Данила Варнак.

Слушая Ветер



скачать книгу бесплатно


СЛУШАЯ ВЕТЕР


ВВЕДЕНИЕ.


Кайтер в любом его возрасте – маленький ребенок, играющий с ветром.


– Как ты думаешь? – прервал тишину её голос. Голос, звуки которого меня настолько завораживали, что я порой и не сразу уделял должное внимание смыслу слов, и довольно часто отвечал с небольшими задержками.

– Ты не спишь, я знаю, – снова заговорила она, лаская мой слух, – Так как ты думаешь?

– О чем? – в ответ спросил я, не открывая глаз.

– Ни о чем. Просто, как ты думаешь?

– Я не могу думать ни о чем, если я думаю, то обязательно о чем–то.

– Хорошо, когда ты о чем-то думаешь, как ты это делаешь?

– Просто думаю, и все! – отрезал я, сам не понимая, почему я вдруг испытал легкую неприязнь к её вопросу. И чтобы немного сгладить добавил: – Я не знаю, прости.

– А ты подумай сейчас о чем угодно, и обрати внимание, как и что происходит в твоей голове, когда ты думаешь, попробуешь?

– Попробую, – все еще с закрытыми глазами ответил я и задумался.

О чем я тогда думал? Да толком и не скажешь так сразу. Продолжая лежать с закрытыми глазами, и слушая шум прибоя, первым делом я подумал, что порой её вопросы меня сбивают с толку, вот лежали же себе прекрасно на теплом песке, любуясь звездами и дыша с океаном в унисон. И тут нужно думать ни с того ни с сего.

Или вот, например, как в прошлый раз, когда она пристала с вопросом о том, что происходит, когда я закрываю глаза. Ну не знаю я, что происходит! Да и что вообще должно происходить? Закрыл глаза – темно и все тут. Но она почему-то не поверила мне и постоянно переспрашивала и просила закрывать глаза вновь и вновь.

Я улыбнулся, заметив, что я возмущаюсь, даже в собственных мыслях. Как по мне, так я точно знаю, что не люблю возмущаться. Если что-то не устраивает – это нужно либо исправить, либо отпустить.

Да и зачем мне сейчас испытывать возмущение? Она же самая интересная и невероятно красивая девушка из всех, кого я когда-либо видел! Как же хорошо, что когда-то давным-давно я решил выучить английский язык и работал над этим весьма усердно, хотя и давался он мне очень непросто. Как хорошо, что однажды, поддавшись наитию, я упаковал свои кайты и, решившись на отчаянный, но очень заманчивый шаг, купил за последние деньги билет в одну сторону и прилетел сюда в Кению. Измени я хоть что-то в своем прошлом, сделай я что-то иначе, мы бы не встретились, и сейчас я не лежал бы под звездным небом Африки у кромки теплого океана рядом с самым замечательным человечком в моей жизни.

Я сжал её руку и почувствовал, как она улыбнулась. Не знаю, как это объяснить, но я всегда знал, если она улыбалась. Даже если мы были порознь, а я в очередной раз знал это, то непременно улыбался сам, и не мог ничего с этим поделать. Просто какое-то теплое и сильное чувство переполняло меня, и заставляло меня улыбнуться. Она сжала мою руку в ответ, и я, блаженно вдохнув поглубже, задумался о том, как я сюда попал.

Как однажды, в поисках свежего ветра и волн, меня и еще несколько знакомых любителей ветра занесло сюда, в Африку.

Если быть точнее, то выбор пал на кенийское побережье Индийского океана.

Вспомнил, как у каждого из нас были свои мысли и предположения; в чем-то наши взгляды совпадали, а в чем-то нет. Но за свое любопытство и не боязнь попасть впросак мы были вознаграждены невероятно красивыми видами океана и побережья, которое он ласкал своими теплыми приливами.

Пальмы, раскинув свои широкие листья над бесконечными белоснежными пляжами, шумели под натиском теплого ровного ветра. Того самого ветра, о котором мы и мечтали!

