Дарья Данина.

Однажды. Часть первая



скачать книгу бесплатно

Друг просит постоять на входе, и присмотреть, чтоб никто не совался и не грел уши. Без проблем.

Спустя минут семь-десять, хочу зайти сам и выведать обстановку. Скоро начнётся пара. Подхожу к двери и не успеваю протянуть руку, чтобы открыть её, как она сама распахивается и на меня вылетает нечто мелкое и мокрое! Капитально напрягаю своё тело, чтобы не завалиться прямо здесь! Хватаюсь за неё. Вижу тёмную макушку. А потом она задирает голову и начинает мне что-то тараторить. Глазюки большие, зелёные!

Я что-то пропустил?? Как она туда зашла? Или уже была там?

Нет, не было. Точно. Захар проверил туалет на наличие посторонних, перед тем, как закрыться там с Ритой. Значит, я лоханулся… Не досмотрел. Пока пытаюсь это всё обмозговать, улавливаю фразу "Там что-то происходит!". Мелкая фурия пытается отпихнуть меня, но я успел наконец-таки сообразить, что к чему. Хватаю бешенную в охапку, заткнув рот, который она уже открыла, чтобы поднять ненужный никому шум, и толкаю обратно в туалет!

Твою мать! Только её мне не хватало! Брыкается и чуть ли не кусается! И.... не знаю, какая муха меня укусила. Захотелось поставить на место, сделать больно. В конце концов, эта коротышка цапнула меня за шею, и неприятное жжение разбудило моего внутреннего мудака.

Выпроваживаю нахер Захара, а сам продолжаю стоять, прижав мелкую к стенке кабинки. Намекаю, что создам ей проблемы, если она будет болтливой, и та не сразу, но кивает. Вижу слёзы, рука сама потянулась к её горлу. Сдавить бы… Провожу по ключицам. Мягкая кожа…

У меня точно всё в порядке??

Фурию потряхивает от сдерживаемых слёз. А у меня, кажется, крышу несёт. И запах у неё такой… терпковатый. Пока что не разобрал, что это.

Стою и понимаю, что у меня медленно, но верно встаёт. Твою ж мать…!! Отталкиваюсь от замухрышки и иду к умывальникам.

Она стрёмная. А у тебя просто «накопилось»....

Привожу себя в порядок и ещё раз смотрю на неё в отражении зеркала. Ни о чём… с языка сорвался вопрос про аромат. Кажется, всё-таки, это корица. Но она отмолчалась.

Оставляю её заплаканную, и выхожу.

На выходных нужно спустить пар.

Глава 6

Будильник. Варя медленно разлепляет глаза… да, помнит. Мастерская. Пора домой.

За окнами ярко горят фонари. А в кабинете темень.

Кто-то выключил свет? В голову полезли дурацкие мысли, что её не заметили, спящую в кресле, и посчитали помещение пустым. И закрыли.

Девушка вяло поднимается, не прекращая тереть глаза. На пути к столу с лампой стукается коленкой об угол рядом стоящего стула.

– Ёб.....! Хренов стул! – злясь на свою невнимательность и стул.

Добралась до стола, включила свет и наклонилась, чтобы потереть ушибленное место.

– Не ожидал, что ты умеешь сквернословить. – с растяжкой.

Варя резко оборачивается на голос. Не может быть…

Что ему здесь нужно???

Антон сидит на одном из стульев, совсем рядом, вытянув свои длинные ноги и , сложив руки на широкой груди.

– Что ты здесь забыл? – с расстановкой.

Чётко. Чтоб не думал, что она его боится.

– Не догадываешься? Варя. – произнося её имя, он даже прищурился.

Что это? Презрение? С какой стати? Всё должно быть наоборот!

– Не догадываюсь! И даже знать этого не хочу! – подбегает к рабочему столу и трясущимися руками начинает быстро собирать тот беспорядок, который оставила после работы над макетом.

Не смотри на него. Просто собери свой хлам и на выход.

– И мне вообще некогда тут с тобой беседы вести, – подводит итог. – так что, можешь не распыляться и идти дальше по своим делам.

