Дарья Быкова.

Синяя звезда Аурин



скачать книгу бесплатно

Глава 4

К вечеру мы наткнулись на деревню. С собой карты у нас не было, но перед уходом из корабля мы старательно запоминали маршрут, населённые пункты и рельеф. Этого посёлка я не помнила. Хотя, возможно, он был просто слишком маленьким, и я не обратила внимания. После завываний старосты на предыдущем ночлеге, оставаться под открытым небом на ночь совершенно не хотелось, и мы радостно вошли в ворота, с надеждой заглянули в один из ближайших домов. Увы, он пустовал. И следующий тоже. И ещё один. И мы начали, наконец, подозревать неладное.

– Давай хоть продуктов возьмём, – предложила я Нику в пятом, тоже пустом, доме. – Денег оставим…

И потянулась за хлебом – он лежал на столе, и на вид был крайне соблазнителен…

– Стой, – вдруг сказал Ник.

– Денег жалко? – недоумённо уставилась я на него.

– Понюхай, прежде чем брать, – предложил он.

Я склонилась к хлебу… и резко отшатнулась, умудрившись наступить имперцу на ногу, не нарочно – запах гнили меня практически оглушил.

– Можешь благодарить, – немного самодовольно предложил пижон, пока я, стараясь ни к чему не прикасаться, пробиралась к выходу. И я не удержалась.

– А я – уже, – сказала. И ещё раз наступила ему на ногу, как только вышли из дома. Правда, потом совесть взяла-таки своё, и я всё же буркнула “Спасибо”. Хотя не исключено, что он заботился исключительно о своей шкуре – я же часть его плана по доступу к кхамиру.

Не сговариваясь, мы быстро пошли обратно к воротам, и тут нас поджидал куда более неприятный сюрприз – мы не смогли выйти. Мы прекрасно видели дорогу, лес вокруг, но сделать шаг в ворота не получалось – как будто невидимая стена. Я подобрала камешек и бросила в лес – он никакой преграды не встретил… но легче от этого не стало.

Мы методично обошли всю деревню, кое-где не удавалось даже подойти к забору, в других местах – получалось через забор перелезть, но через несколько метров опять была стена… Я со злости заехала по стене ногой и теперь прыгала на второй ноге, держась за ушибленную. Это оказалось неожиданно больно.

– И что будем делать? – спросила, чтобы отвлечься, и тут же чуть не повторила пинок стены от досады – этим вопросом я вроде как признала руководящий статус имперца. А я этого делать совершенно не собиралась.

Ник как-то особенно улыбнулся, давая понять, что он всё заметил, понял и запомнил, и сказал:

– Думать будем.

С ума сойти, как содержательно… Не дождавшись больше никакого ответа – только зря подставилась, стала рассуждать сама. Мы находимся на планете, где исполняются желания. Исполняются криво, надо признать, но что поделать, если людям свойственно формулировать именно так, в надежде, что всё остальное дорисуется само собой. Значит, эту деревню кто-то тоже зачаровал… Но что он мог хотеть? Вряд ли просто заманивать путешественников, чтобы они тут тихо умирали… Значит, от нас что-то нужно. Что? Денег у нас… хм, не знаю я, сколько у нас денег. Но вряд ли это ради наживы.

Попробуем по-другому. Для чего я сама могла бы пожелать, чтобы люди не могли покинуть деревню? Чтобы не уходили… не оставляли меня одну?

– Тут должен быть кто-то живой, – сказала я Нику.

– Да, я тоже об этом думал, – немного неуверенно сказал имперец. – Но почему он не вышел, если так жаждет общения?

– Может быть, боится? Или физически не может?

Увы, но мы никого не нашли. И даже телепатическое сканирование окрестностей ничего не дало – мы были одни в этой деревне.

– Я не хочу провести остаток жизни с тобой здесь, – мрачно сказала я Нику.

Мы выбрали самый приличный дом – долго принюхивались, но запаха гнили не обнаружили, и стали устраиваться на ночлег.

