Д. Ман.

На пути в Шамбалу



скачать книгу бесплатно

© Д. Ман, 2017

© О. Макаров, дизайн обложки, 2017


ISBN 978-5-4483-7749-5

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Часть первая. Прибайкалье

«Человеческому сознанию не дано понять многое… Бесконечность? Наша планета, наша звездная система, наша галактика, наша вселенная, а дальше… Представить невозможно. Уму непостижимо. Ответа нет.

Двумерные миры. Если такие есть, их обитатели живут в двух измерениях. Они никогда не увидят человека, жителя трехмерного мира, только следы. Следы в буквальном смысле. Отпечатки ботинок на плоскости их мира. Что они могут узнать по отпечаткам о человеке? Это им не дано…

Так и мы в нашем трехмерном мире встречаемся с артефактами, которые не можем объяснить. Что было в начале? «Вначале было слово…». Ученый мир спорит, но у меня нет сомнений, организованную жизнь белковых тел на нашей планете породила программа вакуумного супермозга. Это электромагнитные и акустические волны, пришедшие из глубин космоса. Я хотел расшифровать послание, понять „слово“, хотел узнать создателя…»

(Из письма к другу)


– Василий Васильевич, вот пациент, о котором я вам говорила, – сказала Марина Павловна, врач-невролог, главному врачу. – Обратите внимание на зрачки, расширены почти во всю радужную оболочку, на свет не реагируют. Пациент на окружающих и внешние раздражители тоже не реагирует.

Василий Васильевич наклонился к пациенту, пощелкал пальцами у лица, потом сел на табуретку напротив человека, сидящего на кровати, достал металлический молоточек, сам поднял одну ногу пациента и положил на другую, стукнул молотком по колену.

– Рефлексы есть. Откуда доставили?

– С погранзаставы на границе с Китаем. Молчит. Документов никаких при нем не было, только на шее на кожаном шнурке висит камень зеленого цвета. Нянечка попыталась снять, но тут он прореагировал. Зажал камень в руке, да так крепко, что стало ясно, что с ним он не собирается расставаться. Мы и оставили, может камень ему о чем-нибудь напомнит и он выйдет из этого состояния.

– А как вы его кормите?

– По режиму. Никандровна подносит ложку ко рту, он ест. В туалет один раз сводили, дальше он сам ходит «на автопилоте».

Василий Васильевич еще раз осмотрел пациента. Мужчина, европейской внешности, точно возраст не определить. От сорока до пятидесяти. «Нет у меня пока никаких предположений на его счет», подумал главврач. «Чего только с людьми не происходит… Медицина зачастую бессильна»

– Будем пока наблюдать за состоянием, – сказал он и направился к двери. «Замучил меня гастрит, опять болит…», поморщившись, подумал Василий Васильевич.

И тут произошло непонятное: пациент встал, протянул руку в сторону врача и нараспев сказал фразу, которую не понял никто. Василий Васильевич вернулся, встал напротив больного и заглянул ему в глаза. Больше он ничего не помнил. Заглянув в глаза пациента, он растворился в них.

Это был космос, непостижимый и необъятный. Василий Васильевич почувствовал себя песчинкой, летящей в необозримом вакууме, и услышал ритмичную мелодию. Акустические волны обтекали его со всех сторон. «О-о-о-м…..». Необычное завораживающее звучание. Музыка космических сфер. Он видел сияние звезд, сопровождавших его полет, планеты, кометы, астероиды. Всё подчинялось окружающей его музыке, жило в её ритме. Полёт оборвался, Василий Васильевич пришел в себя. Стоящий перед ним пациент закрыл глаза

– Теперь здоров. – Тихо сказал он на русском языке, опустился на кровать и лег.

– Что это было? – Спросил ошеломленный Василий Васильевич у Марины Павловны.

– Вы стояли и не отрывали взгляд от больного, а он пел, я не поняла что, но ритмичное и успокаивающее, завораживающее. На каком языке? Затрудняюсь сказать… Все длилось минут десять.