Вот так, Варя! Умница! Ты молодец!

– А что же делать, если мои дела здесь? В этом кабинете?

Варвара решает промолчать. Уже понимает, что сказать ей нечего. Поэтому молча сгребает всё своё барахло в сумку и направляется к двери.

Антон продолжает наблюдать за суетливым поведением девчонки, лишь поменяв положение рук, убрав их с груди и, сцепив их замком на затылке, широко расставив локти.

Дойдя до двери, она обнаружила, что та заперта.

Ну, конечно.... всё так банально.

Стоит лицом к двери, не поворачивается. Тонкими пальцами сжимая ручку от своей сумки.

Она слышит, как он встаёт и идёт туда же. Остановился. Прям «над душой».

– Это ты рассказала? – вопрос в затылок.

Недоумение.

Варвара сразу оборачивается. Он так близко. Можно рассмотреть почти каждую линию на его лице.

– Ты о чём? – задрав голову и, смотря прямо в чёрные глаза, обрамленные пушистыми ресницами. Разрез глаз необычный. Потом немного опустила взгляд. Ровный безупречный нос, точеная линия нижней челюсти, чуть пухловатые губы, небольшой шрам на скуле. Волосы цвета воронова крыла. Крепкая шея. Вернула взгляд к глазам и продолжила. – Рассказала, что? Кому?

– То, о чём мы договорились забыть. – чуть склонившись над ней. – там, в уборной. Помнишь? – перешёл почти на шепот.

– Я всё помню! Но по твоему совету, стараюсь обо всём забыть. Только пока что мне не дают это сделать синяки, что ты мне оставил, – поднимает перед ним свои руки, демонстрируя следы на запястьях, – И ты! Который пришёл сюда и задает непонятные вопросы!

Смотрит на синяки, потом в глаза. Злые. Она злится? Интересно…

– Ладно. Всё. – поднимает руки вверх в примирительном жесте. – я вообще пришёл с миром. – улыбается.

Варя, ощетинившись, продолжает смотреть в тёмные омуты.

– Не веришь мне? – отходит на пару шагов назад и облокачивается бедрами на стол. – правда! – улыбка до ушей, а руки, наконец опускаются, и прячутся в карманах брюк.

– Не верю. – вот тебе!

– Слушай, Варя, – увидев вопросительный взгляд, поясняет – да, конечно же я узнал твоё имя, мелкая фурия! Ведь твоими стараниями я проторчал в деканате целых двадцать минут! – решил выложить, как есть.

– Моими стараниями??? Причём тут я? – Варя даже пропустила мимо ушей обидное обзывательство. – Я ничего не делала!

– Знаешь, я поначалу шёл сюда очень злой. И жаждал мести. Но, пока ждал твоего пробуждения, я остыл. И даже, если это ты рассказала, то я почти что не обижаюсь. Я не такой, каким ты видела меня…, там…, – даже брови поднял. Варя решает не перебивать и выслушать всё, что он может ей сказать. – серьёзно, Варя. Просто в то утро столько всего навалилось, я был на взводе. А тут ты… Прости. И в соседней кабинке не происходило ничего такого, из-за чего стоило бы поднимать такой шум… Просто ты не знаешь всего.

– В общем, понятно. – попыталась закончить разговор. – Открой дверь. Пожалуйста. Мне правда пора.

Его бедра отрываются от стола, но сам он остаётся на месте.

– Варь. Я не хотел причинять тебе боль. Прости…

Я мудак. И я хотел. Прости уж…

Она просто заламывает себе пальцы и нервно кусает губы.

А несколько минут назад, ты произносил моё имя щурясь …

– Может, начнем знакомство заново? М? – он делает маленький шаг и руку протягивает.

Она не знает, зачем, но тянет ладонь в ответ.

А он так искренне и широко улыбается....

– Мир? – спрашивает Горький. И она неловко кивает.

– Мне и правда домой надо… – не веря в происходящее.

А он с энтузиазмом достаёт из кармана ключ и подходит к двери.

– Я провожу? – и видя её неуверенность, добавляет. – Я настаиваю! – И снова широкая улыбка.

