Данил Казаков.

Трое в лесу, не считая собаки



скачать книгу бесплатно

Трое в лесу, не считая собаки

Трое мальчиков удобно устроились на старых полуистлевших санях. Упавшие оглобли заросли травой, на дне саней позапрошлогоднее сено смешалось с трухой досок. Ребята лениво обрывали кисти черёмухи, лениво сплёвывали ядрышки в разросшуюся крапиву. Они скучали. Старая черёмуха росла рядом, и её толстая ветка удобно прикрывала трёх ребят, услужливо угощая их ягодами. Здесь, между старым амбаром и старым деревом, не так сильно донимала жара, не докучали комары.

– Что делать будем? – неопределённо спросил старший из них, явно не ожидая ответа. Что может ему предложить малышня, приехавшая в гости к бабушке на лето. Они во всём слушаются его, Сергея, или Серого. Прозвище Серый мальчикам казалось более звучным и подходящим для парня. Десятилетний Санька встрепенулся, поправил упавшую с худого плеча, лямку майки и с надеждой посмотрел на старшего друга. Его светлые волосы торчали ёжиком, лицо пестрело веснушками, тонкие губы кривились, обсасывая мякоть черёмухи. Третий мальчик Димка выбросил в гущу крапиву оборванную кисть и лениво потянулся. Затем, засунув два пальца в рот, пронзительно свистнул, оглашая притихшую деревеньку, и рассмеялся. Его тоже коротко остригли, и лица также усыпали веснушки, но карие глаза смотрели весело.

– Вкусная черёмуха, но надоела, грибы бы прособирать, – предложил он.

– Ага, – не смело согласился Санька и оба с надеждой посмотрели на Серого. Сергей был, как он сам шутливо говори, «тутошний», и часто упоминал в разговоре о белых грибах, растущих в глубине их леса. Где-то там пролегала старая дорога и осталась совсем заброшенная деревня. В той деревне у Саньки жил дедушка. Приезжим приятелям надоела игра в мяч, надоела рыбалка, они устали от прополки на огороде бабушек, им хотелось пройтись по лесу. Серёжка вспомнил родину деда. Там среди смородинника пробивался родник. Дед смастерил для него удобный спуск, перила, повесил на них железный ковшик. Мальчик не был там пять лет, деревня обезлюдела. Говорят, только сохранился там один дом, собираются там охотники. Изредка туда приходит их сосед Матвей – сено косит для своей коровы, картошку сажает. Грибов нынче выросло много, за ними не только деревенские, а и из посёлка ходят.

Он уже сам решил сходить за грибами с ребятами, однако хотел, чтобы они его ещё сильнее уговаривали. Их чёрные от черёмухи, рты смешили его.

– Идти не с кем, – лениво протянул он, – Санька черед час пить захочет. Димка устанет, обратно запросится.

– Я воду с собой возьму, – Санька не обиделся. – Полтарашки мне хватит, нам хватит, тут же поправился он. – Потом я в посуду грибы насобираю, может, бабушка мне и корзинку даст?

Он выдвинул версию, что бабушка обязательно его отпустит, она грибы любит.

– Я не устану, – утверждал Димка, – я зимой с папой на лыжах ходил на пять километров и не уставал. Еду можно с собой взять, хлеб картошку, спички, костерок пожечь.

Горожане с надеждой посмотрели на друга.

Сейчас их манили в лесу, не только грибы, а и возможность посидеть у костра, как настоящие взрослые туристы. Идея костра соблазнила и Серёжку, однако он вспомнил о запрете разжигать костры в лесу и решительно покачал головой: нельзя.

Договорились завтра с утра сходить за грибами. Взять с собой немного хлеба, воды и в лес.

– Только теплее одевайтесь, – напутствовал дружков Серёжка. – С утра холодно. На голову наденьте, а то комары закусают. И умойтесь, как следует, а то вас в лесу волки испугаются.