Я вспомнил, как мы, радуясь увиденному, словно дети, побежали запускать в небо наши кайты, несмотря на усталость с дороги.

Насмотревшись красот, накатавшись вдоволь, наигравшись с ветром и волнами прилива, поев вкуснейших океанских деликатесов и позволив себе по пиву за наш первый день, мы осознали, что от усталости и переизбытка эмоций спасти нас может только сон.

Засыпал я в тот вечер безмятежно счастливым, несмотря на то, что в кармане оставалось чуть больше двадцати баксов, и ответить на вопрос что будет дальше, и как все будет складываться, я не мог, да как, впрочем, и никто из нас.

Но одно я знал точно – это было правильно! Это было по-настоящему! Это была чистая импровизация! Я знал это настолько сильно, как я не знал ничего больше. Это был один из тех моментов, когда я чувствовал себя действительно живым! Я ощущал жизнь в каждой клеточке своего тела!       Вспоминая это, я снова испытал ту эйфорию счастья и свободы, которая охватила меня в тот вечер, засыпающего в гамаке и всматривающегося в звезды нового для меня тогда неба.

Дни пролетали, неся в себе новый ветер и позитив. Мы проживали их по-полной: катались, купались, загорали, строили замки из песка, заплетали себе африканские косички.       Вечерами жгли костры на берегу океана, жарили все подряд: рыбу, осьминогов, кальмаров, хлеб и иногда курятину. Танцевали до упада под африканские мотивы в местных клубах, простота которых с лихвой окупалась наличием местных красоток.

Спустя некоторое время, мы решили покинуть побережье и отправиться внутрь материка. В места, в которых мы никогда не были, и повстречать животных, которых до этого мы видели только по телевизору. Мы снова увлеклись жаждой нового и интересного – в нас закипало любопытство.

Богатство жизни этого края оправдало наши ожидания: львы, гепарды, крокодилы, обезьяны, бегемоты, носороги, антилопы и слоны; красивейшие места, горы, устья рек, водопады – все это навсегда западало в наши души.

Мы жадно хватали эти картинки глазами и фотоаппаратами, стараясь не упустить ничего во время наших вылазок вглубь материка, после которых мы снова возвращались к океану и его теплому ветру, наполненные новыми переживаниями и приключениями…

– Ну, так как ты думаешь? – её нежный голос вернул меня в настоящее время.

– На меня нахлынули воспоминания, и меня унесло, – сознался я.

– Бывает, – рассмеялась она: – Ну попробуй еще разок, может быть, сейчас у тебя получится.

Не успела она еще закончить фразу, как я уже снова предался воспоминаниям.


***


Та зимовка в Африке была, наверное, самым ярким эпизодом в моей жизни, если конечно не учитывать детство.

И когда "Каскази" – северный ветер, дующий в этих широтах с декабря по март, начал потихоньку терять свою силу, уступая место штилю межсезонья и дождям, мы разъехались в разные стороны. Меня занесло в Азию.

Но где бы я ни проводил лето, на зиму, из года в год, я возвращался в Кению.

И вот, в одну из таких зимовок и пришла она, ворвавшись в мою жизнь свежестью, любопытством, смехом и красотой. Я как сейчас помню тот день, когда на нашем споте появилась она – хрупкая, улыбчивая шатенка, освещающая своей красотой все вокруг. И судя по её уровню катания, я сразу понял, что с головой у нее все в порядке.

Я давно заметил для себя, что чем правильнее у человека жизненная философия, тем красивее и легче он все делает в жизни, в том числе и управляется с ветром.

Вообще, если уж совсем откровенно, то, заметив её, я тут же упустил её из виду, потому что кайтерская жизнь полна красавиц, катающихся, загорающих, плавающих, смеющихся и танцующих, бегающих или занимающихся йогой на рассвете. Поэтому, спустя некоторое время, перестаешь влюбляться несколько раз в день, и просто наслаждаешься тем, что мир такой красивый благодаря им.

