Дамир Берхеев.

Великий автоугонщик 6 / Grand Theft Auto VI



скачать книгу бесплатно

Признаться честно, я сел за эту книгу, когда уже закончил две детективные истории про Алекса Фитцжеральда, пользующегося гипнозом и телепатией для раскрытия своих преступлений, но еще не успел начать третью часть детективной серии. Десять страниц рукописи так и валяются на верхней полке моего стола.

На днях я наткнулся на одну литературную статью, в которой обсуждали произведение знаменитого автора. В последнее время мир литературы обнял меня мертвой хваткой и не думал отпускать. Книга действительно не плоха – написана тяжелым литературным языком, комментарии под этой статьей так же были изложены отточенными репликами. Но среди всех этих древнерусских, научных, преподавательских изложений я нашел гениальное высказывание. Я даже процитирую его вам:

«Четко))) А подскажите плиз, где можно найти что-то вроде «Форсажа» или Перевозчика… Просто я классики в школе начитался, про тюрьму, ментов и военных, когда был подростком… Хочу отдохнуть от всего этого – не ломая голову».

Желание читателя – закон для писателя. Это произведение я написал не для своей супруги (хотя все мои книги посвящены именно ей), не для читателей, привыкших к моим детективам. Его я написал для себя и своих друзей. Мы поколение «Pepsi», родились в девяностых, росли под фильмы ван Дама, Джеки Чана, Сталлоне и Шварценеггера. Противостоянии Месси и Роналдо или получит ли, наконец, Ди Каприо «Оскар» и за какую роль, нам куда интереснее политических баталий. Я до сих пор помню, как ждал трех часов ночи, чтобы посмотреть очередную серию «Рокки». Мы менялись картриджами на денди, а когда у кого-то обнаруживалась «Sega», то, записывая в тетрадях комбинации на фаталити, брюталити и анималити, устраивали поединки.

Это был только на половину компьютеризированный мир, параллельно мы играли в футбол, кто-то состоял в местных группировках, все млели от «Бригады» и «Брата» и, качая свое тело, развивали свой духовный мир с помощью книг, боевиков, спорта и компьютерных игр.

Что касается «GTA» – первая игра, в которую я сыграл в компьютерном клубе, была «Vice City Deluxe». Рассекать по просторам Майями на красном Феррари под песню Roxette было прикольно, защищать зеленые цвета группировки «Grove Street Families» в GTA San Andreas было еще увлекательнее.

Сейчас мне 26, я, скромный «офисный планктон», не выделяющийся ни своими результатами, ни рвением на руководящие позиции. Все что мне нужно – это стабильность в зарплате для погашения кредитов и для поддержки семьи. Могу поспорить, что 90 % населения, находятся в такой же ситуации. Всем нам не хватает свободы!

Вот что в «GTA» предостаточно. Тебя могут предать и поставить в безвыходное положение, ты можешь вернуться на свой старый район к уличным братьям, которые после твоего побега относятся к тебе с недоверием, или же ты можешь просто быть эмигрантом, прибывшим в незнакомый город. Но ты покоришь этот город, станешь лучшим из лучших.

Любая тачка твоя, любой маршрут, любое оружие, любой дом, любой бизнес… Полная свобода!

Что касается именно этой книги – я старался передать философию, заключенную в компьютерную игру. Здесь вы встретите всех наших героев, героев нашего поколения, поколения «Pepsi». Братья Рейнсы «Угнать за 60 секунд», Доменико Торето «Форсаж», Кери Форд «Крутящий момент», Фрэнк Мартин «Перевозчик», Хитман, Eminem, Rihanna, Фома «Физрук» и многих других. Но основную роль здесь будут играть герои культовой игры GTA SA. Так же отмечу, что в книге масса иллюстраций. Книга должна порадовать вас не только захватывающим сюжетом, но и яркими кадрами из легендарной игры.

Я искренне желаю вам отдохнуть.

Ночь в Филадельфии.

Снег белыми хлопьями покрывал ночной город. В столь прохладное и позднее время жителей Филадельфии практически не было, и одинокий «Ford Gran Torino» не спеша пробирался сквозь опустелые улицы.

Водитель, чернокожий парень лет двадцати пяти, чуть прибавляя радио, поглядывал в зеркало заднего вида.

«Показалось, – подумал он про себя. – Никакой слежки».

Проезжая мимо Художественного музея, ему вспомнились изнурительные пробежки по бесчисленным мраморным ступеням еще недалекого боксерского прошлого. В самые первые дни, когда тренер только начинал приучать его к спортивному режиму, казалось, что добежать до памятника Рокки Бальбоа было просто нереально. Однако, спустя буквально месяц подобных пробежек, как этих ступеней уже не хватало, чтобы утолить жажду к нагрузкам. Теперь эти каменные строения казались мрачнее обычного, покрываемые снегом и под освещением тусклых фонарей.