– Язык санскрит. – Сказал вдруг второй пациент палаты. – Из моей истории болезни вам должно быть известно, что в прошлом я лингвист. Немного разбираюсь в языках. Думаю, он пел мантру, но в этом я не специалист…

– Было так красиво… – Задумчиво сказала Никандровна. – Во время пения, он поднес руку к груди и зажал в ней камень, а в камне проскальзывали золотые искорки. – Василий Васильевич наклонился к пациенту, пощупал пульс. – Норма. Не беспокойте его. Он спит. – Возвращаясь в свой кабинет, главврач почувствовал прилив бодрости, желудок не болел.

На другой день в состоянии пациента произошли значительные изменения. Зрачок сузился и стал близок к норме. Пациент стал реагировать на окружающую его обстановку: на громкие голоса, звуки. Он вздрагивал и начинал беспокойно оглядываться. Ощупывал части своего тела, как бы проверяя, всё ли на месте. Ел быстро и жадно, выхватывая у Никандровны ложку.

– Видно на поправку пошел, – сказала она, собирая посуду после ужина, соседу по палате Сергею. – Аппетит появился. Я ему вечером ещё кефира с булочкой принесу.

На следующий день состояние пациента улучшилось значительно. Он адекватно на все реагировал, наблюдал за всем осмысленным взглядом, но на вопросы лечащего врача, Марины Павловны, не отвечал. На появление Василия Васильевича среагировал, с интересом и с усмешкой посмотрел на него, когда он задал свой традиционный вопрос. – Как здоровье, пациент, на что жалобы? – Не получив ответа, пощупав пульс больного Василий Васильевич сказал: – Вам надо больше отдыхать. – И покинул палату.

Вечером того же дня пациент задал свой первый вопрос, обратившись к соседу по палате.

Сергей готовился ко сну, но мысли о необычном пациенте не давали ему покоя. «Что было позавчера… Ведь я был под сильными тракливизаторами, не мог встать, почти „овощ“. Эта мелодия привела меня в чувство. Я даже смог определить язык песнопения. Ясное сознание, никаких побочных явлений от большого количества лекарств, которыми я был напичкан „под завязку“. Ясность и трезвость мысли, и бодрость. Какой-то невообразимый прилив сил…» (Кстати, о пришедшем вдруг в себя и трезво излагающем свои мысли Сергее Петрове думал и Василий Васильевич. Уж, он-то, точно знал, что при таком количестве лекарств, введенных Петрову, тот должен долго находиться в состоянии «овоща». ) Итак, пациент задал вопрос.

– Не подскажете, уважаемый сосед, где я нахожусь? – Сергей, немного замешкавшись от неожиданности, ответил. – В психушке.

– А в каком городе?

– Город? Город Чита.

– А, случайно, не знаете, откуда меня сюда привезли?

– Наша лечащая сказала, что с границы.

– А с какой границы, не говорила?

– Так, с Китаем. Тут другой поблизости нет.

– Значит, всё-таки, добрался… – Сказал пациент и замолчал. Сергей не знал, как продолжить разговор, но пациент сам продолжил, спросив

– Как тебя зовут?

– Сергей. А тебя?

– Михаилом в прошлой жизни звали.

– А сам откуда? – Спросил Сергей.

– Жил когда-то в Питере. Начинал работать врачом-инфекционистом в больнице. Но это было давно и «неправда»…

– Так ты бомж? Ну, без определенного места жительства…

– Мое место жительства – планета Земля… – Ответ прозвучал пафосно.

– А что это ты пел позавчера на санскрите?

– Позавчера? – Михаил задумался. – Может и пел. Но я был в состоянии измененного сознания. Не помню сейчас, но позже могу вспомнить… А откуда ты знаешь санскрит?

– Ну, я лингвист по образованию. Кое-что еще помню.

– А что здесь делаешь? От чего лечишься?