Над узкой речушкой клубились ватные куски тумана. Сквозь него проступали острые стрелки камыша, темнели лодки и плотик, ограждение у узкого мостика. Широкий старый пиджак и высокие сапоги должен был спасать мальчика от утреннего холода. Дополняла его наряд дополняла чёрная спортивная вязаная шапочка. В широких карманах пиджака хранилось по горбушке хлеба с маслом. У ног парня примостилась корзинка, сплетённая их ивняка. Он всматривался в сторону деревни, то медленно направлялся в сторону темнеющего вдалеке леса.

Рано утром, часов в пять на окраине деревни, у высокой берёзы, Серёжка поджидал. Наконец из проулка выбежал Санька. Широко размахивая удочками и придерживая полтарашку, он спешил к приятелю.

– Понимаешь, – запыхавшись, шептал он, – меня бабушка на рыбалку не пустила. Так я сказал, что будто бы на рыбалку иду. Пришлось удочки взять.

– Молодец! – похвалил его Серёжка, довольный, что хоть Санька пришёл. Идти одному за грибами не хотелось. – Удочку мы под лодку подсунем.

Не успели они отойти от лодки, как на дороге показался Димка.

Он был одет, как следует опытному грибнику: в сапоги, в курточку и в отцовскую фуражку. Следом за ним подпрыгивала белая собачка с тёмным пятном на боку. Вместо корзинки у него за спиной торчал берестяной короб с закрывающейся крышкой.

– Грибы не помнутся, – торопливо объяснял он, – с ней ещё дед мой ходил.

– Мой дед тоже с этой корзинкой. Пока я вас ждал, две тётки уже в лес прошли. Они скоро обратно пойдут, а мы всё тут стоим.

Они быстро дошли до первых березок, обогнули их в поисках возможного гриба и направились дальше. Скоро Саньке повезло. Обогнув пару берёзок, под осинкой он увидел два долгожданных красноголовика.

– Смотрите! – Радостно закричал он, – я первый грибы нашел! Даже парочку.

– Ну и что, подумаешь, – скрывая зависть, пролепетали оба его дружка. Однако сейчас они крутились возле берёзок и осинок быстрее, всё дальше отходя от речки и дороги.

Серёжка отошёл от них подальше, завернул за ёлочку, потом обогнул мелкий осинник, и положил в корзинку крепкие грибочки. Удача вдохновила. Низко наклоняясь, заглядывая под нависающие ветки, Серёжка обогнул небольшую полянку и побежал дальше, стараясь, выбрать посушу путь, приближаясь сильнее к берёзкам, чем к колючим елям. Ему посчастливилось найти пару крепких рыжиков, стайку синявок тут почти на голой земле, у старого замшелого пня, он разглядел красноголовик, а рядом росли ещё два! Осторожно раздвинула траву, сорвал, аккуратно очистил от мха. Высмотрел и снова три красноголовика, выросших под толстой поваленной елью, с острыми сучьями, облепленной седым мхом. Между деревьями он заметил мелькнувший хвост Димкиной собаки. За осинкой воодушевлённо напевал песню повеселевший первой удачей Санька.

Мальчики, сами не замечая, спешили уйти вперёд. Им наивно казалось, что именно там выросло больше грибов. А тут, вблизи деревни, их нашли ушедшие вперёд них, женщины.

Серёжка остановился, поправил вязанную шапочку, прислушался. Тихонько по верхушкам деревьев порхал ветерок, шевелил белые ромашки, жёлтые головки болиголова, росшие между кустами и деревьями. Сердито прожужжал шмель, скрываясь в зарослях луговой герани. С высокой ели дробно застучал дятел, на толстой ольхе задиристо застрекотала сорока. Тень от облачка медленно скользила по небольшой полянке. Лесные звуки и шорохи сначала заворожили мальчика. Она охотно послушала шум леса, потом громко позвал дружков: Санька! Димка! Дииимкааа!

Прислушался настороженно, но по – прежнему стучал дятел, стрекотала сорока, шелестел листьями ветер, да отдалённо, улетая, жужжал мохнатый шмель.

