Бруно Виане.

Путешествие Жана Соважа в Московию в 1586 году. Открытие Арктики французами в XVI веке



скачать книгу бесплатно

BRUNО VIANEY

TOUT AUTOUR DU VOYAGE DE JEAN SAUVAGE EN МOSCOVIE EN 1586


Под редакцией А. Терещенко


Обложка и 1-й форзац: карта (и часть карты) северных земель Абрахама Ортелиуса, 1570 г. (1601 г.).

Источник: Национальная библиотека Норвегии.

2-й форзац: Вардё в 1594 г. (1601 г.)

Гравюра Яна ван Линсхотена.

Источник: Национальная библиотека Норвегии.


© Vianey Bruno, 2017

© Терещенко А., перевод с французского, 2017

© ООО «Новое литературное обозрение», 2017

* * *

Памяти моего брата Жана-Марка Виане



Введение

2012 год, год Франции в России и России во Франции, был посвящен языку и литературе. Это был хороший повод обратиться к первому известному рассказу француза о путешествии в Россию. В 2016 году этому путешествию исполнится 430 лет. Совершил его Жан Соваж. Отправившись из Дьеппа на собственном торговом корабле, он прибыл в Архангельск в конце июня 1586 года. Путь был долгим: французы прошли вдоль норвежских берегов, обогнули мыс Нордкап, плыли по Северному Ледовитому океану[1]1
  Будущее Баренцево море названо так в честь голландского мореплавателя, умершего во время своей третьей экспедиции.


[Закрыть]
вдоль Мурманского берега, вошли в Белое море и бросили якорь у Свято-Никольского монастыря в одном из рукавов устья необъятной реки – Северной Двины. В сорока километрах вверх по ее течению находился Михайло-Архангельский монастырь, а рядом с ним маленький торговый город, всего два года как основанный и очень быстро ставший известным – Архангельск.

Краткий рассказ нормандского мореплавателя по-прежнему легко можно прочитать, несмотря на истекшие четыре столетия. Этот текст, состоящий из тридцати параграфов, весьма содержателен. Во-первых, там можно найти описание стоянки в Вардё, городке-острове, служившем с 1307 года восточным рубежом Норвежского королевства. А затем всё подряд: маршрут, которого следует придерживаться будущим мореплавателям; удивление при виде солнца, которое никогда не садится; традиции доброй выпивки в этих местах; мастерство русских плотников; езда на санях… и вообще другой мир, которым была Московия (как часто в те годы называли Россию).

В архивах Национальной библиотеки рядом с рассказом Жана Соважа находится маленький французско-русский словарь XVI века. Он ли его составил? Или просто использовал? Или словарь попал туда случайно? По сути, не так и важно, ведь он сам по себе является весьма интересным лингвистическим свидетельством.

Мы воспроизведем его после текста Жана Соважа.

В условиях тогдашней экономики и мореплавания это путешествие отнюдь не было случайным.

Царь Иван III (1462–1505)[2]2
  В скобках указаны даты начала и окончания царствования монарха, в других случаях это даты рождения и смерти.


[Закрыть]
, прозванный Великим, «собиратель земли русской», в 1480 году освободил Московию от татарского (или монгольского) ига, предоставив ей, таким образом, независимость. Контакты между Россией и западными странами, которых практически не было уже двести лет, возобновились благодаря женитьбе царя на Софье Палеолог, племяннице последнего византийского императора. Иван III сблизил свою страну с другими европейскими монархиями и пригласил в Россию множество иностранцев – итальянцев и греков.

Внук Ивана Великого, Иван IV (1535–1584), прозванный Грозным, укрепил независимость страны, завоевав Казанское и Астраханское ханства соответственно в 1552 и 1556 годах. Перед Россией открылись ворота Сибири. Еще одним последствием этих завоеваний стало то, что Волга, с самого истока, к северо-западу от Москвы, и до устья, до Астрахани на Каспийском море, стала полностью русской рекой, позволив русским торговать с Персией. Но России был необходим порт на Балтийском море, чтобы вести прямую торговлю с европейскими странами. После завоевания Иваном IV Нарвы[3]3
  Сейчас на границе между Россией и Эстонией.