– У меня второй день такое чувство, что я уже вылечился. А вообще, маниакально-депрессивный психоз. После твоего выступления здесь, мозги на место встали.

Михаил прожил в больнице неделю. У Сергея, неожиданно для него самого, вдруг проснулся давно забытый интерес ко всему необычному. С Михаилом можно было говорить о многом: о буддизме, о том, что русский язык так необъяснимо схож с санскритом. Например, на русском слово «дрова», а на санскрите «драва». «Трын» на санскрите «трава», а в песне, известной всем с детства, поется «…косят трын-траву…» Совпадение? Слово «русья» в переводе означает «великая». Любому лингвисту ясно, что от слова русья произошло слово Русь. И ещё в Индии, обязательно, предложение руки и сердца нужно записать на бересте, которую можно найти только высоко в горах. Не растут русские березки в жарком тропическом климате. Такой обычай. А откуда он…

– Не иначе, – шутил Михаил. – В древние времена, какой-нибудь славянский князь, все же помыл ноги в Индийском океане.

Вернувшись в очередной раз от главврача, с которым, по-видимому, он тоже говорил о многом, Михаил сказал: – Завтра ухожу. Пора в путь… Тебя тоже скоро выпишут. Василий Васильевич говорит, что объединение какое-то будет, персонал сократят, койко-мест меньше будет. Наверху решили, что так эффективней… Так что, удачи!

– Миша, я всё хотел спросить, ты, когда пел, сжимал в руке камень, что у тебя на шее висит. Для чего он?

– Этот камень мне дал тибетский монах. Он помогает сосредоточиться. Я ведь к вам прямо с Тибета. Жил там несколько лет.

– Значит, я был прав, это была мантра. Мантра о здоровье. Я слышал мантру в записи, но после прослушивания ничего не происходило.

– Чтобы был результат, нужен верный текст и верное исполнение, и – Миша сделал паузу, наклонился к Сергею и со значением сказал: – Человек нужен – ПОСВЯЩЕННЫЙ. И учиться нужно только у посвященного, вот только найти его трудно. Мне посчастливилось… У меня цель есть, людей лечить, но не пичкать их таблетками, а найти более безопасные и нетрадиционные пути борьбы с болезнями. Ведь таблетками одно лечишь, другое калечишь, вспомни, сколько в любых препаратах побочных явлений и противопоказаний… Нужно воздействовать не только на больной орган, а в целом на организм, а это уже в области тонких материй. Существует некое поле, оно – основа интеллекта и управляет развитием живого организма. Официальная наука, конечно, это не признаёт. А если тебе стало интересно, почитай, что пишут о волновом геноме.

– И куда ты теперь?

– Попутчика своего искать, потерялся при пересечении границы.

– А дальше? Ну, я имею в виду, чем займёшься?

– Хочу узнать, как лечат целители, только настоящие, а не те, что себя везде рекламируют. Вот и поищу их. Слышал о Шамбале?

– «Шамбхала» с санскрита «источник счастья»

– Может быть… По легенде там живут избранные, у них ответы на все вопросы. Крупица их знаний может изменить мир, но попасть туда может не всякий, только достойный с чистыми помыслами – ИЗБРАННЫЙ.

– Значит, там мудрецы, хранящие знания, дающие человеку власть над миром. Тебе нужна власть…

– Не понял ты, Сергей, мне только ответы нужны, «власть» это не про меня. Я учёный, поэтому любознателен. Ставлю вопросы, ищу ответы. А ты никогда не задумывался, почему в процессе эволюции человек на каждом этапе своего развития сталкивается с новыми болезнями, которых не было прежде? Только научится справляться с одними, а на подходе новые. Откуда они? Я вот думаю, но учти, это только мои предположения, что жизнь, а значит и мы, порождение вакуумного супермозга и он проверяет созданное на прочность…