Парень нахмурился, поставил корзинку, сложив руки рупором, повторила громче, настойчивей. Его окружали высокие деревья с редкими кустарниками. Щемящее чувство тревоги закралась в душу мальчика. Где его друзья? Куда они ушли? В какую сторону. Стремясь быстрей найти их, он закричал ещё сильнее и торопливей. Подождал минутку и быстро побежал, как ему показалось, в обратную сторону. Бежал быстро, не разбираясь, не пытаясь заглядывать под кусты в поисках гриба. Затем резко останавливался и снова замирал, вслушивался и кричал своих приятелей.

– Санька! Димка! Саанька! Диимка! – Только тишина в ответ. Обострённым слухом он уловил слабое шевеление за кустом шиповника. Мигом бросился туда и заметил хвост удаляющейся Димкиной собаки. Побежал за ней, жалобно призывая её к себе.

– Шарик, Шаричек, – чуть не плакал он, – где же твой хозяин? Куда он убежал? – Умоляюще смотрел в собачьи глаза, словно надеялся получить от него правдивый ответ. – Только сейчас оба рядом были.

Он равнодушно посмотрел на собранные грибы, и устало прислонился к осинке. Собачка присела, остановилась рядом, повиляла хвостом и направилась мимо высокой ёлки. Серёжка уныло поплелся за ней. Димку они встретили у большой канавы. Тот, встав на корточки, сосредоточенно всматривался в глубину дна и огорчённо шептал.

– Скоро осень, погибнут же все. Не успеют вырасти.

Оказывается, что в канаве Димка заметил головастиков. Они были ещё маленькими и до наступления холодных дней ни как не успевали вырасти до взрослых лягушек.

– Что ты так переживаешь? – усмехнулся Серёжка. Спокойный тон дружка успокоило ему нервы. Он надеялся, что и Санька где-то поблизости. Он с одобрением взглянул в свою корзинку и загордился, сравнив успехи Димкиной тихой охоты. У него в коробе притаились только три красноголовика, пара обабок, и несколько синявок.

– Бабушка моя ведро воды из большой лужи воду зачерпнула, вылила на огуречную грядку. Так там головастики по земле заизвивались. Плохо им на земле, жарко на солнце, а куда деваться. Попались в бабушкино ведро– конец им. Вода в луже тёплая, для поливки в самый раз. А только бабушка сама туда за водой не пошла и мне запретила: головастиков жалко. Эти также не выживут.

– Ты, жалельщик, где Санька?

– Он же за тобой ушёл? – Оба мальчугана оторопело смотрели друг на друга, постепенно осознавая трагичность ситуации: где сейчас Санька? Заблудился? Его бабушка даже не отпускала. Он обманом ушёл.

– Санька! Саанька! – не сговариваясь, закричали оба мальчика, после каждого крика напряжённо прислушиваясь к лесному шороху. Тишину леса нарушал только дятел, да стайка воробьёв беззаботно порхала в кустах рябинника. В вышине тревожно стонали вершины деревьев, шуршала трава под ногами бегающего Шарика. От напряжения Серёжка даже открыл рот, и тут до его слуха донеслось слабое всхлипывание справа. Он метнулся туда, за ним поспешил Димка, и скоро они увидели плачущего мальчика. Он сидел на пенке, пригорюнившись, прижав руки к груди. Услышав за собой шаги, он испуганно обернулся и радостно закричал.

– Вот вы где? Наконец я вас нашёл! – Слёзы мигом высохли у него на глазах.

– Ещё неизвестно, кто кого нашёл, – довольный улыбнулся Серёжка. – Что, ты, расплакался, как девочка.

– Да, страшно, – не обиделся за девочку Санька. – Лес шумит, а я один. Тут ещё лягушка под ногами зашуршала. Пойдёмте лучше домой. Я удочку возьму у лодки, а то моя бабушка догадается, что я не на рыбалку пошёл.