[Закрыть]
в 1558 году Россия обрела торговую независимость.

Это «окно в Европу» оказалось весьма хрупким и недолговечным. Балтийское море было весьма опасным из-за пиратов; к тому же Польша и Швеция часто конфисковывали корабли, плывшие в Московию. На суше шла война, полыхала вся Ливония (где и расположена Нарва). Прошло чуть более двадцати лет, и в 1581 году шведы закрыли это окно. Торговля через Нарву больше не велась, но у Европы успела появиться потребность в товарообмене с Московией.

Оставался еще Северный путь, которым англичане пользовались с 1553 года. Этот торговый морской путь был открыт Ричардом Ченслером: он стал первым представителем Западной Европы, обогнувшим мыс Нордкап и добравшимся до Москвы, где царь Иван IV предоставил ему торговые привилегии. Голландцы поспешили последовать английскому примеру. Французы немного припозднились. Они плавали в Нарву начиная с 1560 года, а первая удачная (и известная нам) попытка торговать, пользуясь Северным путем, была сделана Жаном Соважем. Вплоть до основания Санкт-Петербурга в 1703 году Архангельск оставался единственным российским портом на Мировом океане.

Для французов это путешествие стало и победой, и началом пути.

Победа была достигнута неустанным трудом ныне забытого человека: Шарля де Данзея, посла Франции в Дании[4]4
  В то время Норвегия была частью Дании.


[Закрыть]
с 1548 по 1589 год. Именно он стоял за экспедицией Жана Соважа. Оценив препятствия, которые систематически чинились торговле в Балтийском море, и прибыль, которую получают англичане и голландцы, он непрестанно подталкивал французских купцов использовать Северный путь для прямой торговли с русскими. Кроме того, посол старался привлечь к этому новому морскому пути внимание властей – хотя Франция, раздираемая религиозными войнами, не слишком-то откликалась на его призывы. Данзей играл в этом регионе первостепенную роль, а его переписка содержит массу ценнейшей информации, в частности, о Скандинавии и России. В этой книге будет подробно описано все, что имеет какое-либо отношение к Северному пути, к торговле через Нарву, а также к Ливонской войне.

Но это путешествие было и началом пути. Именно в это время завязались первые дипломатические и торговые отношения между Францией и Россией. Жан Соваж написал свой рассказ в октябре 1586 года. За год до этого царь Федор I Иоаннович отправил письмо французскому королю Генриху III. Это самый ранний дошедший до нас дипломатический документ, связывающий Францию и Россию. На следующий год после путешествия, в 1587 году, был заключен первый торговый договор между двумя странами: царь разрешил купцам, приплывшим на корабле Жана Соважа, торговать в Московии. (Эти два документа, а также многие другие, воспроизведены в нашей книге.) Связи между Францией и Россией были, как говорят дипломаты, «нерегулярными, но сердечными».

Отчет об этом путешествии попал в руки Андре Теве, королевского космографа. Он его переписал, явно преувеличивая некоторые события, – так создается репутация народов. Этот текст еще не издавался, в книге он публикуется впервые.

Земли, вдоль берегов которых плыл Жан Соваж в своем путешествии по Северу, не были пустынными и лишенными истории. В его присутствии отправляли послов обсуждать раздел Кольского полуострова, на который многие имели виды. Россия и Норвегия издавна имели общую границу. История этой границы весьма богата. Она найдет отражение в первом Приложении. Добрососедские русско-норвежские отношения, без сомнения, являются одним из ключевых моментов для понимания ситуации в сегодняшней Арктике.

Счастливого вам пути вместе с Жаном Соважем!

