Дания Каримова.

Число «Имхотепа». Комедия



скачать книгу бесплатно

Почти все офисные, из рекламного агентства «Далеон», уже сидели за длинным столом; кроме босса, его двоюродных братьев, по-кличке «Карамазовых» и секретарши Вики (любовницы босса). Они давно плескались в тёплом океане в Таиланде, оставив за главного, замдира Фёдора:

Народ томился ожиданием, бросая голодные взгляды на расставленные на столе холодные закуски: Темноволосый и полноватый, Миша «хакер», и высокий, худой шатен Миша «Потер», из полиграфии, которых прозвали «мишки Гамми», как всегда неразлучно сидели вместе. Дизайнеры по наружной рекламе – «Серёги», – все, словно на подбор светловолосые, и также получившие клички во избежание путаницы; Серёга-сын и Серёга-отец (они действительно были таковыми), а также Серёжа, по прозвищу Кружок, от фамилии Округин.

Никита-музыкант и Дмитрий, дизайнеры по плотерной резке и печатной продукции.

Офисные барышни; менеджеры-дизайнеры, или дизайнеры-менеджеры, к коим относились и Бриджет с Машей, томно ожидали начала банкета.

Понятие «томно ожидали» особенно подходило к «готической девушке» Эсмеральде. (Бриджет очень обрадовалась, что она не одна с таким замороченным именем или кличкой). Дивную Эсмеральду, с длинными, иссиня – черными волосами, плавно переходящими в чёрное, кружевное платье, (видимо по случаю банкета, с блёстками) и красными (в этот раз, не чёрными) губами на белом лице, уже пытался клеить какой-то «джигит». Он, заглядывал в дымчатые глаза Эсмеральды, пытался взять её за ручку, но «готическая девушка» была непреклонна.

Тогда он (то ли по инерции, то ли с горя) решил переключиться на Любку «брелок», с многочисленным пирсингом на лице. Но Любка, словно змея высунула свой раздвоенный язык, тоже с каким-то металлическим предметом, и «джигит» ретировался, так и не добравшись до третьей офисной барышни… Вероники «с планеты Шелезяка», прозванную так, по причине огромного количества бижутерии, которая постоянно «украшала» хрупкое тело Вероники. Было непонятно, как она носила на себе такой груз; на каждой руке, минимум по пять браслетов, на каждом пальце по кольцу. Грудь украшали длиннющие, многоярусные бусы, или цепи. Серёжки в ушах также не уступали размером. «Шелезянка» с подозрением проследила траекторию дальнейшего следования знойного джигита, и спокойно выдохнула, убедившись, что тот, исчез в непонятном направлении.

Увидев Бриджит и Машу, мужчины восхищенно за-угу-кали и за-ого-кали. Эсмеральда и Вероника сдержанно поздоровались, и только Любка широко улыбнулась, и выйдя из-за торца стола, обняла вновь пришедших девушек.

«Круто, круто!» – сказала Любка «брелок», растягивая в улыбке закольцованные губы, и осматривая Бриджит и Машу.

В своих неизменных джинсах, (весь её гардероб, похоже состоял из огромного количества джинсовых брюк, разного цвета и фирм) и с короткой стрижкой, Любка была больше похожа на мальчика, чем на девочку. У Любки был, как она говорила «замут», с Никитой-музыкантом, после чего, Машкина версия, «что Любка, возможно лесбиянка», отпала.

– Машка, золотая ты моя, пришла что ли, – Кружок как всегда был в своём репертуаре (он очень любил подкалывать девушек в плане одежды). – А ты в курсе, что у тебя спины нет, – увидев Машину голую спину, когда та, на секунду повернулась к Бриджит, выдал Серёга.

Машино золотое платье, тут же приклеило на на неё «ярлык».

Маша и правда была сегодня «золотой». Золотистые волосы, платье, туфли, даже губы она накрасила золотой помадой.

– А ты, что не рад, что ли? – сказала Машка, также полушутливым тоном, пропустив шутку об «отстутствии спины».