– Тогда сделай что-нибудь, – огрызнулся имперец. Кажется, он тоже не очень радовался открывающейся перед нами перспективе.

– Признаёшь, что я умнее? – удивилась я.

– Нет, напоминаю, что мы влипли в это из-за тебя, – огрызнулся Ник. У меня было другое мнение, но я чувствовала себя слишком усталой, чтобы спорить. И уже закрыла глаза, собираясь спать – мы устроились в одной комнате, на разных лавках, как Ник спросил:

– А ты не можешь нас так же телепортировать?

– Ты видишь тут залежи кхамира, которые можно связать кровью? – язвительно спросила. Нет, всё же он на меня странно воздействует, этот имперец.

Он немного помолчал, а потом вдруг спросил:

– А если я разблокирую твой дар? Весь дар, – как-то особенно подчеркнул он слово “весь”.

– Что? – только и смогла спросить я, садясь на лавке. Сон мгновенно убежал.

– Весь дар, – повторил имперец.

Да что ж такое, я не глухая! Я пояснений прошу. Но он молчал, и я внезапно севшим и охрипшим голосом спросила:

– Что ты имеешь в виду?

Вот если он опять просто повторит “весь дар”, я пойду и оттаскаю его за косу.

– Ты ведь намного сильнее, чем обычный второй пилот… – спокойно сказал Ник, не догадываясь о нависшей над его любимой косой угрозе. Я молчала, и он продолжил. – Я почувствовал это, когда ставил блок – у тебя уже стоял другой, сильный блок, причём довольно давний.

– Это не блок, – мрачно и разочарованно сообщила ему. Я-то уже надеяться начала… – Я выгорела. Десять лет назад.

– Это блок, – спокойно сказал Ник. – Странный и криво установленный, но блок. Уж поверь мне.

– И ты можешь его снять?

– Могу.

Я чуть было не закричала: “Да, да, снимай, скорее, снимай”, но не успела.

– Правда, вероятнее всего, ты сойдёшь с ума, – легким тоном, как будто речь шла о небольшом насморке, произнёс Ник. – Хотя, было бы с чего сходить… – добавил он чуть тише. И я молча запустила в него своим сапогом.


На следующее утро мы вновь мрачно обходили территорию – за ночь невидимая стена никуда не делась. Периодически я возвращалась мыслями к предложению Ника снять блок… силу хотелось, а с ума сходить – нет. Тем более что выбраться это нам всё равно не поможет. И вдруг к деревне подошла девушка, я уже хотела крикнуть ей, чтобы она сюда не ходила, но у неё при виде нас с Ником сделалось такое виноватое выражение лица, что я поняла – она и так сюда не пойдёт. А если и зайдёт, то, вероятно, свободно выйдет, в отличие от нас. Кажется, мы имели честь видеть создателя данной аномалии.

– Мне так жаль… – первое, что сказала девушка. Она была… обыкновенной. Русые волосы, серо-голубые глаза, аккуратные черты лица…

– Это Вы создали? – на редкость любезно поинтересовался Ник. Я даже обернулась, крайне удивлённая – может же быть вежливым, когда захочет.

Девушка с несчастным видом кивнула:

– Да… наверное. Я не уверена…

– Выпустите нас, – взмолилась я, заработав неодобрительный взгляд от имперца. Это потому что в его диалог с девушкой вмешалась? Или он в принципе меня не одобряет?

– Но я не могу! – растерянно сказала девушка. – А давайте я буду вам еду приносить? И ходить к Вам в гости… Мы будем разговаривать… – в этом месте я с ужасом услышала в её голосе предвкушение. Она не может нас выпустить, потому что не хочет выпускать.

– А Вы – пара? – вдруг смущённо спросила девушка, и я замялась с ответом – интуиция почему-то вопила, что надо сказать “да”, но всё остальное во главе с логикой и здравым смыслом противилось.