Благодарности

Автор следил за переводом своей книги и позволил себе добавить в перевод отдельные отрывки и документы, а другие убрать или переписать, чтобы текст вызывал больший интерес русских и русскоязычных читателей. Автор сожалеет, что не может перечислить всех, кто ему помог и вдохновил его на этот труд, в особенности русских и в первую очередь жителей Архангельска.

Он особенно благодарен следующим людям: своему отцу Шарлю и своей сестре Флоранс за советы и внимательное чтение французской версии книги; Алексею Терещенко, переводчику и другу, историку по образованию, который внес многочисленные важные правки, сделал ценные замечания и значительно улучшил текст, сотрудничество с которым было ценным и поучительным; Владимиру Поплавскому, человеку, который поселился среди поморов и начал этот перевод; Седрику Этлишеру, французу-экспату, для которого, как и для автора, Москва стала второй родиной, который никогда не жалел своего времени и своей энергии ради того, чтобы эта книга, гимн русско-французской дружбе, могла оказаться в ваших руках.

Автор также выражает признательность Национальной библиотеке Норвегии (г. Осло), библиотеке Тромсёнского университета (г. Тромсё, северная Норвегия) и Соловецкому морскому музею (Соловецкие острова) за любезно предоставленные материалы.

Глава I. Беломорский путь

Путь из Западной Европы в Белое море, он же Северный путь, или, с 1584 года, Архангельский, имеет долгую историю. Вопреки тому, что нередко писали, его открыл отнюдь не англичанин Ричард Ченслер. Первым, кто хвастался, что плавал по Северному пути, был викинг Оттар, живший в конце IX века; позже он поселился в Нормандии. Скандинавы продолжали пользоваться этим путем, а затем он стал известен и русским, к 1100 году обосновавшимся на берегах Белого моря. Ченслер просто сделал Северный путь торговым.

Прежде всего, эта дорога была запасным выходом – она всегда эффективно выручала Россию. Конечно, путь через Балтийское море был куда более простым; но он часто по самым разным причинам оказывался весьма опасным или вообще невозможным. С конца XV века многие дипломаты, архитекторы, художники могли добраться из Западной Европы в Россию лишь в обход мыса Нордкап. Россия не смогла бы развиваться на протяжении всего XVII века, а потом в течение более чем двадцати лет вести Северную войну против Швеции (1700–1721) без подвоза товаров, которые шли через Архангельск. Благодаря этой торговле Россия смогла наконец получить выход к Балтийскому морю и даже построить там новую столицу – Санкт-Петербург. После этого Беломорский путь утратил былое значение, но оставался незаменимым в военное время: в наполеоновские войны, в Крымскую войну, в первую и, особенно, во вторую мировую войну, когда архангельский порт и его младший брат, мурманский порт, позволили СССР получать снаряжение, необходимое для победы над Германией. Этот путь вновь становится актуальным в XXI веке: благодаря глобальному потеплению, возможно, откроется Северо-Восточный проход.

I.1. Балтика: море, не имеющее выхода

Балтийское море – самое молодое на земном шаре, появившееся в конце последнего ледникового периода. Тающие ледники создали огромное озеро. Уровень мирового океана поднимался, и в конце концов примерно десять тысяч лет назад озеро стало его частью. Балтику и Северное море соединяют неширокий и очень мелкий пролив Каттегат, а также три узких параллельных пролива – Малый Бельт, Большой Бельт и Эресунн, самый судоходный из трех. Балтийское море неглубоко, в нем меньше воды, чем в озере Байкал, хотя она в 15 раз больше Байкала по площади. В это бывшее озеро несут свои воды многочисленные реки: это почти замкнутое море – наименее соленое в мире.

Торговля на балтийских берегах началась еще в античности. Это море владеет огромным богатством, которое можно найти лишь на его берегах: янтарем[5]5
  Согласно «Большой энциклопедии» (издана в Париже в 1885–1902 гг.), янтарь был известен еще египтянам, и «в ассирийской надписи 950 г. до н. э. царь рассказывает, что он чудесно поохотился, создал музей и т. д., и отправил караваны, которые найдут в море, над которым господствует Полярная звезда, зачаровывающий шафран. Здесь речь идет о янтаре, и о янтаре именно Балтийского моря, свойства и цвет которого столь ясно описаны».


