его не уложить. Голова идет кругом, а тут еще Куки и Жози шкодничают, Мафи безостановочно болтает!

– Не одной тебе трудно, – возразила Марсия, – я весь день стою у плиты! Только еду сваришь, а ее «ам» и съели. Начинай, Марсия, все заново, и грязной посуды гора!

– Тяжелее всех мне, – принялась жаловаться Зефирка, – заказов на платья тьма, шью урывками, потому что днем порядок навожу, полы мету, вещи на место кладу, стираю, глажу. Да еще сад-огород! Я велела Мафи ежемалинку собрать, так она всю съела! Попросила Куки коридор помыть, она в ведро пачку порошка вытряхнула, пены до потолка, повсюду разводы. Про Жози вообще молчу! Огородница наша! Хочет тыквобанан вырастить! Вручила я ей лейку: «Полей морковкокабачки». Она в ответ: «Мне это не интересно, я своим делом занимаюсь».

– И как Муля все успевает? – пригорюнилась Марсия. – Кстати, Зефирка, не надо нам про своих заказчиков рассказывать. Ты забыла, что я лучший стилист Прекрасной Долины? У меня очередь из невест! Я тоже весь день на работе.

– Если кто не в курсе, то мои украшения самые модные в Прекрасной Долине, – нахмурилась Капитолина, – и я, в отличие от вас, по ночам кольца, ожерелья, браслеты творю. Днем за Дёмой бегаю! Когда только Феня успевает еще и Летопись вести, и в библиотеке работать, и книги выдавать!

– Тяжелее всех мне, – перебила ее Зефирка.

– Мне! – буркнула Марсия. – И перестаньте со мной спорить! А то можете лапой по загривку получить.

Зефирка вздыбила шерсть.

– Ты мне угрожаешь? Хочешь проверить, получишь ли сдачи?

Капитолина вздохнула.

– Похоже, мы от щенков заразились вирусом скандала. Еще минута, и мы подеремся. Давайте отправим Мафи, Жози и Куки в гимназию бульдога Именалия до возвращения взрослых. Иначе с ума сойдем, поругаемся. Марсия, зови троицу сюда.

– Нет! Они от нас убегут. Надо пригласить чихуа-хуа Антонину, – предложила Марсия, – она член Совета Старейшин, уважаемая взрослая собака, мнение которой учитывает Черчиль, щенки при ней побоятся спорить. И не надо им рассказывать, что это только на семь дней. Пусть думают, что на год. То-то они обрадуются, когда за ними через неделю приедут.

Глава 3
Беседа со щенками

– Мы хотим с вами побеседовать, – сказала Капитолина. – У самых младших членов нашей семьи начались каникулы.

– Да, – хором закричали Куки, Мафи, Жози, – ура!

Капитолина издала протяжный вздох.

– Не могу разделить ваше ликование, потому что никто из вас не переведен в следующий класс. У всех двойки по поведению.

– Ужасно! – ахнула Марсия. – Никогда в семье не случалось ничего подобного. Безобразие. Их надо сурово наказать!

– Лишить навсегда сладкого, – высказалась лучшая портниха.

Мафи опустила уши, Куки поджала хвост, Жози начала шмыгать носом.

– Зефирушка, – ласково сказала чихуа-хуа Антонина, – помнишь, как в выпускном классе в первом полугодии ты заработала неуд по поведению?

У Куки вспыхнули глаза:

– Правда? Зефирка хулиганила?

Антонина захихикала:

– Она сшила таксе Лауре, преподавателю математики, платье, которое развалилось на куски, когда учительница поднялась на сцену, чтобы…

Жози расхохоталась.

– Ушам своим не верю! Зефирка всегда такая тихая занудина. И подобное! Я бы скорей тетю Антонину в хулиганстве заподозрила. Она веселая.

– В тихом омуте черти водятся, – вздохнула Капитолина.

– Точно! – развеселилась чихуа-хуа. – Вот, например, Феня!

– Она никогда не шкодничала! – отрезала Марсия.

– Ой-ой-ой, – расхохоталась Антонина, – Фенюша сейчас хранительница библиотеки, писательница, жена Черчиля, мама Дёмы, серьезная, со всех сторон положительная собака. Но я-то помню, как мы с ней стреляли жеваными бумажками в пуделиху Ренату.

– Стреляли жеваной бумагой! – в полном восторге повторила Мафи. – Это как?

Чихуа-хуа схватила со стола шариковую ручку, быстро раскрутила ее и вынула стержень.

– Вот, получилась трубочка! Теперь… – Антонина достала из кармана пачку бумажных платков и вытащила из нее один, – отгрызаем маленький кусочек. Жуем его, жуем, жуем.

– Дальше, – поторопила Жози.

Антонина засмеялась.

– Скатываем шарик, запихиваем в трубочку и дуем!

– Ух ты! – восхитилась Жози. – Прямо Капе в живот угодила.



– Целилась в лоб, – вздохнула чихуа-хуа, – глаз у меня кривой. Никогда не могла точно попасть куда хотела. А вот Феня мастер! Она так метко плевалась! Один раз мы с ней поспорили, я утверждала, что ваша старшая сестра ни за что в очки директору не попадет. Голова у него о какая! Шире сундука белки Матильды, где та орехи держит. А очочки малепусенькие! Нет шансов в них угодить, но Фенюше удалось! С одного раза! Тьфу – и в яблочко, то есть в очки.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2