Далибор Денда.

Сербская армия. 1804-1918



скачать книгу бесплатно

Стояньем города не берут; воюют уменьем, а не числом; от уменья происходит согласие.

А. В. Суворов «Наука побеждать»

© Д. Денда (текст), 2021

© А. А. Силкин (пер., коммент.), 2021

© П. К. Донской (дизайн обложки), 2021

© Институт славяноведения РАН, 2021

© Издательство «Нестор-История», 2021

Предисловие к русскому изданию

Находившийся на службе в Белграде российский дипломат В. Н. Штрандтман оставил следующую запись в своих «Балканских воспоминаниях»: «Когда я их (сербов. – Д. Д.) спрашивал, почему их столица так невыгодно с внешней стороны отличается от столицы Болгарии, они мне отвечали, что не имеет смысла отстраивать большие дома, потому что рано или поздно они подвергнутся вражескому разрушению. Выдержим ли мы, говорили они, такое испытание – вопрос будущего, и все будет зависеть от мудрости наших политических деятелей и от храбрости нашего малочисленного войска, тех десяти пехотных и одной кавалерийской дивизии, которые мы можем противопоставить несметным неприятельским силам (Австро-Венгрии. – Д. Д.). При этом они ссылались на “Майку Русию” как на старшую сестру, которая их не покинет в предстоящей борьбе за жизнь и свободу». Как следует из этих строк, сербская армия, наряду с верой в Россию, служила главным орудием и опорой сербов на их пути национального становления, занявшего более столетия. Начало ему положило восстание против османской власти, а увенчался он созданием государства югославян, в котором воссоединился, по крайней мере, на относительно продолжительное время, весь сербский народ.

Появление в Сербии армии как института совпало с зарождением новой сербской государственности. Поэтому развитие вооруженных сил протекало параллельно с развитием и усилением государства, которое почти постоянно находилось под воздействием русского фактора. Процессу возникновения и выстраивания сербской военной организации посвящена данная книга, которую я, благодаря усилиям и пониманию коллег из Института славяноведения РАН, имею возможность предложить вниманию не только научных работников, но и широким кругам российских читателей.

Настоящий труд стал результатом многолетней работы и размышлений автора на тему развития сербской военной организации в XIX?ХХ вв. К написанию подтолкнуло осознание того, что ни на сербском, ни на русском языках не имеется хотя бы небольшой работы обобщающего характера, посвященной сербской армии – плоду продолжительной кропотливой деятельности нескольких поколений сербских офицеров. Тактически слаженная и располагавшая отличным командованием она предстала перед мировой общественностью в ходе Балканских войн и Первой мировой.

Избегая излишней детализации изложения, в процессе написания я руководствовался желанием вынести на суд российского читателя не всеобъемлющее исследование, после которого тему можно считать закрытой, а «путеводитель», проливающий свет на процессы, через которые пришлось пройти сербской военной организации на пути обретения высокой степени профессиональной эффективности. Однако история сербской армии как значимого национального института, несомненно, заслуживает масштабной обобщающей работы, написание которой автор данных строк, будучи одним из немногочисленных представителей сербской военно-исторической науки, считает своим долгом.

Книга главным образом опирается на уже признанные классическими труды сербских военных историков, однако в ней представлены и новые, прежде не известные научной общественности факты, ставшие результатом опубликованных и неопубликованных изысканий автора. Имеются в виду прежде всего разделы рукописи, посвященные образованию, системе отбора и обучения командного состава, а также разработке военной доктрины и системы командования. Книга разделена на семь хронологически-тематических разделов, которые соответствуют ключевым этапам развития сербской армии на протяжении XIX и первых десятилетий ХХ в.