[Закрыть]
. В обмен на янтарь купцы везли с юга изделия из железа, из бронзы, стеклянные бусы… Все эти предметы археологи находят в захоронениях вождей.

Славянская экспансия в Западной Европе достигла своего апогея к 700 году. Граница прошла по Эльбе. Позднее германцы мало-помалу оттеснили славян от берегов Балтики или ассимилировали их. О славянах напоминают географические названия Германии, имеющие славянское происхождение – Померания (находящаяся на море), Лейпциг (от слова липа), Торгау (от слова торг) и многие другие. Затем немцы колонизировали прибалтийские страны (рыцарский Тевтонский орден основан в 1191 году). В XII веке торговые немецкие города стали объединяться, и в 1241 году была создана Ганзейская лига, или Ганза. Это претендовавшее на международную роль объединение, одним из центров которого было Балтийское море, оказалось весьма эффективным: торговля развивалась быстрыми темпами и города обогатились. Ганза имела филиалы даже в Лондоне, Брюгге, Бергене (Норвегия) и Новгороде[6]6
  Сегодня в России это имя носят два города: Великий Новгород, о котором идет речь, и Нижний Новгород, в советское время Горький, расположенный на средней Волге, к востоку от Москвы. В момент своего основания в 1221 году Нижний Новгород с точки зрения русских находился на нижней Волге: это был последний русский город на Волге. Далее в тексте название «Новгород» будет обозначать только Великий Новгород. Сегодня его население насчитывает около 200 тысяч жителей, в то время как Нижнего – более миллиона.


[Закрыть]
. Ганзейская лига достигла расцвета в XIV веке, став практически торговым монополистом.

Все это не могло не вызвать зависти со стороны других стран, развивавшихся благодаря этой торговле. В 1397 году три скандинавские короны – Дания, Швеция и Норвегия – заключили Кальмарский союз. К югу от них произошло другое объединение: великий князь литовский, женившись в 1386 году на королеве Польши Ядвиге Анжуйской, стал польским королем Владиславом II. С него началась династия Ягеллонов. Речь Посполитая, объединение Польши и Литвы, постоянно усиливалась, став державой, с которой приходилось считаться[7]7
  Литва в то время была поистине великим княжеством. Она простиралась от Балтийского до Черного моря и включала Киев. Речь Посполитая являлась главным образом сухопутной державой. Тевтонский орден по Торуньскому договору 1466 года уступил ей Западную Пруссию (Данциг, или Гданьск, Мариенбург), в то время как Восточная Пруссия (Кенигсберг, совр. Калининград) продолжала принадлежать церкви, но стала вассальной по отношению к королю Польши.


[Закрыть]
. В 1410 году Владислав II положил конец германской экспансии (впоследствии получившей наименование Drang nach Osten), разгромив тевтонских рыцарей в Грюнвальдской битве. В XV веке на Балтике было довольно спокойно. Ганза по-прежнему доминировала в торговле, но перестала быть гегемоном. Нельзя забывать и о стране, которая к Балтийскому морю не выходила, но чьи торговые и рыболовные суда уже нередко заходили сюда – о Нидерландах, в 1470-е годы догнавших Германию по тоннажу торгового флота. Голландцы ловили сельдь, доставляли в балтийские страны соль и вино из Франции, а вывозили пшеницу, древесину, воск (для изготовления свечей) и меха.