– Х-хорошо. Пойдём. – и от волнения мнёт рукава на свитере.

Антон выключил свет в мастерской и они вышли в тускло освещаемый коридор. Он запирал дверь, а она пошла вперед… Его улыбка сменилась ухмылкой, а тёплый взгляд на секунду поледенел. Но всего лишь на секунду.

Глава 7

Выпуская кольцами сигаретный дым, Антон сидел, откинув голову, на пассажирском сидении черного Шевроле Камарро. Рядом, опустив своё сиденье и закрыв глаза почти лежал русоволосый сводный брат. Игорь. Гарик.

Свою родную мать Антон почти не помнит. Так, обрывочные детские воспоминания. Самое яркое то, как она от него уходила. От отца, и от него. От маленького четырёхлетнего мальчика, что, захлёбываясь слезами, бежал за автомобилем, который её увозил. Мамаша улетела заграницу, буквально сбегая с новым возлюбленным в новую жизнь. Лишь через пару лет отец успокоился и дал ей развод. Но на порог их дома ей с тех пор вход был закрыт. Да, она особо и не рвалась. Кажется, жизнь с новым муженьком удалась… а ещё через несколько месяцев у них дома появилась Елена – Чудная рыжеволосая женщина, с мелким кучерявым пацаном. Отец сказал, что теперь они будут жить все вместе. А Антон и не был против, потому что устал смотреть на вечно хмурого отца. Да и Елена сразу окружила его тем самым материнским теплом. С мальчишкой они быстро нашли общий язык.

"Антон, познакомьтесь – это сын Елены – Игорь. Я очень надеюсь, что вы с ним станете настоящими братьями!" – сказал тогда отец. А Горький младший сразу объявил, что будет называть кучерявого – Гариком. Так и присосалось к Игоряну второе имя. На постоянной основе. Мальчишки мгновенно «спелись». Оба шестилетние, оба озорные, и у обоих своя крутая коллекция гоночных машинок… Идеальное совпадение.

Сделав последнюю затяжку и, выкинув бычок в окно, Горький развернулся к брату и дерзко выпустил в него дым. Гарик улыбнулся, но глаза не открыл.

– Тебе пора подстричься. – Антон смотрит на растрепанную вьющуюся шевелюру Гарика. – А то становишься похож на мартышку....

– Не на мартышку… – запускает пятерню в волосы и пытается их немного растрепать. – Я становлюсь похожим на Купидона, придурок! – и пихает Антона в плечо.

– Сам придурок! – тихо смеётся, а после замолкает и смотрит на фонари.

– Что дальше? – спрашивает Игорь, направляя взгляд на тот же свет.

– Мне скучно… – пожимая плечами.

– Соня больше тебя не "веселит"???

– Это не то. Не сравнивай даже.

– А что тогда? Звезда с неба?? – недоумевает Гарик.

– Она забавная. Как маленькая зверушка… И она должна мне.

Гарик переводит вопросительный взгляд на брата.

– С какого???

– С такого. Просто я так хочу. – смотрит в ответ на Игоря и невинно улыбается.

– Это что-то новенькое.... И что ты собираешься с ней делать?? Мелками рисовать? – ухмыляется.

– Не решил пока. По ходу дела разберусь… а пока мы договорились подружиться. Представляешь? – широкая фирменная улыбка.

– Не скалься! – снова толкает в плечо. – Подружиться они решили…! С каких пор ты водишь дружбу с девочками???

– С этих, брат, с этих…, поехали?

Гарик лишь снисходительно качает головой и поднимает сиденье. Заводит свою "малышку" и трогается в сторону квартиры Антона.

Сегодня у него переночую.

Въезжая на закрытую парковку многоэтажного дома, Игорь глушит двигатель. И выходит вслед за Антоном. Включает сигнализацию. И тут же ловит на себе удивлённый взгляд брата.

– А ты куда намылился???? – Антон не ждал сегодня гостей.

– Домой! – улыбается Гарик. Широко так, как это любит делать Тоха.

– Но твой дом в паре кварталов отсюда…

– Я знаю. Но. Мой дом – это твой дом, брат! – пытаясь сдержать смех. – Как и наоборот! Верно???