Так было и с ней – очередная милашка, живущая полной жизнью, меняющая мир в лучшую сторону, поэтому сначала она была для меня просто частью моего здесь и сейчас.

Но позже все изменилось, и я стал обращать на нее все больше и больше внимание. Приходила она из ниоткуда, особо ни с кем не общалась и держалась особняком. Не надменно, как это часто бывает, а именно так, как это свойственно человеку с гармонией в своем внутреннем мире.

Что-то еще бросалось тогда мне в глаза? Ах да, то, что она всегда приходила с нужным размером кайта и никогда не ошибалась. Да и уровень её общения с ветром и контроль своего тела, как я уже сказал, сильно впечатляли. И кого-то она мне сильно напоминала.

Мне стало любопытно, и поговорить с ней мне захотелось о многом. Не зная, с чего начать, я выбрал темы, связанные с кайтсерфингом. Тогда мне показалось это вполне уместным.

      Сейчас, спустя столько лет, и вспоминая, как впервые завязалась наша беседа, я понимаю, что и представить себе не мог, куда это все приведет.

И вот сейчас, валяясь рядом с ней на пляже, чувствуя, как счастье переполняет меня, я то ли задремал, то ли просто потерял связь с реальностью, полностью отдавшись картинкам прошлого.


ЧАСТЬ ПЕРВАЯ.


– Как ты это делаешь? Как тебе удается всегда приходить вовремя? – подойдя к ней, спросил я. Для обычного человека такие вопросы, пожалуй, могли показаться странными для начала разговора, но живя на побережье, я и сам привык к тому, что многие условности тут растворяются океаном и ветром.

– О чем ты? – она хитро улыбнулась, – Каждый раз, когда я прихожу, ваши кайты уже разложены. А вы сами уже намазаны какой-то пакостью. Зачем это вам, кстати?

– Это от солнца, иначе кожа обгорает, – c небольшой задержкой, слегка опешив, ответил я.

– Ты, правда, думаешь, я не знаю, что такое защитный крем? – рассмеялась она. – Я не понимаю, зачем он вам, ведь можно просто осознавать солнце.

Я не нашелся, что и сказать, не зная, или дело было в моем английском, или в ее странной манере выражать свои мысли.

Спустя какое-то время, я продолжил все ту же тему:

– На самом деле, мы раньше времени готовимся и сидим, ждем, когда задует. Потом приходишь ты, раскладываешь свой кайт, который, всегда оказывается наиболее подходящего размера! В чем секрет?

– О, это хорошо, что ты помнишь, о чем мы говорили, обычно люди или забывают, или не решаются спросить снова, – и опять улыбка с хитринкой в глазах. – Назовем это совпадением.

– Не повелся, – настала моя очередь хитро улыбнуться. – Я не верю в совпадения, порой я вижу связи. Ну, один-два раза может быть, но это происходит постоянно! Ты всегда берешь тот самый размер! Это не может не удивлять! Прогноз-то мы все смотрим, но в этих краях он настолько неточен, что многие из нас приносят пару кайтов, разных размеров, а ты всегда берешь тот самый, еще не дождавшись ветра!

– Такие ответы, как удача, чутье или интуиция, видимо, тебя тоже не устроят? – она пристально посмотрела мне в глаза.

Мы оба знали ответ на этот вопрос, и поэтому я просто улыбнулся и сказал:

– Я уверен, что ты просто знаешь. Мне лишь не понятно, как это “знать”? У нас в баре постоянно ставят ставки на тебя, придешь ли ты вовремя, угадаешь ли правильный размер, и я уже чувствую, что в долгу перед тобой за все мои выигрыши!

– Это был твой выбор, на что ставить, и ты мне ничего не должен, но можешь угостить меня чем-нибудь, для очистки совести. Ветра все равно сегодня больше не будет.