Водитель встряхнул головой, чтобы отогнать наплывшие воспоминания и вернуться в настоящее время. Переключив коробку передач на нейтральную скорость, автомобиль медленно скатился по мосту и остановился на обочине близ двухэтажного здания. Именно здесь находились ответы на многие вопросы.

На протяжный звонок, дверь открыл худощавый афроамериканец:

– Челленджер? – единственное, что он успел произнести перед тем, как его мозги разлетелись по всей гостиной.

Щелчки снятых предохранителей смешались с женскими криками, с холостыми выстрелами в никуда и с громкими криками постояльцев дома:

– Этот ниггер пришел за Лео!

Буквально за долю секунды после выстрела Челленджер бросился за диван – единственное укрытие, которое он успел заметить. Заглянув за спинку мягкой мебели, он заметил парня, дрожащими руками достающего свое оружие – вторым точным выстрелом он уложил и его. Снова послышались выстрелы, не достигающие цели. В просторной гостиной было, по крайней мере, еще два стрелка. Челленджеру был знаком этот дом, ведь, когда-то он сам был членом банды «Запад». Поэтому без труда определил, за какими укрытиями прячутся эти двое.

– Послушай, ублюдок! – обратился к нему первый. – Ты завалил Хэнка, Чака, но мы тебе можем и это простить – просто, мать твою, брось оружие и выходи. Мирно поговорим. Ты пришел из-за своего брата? Челленджер, тут никто не виноват.

Челленджер продолжал молчать. Первый стрелок жестом указал второму обойти укрытие незваного гостя, а сам продолжал в это время сыпать вопросами.

– Челленджер! Мы же были братьями!

Второй полз незаметно и уже пропал из вида первого.

– Чел! Просто скажи, что тебе нужно! Может, мы можем тебе это отдать!

Послышался очередной выстрел. Запах пороха и серый дым заполнили гостиную. Было непонятно – достала ли пуля заветной цели:

– Майк, ты завалил его! – ответа не послышалось, на что второй стрелок встал со своего укрытия со словами: – Чему быть, того не миновать.

Это была его ошибка. Встав во весь рост, Челленджер выпустил череду пуль, сделав из груди постояльца дома решето.

– Мне нужен Лео, ублюдок, – с этими словами он прижался к стене, и, перезаряжая оружие, стал медленно подниматься на второй этаж. Две девушки спрятались на кухне, не вмешиваясь в происходящее, лишь изредка поглядывая из-за двери. Лестница с дешевым красным ковром привела его в арку второго этажа, где его ожидал пустой коридор с четырьмя комнатами. Челленджер убрал один пистолет за пояс и стал быстро открывать одну дверь за другой. В первой – пусто. Вторая дверь – забившись в углу, сидела чернокожая девушка, которая ни то молилась, ни то просила о пощаде. Стрелок приложил палец к своим губам, давая понять, чтобы она замолчала. Она сквозь слезы закивала головой.

Открыв третью дверь, Челленджер увидел его. Толстоватый небритый итальянец с курчавыми волосами сидел абсолютно голый на кресло-качалке. В руках у него не было ничего кроме бутылки виски. Челленджер оглядел всю комнату и, убедившись, что они одни, на всякий случай закрыл за собой дверь.

– Ты как всегда не вовремя, черномазый засранец! – усмехнулся Лео, отпивая из горлышка приличную порцию виски. – Я только девочку заказал, поэтому не обращай внимания на мой внешний вид. Знаешь ли – всегда экономлю время. Эти проститутки всегда берут почасово, а пока переоденешься, пока напялишь презерватив – того глядишь и полчаса пройдет!

– Лео, ты итальянец или все-таки еврей? – держа на мушке раздетого парня, спросил стрелок.

– Чистокровный итальяшка. Ха-ха-ха, – тут его настроение переменилось. – Я знал, что ты придешь, Самуэль. Как сам?

– Учитывая, что я два года отмотал в Сан-Квентине за то, что прикрыл зад вашей банде, а вместо благодарности вы авалили моего брата, то не очень. А ты, Лео? Хорошо спишь по ночам?

– Только если перед этим потрахаюсь нормально. А так – не очень. Ты, наверное, не просто так пришел.

– Ты как всегда прав, ублюдок. Мне нужны ответы.

– Говоришь, как коп, причем, как белый коп. Ха-ха-ха, – видя, что лицо Самуэля осталось невозмутимым, итальянец добавил. – Ну, спрашивай.