– Да рад конечно. Смотрите, ресторан не подожгите… Вы сегодня с Незабудкиной, просто незабываемы, и похоже… будете по полной зажигать. Одна в огненно-красном, с буйными рыжими волосами, другая, как солнце – золотая. Пасти вас надо девушки сегодня, а то ведь украдут, а так хотел расслабится…

– Ничего, отобьёмся. А может мне понравится, быть похищенной! – Бриджит, включилась в разговор.

– Ну, смотри, дело твоё. – Кружок посмотрел на Машу, – Тебе тоже хочется быть похищенной?

– Как пойдёт… А где ёлка, почему ёлка не наряжена, Новый год, всё таки? – Машка окинула взором зал. Ёлки действительно, почему-то не было…

– У нас, Вероника, вместо ёлки, – негромко, в сторону высказался Кружок, – видишь, как сияет. Вон сколько игрушек на ней… не осыпется, живая… сама ходит, сама наряжается, – захихикал Серёга, и его круглое лицо покраснело:

– Елочка сигналит

Мне огнями.

Новогодний маячок.

Что за чудо-чудо:

Елка-маячок.

Пропел Кружок песню, из «Умки», мотая головой словно «китайский болванчик», отчего его длинная, выбеленная, ассиметричная чёлка, периодически полностью закрывала ему левый глаз. – «Макушки» правда не хватает… в буквальном и переносном смысле.


Посмотрев, на ничего не подозревающую Веронику, которая лениво рассматривала свои браслеты, и представив её с новогодней макушкой на голове, Бриджит еле сдержалась от смеха, и легонько хлопнула Кружка по голове, в «наказание».

– Ну что, 31 декабря в сауну, встретим НГ чистыми, аки младенцы? «Детства моего, чистые глазёнки…» – снова запел Серёга, убрав чёлку с лица.

– Ты уже, похоже встретил, младенец, – улыбнулась Машка. – А насчёт сауны, уже точно договорились?

– Д-а-а… Вася-курьер, пошёл, всё сделал, место забронировал. Недалеко от проживания Феди. Так что, всё тип-топ. Мочалки, готовьте мыло и мочалки, – веселился Кружок, щуря свои светло – голубые глаза.

Девятнадцатилетний Вася-курьер, самый молодой, и как говорил Кружок, «чистый», маячил у древней машины, стоящей в зале. Бриджит не разбиралась в марках автомобилей, тем более таких старых (она окрестила машину ролс-ройлсом). Рассматривая каждую деталь этого древнего экспоната, призванного служить созданию атмосферы фильма «Однажды в Америке», худенький, но жилистый Вася ходил кругами и не видел никого и ничего больше. Он был под впечатлёнием от увиденного…

Машина выглядела несколько странно и чуждо в зале ресторана, и на вкус Бриджит была лишней (как будто заехала в ресторан). Интерьер и без того создавал полную иллюзию гангстерской саги, стиль 30-х годов. Прекрасная барная стойка, была похоже выполнена, из ценных пород дерева. Красные, кожаные диваны и стулья стояли вдоль стен, и у столиков. Также как и в фойе, кирпичные стены, украшали фотографии цвета-сепии, под старину. Играла живая, джазовая музыка.

– Ну, что, кого ждём, может начнём, – нетерпеливо высказался Никита.

– А где замдир, здесь вроде маячил? – Кружок пробежался глазами по залу, в поисках Фёдора.

– Да, он на кухню пошёл, меню по горячему уточнять. – ответила Любка «брелок».

– По этому, горячему, – Кружок постучал себя пальцем по подбородку

– И по этому, тоже, – усмехнулась Люба.

– Сними ты кольца эти, как есть-то будешь, замороченное создание? – пристал Кружок к Любе. – Я на это зрелище, без содрогания, не смогу смотреть…

– Отстань, разберусь, – огрызнулась Любка.

– Я сейчас уже по холодному пройдусь, по-чёрному, – смотря голодными глазами на расставленные на столе закуски, мрачно проговорил один из «мишек Гамми» – полноватый Миша «Хакер».