Антон лишь вздыхает и направляется в сторону лифта. Игорь идёт за ним, высоко задрав голову и насвистывая какую-то незатейливую мелодию. Догоняет его и, заходя в лифт, задевает плечом:

– Брось! Я и правда сегодня не хочу ночевать один… – играя бровями.

– Точно придурок! – улыбается Антон, когда лифт начинает своё движение на семнадцатый этаж.

Глава 8

Прошло три дня с тех пор, как Антон проводил Варю до общежития. По дороге он много говорил, и старался не создавать неловкое молчание. Он снова настоял, когда предложил проводить её до самой двери. Может, он надеялся, что она пригласит его войти? Но это не тот случай. Почти всю дорогу домой, Варя молчала. Она была настолько взволнованна, что, казалось, если откроет рот, то ничего оттуда не вылетит, кроме нечленораздельных звуков…

А позже, этим же вечером, прислал сообщение: «Если ты будешь меня бояться, то при встрече с тобой мне придется одевать костюм пасхального кролика! Это, знаешь ли, не очень удобно;)».

Варя сидела за кухонным столом, когда получила милое СМС, и на лице появилась робкая улыбка.

– Вааау! Что это такое, Варюша??? – заметила Арина, которая сидела напротив, и уплетала омлет. – кому это ты там улыбаешься, мм?????

– Да, так… – не зная что ей ответить, смутилась Варя. – знакомый написал…

– Да??? Что за знакомый???? У тебя кто-то появился? Рассказывай! – Защебетала соседка. Столько вопросов… А язык будто к нёбу прирос.

– Нет. Что ты? Никого. Просто знакомый. Ничего такого.... – будто оправдывается, ей богу!

– Знаешь, Варечка, я ведь не ослица.... И прекрасно знаю, что «просто знакомым» и «ничего такого», – при этом своими пальцами воспроизводя знак кавычек – ТАК не улыбаются… Ты своё лицо видела??? – тыкая вилочкой в её сторону.

– Что с ним?! – кладёт телефон на стол, экраном вниз, а сама испуганно прижимает ладони к щекам. – что-то не так??

– С ним всё Так! – улыбаясь, – Ты красавица! Но вот твои милые щечки, стали почти пунцовыми, после того, как я задала тебе вопрос!

– Напугала! – смеётся, – Ты и правда, преувеличиваешь…

– А если серьёзно. Варь, это как-то связано с тем красавчиком, который тебя сегодня провожал? – в лоб.

– Эммм… Как ты узнала?!

– Здесь у всех есть глаза, и длинные языки, чтобы болтать ими....

– Ясно....

– Варь.... – уже серьезнее, – это был Горький???

– Арин, это правда ничего такого. Мы с ним на днях друг друга неправильно поняли, – оправдываясь, сама, не зная за что. – И вот… сегодня поговорили и… Он извинился, и из вежливости предложил проводить.

– Из вежливости? Проводить? Горький? Ты себя слышишь, Варь?? – почему она вдруг стала такой серьёзной? – Хотя, кому я говорю… Ты же из своей скорлупы ничего не видишь…

Этот разговор сменил русло и уже начал Варвару напрягать.

– Варюш, Горький никогда не делает ничего просто так. Я пару раз сталкивалась с их компанией. И не сказала бы, что они такие уж приятные ребята… И дружки у него те ещё. Что братец этот, Гарик, – мутный какой-то. Что Захар… Про него вообще молчу… Есть ещё один, но он переехал, и лишь временами наведывается к друзьям.... – Варвара молчит и впитывает. – В общем, просто будь осторожней. Окей?

– Я почти уверена, что Антон искренен со мной....

– Это было бы замечательно, честно, Варь! Просто, я переживаю. У него всегда ледяной взгляд…это.... пугает немного…

– Я присмотрюсь, Арин. Не волнуйся. – пора заканчивать этот неприятный разговор.

– Хорошо. Я молчу, всё. – улыбается и , наконец вспоминает по свой омлет.