– Кто убил моего брата?

Вопрос прозвучал твердо и эхом разлетелся по крошечной комнате. Лео залпом осушил оставшийся напиток и медленно потянулся за второй бутылкой, находящейся под креслом.

– Ты.

– Давай без всякого философского дерьма! Кто нажал на курок!

– Зачем ты пригласил его в нашу банду, Челленджер? – откупорив зубами деревянную пробку и выплюнув ее на пол, спросил собеседник.

– Куда я, туда и он. Так было с детства.

– Только ты попал в тюрьму, а он нет… Ответы на свои вопросы ты сможешь найти только в Лос-Анджелесе. Друг мой, в этом черномазом городе я остался один, – он большими глотками пил огненный напиток, отчего его лицо и настроение моментально переменилось. По виду итальянца было видно, что ему уже все равно, что с ним будет: смерть или жизнь для него не играло никакой роли – он себя похоронил на много раньше.

– Знаешь, Челленджер… Справедливость, уличное братство, клятвы – вроде такое банальное дерьмо, но когда стоишь на пороге к смерти, то вспоминаешь обо всем об этом. Наверное, настоящим гангстером может считаться только тот, кто ни перед какими трудностями и соблазном не отступал от них.

– Что ты мелишь, урод! – все еще не опуская пьяного с прицела, вспыхнул Самуэль. – Последний раз спрашиваю – кто убил моего брата?! Вставай!

– Ты, правда, хочешь, чтобы я встал?

– ДА!

– Ты точно в этом уверен, мать твою?!!! – буквально орал итальянец.

Челленджер, приблизившись, схватил за волосы сидящего толстяка, от чего тот слегка приподнялся. В этот момент из-под его толстого тела выкатилась граната.

– Полетели в ад!!! – Самуэль до сих пор вспоминая этот момент не может точно сказать, кто произнес эту фразу, сам Сатана или смертник Лео.

Но чернокожий парень еле слышал эту реплику, за какую-то долю секунды он снес окно и летел со второго этажа. Взрывная волна настигла его, когда тот уже лежал на снегу. Самуэль, лежа на животе, закрыл голову от падающих осколков стекла и бетона. В ушах гудело от прозвучавшего взрыва, колено болело от неудачного приземления, но убедившись, что в остальном все в порядке – он медленно встал и отряхнулся от снега.

– Черт! Жирная свинья! – выругался Челленджер, понимая, что последняя нить к разгадке убийства его брата потеряна.

– Надеюсь это не про меня? – женский голос сквозь звон в ушах был еле слышен.

Развернувшись, он увидел худенькую афроамериканку с пышной прической в сетчатых колготках и в белой шубе.

– У меня здесь заказ, – она все так же продолжала вопросительно смотреть на Самуэля, будто не видела взрыва. – Клиент уже перечисли предоплату.

– Твой клиент на втором этаже, можешь пойти и удовлетворить то, что от него осталось, – он нащупал на снегу пистолет и заткнул его за пояс, девушка все так же стояла, будто уже сделала свое дело и дожидалась оплаты.

Самуэль оценивающе посмотрел на нее: в сетчатых чулках ее стройные ноги казались еще привлекательнее, а верхняя одежда была расстегнута в области груди, демонстрируя пышный третий размер.

– Ладно, пойдем, крошка, – с улыбкой сказал Самуэль и добавил. – Хоть какой-то прок от этого итальяшки.

Дом. Милый дом.

Знойное солнце раскаляло асфальт и ослепляло прохожих, которых в обеденный час было не так много. Чернокожий парень лет двадцати пяти усталой походкой плелся по тротуару, рассматривая местные дома. Самуэль Хитч не был родом из Лос-Анджелеса. Родился и вырос в Филадельфии. Всё своё детство он потратил на две вещи: на кик-боксинг, где получил разряд мастера спорта, и на автомобили, за угон которых поплатился двумя годами лишения свободы.

Сняв футболку, он продемонстрировал крепкое накаченное тело. Жара стояла невыносимая, и парень пожалел, что вместо шорт и пляжных тапок он надел черные спортивные штаны с белыми кедами.

– Здравствуй, мой новый дом, – сказал парень, снимая с плеч черную сумку.

Перед ним располагался округлый двор с табличками на домах «Зеленная улица». Его конечная остановка после Филадельфии и тюремного лагеря Сан-Квентина. Риэлтор, продавший за бесценок этот дом, даже не проводил его в новую обитель. Вместо этого дал ключи, назвал адрес и уточнил, что тут некогда жил какой-то Райдер.