“Как так?” – про себя удивился я, видя на споте десятка два кайтеров, наслаждающихся ровным океанским ветром с севера. Несколько человек ушли за риф, будучи уверенными в его продолжительности.

– Те трое, кстати, зря ушли так далеко, – словно прочитав мои мысли, оборвала она мои размышления. – Пойдем, посмотрим, что есть вкусного в баре. И звонко засмеявшись, видя мое удивление, побежала в сторону бара.

– Пойдем, – вслед согласился я.


***


– Ты сегодня даже не разложила свой кайт, а ветер дует. Надоело кататься? – спросил я, усевшись рядом с ней за барной стойкой.

Она ничего не ответила, и довольно протяжно и откровенно зевнула. Да так душевно, что в баре, помимо меня, еще несколько человек зевнули следом.

“Вполне понятно, почему ее считают странноватой, – про себя отметил я, – зевать, вместо ответа на вопрос, не совсем то, к чему привыкли люди. Я знаю такие места на планете, где в присутствии других зевать вообще нельзя – могут даже огреть чем-нибудь".

– Выбор за тобой, – вместо ответа на мой вопрос сказала она, когда бармен поставил перед нами свежевыжатый апельсиновый сок и молочно-банановый коктейль. – Я не могу решить, что я хочу больше, так что ты мне поможешь.

– Сок мой, – ответил я, слегка удивленный тем, что именно такой выбор стоит передо мной, потому что молочные шейки я выбираю чаще всего, но в этот раз, пока я шел к бару, я думал о соке.

– Прекрасный выбор! – радостно улыбнувшись, сказала она и добавила, обратившись к бармену:

– Джон, а ты проиграл!

– Напитки за счет заведения, – отозвался тот.

Мы, поблагодарив его и развернувшись к стойке спиной, стали молча наблюдать за океаном, и потягивать прохладу из наших стаканов.

Океан. Смотреть на него, действительно, можно вечно! Мысли, навеянные его видом, меня, успокаивают и даже радуют. "Он умеет вызвать интерес и поддерживать его бесконечно. Не повторяясь ни разу и всегда представая перед взором новой картинкой…" – что-то такое думал я, наблюдая за лодкой, ушедшей к рифу, чтобы вернуть ребят – ветер скис для них неожиданно, как впрочем и для меня. А еще я подумал, что и сам бы сейчас катался, и мог быть одним из них.

Страшного во всем этом ничего нет, только лишние движения, лишенные удовольствия.

До рифа примерно 800 метров. Дойти до него с кайтом занимает несколько минут. По пути к рифу – это просто вода, во время отлива – флэт, так как при таком низком уровне воды, волны не могут перебраться через риф, и на нем они угасают. Во время прилива есть волна, но в обоих случаях – это пока не океан.

Но вот за рифом – там все по-другому. Огромные волны, которые становятся все больше и больше по мере того, как ты уходишь все дальше, заставляют чувствовать себя таким маленьким, что из этого ощущения рождается страх.

"Я не трус, но я боюсь!" – всплывает в голове известная фраза.

Наверное, это и есть храбрость – продолжать делать, несмотря на страх.

Когда идешь от берега, волны двигаются тебе навстречу, и они настолько огромные и такие плавные, что ты то поднимаешься вверх, то плавно спускаешься вниз. Но, если двигаться обратно, то очень часто твоя скорость и скорость волн совпадают, и тогда можно надолго остаться внизу, между ними, и ничего, кроме воды, не видеть: волна впереди закрывает собой землю, а та, что позади – горизонт и тысячи километров воды.

И, оказавшись между двумя огромными массами воды, ты чувствуешь такое уединение, что невольно обращаешь внимание наверх – на свой кайт, желая убедиться, что ты не один. Да, он там, наверху, на фоне неба и облаков, и от этого чувствуешь себя спокойно.