– Але, Фёдор, ну мы можем уже нАчать, – с ударением на первый слог, спрашивал по телефону Кружок. – Народ в нетерпении. Идёшь уже, ага, понял… Идёт уже, – обратился Кружок к нетерпеливому народу, запихивая телефон в карман брюк.

Из-за барной стойки, в сопровождении двух высоких, импозантных мужчин, возник Фёдор, с небольшой ёлочкой. Один из незнакомых мужчин нёс, большую плетенную корзину с фруктами, другой – держал корзину с шашлыком.

«Офисные», встретили троицу, восторженными криками и аплодисментами. Вася оторвался от машины, и рванул к столу.

Судьба, не судьба, или три стадии корпоратива

«Стадия начальная; трезвая»

Заглушив восторженные крики и аплодисменты, поднятием руки, и установив маленькую ёлочку в центр стола, Федор представил своих знакомых:

– Прошу, любить и жаловать… Это директор ресторана, в котором мы собираемся прекрасно провести время – Автандил. – Фёдор показал на мужчину с ярко выраженной, кавказской внешностью. – А это, также директор, только другого ресторана… э-э-э, не этого …друг Автандила, – замдир повернувшись посмотрел на второго мужчину, словно пытался увидеть его имя у него на лбу, – Олик … – подсказал Олик Фёдору… У Фёдора была очень плохая память на имена и названия, особенно на иностранные.

Олик, был похож больше на русского, чем на грузина. Его маленький курносый нос, придавал ему детскую задорность, а большие карие глаза с длинными, пушистыми ресницами, напоминали глаза оленёнка Бемби, и как отметила про себя Бриджит, он был, весьма симпатичный.

Автандил, разлил вино, и Бриджит заметила, что он похоже, очень впечатлён красотой Маши, и она не ошиблась; директор ресторана уселся рядом с её подругой, явно намереваясь завладеть вниманием девушки – «блондынки».

– Вы, позволите? – отодвигая стул, вежливо спросил Олик. Олик похоже покушался на внимание Бриджит. И не дожидаясь ответа уселся рядом с ней. – Как зовут вас, прекрасная незнакомка? – услышав ответ, Олик удивился. – Брижжит?!

Машка хитро подмигнула Бриджит своим сияющим, зелёным глазом, обильно накрашенным тушью, проигнорировав недовольную мину Фёдора, который вернулся, завершив распределение шашлыка и обнаружил своё место (рядом с Машей) занятым. Сев на свободное, рядом с Кружком место, Фёдор начал заедать своё огорчение ароматным мясом, смачно сдабривая его соусом.

Все последовали его примеру, потому, что были весьма голодными, поэтому первые 30 минут, банкетное застолье производило весьма странное впечатление – толпа молча жующих и пьющих людей. На звание тамады никто не претендовал. Обычно, это были либо Кружок, либо Фёдор, но в этот вечер, они были просто сражены вкусным шашлыком, Бриджит стало, как-то неудобно и стыдно, за своих:

«Тоже мне, голодающие…» – она, незаметно разглядывала Олика, и он ей всё больше и больше нравился… Особенно его блестящие глаза с пушистыми ресницами, которыми он, уже достачно чувственно, периодически, посматривал на Бриджит, подкладывая ей в тарелку закуски.

«Стадия вторая; Веселье»

Олик и Автандил, избалованные регулярной, хорошей, кавказкой кухней, и поэтому не попавшие под очарование шашлыка, решили взять на себя, проведение новогоднего застолья.

– Друзья мои! – начал свой тост Автандил. – Хочу рассказать одну грузинскую притчу. Как-то две маленькие мышки, упали в овечье молоко, подготовленное для того, чтобы сделать из него сыр. Одна мышка сразу сдалась, и утонула… А другая, очень долго, плавала, плавала и наконец, когда молоко превратилось в сгусток, она смогла оттолкнуться от сырного сгустка и вылезти из кувшина. Эта мышка была о-очень сильной духом, и никогда не сдавалась. Так выпьем же…

– Э-э, минуточку, – прервал его, захмелевший Кружок. – А чё это, вы, нашу сказку переиначиваете?! Это, наша сказка, про двух лягушек, которые попали в кувшин с молоком и одна утонула, а другая… сделала из молока масло, и выбралась из кувшина…

– Слющай, дорогой! Ты, когда-нибудь пробовал, из молока масло дэлать?! Это невозможно, все твои лягушки, изначально, обреченны были… Масло из сливок дэлают, дорогой… Это какая-то неправильная сказка… – с акцентом, и с чувством достоинства, парировал Автандил гордо посматривая на Кружка.