Рассмотрены следующие темы: военная организация времени Первого сербского восстания (1804–1813); армия князя Милоша Обреновича (1815–1839); военное устройство Княжества Сербия в период Уставобранителей (защитников конституции) (1839?1858); армия во время второго правления Милоша (18581860) и при князе Михаиле Обреновиче (1860–1868); устройство армии в период регентства (1868–1872) и в первые годы правления князя Милана Обреновича; сербско-турецкие войны (1876–1878). Особое внимание уделено военным реформам, осуществленным после войн с Портой и заложившим основу сербской армии современного образца. Подчеркнуто значение для выстраивания профессиональной военной организации в Сербии, с одной стороны, поражения в сербско-болгарской войне и, с другой, реформ, которые экс-монарх Милан реализовал в качестве командующего Действующей армией (1898–1901) в период правления короля Александра – последнего из династии Обреновичей. В институциональном отношении эти реформы увенчали формирование профессиональной военной организации, располагая которой, Сербия в 1912 г. вступила в эпоху войн.

Нельзя было не остановиться на вкладе воеводы Радомира Путника, который, находясь во главе военного командования в период с 1903 по 1912 г., подготовил армию к великим победам Балканских войн и Первой мировой. Последняя глава, рассматривающая участие сербской армии в перипетиях 1912–1918 гг., отличается обилием фактов и сведений о ее численности, снабжении и потерях. Особое внимание в каждой из глав уделено российскому влиянию на развитие сербской армии, а также российско-сербским военным связям. В конце приводится список избранной литературы на сербском и русском языках, которая может послужить отправной точкой в дальнейшем изучении интересующей нас темы.

Будучи открытым к любой критике и предложениям, выношу книгу на суд читателей. За ее перевод выражаю особую признательность канд. ист. наук А. А. Силкину, а за публикацию под грифом авторитетного Института славяноведения РАН – д-ру ист. наук К. В. Никифорову и д-ру ист. наук О. В. Хавановой.

Белград, 29 сентября 2020 г. Д. Денда

Памяти А. Л. Шемякина



Глава 1
Военная организация во время Первого сербского восстания 1804–1813 гг

Появление первых вооруженных формирований сербского народа в новое время относят к периоду Первого сербского восстания. Облик тех отрядов обусловил тот факт, что у повстанцев имелся опыт самого разнообразного происхождения, который они с успехом применяли. Наиболее боеспособным было так называемое народное войско (милиция), а с конца 1809 г. началось формирование и первых регулярных частей малой численности. Развитие военной организации прервалось в результате поражения восстания в 1813 г.

В 1804 г. состоялись судьбоносные события в истории новой сербской государственности. 2 (14) февраля на церковный праздник Сретения Господня в Лощине Маричевича, расположенной в селе Орашац, принято решение о начале восстания сербов Шумадии против турецких отступников – дахиев. Повстанцы выбрали своим вождем Карагеоргия Петровича. Восстание, вскоре охватившее и остальные области Белградского пашалыка, в 1805 г. переросло во всенародное освободительное движение против турецкого господства. Вехой стала битва при Иванковаце – первое столкновение с регулярной армией султана.

В силу того, что после Первого восстания 1804–1813 гг. сербское государство постоянно подвергалось военным испытаниям, ключевым фактором его развития стало формирование вооруженных сил.

Начатки военной организации

Военные власти повстанцев возникли самопроизвольно, хотя в известной мере они основывались на опыте гайдуческих чет и фрайкоров из Кочиной краины (периода австро-турецкой войны 1788–1791 гг.). Их предтечей можно считать и организацию сербского войска времен пребывания во главе Белградского пашалыка визиря Хаджи Мустафы-паши (1793–1797 и 1799–1801 гг.), при котором самоуправление кнезов приняло окончательный правовой облик. В ту пору турки стремились склонить на свою сторону сербов, которые в ходе австро-турецкой войны 1788–1791 гг. заняли сторону империи Габсбургов. Ферманы, обнародованные Портой в 1793, 1794 и 1796 гг., завершили правовое оформление самоуправления кнезов, которое начало складываться еще после австро-турецкой войны 1737–1739 гг. В соответствии с положениями этих ферманов во главе пашалыка стоял визирь, которому подчинялись турецкие органы власти в нахиях (округах). Параллельно с ними существовали сербский верховный кнез и оберкнезы – старейшины нахий. Устанавливать и собирать налоги должны были кнезы сел и кнежин. Самоуправление подразумевало наличие сельского сбора, скупщин кнежин и нахий. Точно определялся размер дани и прочих платежей, которые должны были выплачивать сербы; спахии проживали только в Белграде; паша располагал правом иметь сербов в своей свите; гарантировалась свобода вероисповедания и разрешалось строить церкви и монастыри. Эти привилегии послужили основой, на которой участники обоих восстаний воссоздавали сербскую государственность.