С того разговора прошло три дня. Она присматривалась. Правда присматривалась. И не могла найти ни одного изъяна. Идеален со всех сторон. Снова. Может, он в самом деле был в тот день не в себе? Может, в самом деле, просто на него всё навалилось? И он действительно, не хотел причинять ей боль? Возможно, она поторопилась с выводами?

Или, ей так легко пустить пыль в глаза? Возможно…

Он звонил ей, чтобы вместе пообедать, ждал её после занятий, чтобы составить ей компанию по дороге домой. В один из дней они после пар отправились в парк аттракционов. Он держал её за руку, когда ей было страшно на американских горках. Она пожалела на улице бездомного кота, а он купил сосисок и они вместе покормили лохматого.

В пятницу у Варвары к обеду поднялась температура, и Антон вызвался отвезти её домой. Это было впервые, когда она сидела в его автомобиле. Огромная машина и снаружи, и изнутри. Очень красивая. Много места и кожаные сиденья. Наверное, кожаные. Ни одного брелочка или хоть какой-нибудь «висюльки», что многие вешают на зеркало впереди. Всё чисто, и коврики тоже чистые. Варе даже разуться захотелось....

У него и в машине всё идеально....не удивлюсь, если и дома не пылинки…

– Я отвезу тебя в общагу, и съезжу за лекарствами. Ты за это время приготовь нам тёплый чай, пожалуйста. – ставит перед фактом. – Всё поняла?

– Антон, я… Не нужно, у меня всё есть. – сразу растерялась. Ни к чему всё это. Боже! Да после того, как она увидела его машину внутри, ей будет стыдно его в свой дом пригласить… там беспорядок. Нет! Она там прибралась. Но теперь кажется, что нет…

– Я спросил: «Ты всё поняла»? – диктатор.

– Да, я всё поняла, но....

– Варя. – смотрит немного сердито. – Я всё сказал.

Заводит автомобиль и трогается с места. Доехали за пять минут. Он уверенно водит. Очень серьёзный за рулём. Красивый.

– Иди. – сказал, как отрезал. Возражать не хотелось.

Варвара вышла и двинулась к дверям общежития. Температура не была слишком высокой, так что у неё вполне хватало сил, чтобы бежать в свой блок, перепрыгивая через несколько ступеней сразу.

У неё было примерно десять минут. Нужно было убедиться, что её жильё достойно того, чтобы на его территорию ступила нога Антона Горького.

Открыла дверь, забежала, скинула ботинки. Запихнула лишние вещи по углам, заглянула в раковину на кухне, проверила чистоту в санузле. Корзина с грязным бельём… блин, она тут совсем ни к чему… ладно, Бог с ней. Она есть у каждого. А пыль? Пыль есть??? Где тряпка?? Ччччёрт!

Так… чайник. Поставить чайник.

Включила. Остановилась. Вдохнула глубоко. Где Арина? Подошла к её комнате и постучала. Заглянула. Никого. Значит, скорее всего, пошла гулять после пар.

Только теперь она заметила, что до сих пор была в верхней одежде. Сняла шарф, курточку. Присела на стул. Чайник закипает.

Господи.... как будто королевскую особо ждёт…

Расслабься, Варь. Вдох-выдох....

Стук.

Разгладила несуществующие складки на блузке и пошла открывать.

Молча отпирает, отходит немного, чтобы пропустить Антона. Заходя, он внимательно смотрит на неё:

– Почему ты до сих пор в шапке????

Глава 9

– Возьми, тебе нужно выпить лекарства. – Антон протягивает Варе пачку с таблетками. – Ты нужна мне здоровой.

Девушка сделала им чай, и теперь они с кружками сидели в её комнате.

– Здоровой? А больная я тебе, значит, не нужна? – смеётся и перехватывает пачку. – Подожди, схожу за водой.

– Тёплой…

– Что??

– За тёплой водой. Таблетки запивают тёплой водой. – поясняет.

– А…, да. Обязательно. – И, несмело улыбаясь, выходит из комнаты.

Антон остаётся один и медленно обводит её комнату взглядом.

Скучненько тут… Нет ничего примечательного. Однообразно и как-то серенько.

Единственное, что привлекло его внимание – это магнитная доска над её письменным столом. Магнитная доска с фотографиями.