– Я бы попросил, не трогать наших лягушек, и не судить наш русский, сказочный фольклор, – Кружок явно был оскорблён… И не только сказкой. Кто-то чужой, посмел тамадить, отодвинув его в сторону, плюс ему было немного стыдно, за то, что он поддался своему чревоугодию. – Мышки эти ваши, видал я их…

– Да ладно вам, суть то одна, у обеих сказок! – Бриджит, попыталась примирить холодную, славянскую кровь Кружка, доведённую до высокого градуса – вином, и горячую, кавказкую – Автандила. – За, что пьём то, договоритесь уже, до конца…

– Как за, что? За силу духа! – Автандил поднял бокал. – И за дружбу народов, сочиняющих такие замечательные сказки!

– За дружбу, мышек и лягушек! – вторил ему Кружок. Все дружно зочокались, и Бриджит облегчённо вздохнула. Застолье не переросло в конфликт, а тихо и мирно продолжалось.

– Скажите Брижжит, нравится вам мой друг? – Автандил показал на Олика. – Он, сплошная дружба народов. Скажи Олик, кто у тебя отец?

– Армянин. – ответил Олик.

– А кто, мать? – расспрашивал Автандил.

– Русская…

– А ты кто? – Автандил загадочно посмотрел на Бриджит.

– А я, грузин, – засмеялся Олик, и перефразировал: Отец – армянин, мать – русская, а я грузин!!!

Бриджит и Маша тоже рассмеялись, хотя правда, не сразу поняли в чем прикол. Машка со смехом повторила:

– Отец – армянин, мать – русская, а вы Олик – грузин? Как такое могло случиться, интересно, правда, Бриджит? – смеялась Маша, совершенно забыв про свой изначальный страх перед «джигитами».

Олик смущённо и с гордостью ответил. – Я вырос в Грузии и считаю себя грузином…

– Вай, посмотри Брижжит, на этого грузина. Витязь в тигровой шкуре, прекрасный, как дерево алоэ. – Автандил явно прочил Олика, в партнёры для Бриджит.

– Это, какое алоэ, которое в горшочке? – Бриджит, недоумённо представила скрюченное, колючее растение.

– Э-э, в каком горшочке …У нас в Грузии, эти деревья, могучие и прекрасные, на ваши дубы похожи. В горшочке, это так, трава. А, вас, Брижжит, почему зовут Брижжит? – жужжал директор ресторана. – Кто-то из родителей, француз? – продолжал свои расспросы Автандил, не забывая целовать иногда Машину ручку.

– Да, нет, просто мой отец, очень любит французкую актрису, Бриджит Бардо, вот и назвал меня в её честь. – объяснила она Автандилу и Олику.

– А, это та, которая, старая сейчас… За зверушек постоянно борется… Очень красивое имя, для такой красивой девушки, и вам очень оно идёт, Брижжит! – Олик засыпал её комплиментами. – Позвольте пригласить вас, танцевать…

Оркестр играл чудесный блюз, и Бриджит с удовольствием согласилась. Маша и Автандил последовали за ними. На танцполе, они не были первопроходцами; Любка «брелок» и Никита «зажигали», выписывая разные сложные па, просто топтаться на месте им было скучно.

«Джигиту», который изначально потерпел фиаско, удалось сломать сопротивление Эсмеральды, он вёл девушку по залу, страстно заглядывая в её дымчатые глаза, которые теперь озорно блестели. Щёки Эсмеральды порозовели, и надо сказать, что двигалась она весьма грациозно, гордо и прямо держа осанку. «Вай мэ,» – описал Олик, Эсмеральду, – «просто царица Тамара». Одна лишь Вероника, скучала, мусоля свои многочисленные браслеты и цепочки, «джигитов» на неё не хватило, а «офисные», почему-то не решались пригласить её. Зов вкусной еды, был пока сильнее зова либидо.