А бывает наоборот – ты зависаешь на гребне одной из волн и вместе с ней едешь к берегу. И, вроде, ты вот-вот должен с нее скатиться, но этого не происходит, и вы вместе так и несётесь навстречу земле. Ты почти просто серфишь, а кайт летит рядом.

То, что происходит там за рифом, заставляет трепетать душу, и испытывать такие сильные эмоции, что невольно начинаешь дышать глубже и любить жизнь еще больше…

– А как далеко ты уходила за риф? – поинтересовался я, все еще вглядываясь в океан.

– Не знаю даже. Далеко. Однажды я шла от берега часа три.

– Сколько?!?! Ты шутишь?

Она промолчала, а я стал прикидывать в уме: пускай даже неспешно, но все равно при скорости 30 км/ч за три часа выходит 90 км!

– Ты уходила в океан больше чем на 50 км? – весомо скинув в своих расчётах, переспросил я, признаваясь самому себе в том, что дальше десяти я, пожалуй, и не вылазил.

– Я не замеряла, но да, похоже на правду, а может и чуть дальше. Я не ставила перед собой целей. И не очень-то и ровно от берега я шла. Там было много черепах и дельфинов и я постоянно отвлекалась, – и скромно улыбнувшись, она добавила:

– А кататься я просто перехотела, и, видимо, правильно сделала, – прервала она мои размышления, неожиданно ответив на вопрос, о котором я уже и позабыл. Улыбаясь и допивая остатки коктейля, она заметила:

– Ты позволил вопросу остаться без ответа.

– Да я уже и позабыл, если честно.

– Не оставляй свои вопросы без ответов, там пропадают твои единички внимания, будешь ими раскидываться – будешь часто болеть и чувствовать себя глупым.

– Да, мэм! – весело отозвался я, позабавленный её воспитательной репликой.

– Я, как и все, подчиняюсь своим желаниям и нежеланиям. Ты же заметил, что когда я не прихожу, я особо ничего стоящего не пропускаю?

Да, я обратил на это внимание, и, не видя её на споте, пару раз даже ленился раскладывать свое снаряжение. Обычно брал сок или содовую и глазел по сторонам и ни разу не пожалел.

– А ты знала, что я приду с вопросами?

– Нет, я думала, просто будешь подкатывать, как все, – озорно улыбнувшись, она посмотрела на меня и, вдруг, став серьезной, заговорила снова:

– Я не знала, придешь ты или кто другой, я просто знала, что придут вопросы. Ко мне всегда приходят вопросы. У вас в баре в последнее время слишком много внимания уделяется моей скромной персоне.

– Так ты видела это? – а про себя подумал: “Странно, мы не подавали вида!”

– Я не видела. Чтобы знать, не нужны глаза, они чаще уводят нас от знания, чем дают его, как, например, сейчас, когда все твое внимание на тех двух красотках, – сказала она, заметив, что я засмотрелся на девушек, проходящих мимо, по пляжу.

– И ты не в состоянии разговаривать дальше.

– Да слышу я, все я слышу. Ответы – вопросы, вопросы – ответы, что тут непонятного? Но они того стоят, чтобы на них посмотреть.

– Согласна, очень красивые, – и прикусив губу, резко толкнула меня локтем в плечо.

– У тебя есть следующие варианты: догнать, подождать, когда они будут идти обратно, или забыть.

Я задумался, а она неожиданно обратилась к паре, сидящей за соседним столиком, чей диалог, начавшийся неизвестно с чего, плавно набирал обороты и уже перерастал в брань.

– Зачем вы ругаетесь? – спросила она.

В ответ тишина. Они никак не ожидали того, что кто-то вмешается в их отношения, и посмотрели на нее удивленно.