Часть вторая. Санкт-Петербург

«Генетика. Я достаточно много времени потратил на изучение генома. Триплетный код – гениальный четырехбуквенный код и двадцати-буквенная азбука белков, созданная в процессе эволюции. Эволюции ли… Эволюция это программа развития. Кто автор? Кто составил такую программу, дал верный код органическому бульону планеты… Геном человека открыт. По словам генетиков, два процента отвечают за все, остальное генетический мусор… Девяносто восемь процентов? Зачем в каждой клетке организма человека столько мусора… Геном открыт, но не понят…

Клетки живых организмов никогда не находятся в покое, они колеблются. Каждый орган человека вибрирует со своей частотой. Сбой в колебаниях – болезнь… Не пора ли, всерьез, подумать о волновом геноме…»

(Из письма к другу)

Два товарища

Старший научный сотрудник «Института Генетики» Борис Толмачев отдыхал. Отдыхал от всего. В своей трехкомнатной квартире, удобно устроившись на диване, он смотрел фильм. Фильм был старым, но добрым и жизнеутверждающим. До этого он перещелкал почти все каналы на пульте «Шестьдесят каналов, а смотреть нечего… Бандитские, ментовские сериалы или глупые мелодрамы о том, как простые девушки находят себе мужей. И мужья эти обязательно бизнесмены или даже олигархи, а не какие-нибудь там работяги или младшие научные сотрудники. Мелодрамы это для Вали. До чего же жена любит эти мыльные оперы…» В субботу Валя всегда ездила посидеть с внуком, так как у его родителей в конце недели всегда были запланированы мероприятия: походы в кино, театр, экскурсии и просто встречи с друзьями. «Молодые ещё, дома насидятся. Вот если бы мне в их годы кто-то так помогал…» Эта Валина фраза всегда оставалась недосказанной. Можно было только строить предположения, чем бы она занималась. Борис выбрал старый фильм о трех товарищах. С экрана зазвучала знакомая с детства мелодия и песня «…плыла, качалась лодочка по Яузе реке…» и в это время раздался звонок в дверь. «Одиннадцать вечера. Кто бы это мог быть…»

Борис подошел к двери и заглянул в глазок, ничего не видно, глазок чем-то закрыт. Бориса бросило в жар «Какой-то бред… Что за глупые шутки…» подумал он, и тут из-за двери послышалась песня «Служили два товарища…» Борис распахнул дверь, на пороге стоял именно тот человек, которого он и ожидал увидеть. Постаревший, похудевший старый школьный товарищ Мишка Соломатин. Радость Бориса была искренна, он обхватил Мишку двумя руками и буквально втащил в квартиру.

– Ну, где тебя носило столько лет? А шутки, все те же… А если бы Валя к двери подошла, ни за что бы не открыла, да ещё бы и полицию вызвала.

– А я чувствовал, что это ты и, что один дома. – Миша скинул куртку, снял кроссовки и прошел в комнату. Осмотрелся. – Почти все так же, как было, только вот телик новый, – указал он на огромную плазменную панель.

– Ты располагайся, а я на кухню, чайник поставлю и разогрею чего-нибудь. Вижу, вижу, что голодный…

Борис накрыл газетный столик. – Я и сам не ужинал, одному ничего не хочется делать, даже что-то разогреть лень. Сейчас посмотрю, что Валюша приготовила… – С кухни послышалось – Голубцы… Будешь? Будешь, куда денешься. Потом ещё и пальчики оближешь.

Борис с Михаилом учились в одном классе, и не только учились, не расставались и после уроков. Все делали вместе. Эта детская школьная дружба переросла в крепкую взрослую. Михаил выучился на врача инфекциониста и несколько лет отработал в больнице. Увлекшись генетикой, он устроился в институт к Борису. Проработав там несколько лет, он неожиданно для всех уволился и пропал из виду друзей и знакомых.

– Ешь и рассказывай. – Сказал Борис, доставая из бара бутылку коньяка.