«А что ты ожидал увидеть за пять тонн зелени?» – спросил сам у себя спортсмен.

До порога дома его проводили взглядом трое местных парней, одетых в зеленые цвета. Самуэль не обратил на них никакого внимания. Одним поворотом ключа он оказался в прохладном помещении. Первое что ощутил новый хозяин при входе – это запах освежителя воздуха, который отдавал ароматом яблока.



Ничего лишнего в мрачных стенах: одна кухня, один зал, стандартная мебель, из техники радио, телевизор и небольшой холодильник.

Открыв массивную сумку, он начал разбор вещей. Запечатанную коробку он сразу же спрятал под диван, одежду положил в шкаф. Развешивая фотографии, в память ударялись отголоски прошлого – защита чемпионского титула, где он демонстрировал волю к победе и развитые навыки обороны и ударов, старый гараж, где они чинили старенький «Shelby Mustang» друга, фотография семьи. Хоть он и решил начать все с нуля, но не нужно было забывать своего прошлого.

И самое главное – список из четырех фамилий, которые, тем или иным образом были причастны к смерти его младшего брата.

Алисия Холл, Том Дженкинс, Сэм Уизли, Леонардо Соньери.

Повесив список на стену, он взял черный маркер и вычеркнул последнего человека из списка.

«Заброшенный дом, тысяча баксов, воспоминания и тяга к мести…Идеальное начало для чего-то нового».

Первое знакомство.

Лос-Анджелес – кишащий город с миллионом жителей, с высотными многоэтажками, представляющими собой эталон цивилизации. Каждый житель был уединен в свою работу, в свою жизнь, в свою семью… Но чем дальше отдалялся ты от центра, тем жизненные приоритеты менялись. На окраинах картина общности менялась кардинально: уличное братство, дружеские клятвы, определенные правила почтения характеру, авторитетам и поступкам, через которые и зарабатывалось уважение.

В этих местах город пестрил несколькими цветами банд, в число крупнейших входили, как минимум четыре: «Зеленая улица» (Green Street Families), «Баллас» (The Ballas), «Ацтеки» (Varios Los Aztecas), «Вагос» (Los Santos Vagos).

«Зеленая улица» (Green Street Families). Местная группировка, члены которой одеты в зеленые цвета. Состоит из нескольких банд: «Seville Boulevar Families», контролирующая маленький район на юго-востоке Лос-Анджелеса, «Temple Drive Families», которая держит северную часть это группировки и «Green Street Families», управляющая районами на востоке Лос-Анджелеса и Гэнтон, где и находился дом Самуэля. Лидерами коллектива считаются Шон Джонсон (Свит), Карл Джонсон (Сиджей), Джеймс Янг (Священник), Тим Беверли (Джерри). Основной доход коллектива считались грабежи, автоугоны, продажи легких наркотиков.

«Баллас» (TheBallas). Члены этой группировки носят фиолетовую расцветку. Ведут ожесточенную конкуренцию с «Зеленой улицей». В «Баллас» входят две банды. «Front Yard Ballas» – торговцы наркотиками и «Rollin Height Ballas», управляют только крошечным районом, именуемым, как «Цветущий парк». С 1970-ых, «Баллас» торговали наркотиками, оружием, были организаторами развития проституции. Самая кровожадная группировка, поддерживающая отношения, как с мексиканскими картелями, поставляющими им на розничную продажу наркотики, так и с русскими, от которых получают оружие. У банды «Front Yard Ballas» несколько главарей, «Цветущим парком» же управляет Билл Джексон по прозвищу Флорист.

«Ацтеки» (Varios Los Aztecas). Парни с определительными цветами в бирюзовых тонах. Являются союзниками «Зеленой улицы». В отличие от «Балласов» и «Зеленой улицы», в которой представителями были в основном афроамериканцы, этот коллектив состоит из латиносов. Традиционно против продажи наркотиков, основной доход получают от контроля железнодорожного вокзала, поставки оружия и проституции. Лидером группировки является Цезарь Виалпандо, женат на Кендл Джонсон, сестре Свита и Сиджея – главарей «Зеленой улицы».

«Вагос» (Los Santos Vagos). Желтая расцветка группировки, как и «Ацтеки» состоит из латиноамериканцев, но является противоборствующей ей группировкой. Основным направлением получения доходов является продажа наркотиков. Как полагается между группировками не может быть союзов, но поддерживается «Балласами». Главарем «Вагос» является Фернандо Кортес.