– Брижжит! – страстно жужжал Олик в ухо Бриджит. Вы, очень мне нравитесь, я такой красавицы не видел ещё. Но, скажу честно, я женат, и теперь очень жалею об этом.

Бабочки, порхавшие в животе у Бриджит, вмиг улетели: «Опс… что же это такое, ну почему, к ней липнут женатые мужчины… Карма, что ли… И что такого натворила она в прошлой жизни…» – на секунду ушла в себя Бриджит… Увидев огорчение девушки, Олик снова зашептал.

– Но я могу вам, предложить очень многое. Я квартиру вам куплю, машину, всё, что хотите. Если вы согласитесь быть моей…

– Вашей, кем, любовницей? – перебила девушка, грустно покачав головой. – Нет, я не хочу быть для кого-то, источником боли. Для вашей семьи я буду, горем. Не построишь счастья, на чужом несчастьи. Квартира у меня есть, машина мне, не нужна:

«Да, мне нужно быть более сознательной и правильной… И стойкой…» – снова заглянув в очаровательные глаза Олика, подумала Бриджит. «Похоже, мне к нужно к психологу или колдунье, может у меня венец безбрачия?» – спросила себя девушка, про себя… «Хотя, я вроде продвинулась на ступеньку выше… Олик, хоть материально хочет помочь, в отличие от Макса…»

– О, Брижжит, вы прекрасны не только телом, – Олик прижал к себе Бриджит, – но и душой. Первый раз вижу девушку, которая отказывается от машины и квартиры. – он поцеловал ей руку, и дальше они танцевали молча.

Краем глаза Бриджит увидела, как Маша и Автандил направляются в фойе ресторана, Маша просто светилась от счастья: «Похоже у Машки, всё срослось, и она действительно встретила свою судьбу, как и предполагала.» – Бриджит, грустно уткнулась в плечо Олика. Её влекло к нему, но связываться с женатым, и наступать на прежние грабли (как в случае с Максом), ей не хотелось.

Оркестр, заиграл лезгинку… Олик отвёл Бриджит к столу, и усадив на красный, кожаный диван, изчез за служебной дверью.

«Стадия третья; Федя дошёл до кондиции»

Народ развлекался, резво отплясывая бесконечную лезгинку. «Готическая девушка» плавно плыла вокруг «джигитов», теперь уже и русского производства. Миша «хакер» вытащил Веронику из-за стола, и она бряцая своими многочисленными браслетами, также как Эсмеральда, перебирала ногами «под грузинку», старательно растопыривая окольцованные пальцы. И надо сказать, что две длинноволосые брюнетки, смотрелись в лезгинке, весьма органично.

Только Любка-Брелок, явно не хотела принимать женский стиль лезгинки, и вместе с Никитой, выделывала своими ногами – немыслимые пируэты. Бриджит, даже стало страшно за Любку, вдруг её ноги запутаются, и она упадёт, повредив себе, какую-нибудь часть тела.

Кружок и Федя, также пытались косить под «джигитов», и бегали по кругу, с громкими криками «асса». Всегда такой интеллигентный и спокойный, очень высокий (по росту) Миша «Потер», получивший кличку за очки, сам особо не танцевал, (тяжело танцевать лезгинку такими длинными ногами), но почему-то счел себя спецом по лезгинке. Он маячил перед Никитой и Любкой и кричал им; «Резче, резче движения, давайте, как положено…» Веселье шло, полным ходом…

Маша и Автандил исчезли… Бриджит сидела на кожаном диване и пыталась дозвониться до Машки, но она была недоступна…

Снова возник Олик, и ринулся с горящими глазами к Бриджит, на ходу прихватив со стола вазу с фруктами. Окутывая Бриджит комплиментами, рисуя миражи радужных перспектив, он явно не хотел отказываться от своего намерения, добиться Бриджит, чувствуя, что нравится ей.

