Бронислава Вонсович.

Убойная Академия



скачать книгу бесплатно

© Вонсович Б., Лукьянова Т., 2019

© Оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2019

Глава 1

Я придирчиво осматривала хвост – краска легла ровно, яркий алый цвет радовал глаз. В кои-то веки результат совпал с рекламой. К поступлению в престижнейшее корбинианское учебное заведение я теперь полностью готова. Правда, знали об этой академии только избранные, главным образом – такие семьи, как наша. Семья потомственных убийц на службе короне – звучит необычайно гордо, не находите? Это вам не какие-нибудь там маги-погодники, от нас зачастую зависят международные отношения, а не чистое небо в дни государственных праздников. Больше эти маги все равно ни на что не годны.

– Так-с! – Бабуля ворвалась ко мне в комнату, как метеор, бросила беглый взгляд на мой хвост и сразу скривилась. – Это ты зря, Сьенна. Наша задача – привлекать к себе как можно меньше внимания. Тихо пришел, тихо сделал свое дело и тихо ушел. Незачем размахивать перед носами свидетелей красными хвостами. Это красиво, но запоминается сразу.

– А как же вариант соблазнения? – Я недовольно дернула обсуждаемым объектом. – Там же, напротив, нужно внимание привлекать?

– Детка, разве мужчин привлекают одними хвостами? – Она умело поменяла модуляцию голоса и заговорила с такими томными хрипловатыми вибрациями, что мне и самой чего-то захотелось, хотя женщины, да еще и пожилые, меня никогда не привлекали. – «Тан, о вас ходят настоящие легенды. Такие, что я лично решила проверить, что из них – правда». Вот как надо, Сье. – Она вернула голосу обычную тональность. – Выразительно поиграть глазами, пару раз покачать бюстом перед объектом – и все, бери его тепленьким.

Я завистливо вздохнула:

– У меня так никогда не получится. Да и бюста достаточного для колыхания нет.

– Нарастет, – оптимистично сказала бабуля. – Да и потом – в деле колыхания бюстом размер его не важен. Важно все в комплекте. Кстати, всегда можно подложить что-нибудь в нужные места, чтобы содержимое выглядело объемнее. В конце концов, наша цель, чтобы объект допустил нас к телу и дал возможность выбрать, как его убивать, а собственной грудью для убийства воспользоваться проблематично. Хотя ходили слухи, что Саманте удалось ею задушить жертву, но там такой размер, что проще было не душить, а ронять сверху – летальный исход гарантирован. Но Саманта никогда не любила легких путей и постоянно экспериментировала. А эксперименты плохо заканчиваются в нашем деле, рано или поздно.

Продолжать она не стала, но я и без этого помнила судьбу несчастной Саманты, обремененной слишком большой грудью – эта часть тела и застряла, когда ее владелица пыталась спуститься по дымоходу. А потом затопили камин… Но мне всегда казалось, что в рассказе бабушки было больше зависти к легендарному бюсту Саманты, чем осуждения ее нелепой смерти. Вот и сейчас она критически покачала собственным в грустных размышлениях, что его достаточно разве что для застревания в водосточной трубе, в которую она ни за что не полезет.

– Так-с, Сьенна, – вспомнила обо мне бабуля, – я тебе кое-что собрала.

Набор удавок на все случаи смерти. Вот эта шелковая, такая элегантная, что я даже захотела себе оставить. Но вовремя вспомнила, что меня уже лет пять как не привлекают к делам, а такая замечательная вещь должна работать, а не пылиться в сундуке.

– Бабуль, зачем? – запротестовала я. – Сама же говорила, что нам выдадут.

– То, что выдадут, само собой, – важно кивнула она. – Но инвентарь должен быть личным, проверенным. От него зависит, насколько быстрой и безболезненной будет смерть заказа. Инструменты должны быть привычными, испытанными и надежными. В конце концов, любую из этих удавок можно носить как красивый пояс.

Я повертела в руках все пять и пришла к выводу, что четыре из них действительно можно использовать как пояса, а вот пятую, выглядящую как обычная веревка… Разве что мне придет в голову нарядиться монахиней? Да, тогда она точно пойдет. Веревка была непростая – в пальцах скользила как лучший шелк, легко и непринужденно. Я подняла вопросительный взгляд на бабулю.