В период правления визиря Хаджи Мустафы-паши в Белградском пашалыке появилось и сербское народное войско, инициаторами чего стали сербские кнезы. В ответ на требование визиря предоставить ему средства на создание армии, они предложили ему собственное войско. Достигнутый осенью 1796 г. договор, который устанавливал, сколько солдат какая нахия (административная единица, соответствующая по размерам современному округу) должна предоставить, считается отправной точкой формирования военной организации сербов пашалыка. Сербское народное войско милицейского типа, формирование которого началось весной 1797 г., использовалось для защиты пашалыка. В его основу был положен территориальный принцип, и оно насчитывало около 16 тыс. солдат. Во главе его стоял Станко Арамбашич, имевший чин бимбаши. Звание булюбаши имели командиры войска отдельной кнежины (среза). Бесценный боевой опыт, полученный в то время, весьма пригодился сербскому народному войску в период восстаний.

Устойчивому соблюдению и развитию привилегий помешало возвращение в 1799 г. в Белградский пашалык янычар после полученного ими разрешения, захват власти и убийство Хаджи Мустафы-паши в декабре того же года. Произвол, творимый янычарами, достиг кульминации в конце 1803 – начале 1804 г., когда состоялась резня сербских кнезов. Реакцией на кровопролитие стало общенародное восстание, в ходе которого проступили первые контуры современного сербского государства и армии.

Первые годы Первого сербского восстания

На террор со стороны янычар народ ответил уходом в леса, сопротивлением, оказываемым в отдельных местах, а также нападениями на их гарнизоны. Восстание приобрело более организованный характер после избрания вождем Георгия Петровича – Карагеоргия. Повстанческое войско одержало первые победы над дахиями. 18 марта под командованием Карагеоргия повстанцы заняли Рудник, а в апреле разбили янычар в сражениях у Баточины и Ягодины. К концу апреля удалось очистить от турок всю Шумадию, а отряды Карагеоргия подошли к Белграду. В Западной Сербии центром повстанческой активности стал Валевский край. Сербы сожгли город Валево и осадили г. Шабац, который сдался в мае. Тем временем на укрепленных позициях в окрестностях монастыря Чокешина воевода Яков Ненадович во главе отряда повстанцев подстерег и в результате кровопролитного однодневного сражения нанес поражение янычарам, которые направлялись из Боснии на помощь осажденному Шабацу.

В апреле-мае повстанцы освободили все села между реками Великая Морава и Тимок и осадили г. Пожаревац. Гарнизон сдался на милость Карагеоргия, в результате чего был освобожден почти весь Белградский пашалык. Турки сохранили контроль над Соколской, Ужицкой и частью Пожегской нахии, в то время как осадившие Белград сербы удерживали линию Остружница – Жарково – Авала – Дунай. В следующем, 1805 г. повстанцы освободили Карановац (Кралево), Ужице и очистили от турок Ужицкую, Пожегскую и Соколскую нахии. В том же году мятеж против дахий разрастается до масштабов Сербской революции. Расправившись с янычарами, повстанцы не собирались снова нести феодальные повинности. В переговорах с боснийским визирем Бечиром-пашой они отвергали восстановление прежнего положения вещей и требовали самоуправления. Эти требования были доставлены султану вместе с «напоминанием», что гарантами автономии должны стать европейские державы. Не прекращая борьбы, повстанцы обратились за помощью к Австрии и России. Порта, не желавшая принимать сербские требования, направила против мятежников нишского Хафиза-пашу с отрядом в 15 тыс. солдат. В битве под Иванковацем, состоявшейся 18–20 августа, повстанческая армия нанесла поражение войскам султана. После боев под Парачином и ранения, полученного Хафизом-пашой, турки беспорядочно отступили к Нишу. Победа вселила в повстанцев уверенность с собственных силах, а восстание перешло в новую фазу и приняло общенародный характер.