– Нет, – ответил Ник. Его, видимо, подобные противоречия не терзали.

– Ой, как здорово! – обрадовалась девушка, и не успели мы опомниться, как она, обмазав кровью ворота, зашептала какое-то заклятие. Видимо, закрепляющее.

– А если её убить, – совершенно уже не таясь, спросила у Ника, – мы сможем отсюда выйти?

– Теперь уже нет, – мрачно, но как-то спокойно изрёк имперец.

Девушка ушла, прощебетав, что вернётся вечером, а я одарила Ника тяжёлым взглядом.

– Правильный ответ был "да". Где твоя телепатская интуиция?

– Я не так глуп, как тебе кажется, – огрызнулся он. – Мне надо, чтобы она зашла внутрь. Дальше я справлюсь.

– Ты же прекрасно воздействуешь на расстоянии, – прищурилась я на него.

Имперец некоторое время задумчиво меня рассматривал, явно размышляя, стоит ли говорить. Не знаю, что он там во мне рассмотрел, но решил пояснить:

– Из-за кхамира… ты, кстати, знаешь, что под землёй он движется? Так вот, из-за этого сложно рассчитать воздействие… но проблема даже не в этом…

Я молчала, боясь спугнуть этот приступ откровения. О враге надо знать как можно больше.

– Мои телепатические способности слишком быстро усиливаются… – сказал он, наконец, и я не смогла сдержать удивления:

– Это разве плохо?

– Плохо, – кивнул он и, скользнув взглядом по моему выражающему крайнюю степень недоверия лицу, продолжил. – Представь, что ты постоянно слышишь чужие мысли, и тебе надо всё время держать щит, чтобы не слышать. А когда ты сам думаешь, все вокруг думают вместе с тобой. И тебе нужен ещё щит, чтобы, когда ты думаешь о своей жене, например, о ней не думали то же самое все люди в радиусе ста, а то и более, метров.

– Ты женат? – не то чтобы меня это сильно интересовало, но я не знала, что ещё сказать.

– Помолвлен, – ответил он после небольшой паузы, и я отчего-то почувствовала удивление и разочарование. Возможно, потому что у меня с ним негласное соревнование, и он меня обставляет по всем фронтам?

– А ты? Свободна? – спросил он вдруг, и я почему-то соврала, это телепату-то:

– У меня друг есть.

Дожидаться хозяйку ловушки мы решили внутри одного из домов – если мы будем торчать на виду у ворот, вряд ли она станет заходить… а вот если не найдёт нас, то, может, пойдёт проверить, не выбрались ли её новообретённые друзья. В ожидании я размышляла – как у местных жителей получается творить такие сильные вещи… ведь кхамир глубоко под землёй. Либо у них намного лучше выражен дар… либо дело в том, что кхамир движется, как сказал Ник. И поэтому как раз непонятно, что из твоих мыслей и желаний он выхватит и воплотит.

Девушка появилась, когда ещё не стемнело, однако мы уже давно доели припасы и изрядно проголодались. Повезло ещё, что колодец оказался нормальным. Мы слышали, как она ходит по деревне и зовёт нас всё более взволнованным голосом. Когда она подошла к дому, в котором мы прятались, Ник меня удивил – он встал рядом с дверью, показав мне жестом, чтобы я оставалась сидеть. Телепатия из-за угла?

– Вот вы где! – радостно и с облегчением воскликнула девушка, отворив дверь и наткнувшись взглядом на меня. Впрочем, радость быстро сменилась растерянностью. – А где… он?

– Здесь, – неподражаемым тоном сообщил Ник, приставив нож к горлу девушки.

– Ну ты даёшь! – расхохоталась я, когда мы покинули ворота деревни. – Вот это телепатия!

Сначала перепуганная девушка уверяла, что никак не может нас выпустить, но когда имперец сообщил, что знает верный способ выйти самому – перемазавшись с ног до головы в крови создателя этой деревни-ловушки, быстро согласилась нас вывести.