В конце 1494 года произошло событие, которое зачастую остается незамеченным, хотя это поворотный момент европейской истории: фактории Ганзы в Новгороде были разграблены. Иван III приказал их закрыть. Больше они уже не откроются. А ведь торговля с Новгородским княжеством была весьма значительной: на этой обширной территории, раскинувшейся от Белого моря до реки Обь за Уралом, имелись огромные богатства. Это было жестоким ударом для Ганзы – теперь ее ждал неотвратимый закат. Голландцы, уже обосновавшиеся на Балтийском море, воспользовались этим, чтобы взять торговлю под свой контроль: с 1494 года они начали торговать с приморскими городами Ливонии (Рига, Дерпт, Нарва, Ревель). На протяжении всего XVI века продолжался бурный рост Голландии: в 1570 году тоннаж их торгового флота уже равнялся совокупному тоннажу Германии, Англии и Франции. Новгородское княжество несло знамя Руси после монгольского нашествия 1240 года: оно оставалось независимым (хотя и платило дань) и выдержало натиск немцев и скандинавов. В 1478 году Москва аннексировала это княжество со всеми его владениями. Два года спустя, в 1480 году, Россия Ивана III окончательно сбросила татарское иго. 1494 год дал понять, что Россия пойдет московским путем, а не новгородским, похожим на путь вольных городов Средневековья.

Нельзя сказать, что соседи Московии были очень рады ее возвращению в число европейских держав. Около 1500 года Иван III постарался пробиться к Балтийскому морю, впрочем, безуспешно: между Россией и морем остался лишь ливонский город Нарва. В конце концов, ее захватил Иван Грозный в 1558 году. Между тем Швеция, все в меньшей степени склонная терпеть датское господство, многократно восставала, а в 1523 году обрела независимость и сразу же пожелала отнять земли у соседей. Польша принудила тевтонских рыцарей признать свой сюзеренитет (Краковский договор 1525 года). Войны были нередкими, а союзы непрочными (случались конфликты даже внутри самой Ганзы), кроме того, Балтийское море кишело пиратами. Взятие Нарвы русскими войсками повлекло за собой ужасную региональную войну, которая продлилась почти 25 лет (Ливонская война между Россией, Польшей и Швецией). В 1581 году Россия утратила Нарву.

Балтийская торговля стала слишком сложной, и выхода из этой ситуации не существовало: единственным решением вопроса был путь, вновь открытый Ченслером[8]8
  Даже балтийская сельдь, одно из богатств Балтики, в эту эпоху мигрировала в Северное море.


[Закрыть]
. Главным было достичь берегов России: последующая дорога была долгой, но несложной. Сеть озер и рек в самой России позволяла добраться от Балтийского или Белого моря до Черного или Каспийского, почти не сходя с корабля. Викинги (варяги) знали это издавна и добирались до Константинополя через Русь.

I.2. Путь «из варяг в греки»

Этим путем пользовались варяги (так называли викингов на востоке), чтобы попасть в Черное море, а через него – в Константинополь. Путь долгий, но весьма удобный, так как почти все путешествие проделывалось на кораблях.

Варяги приплывали к берегам Финского залива в глубине Балтийского моря, туда, где сейчас находится Петербург. Оказавшись в этой болотистой местности, они поднимались по Неве вплоть до Ладожского озера. Нева, название которой по-фински значит «болото», – одна из самых коротких европейских рек, длиной всего в 72 км, и одна из самых мощных – она сбрасывает столько же воды в устье, сколько Рона и Луара вместе взятые. Ладожское озеро – самое большое в Европе после Каспийского моря, его площадь – 18 тысяч квадратных километров (в 30 раз больше Женевского озера).

Затем викинги проплывали небольшой участок пути вдоль берега Ладожского озера вплоть до устья реки Волхов. Поднявшись на несколько километров по реке, они останавливались в Альдейгьюборге. Это был весьма значительный город, где жили несколько сот или даже тысяч скандинавов. Здесь викинги меняли корабли: Нева была достаточно глубокой, и до этого места они могли идти на морских кораблях. Русские называли этот город Старая Ладога[9]9
  Чтобы не подвергать корабли страшным штормам Ладожского озера, Петр Великий приказал построить канал. С тех пор Старая Ладога потеряла свое значение и превратилась в небольшую деревню. Там были обнаружены ценнейшие археологические находки. Некоторые историки считают, что викинги добирались от Финского залива до Ладожского озера не по Неве – она слишком заболочена.