В начале 1806 г. повстанцы впервые предприняли наступление на нескольких фронтах – в направлении соседних пашалыков. После событий под Иванковацем Порта решила окончательно подавить восстание и объявила мобилизацию вооруженных сил в европейской Турции и частично в Малой Азии. Поход на Сербию, осуществление которого доверили Ибрагиму-паше, должен был представлять собой концентрический удар из Видина, Ниша и Боснии. Операцию, назначенную на июль, объявили джихадом, то есть «священной войной». Турецкие силы, наступавшие на Сербию, насчитывали 60 тыс. солдат. Узнав о турецких приготовлениях, повстанцы решили, с одной стороны, держать оборону по всем фронтам, а с другой, попытаться найти дипломатическое решение конфликта с Портой. Основная часть сербских сил под командованием Миленко Стойковича и Петра Добрняца сосредоточилась у Делиграда на нишском направлении, откуда ожидался главный удар. Войска Валевской и Шабацкой нахий под командованием Якова и протоиерея Матии Ненадовичей поджидали турок на Дрине. А 4 тыс. солдат во главе с Васой Чарапичем, Янко Катичем и Симой Марковичем осаждали Белград. Резерв, которым командовал сам Карагеоргий, расположился в Тополе.

Одновременно повстанцы отправили в Константинополь земунского купца Петра Ичко с полномочиями на ведение мирных переговоров, подписанными 13 июля Карагеоргием и Младеном Миловановичем. Вожди повстанцев предъявили Порте следующие требования: установления фиксированного размера дани; направления в Сербию представителя султана «мухасила» с несколькими «служителями», которым бы передавалась дань; исполнения всех «мухасилских» обязанностей сербами, которые обязались бы соблюдать волю султана; удаления из Сербии янчар, наемников (крджалиев) и всех прочих «злых» турок; предоставления сербам права охранять границу. Прибыв в Константинополь, Ичко при посредничестве патриарха в конце июля приступил к переговорам. Умело использовав как поражения турок в районе Мишара и Делиграда в августе 1806 г., так и кризис в отношениях между Турцией и Россией, он добился от Порты уступок, которые требовали сербы. В сентябре Ичко вместе с «мухасилом» султана прибыл в Сербию, а в октябре скупщина, состоявшаяся в Смедерево, приняла условия Порты. По решению Скупщины Ичко снова отправился в Константинополь, чтобы твердо и окончательно определить условия мира. В январе 1807 г. Порта официально согласилась с условиями Ичкова мира, которые на этот раз отвергли сербы, захватившие к этому времени Белград.

Воодушевленные блестящими успехами (бои на Мишаре, при Делиграде и под Белградом), достигнутыми в 1806 г., они вняли призыву России начать совместную борьбу против турок. Так как этот шаг означал окончательный отказ от признания турецкого сюзеренитета, 31 марта 1807 г. повстанцы провозгласили независимость Сербии. В апреле 1807 г. с целью содействия русским, которые осуществляли основные операции в нижнем течении Дуная, в Неготинскую краину был направлен Миленко Стойкович во главе отряда в 5 тыс. человек. С помощью сил под командованием Карагеоргия и Гайдук-Велько Петровича, а также российского отряда численностью в 1 тыс. солдат под командованием генерала И. И. Исаева удалось разбить турок у Штубика и Малайницы, после чего сербы заняли Прахово и осадили Неготин. В конце июня 1807 г. сербские повстанцы подписали с Россией военную конвенцию, которая регламентировала следующие аспекты сотрудничества: присутствие в Сербии российских гарнизонов, а также частей регулярной армии, которые, с одной стороны, послужили бы моделью для формирования армии сербской и, с другой, осуществляли бы охрану границы (всего шесть батальонов, четыре эскадрона и два казачьих полка) с Боснийским и Видинским пашалыками; оказание денежной помощи; прибытие специалистов по литью пушек и ядер, а также производству пороха; поставки резервных орудий, свинца и пороха; прибытие шестерых офицеров артиллерии и инженерной службы во главе соответствующих отрядов для обучения сербской повстанческой армии и строительства укреплений; отправку врачей и медицинских материалов. Вскоре на русско-сербско-турецком фронте наступило перемирие, которое продолжалось до весны 1809 г. Эту передышку сербы использовали для урегулирования внутренних вопросов, организации власти и укрепления армии, чему способствовала российская помощь, оказываемая в соответствии с конвенцией.