Ник наградил меня нарочито презрительным взглядом:

– Гвозди… микроскоп… улавливаешь?

Я улавливала. И чувствовала, что он рассказал мне явно не всё – с каких пор усиление способностей вызывает плохое самочувствие? Явно есть что-то ещё, о чём имперец умолчал.

Надо ли говорить, что перед тем как войти в следующую деревню, мы долго присматривались и даже принюхивались, хоть деревня и была на карте. Местные жители даже стали коситься на нас с подозрением. И это как раз окончательно нас успокоило. Предыдущую ночь – после деревни-ловушки, мы провели в лесу, причём большую часть времени шли – выспались мы за день вынужденного безделья, да и упущенное время надо было навёрстывать. Так что мы совершили рекордный марш-бросок и часа за три до заката пришли к этому крупному посёлку. Здесь даже был постоялый двор, а у нас были деньги, и мы сняли комнату. Ник вроде хотел снять две, но свободна оказалась только одна.

– Вечером тут будет выступать Морис Серебряный голос, – сказал с отчётливо различимым благоговением хозяин – невысокий, полненький, но очень энергичный мужчина лет сорока, передавая Нику ключ. И мне сразу стало интересно на него, Мориса, посмотреть. И послушать.

Так что, поспав три часа, я спустилась вниз. Ника в комнате не было, когда я проснулась, и засыпала я тоже в одиночестве, но вроде бы его постель была примята – нам повезло, и досталась комната с двумя кроватями. Иначе не знаю, как бы мы спали, возможно, мне пришлось бы лечь на полу, так как спать на одной кровати с имперцем я не собиралась, а он вряд ли проявил бы достаточно галантности и лёг на пол сам.

Мой спутник обнаружился за столиком в углу, ему только-только принесли еду, и я поспешила забрать у него миску с чем-то вкусно пахнущим и горячим – себе он, в конце-то концов, точно ещё закажет, а мне – не факт. Противиться и как-то комментировать Ник не стал, а я вдруг взглядом наткнулась на железную, даже, кажется, из нержавейки ложку, она висела на стене за стойкой. Собственно, постоялый двор и назывался "Волшебная ложка". Я уже почти собралась подвести Ника к стойке и ткнуть носом в ложку, чтобы не вышло как с пуговицами, когда он мне просто-напросто не поверил, но тут заиграла музыка, и я отложила на потом. А когда человек в центре зала, до этого играющий на чём-то отдалённо напоминающем гитару, запел, я и вовсе всё позабыла. Сначала, потому что он пел на интересующую меня тему – про День Всепрощения и избранную в невесты божеству девушку – про невесту это что-то новое. Но уже в середине песни её содержание отошло для меня на второй план, важен был лишь голос. Его голос. И в голове стали появляться странные мысли. Вот он, – думала я. Это ради него я оказалась здесь. Преодолела немыслимое расстояние. Это для него я себя берегла, вот он – смысл всей моей жизни.

Сперва эти мысли казались мне самой странными, немного даже чужеродными, и я хотела обратиться к Нику, сказать, что со мной что-то происходит, но застеснялась. А дальше уже места для сомнений не осталось.

В какой-то момент я услышала, как имперец сказал:

– Он как-то влияет голосом, но не могу понять, как. Ничего необычного, неправильного лично я не ощущаю.

– Я тоже не ощущаю ничего неправильного, – отрезала я, почувствовав на себе вопросительный взгляд.

Абсолютно ничего неправильного, наоборот – всё, наконец, стало правильным и понятным. Есть Он, и есть я, а все остальные – просто декорации для нашей истории. И этот настойчиво что-то спрашивающий у меня имперец – тоже, просто декорация, от которой, правда, слишком много беспокойства.

– Я не полечу обратно, – сказала я Нику, не сводя глаз с Мориса, когда тот закончил песню. – Мне здесь нравится.

Мелькнула мысль о Каринке, но она уже почти взрослая, у неё свои интересы… зачем я ей?