– Да, необычная штучка, – подтвердила она.

– Но чары здесь не чувствуются.

– Она не зачарованная, – пояснила бабуля. – При выделке использовались, но сейчас она вылежалась, и даже следов нет. Классная штучка, правда? По внешнему виду и не догадаешься.

Она погладила веревку и восхищенно поцокала языком. Бабуля любила всякие качественные вещички, связанные с профессией. Ее, а теперь скоро и моей.

– Артефакт, определяющий вредные добавки в еде, – продолжала она меня радовать. – И чтобы не снимала. Внук Берта там учится, и он не упустит возможности отыграться за деда.

– Думаешь? Сколько лет прошло, – засомневалась я.

– Этот хрыч до сих пор перекашивается, когда меня видит, – гордо ответила бабуля и элегантно взмахнула хвостом. – Ему плесень с рогов полгода сводили. Нет уж, Сьенна, лучше перестраховаться. Не знаю, как сейчас, но в наше время преподаватели поощряли такие развлечения. «Наемный убийца постоянно должен быть настороже, – говорили они, – чтобы его не могли подловить во время еды или сна». Надевай, короче. Выглядит как обычный амулет от сглаза, вещица неприметная, но качественная.

Я послушно надела артефакт – одним больше, одним меньше, уже не принципиально. У меня их на целую связку накопилось. Нужно бы на один шнурок перенести, но тогда, чтобы убрать любой, придется сначала снять все. А каких только артефактов у меня не было: от всех видов магии, включая ментальную, по отдельности и общий, от ядов, от механических повреждений, мгновенного телепорта – таких даже несколько штук, с точкой выхода в разные места.

– Так-с, – она вытаскивала пузырьки по одному и вручала мне, – универсальный антидот, для концентрации внимания, для бессонницы, – она мечтательно изогнула хвост и улыбнулась, – и к нему в пару – противозачаточное. Против правнуков ничего не имею, но пусть они попозже появятся, когда их матери будет чем гордиться. Так что развлекайся, и пусть тебя ничего не ограничивает. Опыта поднакопишь к следующему курсу, когда будете изучать соблазнение.

– Пожалуй, это лишнее, – тихо ответила я и чуть втянула голову в плечи.

Ой, что сейчас начнется. Эта буря надо мной не пролетит. Она обрушится прямо между моих аккуратных рожек. Таких красивых, только сегодня отполировала и крем втерла.

– Что?! – бабуля грозно свела брови. – Ты хочешь сказать, что до сих пор девственница?

Стало так стыдно, что я ничего не смогла ей ответить, втянула голову еще сильнее, а по цвету сравнялась с собственным хвостом, за который с удовольствием бы спряталась. Но занятий по мимикрированию пока не было, да и не помогли они бы против агентессы с таким стажем, как у бабули.

– Я тебе все условия создавала! – продолжала бушевать она. – Чем тебя не устроил Зорг? Он-то был совсем не против, по его масленой роже сразу видно. Я вас столько раз вдвоем оставляла! И зачем, спрашивается?

– У него руки влажные и холодные, – пожаловалась я.

– Руки ей не нравятся! – не вошла в мое положение бабуля. – Это работа, запомни, на такие мелочи внимания обращать не нужно. Руки влажные, подумаешь. Изо рта не воняет, и ладно! Молодой, красивый, рога блестят, хвост дыбом – что тебе еще надо? Нет, ты решительно собралась опозорить семью! Как можно сообщать о такой серьезной проблеме перед отъездом? Сказала бы вчера, я бы опытного мальчика заказала, если уж соседи не устраивают. Лично бы выбрала и тальком присыпала! А сейчас? Мы же ничего не успеваем!

Она заметалась по комнате, звонко щелкая хвостом по попадавшимся предметам. Спинка стула не выдержала и треснула пополам. Даже сейчас тренированность бабули вызывает восхищение.