Устройство повстанческой армии

Поначалу повстанческие отряды формировались вокруг авторитетных фигур. В Шумадии таковыми были Карагеоргий и Станое Главаш; в бассейне Колубары – Яков Ненадович; в Приморавье – Миленко Стойкович и т. д. В результате стремительного распространения восстания силы повстанцев эволюционировали от вооруженного народа до милицейского (народного) войска. Солдаты не несли службу постоянно, а собирались под знамена только в случае необходимости. В военных условиях солдатами считались все мужчины возраста от 18 до 50 лет, проживавшие в одном доме или семейной задруге, за исключением одного, который оставался на хозяйстве. В чрезвычайных обстоятельствах мобилизации подлежали все мужчины в возрасте от 15 до 70 лет, как это было в случае с известным манифестом Карагеоргия, обнародованным в 1813 г.

Воинская обязанность называлась «войницей», а мобилизованные мужчины именовались «войниками», или «солдатами». Мобилизация солдат осуществлялась по территориальному принципу – в военных срезах (большие группы сел) и нахиях. Каждая нахия формировала собственное войско, которое носило ее название и находилось под командованием воеводы – «бимбаши». Несколько кнежин, составлявших нахию, формировали батальоны. В кнежине народным войском командовал заместитель воеводы – «булюбаша», который в Западной Сербии носил чин капитана. В начале восстания каждое село имело своего командира – «подбулюбашу», которого называли «младшим булюбашой», или двадцатником. В крупных селах имелось по несколько «подбулюбашей», каждый из которых командовал «десятиной» численностью в 10?20 человек или больше. Вышеприведенные названия чинов были заимствованы из сербского народного войска, сформированного в 1797 г. Поначалу имелось несколько авторитетных воевод и правителей (Яков Ненадович, Милош Обренович, Миленко Стойкович, Петр Добрняц и др.), которые имели в своем подчинении по несколько нахий и командовали менее харизматичными воеводами. На начальном этапе войско само выбирало своих командиров, а в дальнейшем их стал назначать Карагеоргий – самостоятельно или по согласованию с Правительствующим советом.

С 1804 г. и все то время, что продолжалось восстание, военная власть не была отделена от гражданской, поэтому многие военачальники выполняли обязанности и гражданских властей. На протяжении всего восстания военные власти всегда имели приоритет по отношению к гражданским. Существовали следующие административно-территориальные единицы, которые также служили основой военно-территориальной организации повстанцев: село, кнежина (соответствует сегодняшнему муниципалитету), нахия (примерно соответствует по размерам современному округу). Сначала имелось 12 нахий, каждая из которых делилась на 2–3 кнежины, которые охватывали по несколько сел. Во главе этих административно-самоуправленческих образований находились сельские, кнежинские и нахийские кнезы, которым в основном и предстояло взять на себя руководство восстанием. Попытка отделения военных властей от гражданских состоится только в результате принятия конституционных актов 1808 и 1811 гг. Но и тогда разделение произойдет не в полной мере.

У повстанцев очень скоро сложилась собственная военная иерархия. Уже в начале мая 1804 г. Карагеоргий подписывается как «верховный воевода», «командующий всей Сербией» и «вождь». Отряды и их командиры из мятежных нахий признают его и подчиняются исходящим от него указаниям. Карагеоргий всех лидеров повстанцев, которые в большинстве своем были и кнезами нахий, утвердил в качестве военных командиров – воевод. В первых повстанческих частях собрались, во-первых, наиболее отважные люди, которые группировались вокруг народных старейшин, во-вторых, бойцы народного войска (1797), а также гайдуки и добровольцы из фрайкоров и Кочиной краины. Ряды повстанцев и особенно командный состав изрядно пополнился за счет прибывавших из Австрии сербов. Среди них имелись как офицеры, так и многочисленные унтер-офицеры, которые перебрались в Сербию еще на начальном этапе восстания. В дальнейшем численность повстанцев увеличилась в результате введения общей воинской повинности.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2

сообщить о нарушении