Они заспорили, в какую сторону им идти. чтобы возвратится в деревню. Димка указывал в одну сторону, а Санька прямо в противоположную. Они спорили и с надеждой смотрели на «тутошнего» жителя, признавая за ним правоту.

Польщённый Серёжка протянул руку, показывая путь как раз посреди между указанными ими направлениями.

– Туда мы пойдём. Скоро мы выйдем, если не прямо на деревню, то хотя бы на старую дорогу. По ней раньше на покосы люди ездили, колхозы были. Сейчас она поросла травой, но след от колёс ещё виден хорошо.

– Постойте, надо сначала мою воду выпить, – попросил Санька, а то мне грибы класть не куда. – В целлофановом мешке его виднелись несколько грибков. Довольные друг другом, они помогли Саньке опростать его полтарашку и осторожно высыпали гриба в опустевшую бутылку. Остатки воды Серёжка веером пустил по воздуху. Они блеснули на солнце, и пропали в траве. Они тесной гурьбой, пошли в направлении в указанном направлении. По пути, дети, не спеша, высматривали грибы, не особо, впрочем, радуясь, найденным красноголовикам. Они заметно устали.

С каждой минутой мальчики нетерпеливей всматривались вперёд. Однако, ни деревни, ни речки, ни дороги не было видно. Мальчики постепенно замедляли свой шаг, пока снова не остановились. Они испуганно, и с надеждой смотрели на Серёжку. Они наивно надеялись, что тот вдруг протянет руки, и они увидят свою деревню или хотя бы знакомое им место. Серёжка и правда встрепенулся и побежал к двум ёлочкам. Мальчики было обрадовались. Однако Серёжа принёс им крепкий боровик – лучший гриб в их местности. Он высоко поднял гриб над головой, желая торжественно показать свою находку. Приятели разочарованно смотрели на него.

Серёжка сконфузился и стыдливо опустил гриб в корзину.

– Мы, кажется, немного заблудились. Но мы найдём дорогу домой. Просто мы далеко ушли от дома. Необходимо ещё немного пройти, и тогда мы выйдем на дорогу или сразу к деревне.

Мальчиков снова окружала, уже пугающие их лесные звуки. Беззаботное щебетанье птиц, безразличное к ней дуновение ветра, сердитое жужжание пчелы, назойливый писк комара, да насмешливое стрекотанье сороки. Прямо перед ними, у тёмной липы примостился колючий куст шиповника с молодыми зелёными плодами. Около них теснились хмурые ели и сосны. Молоденькую берёзку охранял высокий муравейник, беззаботно трепетала осинка. По воле ветра шевелились травы. Они заблудились. Полянка, кусты и деревья сразу показались ей не уютными, враждебными.

– Ерунда, – утешал дружков Серёжа, – в нашем лесу нельзя заблудиться! Да ещё в наше время, когда всё распахано, везде дороги проложены, да и я не малый ребёнок. Пойду всё на север и хоть к вечеру, а доберёмся до нашей реки. Только папа с мамой будут переживать, ругаться И ваши бабушки также переживают. Когда вернёмя в деревню, они будут меня ругать. Скажут, куда завёл маленьких?

– Мы не маленькие, – хмуро отозвался Димка.

– И не девочки, – еле сдерживая слёзы, подтвердил Санька, – только есть очень хочется.

– Так я взял с собой, – Серёжка даже обрадовался, что он может помочь дружкам. Он достал из карманов пиджака два куска хлеба с маслом, немного отломил от каждого куска и остальное передал мальчикам. – Ешьте, набирайтесь сил, потом будем выбираться к людям.