Кик-боксер, видевший в своих снах яркое солнце, спортивные автомобили и многие другие знамения свободы, ничего не знал ни о местных авторитетах, ни о легендах районов, ни о вечной вражде, ни о бесчисленных историях. Он спал безмятежно. Воздух нового города, далекий перелет, дневная жара уморили его, и Самуэль проспал до глубокой ночи. Пока не ощутил на своей шее удушающую петлю. Открыв глаза в своем небольшом доме, он увидел трех грабителей. Двое чернокожих парней рыскали по небольшому жилищу, пока третий затягивал петлю на шее хозяина дома. У мастера спорта по кик-боксингу, где-то в мозгу включился защитный режим – ударом с локтя он сломал нос толстому парню, от чего тот ослабил хватку. Второй схватил вазу и замахнулся на Самуэля, но тот поставил блок, и стеклянное изделие разлетелось от локтя. Не медля ни секунды, кик-боксер приложился в челюсть парню, от чего тот потерял сознание. Третий до конца драки стоял как вкопанный.

Вышвырнув грабителей на улицу, хозяин дома предупредил:

– Еще раз сунетесь в мой дом – живыми не уйдете!

– Пошел ты, ниггер, – прокричал худощавый парень, ударивший его вазой. – Мы хозяева в Гэнтоне. Это наш район!

Кик-боксер, стоя на пороге своего дома, смотрел в след уходящим побитым парням в зеленой расцветке. В прочем он был не единственным наблюдателем за происходящим.


Зеленая улица.

Ночь уступила восходу, первыми лучами озарившему небо города ангелов. Самуэль обожал утренние пробежки. Выйдя на порог своего дома, он одел наушники, в которых местные рэперы читали текста о продажной стране, об объединении враждующих семей и всё это под минус джазовой музыки. Утренняя прохлада бодрила спортсмена одетого в черную майку, камуфляжные штаны и черные кроссовки. Сделав утреннюю гимнастику перед своим жилищем, чернокожий парень начал пробежку. Покинув округлый двор, он бежал строго по прямому пути.

«Каждый день новый маршрут», – дал он себе установку.

Подошва не ощущала того раскаленного жара, который был вчера. Пробегая мимо спящих домов, в некоторых он уже видел свет возможно таких же начинающих спортсменов, или же собирающихся на работу жителей, а возможно только пришедших из улицы парней «Зеленой улицы». На протяжении всего бега редкие автомобили попадались ему на встречу. Идеальная тишина перед начало очередного бурного дня.

Бегун был сосредоточен на окружении: парикмахерская, магазин одежды, местный бар, тату-салон, пиццерия. Добежав до перекрестка, начинался новый район. На этой территории фиолетовые граффити были зачеркнуты зелеными надписями.

«Явный вызов другой банде».

Пробежав порядка трех миль, Самуэль в окружную направился домой. Округ Лос-Анджелес был усеян дешевыми забегаловками, бесчисленными складами, канализационными стоками (как ни странно, но запах от бетонированной канавы не доходил до «Гэнтона» – района, ставшего его домом). Вдали виднелся нежный песок пляжа. Восход на побережье являл собой неописуемое чудо природы. Несмотря на бурную ночь, кик-боксера здесь всё устраивало.

«Осталось найти только работу».

Семья Джонсонов была основой банды «Зеленой улицы». Не так давно братья Карл и Шон сумели, как объединить распавшиеся семьи зеленых цветов, так и отбить территорию у противоборствующих банд. Однако в отличие от младшего брата, старший по прозвищу Свит не ударился в бизнес и не думал переезжать в другой город. На уговоры младшего Шон всегда отвечал: «Моё сердце навсегда останется на «Зеленой улице». Свит до сих пор являлся бессменным главарем банды и принимал важные решения у себя дома.

Сидя на удобном диване, он курил кальян. Из шести присутствующих все шестеро были чернокожими парнями в одежде зеленной расцветки. Свит короткостриженый парень лет тридцати никогда не расставался со своей зеленой кепкой с логотипом «LS». Вдыхая молочно-синеватый дым кальяна, он слушал трех гостей – представителей своей банды, пока другой – худощавого телосложения парень с дредами, скрытыми под разноцветную шапку поклонников Бога Джа, что-то готовил на кухне, высокий парень, одетый в разноцветную одежду с африканскими амулетами, стоял рядом, перелистывая Библию, его в «Зеленой улице» именовали Священником.

– Мы просто хотели узнать, что за парень к нам приехал, – вел разговор из троих только он один, двое других просто кивали головами в знак согласия. – У нас гангстеров своих хватает. Думали может бежал откуда, может бабки есть или оружие…Но он как нас увидел сразу начал кулаками махать. Мы даже среагировать не успели…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5

Поделиться ссылкой на выделенное