– Сьенна, что делать-то? Так опозорить семью… От тебя я никак не ожидала…

Я горестно всхлипнула. Все это время я честно пыталась себя перебороть, но как только Зорг лез под мою одежду, мои руки рефлекторно дергались и стукали его промеж блестящих рогов, вызывавших такое восхищение у бабули. Сила удара у меня приличная – глазки Зорга сводились в кучку, и он отключался на время, вполне достаточное, чтобы обшарить его одежду. В учебных целях, разумеется, все равно ничего такого он при себе не имел – ни документов государственной важности, ни ценных артефактов. Я утешала себя тем, что хоть один навык отрабатывается постоянно. Но когда Зорг приходил в себя, сил у него едва хватало, чтобы вяло попрощаться и уйти. И хвост у него при этом не стоял дыбом, а грустно обвисал.

– И вопрос такой деликатный, – продолжала причитать бабуля, – за пять минут не решишь. Может, к целителю? Неприлично, конечно, слухи пойдут и все такое, но другого выхода не вижу. – Она с надеждой взглянула на часы, но те ее не порадовали. – Не успеваем, никак не успеваем. Так-с… – Она оценивающе на меня посмотрела. – Угораздило же тебя так влипнуть, теперь со студентами нельзя – непременно выплывет, и засмеют, как есть засмеют. Разве что подберешь кого из преподавателей? Он поржет, конечно, но хоть в тайне оставит. Расстроила ты меня, Сье. Собиралась в Убойную Академию, а такой простой вопрос не решила. Опять на бабушку понадеялась?

Бабуля недовольно фыркнула, тряхнула головой так, что ее массивные серьги закачались в ушах как при землетрясении, и в последний раз раздраженно дернула хвостом. Получалось это у нее очень выразительно, я ей пока сильно уступала во владении своим.

– Я пыталась, – убито сказала я. – Оно как-то само не получилось.

– Так-с, – бабуля выставила в мою сторону ухоженный указательный палец с переливчатым лаком, – главное, чтобы никто не узнал. Не дай боги, до Берта дойдет, я ему в глаза не смогу посмотреть при встрече. Лучше делай вид, что они тебя не привлекают, а приедешь на каникулы, решим твою деликатную проблему тем или иным образом, – она успокоилась немного, резко выдохнула и сурово продолжила: – Здесь еще зелья по мелочи, разберешься сама, не маленькая, все подписаны.

Я сложила все зелья в специальную сумку под них, зачарованную, предохраняющую от всяческих неприятностей, которые могут случиться со стеклянными бутылочками. Туда же отправился флакон моих любимых духов «Грезы ночи». На этом сборы подошли к концу, и я уже думала, что пора обнимать бабулю и активировать телепорт, как вдруг она с хитрой улыбочкой сказала:

– А еще есть у меня для тебя подарок, Сьенна. Фамильяр. – Она дождалась, когда мои глаза радостно округлятся, и вытащила сиреневое, с небольшим перламутровым отливом, змеиное яйцо. – Не представляешь, как сложно было достать. Очень уж маленькое поголовье у ш’ерр.

– Бабуля, – восторженно выдохнула я. – Не может быть! Ш’ерра, настоящая ш’ерра!

– Естественно. Не буду же я тебе синьскую подделку подсовывать. У моей внучки должно быть лучшее, – гордо сказала бабуля. – Вот и замшевый мешочек, чтобы носить яйцо на шее, пока змейка не вылупится. Времени, чтобы установить ментальную связь, предостаточно.

Ш’ерра – это настоящее чудо. Маленькая, юркая, беспрекословно слушающаяся своего хозяина, в нашей работе она была незаменима. Непереводящийся запас свежего, активного яда, который можно сцеживать по мере необходимости.

Я нежно погладила яйцо по скорлупе, опустила в мешочек и повесила на шею, к артефактам. Умеет бабуля выбирать подарки, как никто в семье! Впрочем, в доме сейчас оставались только мы с ней. В нашей профессии главное – что? Вовремя удалиться на покой. Бабушка успела, а вот дедушка погиб при выполнении задания государственной важности в Альвийской империи. Себя не пожалел, но задание выполнил, за что и получил орден «За заслуги перед Корбинианом». Посмертно.

Бабушка любила достать его награды и всплакнуть над ними, вспоминая прекрасную юность и своего неутомимого супруга, подарившего ей троих детей, в том числе и мою маму. Мама и папа сейчас были на задании, так же как и старшие брат с сестрой. Где они – известно только начальнику нашей контрразведки. Но я очень надеюсь, что они с блеском выполнят поручения и с почетом вернутся домой. А как же иначе? В нашей семье по-другому быть не может. Мы – потомственные наемные убийцы, секреты нашего ремесла передаются из поколения в поколение и оттачиваются в единственном достойном нас учебном заведении – Убойной Академии. Элитном и засекреченном настолько, что про него и сам король наверняка не знает.