– Да-да, я именно к вам и обращаюсь, – ответила она на их немой вопрос. – Зачем? Какая цель у вас перед глазами в этот момент? Каким рисуется будущее? Да никаким! Подумайте на минуту вперед! В голове одни расчеты и ни одной красивой картинки! Одна простая до отупения цель: доказать свою правоту! Но мне кажется, начиналось у вас все совсем с другой, отличной во всех смыслах этого слова, целью на двоих: пройти по жизни вдвоем. Я почему-то уверена, что так оно и было когда-то, но вы уже позабыли об этом.

Пара продолжала молча смотреть на неё, но теперь слегка виновато, а она спросила:

– Или вы о ней помните? Тогда мне не понятно, зачем вы ругаетесь? Разве это помогает вам идти к ней?

Немного помолчав, она тут же продолжила:

– У вас есть всего два варианта: вы помиритесь или расстанетесь, то есть 50/50, не слишком смелая ставка-то? А как же эти ваши: “Ты – лучший!”, или “Ты мое – всё!” Или вы это тоже забыли? Ну, тогда настал момент истины. Видимо, секретов у вас накопилось немало. Нельзя видеть напротив себя хорошего человека, если держишь от него что-то в тайне. Этот человек рано или поздно обязательно становится плохим. Это весьма простая штука, и она очень справедливая. Откройтесь друг другу – и либо начнете заново, с чистого листа, либо расстанетесь, но с чистыми душами вместо грязных слов на прощание. Хорошенько подумайте над следующими словами, которые вы собираетесь произнести, – усмехнулась она, – а не то я расскажу каждому из вас о грехах другого, но тогда шансов на счастливый финал будет гораздо меньше. В этот момент парень вздрогнул и потупил взгляд.

– Именно это, – тут же отреагировала она. Парень понял, что это обращение к нему, хоть и смотрел куда-то очень далеко в свой бокал. – И это тоже, – добавила она, когда он испуганно поднял свои глаза и посмотрел на неё.

– Я кое-что знаю и все расскажу, если только вы сами этого не сделаете. А я глубоко убеждена, что так будет гораздо лучше, для всех нас, – улыбнулась она.

И замолчала, снова дав им возможность что-нибудь ответить.

Парень и девушка, так ничего и не говорившие с того момента, как она их прервала, теперь, по-моему, даже перестали дышать, и уж говорить они даже не думали. Казалось, что они оцепенели.

Выждав небольшую паузу и убедившись, что ответа не последует, она продолжила:

– Мы с другом, – указав на меня, – желаем вам приятного вечера и счастливой жизни. Но над всем этим вам предстоит хорошенько поработать. Нужна будет помощь – обращайтесь. Вы можете найти нас здесь.

И разведя руками, добавила:

– Но орать друг на друга, да еще в такой прекрасный вечер и в столь уютном месте – это дорога не туда, поверьте мне. А теперь прошу меня извинить за вторжение в вашу личную жизнь, хотя вы и мешали нам наслаждаться нашим вечером, но все равно, я прошу меня простить.

Они ничего не сказали, но по их виду было понятно, что слова её произвели некий эффект. Они, так и не закончив свои напитки, попросили их рассчитать и спешно покинули бар.

Наблюдая за этим, я и не заметил, как напрочь позабыл о девчонках.

– Много пользы я сейчас не принесла, – обратилась она ко мне, видя, что я все еще наблюдал за уходящей парой, – Но уходить вместе гораздо лучше, чем сидеть порознь. Они еще вернутся. Все возвращаются.

И улыбнувшись, добавила:

– Зато в баре снова приятная атмосфера.

– А ты, правда, знаешь в чем они повинны? – спросил я.

– Конечно. А что там знать? Началось с мелкой лжи, потом появилось легкое непонимание друг друга, потом измены, причем, скорее всего, в один и тот же день. Он с ее лучшей подругой, а она… ну, она с бывшим одногруппником. Дело в том, что новых секретов за последние несколько тысяч лет люди не придумали. Все одно и то же. Вот, например, чтобы знать, что ты воровал, нужно ли мне знать даты и количество? Или я просто могу сказать, что ты вор, и точка?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3