– Берёг для особого случая. А сейчас и есть этот случай. Семь лет не виделись. Какой же надо быть «свиньей», чтобы ни разу не позвонить… А я звонил, и на квартиры твои ходил. Никто не открывал, а потом и вовсе оказалось, что там живут другие люди. Жену твою бывшую навещал, тоже без толку.

– Как Наташа сейчас живет? – поинтересовался Миша.

– Из института уволилась. Где работает, не знаю. Но Валя говорила, что замужем она.

– Первая мою любовь и последняя. Больше ни к кому я таких чувств не испытывал. Теперь могу об этом спокойно говорить, а тогда… Не мог простить обмана. Помнишь, в лаборатории у нас все одно время делали тесты на отцовство? – Борис задумался. – Помню, было такое.

– И зачем я только этот тест сделал? Ведь Наташку любил и Аленку тоже. Всю жизнь перевернул мне этот тест.

– Ты не говорил мне.

– Зачем? Чтобы все знали, что любимая женщина дурачила меня шестнадцать лет… Зачем она врала изначально? Сказала бы, что ребенок не мой, ведь я все равно бы женился…

– Мне кажется, что они тебя любили. И Наташа, и Аленка. Девочка вообще не поняла тогда, почему вы развелись. Да, и никто не понял. Аленка, кстати, окончила первый медицинский. Врач. Миша, а может это ошибка была или тест не твой?

– Нет. Я только тест показал, как по ее глазам всё понял. Да и сама сказала. Под Новый год дело было. Я с ангиной свалился и не мог на вечер в институт пойти, а она пошла. Познакомилась там с кем-то и недели две ко мне не заходила, только позванивала. Что-то не сложилось там, она и вернулась. В январе мы свадьбу сыграли. Теперь это очень далекое прошлое, и иногда я думаю, что все было не со мной. И не вспоминаю даже, только тебе вот рассказал для ясности. А ты все в институте? Чем сейчас занимаешься? Вспоминаешь, хоть иногда, как вместе служили на благо науки? «Служили два товарища, ага. Вот пуля пролетела, и товарищ мой упал…»

– Я теперь в лаборатории генетики и биотехнологии растений тружусь или служу, как тебе больше нравится…

– Генно-модифицированные фрукты и овощи… Понятно.

– Знаю я твою позицию, но население Земли чем-то кормить надо…

– А наш био-СВЧ? Помнищь, как увлеклись работами Дзян Каньджена? Облучали у тебя на даче мышей и хомяков?

– Как не помнить? Кстати, он у меня до сих пор на даче на чердаке пылится.

– Хорошо бы на него посмотреть ещё разок – Сказал Михаил. – Принцип верен, но длина волн и частота это вопрос…

– Дзянь воздействовал частотой колебаний клеток утят на яйца кур, и у него вылуплялись цыплята с утиными лапками. А мы на беременную самку хомяка частотой беременной самки мыши. Неудачный опыт. Хомячиха заболела, а потом померла.

– Тогда мы совсем глупые были. Знаний не хватало. Да и теперь их мало… Я в первую очередь врач. «Не навреди» – это в первую очередь. Сто раз проверь, а потом используй метод лечения. Нет времени, всё познать и жизни не хватит. А я хочу узнать как можно больше.

– Значит, ты свою работу не бросал? – спросил Борис.

– Нет. И кое-чему научился. Я продал обе квартиры. Мне нужны были деньги на поездки. Умерла мама, ничего больше меня здесь не удерживало. Я и отправился за знаниями, которые подтвердили бы или опровергли мою теорию.

– Ну, и как?

– Рано, Боря. Говорить пока рано. Ты первый узнаешь… – Миша задумался, вздохнул. – Устал я что-то. А не пойти ли нам спать? Коньяк мы допили. Я неделю буду в твоем распоряжении. А потом в путь и в поиск…

Виталик

Утром нас разбудила Валя. Приехала в девять утра вместе с Виталиком, нашим внуком.