Они присели прямо на траву, осторожно ели хлеб, боясь уронить хотя бы крошку. Они хотели верить тутошнему приятелю, но понимали, что неизвестно, когда им придётся в следующий раз кушать. Однако хлеб с маслом и кратковременный отдых прибавил им силы и надежду найти дорогу домой. Они поднялись и осторожно прошли мимо сосны, на которую опасно наклонилась, вот-вот готовая упасть, сломленная бурей, старая ель. Мальчики, доверяя Серёжке, шли за ним, всё прямо и прямо, в любую минуту надеясь увидеть речку, знакомый березняк, лодку и признаться своим родным, как они чуть-чуть было не заблудились. Конечно, бабушки их поругают, но пусть, лишь бы не этот, уже пугающий и надоевший ей лес. Но снова мелькали ёлочки, берёзки, сосны и осины. Она видела черёмуху, рябинку, кусты смородины, жимолости, заметила три липы, широко раскинувшийся дуб, цепкий шиповник, а желанного березняка и речки с лодкой всё не было. К большому удивлению мальчиков, они снова выскочила на полянку, где осину облепили кусты колючего шиповника, а на высокую сосну опасно навалилась старая ель. Мальчики бессильно опустились на траву, прижали к себе корзинку и сидели так долго, что тень сосны, минуя пару елей, от муравейника переползла к её ногам. Не было сил ни двигаться, ни размышлять, ни снова надеяться. Напрасная попытка подкосила её. Лучше сидеть на месте и беречь силы, чем, куда-то наугад идти. Серёжка, как и все деревенские, предполагал, что дорога, по которой раньше возили лес, проложена прямо с севера на юг. Дорога, а там и дом из опустевшей деревней служили своеобразным ориентиром. Но дорога не стремилась прямо на юг, а значительно сворачивала на запад. Кроме того, она за пять лет успела порядком зарасти не только травой, а и на её бывшей обочине примостились маленькие ёлочки. Дорогу приятели, прошли, даже не заметив. Они сделали большой круг, так для них неудачно вклиниваясь между речкой, деревней и домом. Это не сон, неумолимая действительность неустанно вспоминали мальчики об их горестной действительности. Они заблудилась…

Они потерялась… Они осталась совсем одни в лесу без взрослых. Утвердительно долбил кору дятел. Сколько же их в этом лесу? Насмешничает сорока, опасно скачет по наклонившейся ёлке. Беззаботно щебечут в зарослях березняка воробьи. никто им сейчас не поможет, лишь белая ромашка, склонившись на длинном стебельке, участливо склоняется головкой к их ногам. Слёзы сами покатились по лицу Саньки, обильно смачивая налипшие волосы, ворот широкого мужского пиджака. Комок подступил к горлу и выходил слезами и Димки. Он тоже плакал, закрыв лицо руками. Не смог найти слова утешения Серёжа. Отвернувшись от дружков, он тихо всхлипывал, недоумевая, как это он, он тутошний, мог заблудиться?

Тут Серёжа заметил около кочки, усыпанного сими цветочками, тихо сидевшего серого зайчика. Лесной житель прижал свои длинные уши к спинке и пугливо осматривался кругом.

– Смотрите, – он осторожно притронулся к Димке и к Саньке, показал рукой в сторону робкого зайца. Димка не удержался и громко свистнул. Заяц подскочил на месте, и стремглав ринулся в глубину леса. Шарик помчался его догонять.

Дети посмеялись, повеселели, но скоро снова приуныли. Серёжа, желая снова утешить их, придумал, что на ветке ели сидит белка и старательно шелушит шишку.

– Смотрите, – он снова притронулся к плечам друзей и показал рукой в сторону вершины ели. Однако, фокус не получился. Не увидев белки. Мальчики даже не улыбнулись. Хорошо ещё, что они перестали плакать.

Санька только всхлипывал, а Димка, годом старше, недовольно хмурил брови.

– Сейчас пойдём в другую сторону, – решительно сказал он, повернувшись к Серёже, – а то ты не правильно нас ведёшь.

– Хорошо, – неожиданно согласился Серёжа. Он уже устал от ответственности. Пусть Димка будет главным в их маленькой компании. Может быть, он и правда, сможет найти правильный путь. Саньку они даже не спрашивали. Так ясно, что он пойдёт туда, куда его поведут.