[Закрыть]
.

Путешествие продолжалось вверх по Волхову до озера Ильмень, из которого река вытекает. Там стоял город, который викинги называли Хольмгард, а русские – Новгород; наряду с Киевом (Кёнугард), это был один из двух главных торговых городов. Дальше корабли поднимались по впадающей в озеро Ильмень реке Ловати.

Здесь дороги расходились по направлениям: Киев, Константинополь, Ближний Восток или Каспийское море и Средняя Азия. На этом этапе варяги оказывались недалеко от истока самой длинной реки в Европе, Волги, которая очень быстро набирает силу и становится судоходной. Путь длиной в 3500 км приводил варягов прямиком в Каспийское море. Чтобы попасть в Киев, нужно было спуститься по Днепру (Борисфену у греков), исток которого был немного к югу от Ловати. Днепр тоже быстро становится судоходным: хотя длина реки превышает две тысячи километров, ее исток находится на высоте всего в двести метров над уровнем моря. Расположенный на этой реке Киев являлся важнейшим центром торговли, который не могли миновать ни купцы, ни паломники. Чтобы достичь Черного моря, нужно было преодолеть еще одно препятствие – днепровские пороги, которые приходилось обходить по берегу. Нужно было разгружать корабли и волочить их по суше. На дальнем краю Черного моря находился Константинополь, который русские называли Царьградом, а скандинавы – Миклагардом.

Существовал и другой вариант первой части путешествия: подняться по Западной Двине (по-латышски Даугава) от устья (где сегодня находится Рига) до истока, расположенного на Валдайской возвышенности, откуда берут начало Волга и Днепр. Этот путь использовался гораздо реже по причине меньшей судоходности Западной Двины и в первую очередь из-за враждебности местного населения (балты, эсты), которые как моряки и воины ни в чем не уступали варягам.

Славяне и скандинавы состояли в постоянном контакте друг с другом. Русские князья находили убежище в Скандинавии, а викинги могли скрыться в соседней стране, которую они называли Гардарикой, то есть страной (rike) городов или крепостей. Этимологию этого слова можно проследить и в русском слове город или град, означающем населенный пункт, всегда укрепленный, окруженный оградой или стенами. Один из самых древних городов России называется Новгород, то есть новый город[10]10
  Отметим, что тот же индоевропейский корень ghord (ограда), который соответствует латинскому hortus, дал во французском понятие horticulture (садоводство, огородничество). Отсюда в немецком языке garten или в английском garden. Эта информация взята из увлекательного сравнительного русско-французского этимологического словаря: Serguei Sakhno. Dictionnaire russe-fran?ais d’?tymologie compar?e. Paris: ?ditions l’Harmattan, 2001.


[Закрыть]
. Между этими двумя народами практически никогда не было конфликтов, в то время как внутри Скандинавии или древней Руси не прекращались жестокие междоусобицы.

На пути «из варяг в греки» расположились многочисленные варяжские колонии. Правящий класс древнерусских княжеств говорил на древнерусском и на языке варягов. Многие вожди имели одновременно славянские и скандинавские имена.

Варяги дали России первую династию, Рюриковичей, прервавшуюся в 1598 году со смертью Федора I, сына Ивана Грозного. Они показали русским торговые пути и способствовали открытию Византийской империи для славянской цивилизации. Видимо, они же научили русских навигации и судостроительству, потому что к тысячному году киевляне уже имели репутацию хороших моряков. Британский историк признал, что русские стали мореплавателями гораздо раньше англичан. Но у них был выход лишь в трудные для плавания моря – Белое море и Ледовитый океан. Они одни умели делать корабли, приспособленные к плаванью в этих морях: днища кораблей были закруглены, и при строительстве не использовали никаких гвоздей (которые в этом климате долго не служили)…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6