– Брижжит, жизнь так коротка и непредсказуема, – лил он ей в уши сладкий яд, словно змей-искуситель, «аллегорично» подсовывая девушке вазу с яблоками и сливами. – К чему отказываться, от того, что есть сейчас. Сколько, вам лет, если не секрет?

– Не секрет …30, а что?

– Ничего …Но … – замялся Олик, тонко намекая на «критический» возраст. – Вы наверное ждёте идеального мужчину?

– Нет, не идеального, не женатого по крайней мере, того, с кем я смогу иметь семью. – резко ответила Бриджит, Олику. Олик досадно глотнул слюну. – Вы же не сможете, мне дать этого? – продолжала Бриджит.

– Кто знает, может и смогу, жизнь непредсказуемая штука. Может я разведусь… – Олик явно не хотел оставлять своих позиций, целуя руки Бриджит.

– Если бы, да кабы …мне нужна ясность, – Бриджит твёрдо посмотрела в глаза Олика – глаза оленёнка Бемби, и тут же смягчилась. «Мда, такие глаза, очаровали не одну женщину, устоять трудно.»

Олик, уловив слабину Бриджит, продолжил своё наступление:

– Возьмите мою визитку, я буду очень ждать вашего звонка, и позвольте мне проводить, вас до дома. – он дал ей визитную карточку, и снова поцеловал руку Бриджит…

– Что вы тут делали, я вас застал?! – громогласно заявил Фёдор, непонятно откуда взявшийся. – Не, ну одну уже умыкнули, теперь тебя, что ли Жозефина пытаются украсть. – Федя был изрядно пьян, и явно нарывался на драку. – Олик, а ты в курсе, что ты женат и у тебя четверо детей?

– Нэт, дорогой, нэ в курсе, до сегодняшнего дня у меня двое было. Иди дорогой, без тэбя разберёмся. – он, попытался отодвинуть Фёдора рукой, влажные, излучающие чувственную теплоту глаза, потемнели, густые пышные брови нахмурились, было видно, что Олик очень недоволен вмешательством Фёдора, и еле сдерживает свой зарождающийся гнев. Замдир, яростно отбросил руку Олика, и сжал кулаки…

Бриджит совершенно не ожидала такого разгара событий, и увидев, что назревает «битва», внезапно сказала Олику:

– Проводите меня домой, пожалуйста, вызовите пока такси, а я пока с Фёдором разберусь. – умоляюще посмотрела она на грузина.

Грузин, бросив грозный взгляд на Фёдора, который не оставлял своих попыток развязать драку вцепившись в костюм Олика, оторвал руки замдира от своего галстука и ворота, встал, и пошёл по направлению к служебной двери, за своей верхней одеждой. Бриджит пыталась отодрать от него Фёдора, который рванул вдогонку за Оликом, хватая его за полы пиджака. Наконец, ей удалось это сделать, и Фёдор шлёпнулся в мягкое кожаное кресло:

– И ты уезжаешь, с этим, как его, – снова забыл имя Фёдор. Эх, девки, никому я не нужен… – плакался Фёдор, поедая фрукты со стола.

– Да ладно, перестань, ты мужчина видный, в самом соку… Придёт и твоё счастье. – успокаивала Бриджит, Федю.

– Я слива лиловая, спелая, садовая… – зашмыгал носом Фёдор, рассматривая сливу.

– Голова ты, садовая, домой тебе пора. – Бриджит погладила Фёдора по постриженной, под» полубокс» голове, и увидела, что одетый Олик уже ждёт её в фойе показывая на часы. – Ладно Федя, я домой, встретимся в сауне. Вечер был замечательный, спасибо тебе!

Она подошла к Серёге-отцу, с просьбой проследить за доставкой Фёдора домой. Он был самым вменяемым среди всех остальных, поскольку совершенно не пил, и на него можно было положиться.

С некоторым трепетом, Бриджит вошла в фойе ресторана, чтобы одеться, и позволить Олику, проводить себя до дома. «Главное, устоять… и на каблуках кстати тоже…» – не чувствуя ног, думала про себя девушка, ощущая горячие руки Олика на своих плечах, когда он помогал ей одеть пальто.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

Поделиться ссылкой на выделенное