Откуда-то из кустов выскочил Шарик и улёгся рядам с Димкой.

– Что? Не догнал, – совсем развеселился мальчик, – то-то же, зайцы быстро бегают. А мы потихонечку, потихонечку тоже побредём домой.

Они успокоилась и даже нашли в своём положении мизерные плюсы. Хорошо, что сейчас лето, а не зима. Хорошо, что заблудились втроём, а не один человек. Втроём веселее и не так страшно. Сейчас они ещё немного посидят, наберутся сил и пойдут в нужную сторону, к деревне. До ночи они обязательно будут дома. Они только немного заплутали, чуть-чуть. Резкий грохот заставил их резко вскочить, испуганно оглянуться, отпрянуть в сторону. Ломая свои и чужие сучья, тяжело, с треском упала старая ель. Испуганно заверещала сорока. Дети притихли, запоздало боясь упавшей ели. Они тяжело поднялись, растерянно оглянулись вокруг, попытались улыбнуться и направились в противоположную от посёлка, сторону. Так решил Димка.

Серёжа ему не препятствовал. Он и сам сейчас точно не знал, куда правильно идти, В какой стороне находится деревня? Мальчики шагали прямиком на юг, к болоту.

Бледнело небо, краснел закат. Лёгкие белые облака, тёмные сверху, снизу окрашивались красным отсветом заходящего солнца. Розовым осветился и тёмный ельник, густо обросший седым мохом, и полянка, через которую протянулись длинные тени, теряющие в густой траве. Заметно похолодало. Лёгкий ветерок заиграл ветками осинки, обнажая их изнанку, пригнул траву, высушил остатки слёз. Им навстречу попадался то куст колючего шиповника, то заросли густой ели, одиноко стоящая осинка, пихта, сосна. Корзинки с грибами болтались в руке, мешали идти, но дети не хотели их выбрасывать. Они с надеждой пристально всматривалась вперёд, надеясь увидеть дорогу среди кустов и деревьев. В темнеющих сумерках замолкли птицы, перестал стучать дятел, отстала вездесущая сорока.

Серёжа тихо плёлся за дружками. Он чувствовал себя перед дружками не много виноватым. Санька также отставал от Димки. Он сам не заметил, как ноги его опустились в жидкое месиво. Мальчик испуганно раскинул в стороны руки и испуганно закричал. Димка растерянно отпрыгнул в сторону. Серёжа подбежал к ним. Санька медленно опускался между двумя высокими кочками, поросшими осокой. Оба мальчика снова испуганно, но с надеждой смотрели на него. А он не знал, что ему сейчас делать? Он никогда раньше не спасал тонущих в болоте. Как ему поступить? Бежать к приятелям или…

– Не шевелись! – крикнул он, – ни в коем случае, не шевелись! Мы сейчас…

Он мигом посмотрел, где бы отломить длинную гибкую ветку. Увидел одну, принялся отламывать, но ветка скользила в руках, не хотела отделяться от своего куста. Они с Димкой вдвоём вертели её, пока не догадались, крутить в одну сторону, чтобы все ткани, соединявшие её с кустом, постепенно перетёрлись. Они потащили ветку к тихо поскуливающему Саньку.

– Не шевелись! – Снова предупредил Серёжа, испугавшись, что мальчик погрузился в неприятную жидкость почти до колен. – Ты только держись за ветки, – предупреждал он, – а мы тебя сами вытащим.

Санька согласно кивнул головой, судорожно схватился за ветки.

Мальчики растянулись на траве, потянули к себе сорванную ветку ивы.

Ветка тронулась с места, Серёжа надеялся, что его дружок медленно выбирается из болота. Так оно и было. Санька почти выбрался на плотный слой почвы. Только он снова потянулся обратно в болото.

– Стой, – закричал Серёжа, – что с тобой! Иди сюда.

– Я за сапогами, – упрямо протянул Санька, – у меня сапоги там остались.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2

Поделиться ссылкой на выделенное