– Не лети, – на удивление легко согласился мой бывший спутник – теперь-то нам не по пути. Но тут же добавил. – Поможешь мне набрать кхамира, и оставайся на здоровье со своим облезлым менестрелем.

– Что? Что?! – я сердито посмотрела на этого наглеца. Нет, вы представляете? Этот крашеный пижон ещё смеет обсуждать чью-то внешность! И чью! Самого потрясающего… Самого… Тут я немного замялась – прилагательные на ум не шли, зато пришла внезапно здравая мысль, что я ничего о предмете своего неожиданного обожания не знаю. Но началась следующая песня, и все сомнения сразу смыло новой волной преклонения.

И когда Морис объявил небольшой перерыв и, подмигнув мне, кивнул в сторону второго этажа, я, не раздумывая, пошла за ним. Не заметив, что Ник тоже пошёл. Менестрель, кстати, был вовсе не облезлый, и вообще, очень даже симпатичный.

Его комната оказалась через одну от нашей и, как только я вошла, он нетерпеливо произнёс:

– Давай по-быстрому, пока твой муж не хватился.

– Он мне не муж, – зачем-то сказала я, наблюдая, как он развязывает завязки на штанах. И, поняв, наконец, что именно товарищ предлагал "по-быстрому", мучительно покраснела. Меня разрывало от внутренних противоречий.

– Не муж? – подозрительно спросил Морис. – А ты вообще замужем?

Я покачала головой, и он сразу заторопился ещё сильнее, только уже в другом направлении – привёл одежду в порядок и выставил меня за дверь.

Я стояла спиной к захлопнувшейся за мной двери и недоумённо моргала. В голове царил полный сумбур. Иррациональная уверенность, что это Он, Тот самый, взявшаяся не пойми откуда, тянула вернуться в комнату и объясниться. Гордость говорила, что возвращаться туда, откуда выставили, негоже. А здравый смысл слабым, но набирающим силу голосом вопрошал: а что я тут, собственно, делаю? И тут я увидела Ника, и этакую понимающе-злорадствующую ухмылочку на его лице.

– Чего-то быстро он, – язвительно заметил Ник. – Не получилось?

Скотина, – подумала я. Ну какая же скотина – знал, что я нахожусь под воздействием, но не остановил меня. А если бы менестрель не уточнил про мужа, и мы бы с ним… того…этого… Ну, вы поняли. Меня аж передёрнуло. И я, подобрав платье неприлично высоко – всё равно ещё штаны поддеты, заехала имперцу ногой в лицо. Точнее, попыталась, он успел среагировать и отступить, но моя злость требовала выхода. Я снова бросилась на него, на этот раз намереваясь ударить сначала кулаком, а потом уже коленом. Теперь Ник отступать не стал, наоборот, шагнул навстречу, сгрёб в охапку и, запихнув в нашу комнату, быстро закрыл дверь на ключ. С той стороны.

– Трус! – крикнула я ему, стукнув по двери. Но мне никто не ответил.

То, что это был не экспромт с его стороны, и он планировал запереть меня заранее, я поняла довольно быстро – уходила из комнаты последней я, и я её запирала. В чём-то Ник даже был прав, наверное, – не стоит мне слушать этого странного Мориса, но какого дьявола он всё это проделал молча? Мог бы и объяснить. Я – адекватная. Уже. Почти.

Ник вернулся часа через два, и я успела хорошо подготовиться. Сделала на своей кровати силуэт человека, сняла платье, оставшись в штанах и майке, и перетащила табурет на нужное место.

Услышав ключ, метнулась неслышно на табурет и затаила дыхание. Нет, я уже совершенно на него не злилась, но мне было крайне интересно попробовать его победить, пусть даже и застав врасплох. О том, что он может практически рефлекторно меня убить, я как-то не задумывалась.