– И что здесь было? Почему рюмки на столе? – спросила она, заходя в гостиную, где я спал на диване. До Миши она ещё не дошла, он спал в моем кабинете.

– Тише, гостя разбудишь, – сказал я шепотом. Валя была чем-то возбуждена и не обращала внимания на мои жесты.

– Не успела уехать из дома, как у него гости. Вот, внука привезла на неделю. Обострение псориаза. В садик пока ходить не может. Ему спокойная обстановка нужна. Лечим, лечим, а толку… Хоть к экстрасенсам обращайся… Развелось их… Какую газету ни возьми, во всех объявления об услугах дипломированных лекарей. И где им только такие дипломы выдают? Столько лекарей, а народ болеет… Ведь от отчаяния к ним люди идут. Куда Минздрав смотрит… Жульё на чужом горе капиталы сколачивает. Развод это всё, – подвела итог Валя. – Но ведь бывают и случаи исцеления, сама, конечно, я не видела, – продолжила она с сомнением. – Боря, нужно бабку искать настоящую, чтоб болезнь заговорила… – На этой фразе Валин монолог был неожиданно прерван.

– Ну, извини, Валя, если уж очень вас стесню, переберусь в другое место. – В дверях кабинета стоял Михаил и насмешливо глядел на Валю. Валя сначала остолбенела, потом всплеснула руками и бросилась обнимать Мишку. – Так вот кто это… А я-то… Ну, прости, не ожидала. Откуда… Где пропадал? Виталик, познакомься, это лучший друг твоего деда – Михаил.

Вперед вышел мальчик и вежливо сказал: – Здравствуйте. Я о Вас слышал много от деда. Я тоже хотел бы иметь друга, но часто болею и не успеваю его завести. – В этих словах, сказанных ребенком, звучала обида на болезнь, тоска и одиночество. Михаил понял это сразу.

– Здравствуй, друзей у тебя будет ещё много. Уж ты мне поверь. С моим появлением, твоя жизнь изменится. Я хочу быть твоим первым взрослым другом. Ну, что берешь в друзья?

Виталик улыбнулся и протянул руку, совсем по-взрослому. Мишка пожал руку, а потом подхватил ребенка, поднял на уровень глаз и сказал: – Всё. Теперь друзья навек. – И посадил Виталика в кресло.

– Дед Борька, чего разлегся? Вставай, пошли ребенку завтрак готовить.

– Да, он уже завтракал. – Сказала Валя.

– А второй завтрак? Он просто необходим растущему организму. А мы с Борей вообще ещё ничего не ели. – Боря встал. – Берёшь инициативу в свои руки… Узнаю старого друга…

На кухне во время приготовления завтрака Миша сказал: – Ребенок болен. Но излечим.

– Да, куда только не обращались. Не лечится. Бывают периоды ремиссии, а потом снова обострение, как сейчас. Никто ведь не знает причины псориаза. Так, только догадки… Я, кстати, брал ДНК его отца в институт, в лабораторию генотипического моделирования болезней человека. Так вот, в геноме отца предрасположенность к заболеванию. Отец не болеет, а Виталик болен. Кто-то со стороны отца страдал таким заболеванием.

– Разберемся. – Уверенно сказал Михаил.

Завтракали все вместе на кухне. – Яичница, сосиски, сыр, колбаса, тосты. Кому чай, а кому кофе черный или с молоком? – Объявил Михаил. – Позвольте за вами поухаживать. Давно не приходилось этого делать. – Все были довольны, обстановка была доброжелательной и сердечной. Приехал, даже не старый друг, а долго отсутствовавший член семьи, которого давно всем не хватало…

– Придется неделю за свой счет на работе брать, – сказала Валя.

– А зачем, я неделю могу с Виталиком посидеть, – сказал Миша. – Я ведь на недельку в Питер. Мы с ним поладим. Верно? – обратился он к Виталику. – Поладим, – ответил Виталик.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2