А вот это уже что-то…Горький подошёл к столу и поставил кружку.

Она. Маленькая. Года два, наверное? Он не очень-то умеет определять возраст…Щеки пухлые, смеётся. А это.... Лет по 14–15. С подружкой какой-то. Такой же невзрачной, как и хозяйка фото. Следующее – по-видимому с мамой. Выпускной?? Платье розовое. Волосы собраны в высокую прическу. А это, кажется, с семьёй? Если он правильно понял, то тут мама, с предыдущего фото, отец, и пацан мелкий. Если так, то она похожа на папу. А пацан, может, брат… А это ещё кто? Варя, а рядом какой-то х*й, который обнимает её за талию и скалится во все 32! Замухрышка у нас даже с мальчиками водится? Такое ощущение, что фото сделано относительно недавно, по сравнению с остальными. И ещё одно рядом. Компания. Три девчонки и четыре парня. И снова этот зубоскал рядом с ней!

– О! Ты решил посмотреть мои фотки? – неожиданно за спиной. – ну как тебе? Везде меня узнал?

– Да! – выпрямляясь и тыкая в одну из картинок. – это твоя семья??

– Эм, да! Это ужасная фотка! – смеётся, краснея. – я здесь жующая! Но это фото очень нравится моей маме! Поэтому его и повесила.

– А это? – указывая на фотку с хреном зубатым. – Кто это? Твой парень? – пытаясь сделать непринужденный вид.

– Это Алекс! Мой друг! – аж просияла. – Я бы сказала – лучший друг! Мы вместе росли и учились в школе!

Друг, значит. АЛЕКС, блять… Ну-ну…

– А это мы все вместе на пикнике! – продолжает девушка, переводя пальчик на следующее фото.

– В университете ты почти всегда одна… Не знал, что у тебя есть много друзей…

– Дааа…, – как-то грустно отвечает. – Школьных друзей у меня достаточно. В детстве как-то проще заводить дружбу. Сначала угостил кого-то конфеткой, а после этого вы друзья. Растете вместе и продолжаете угощать друг друга из года в год…

– Хороший пример… – Антон улыбается, и старается не смотреть на это дебильное фото. – А сейчас? Я редко вижу тебя с кем-то, кроме меня и твоей соседки. Кстати, где она?

– Она, наверное, гулять пошла.... А сейчас, как-то пока не сложилось с друзьями....

– Сейчас есть я! – бодро подхватил Горький. – И завтра ты нужна мне здоровая! Так что, я сейчас ухожу, а ты запихиваешь в себя остальные лекарства и ложишься спать пораньше! – начинает раздавать указания.

– Зачем это тебе именно завтра я нужна здоровая???? Ммм? – вытянула шею в его сторону.

– Затем. – И указательным пальцем в лоб тыкнул, – потому что завтра ты идешь со мной на вечеринку.

– Вечеринку??? – удивленно хлопает глазами. – Нет! Ты что? Какая ещё вечеринка? Я не могу! Я не хочу! Я болею в конце концов! – затараторила девушка. – И, не моё это всё… – А в глазах паника.

– Ты пойдёшь. – утверждает, – И ты не болеешь. По крайней мере, к завтрашнему дню ты будешь, как огурец! Я хочу показать тебе немножко, совсем небольшой кусочек своей жизни. Пожааалуйста!

Горький умеет делать жалостливый взгляд, когда ему это нужно. И это всегда работало. И сейчас сработает, он уверен.

– Я даже не знаю… – неуверенно…

Давай же, мышка, соглашайся.... уверен, тебе понравится! Я обещаю.

– Вечеринка будет у меня дома. И ты будешь там в безопасности. Да, и мои друзья не кусаются. Поверь! – и брови свои вверх!

– Только если ты не будешь отходить от меня ни на шаг! – выпалила.

– Да без вопросов! – он готов был пританцовывать. – тогда я уже поеду домой, а ты принимайся за самолечение! – встаёт и потягивается.

– Антон! Подожди минуту! – резко хватая его за предплечье. – я спросить кое-что хотела… можно?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7