Ник сделал пару шагов в комнату, и я прыгнула. План был напрыгнуть сзади и слегка придушить, чисто символически, но скорость его реакции оказалась на уровне – успел развернуться, хорошо хоть отойти не успел. Я всё равно на нём повисла, чуть не расшибив нос о его плечо, но как-то это не выглядело уже безоговорочной победой. Положение усугубилось ещё тем, что имперец не смог удержать равновесие после моего прыжка, а может, и не захотел просто, но в любом случае он сделал два шага назад и, упёршись в кровать, рухнул на неё.

– Ринааа, – протянул этот гад, почему-то поглаживая мои бёдра. – Я же говорил, что не свободен, у меня невеста есть. Держи себя в руках как-то…

И я решила держать. Вернее, держаться… первоначального плана и придушить негодяя. И вовсе даже не символически.

– Но я рад, – сказал он, уже откровенно посмеиваясь и совершенно не обращая внимания на мои руки на своей шее, – что ты снова в своём уме и понимаешь, что я – самый лучший, самый красивый, самый…

– Кто на свете всех милее, всех румяней и белее… – передразнила его я и убрала руки с шеи. А он свои от меня не убрал, пришлось по ним шлёпнуть.

– Никогда так больше не делай, – вдруг серьёзно сказал Ник. – Не знай я, что это ты стоишь за дверью, ты была бы уже мертва.

И убрал, наконец, руки. Я поспешно слезла с него, перебралась к себе на кровать и уже оттуда спросила:

– Как узнал?

Он молчал, и я уже забилась под одеяло, выпихав на пол муляж, и буркнула "Спокойной ночи", потеряв всякую надежду, как вдруг:

– Слушать стало очень легко. Мысли я пока, к счастью, не слышу, но мозговую активность ощущаю. – И без перехода. – Спокойной ночи.


– Поговорил я с твоим менестрелем, – произнёс слишком рано утром слишком бодрый и выспавшийся голос имперца.

– Он жив? – спросила я, не открывая глаз.

– Жив, здоров, почему нет-то?

– Жаль, – сказала, накрываясь одеялом с головой – Ник начал что-то насвистывать и вообще вёл себя шумно.

– Не хочешь узнать, что он мне поведал? – не унимался мой враг – сейчас вот я точно ощущала его врагом… очень шумным и назойливым врагом моего сна. И так уже еле живого.

– Перед смертью? – решила тоже не сдаваться я. Всё же на Мориса у меня имелся огромный зуб.

– Если хочешь, я его убью, – любезно предложил Ник. – Или побью, или ещё что…

Я, не веря, высунула голову из-под одеяла.

– Правда?

– Правда. Если согласишься тайно работать на Империю, когда вернёмся.

– Иди ты… – мрачно сказала я, садясь на кровати и натягивая сапоги. Поспать уже всё равно не выйдет. А удобства во дворе.

Умывшись – вода была ледяная и странным образом подняла мне настроение, я нашла Ника завтракающим в общем зале на первом этаже, там же, где вчера играл этот… Морис. И – о чудо! – рядом с имперцем стояла ещё одна порция. Вроде даже мне. Не отравленная, надеюсь?

– Плюнул? – спросила я, садясь за тот же стол, но как можно дальше от своего спутника. Он меня очень сильно задел этим своим предложением совершить предательство. Да, вроде как, ход вполне логичный, но как-то… мерзко.

– Дура, – сказал Ник, и взгляд его сказал то же самое.

– Угу, – сказала я. – Куда уж мне до умного Тео.

Он так вздохнул, что я явственно ощутила – обозвал дурой ещё раз.

– Так вот, менестрель… – сказал Ник. Я молчала. И не отрывала взгляд от миски. Он вздохнул ещё раз и продолжил. – Его дар… – я невольно скривилась. – Он получил его в храме.

Я удивлённо приподняла брови, но на имперца всё ещё не смотрела.

– Он должен был стать жрецом, но сбежал после первого года подготовки. И поэтому у него только зачатки дара.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6