Я осмотрела комнату, не забыла ли чего, добросила в сумку еще одну косметичку и корм для змейки, подготовленный любящей бабулей, застегнула сумку и подняла ее. Все, к отъезду готова.

Бабуля умиленно чмокнула меня в щеку:

– Сьенна, не опозорь нас там. Мы лучшие. Запомни.

Я кивнула, сглотнула подступивший к горлу комок и активировала артефакт перехода. Прощай, дом! Здравствуй, академия!

Глава 2

Вынесло меня в коридор, прямо у двери, на которой было написано:

А. Кавайи

Ректор

Не успела я порадоваться, как удачно выведена у телепорта точка выхода, и взяться за ручку двери, как мрачный голос за спиной сказал:

– Очередь. Ишь ты, шустрая какая. Не успела прибыть, а туда же.

Я обернулась. На меня угрюмо смотрел рыжий демон, скорее всего, нечистокровный – хвост явно короче нормы и кисточка облезлая, непородистая. И старше меня года на три, а значит, никак не может быть студентом-первокурсником. Своим ухоженным хвостом перед его наглым носом я помахала с огромным удовольствием.

– Поступающие – вне очереди, тан.

Я попыталась скопировать бабушкину интонацию и по его застывшему на мгновение взгляду поняла, что преуспела. Но очнулся он быстро, как-никак в академии были занятия не только по обольщению, но и противостоянию ему, а я даже на первых ни разу не была, в то время как этот тип наверняка имел зачет по вторым.

– Впервые слышу, танна, – процедил он.

Да уж, обольщать меня он явно не собирался, как и пропускать вперед.

– И очень плохо, тан, – нахально заявила я. – В правилах академии это четко прописано, в пункте о приеме абитуриентов. Вы же не первый год учитесь…

Я указала на увесистый томик, стоящий на полке рядом с дверью ректора. Бабушка перед отъездом дала четкую инструкцию. Как себя поставишь, так и будет. Студент недовольно засопел и начал перелистывать правила, чтобы найти пункт, о котором я говорила.

Интерес к нему я потеряла сразу, у меня была более важная задача. Вдруг ректор – это именно тот тан, что поможет решить мою маленькую проблему, из-за которой бабуля так разозлилась. В самом деле, кому уметь держать язык за зубами, как не ректору столь специфического учебного учреждения. И у него наверняка и ладони не влажные, и рога блестят, и хвост дыбом, и главное – опыта побольше, чем у Зорга, от моего кулака увернуться успеет. Мне просто необходимо стать достойным членом своей семьи и особо важным агентом, а без решения этой небольшой задачи учеба на втором курсе доставит много неприятных минут. Да, ректор – именно то, что нужно.

Я раздумывала, не расстегнуть ли пару верхних пуговиц для лучшего обзора моего бюста, как дверь распахнулась и выпустила ректорского посетителя с безумным взглядом и всклокоченной шевелюрой. На подготовку времени уже не было, пришлось идти как есть, а то конкурент долистает до нужного пункта. За ручку я схватилась с душевным трепетом – предстояло сейчас решить две задачи, причем вторая в моем нынешнем положении ничуть не менее важна, чем первая. А может, даже важнее – бабулю нельзя огорчать. Хорошо бы, чтобы этот ректор меня сразу отметил и пригласил куда-нибудь, чтобы дальше уже не переживать.

Я постаралась улыбнуться как можно более соблазнительно, открыла дверь и жизнерадостно сказала:

– Добрый день, тан…на, я прибыла на обучение.

По мере того как я говорила, жизнерадостность моя падала все ниже и ниже, пока не опустилась до центра земного шара. Дальше ей падать некуда – в любую сторону она могла лишь подниматься. Вот ведь засада! Это же надо додуматься – ставить женщину во главе такой академии! Да еще какую женщину: грудь не уступала легендарной груди покойной Саманты, пышная грива ухоженных блестящих волос оттеняла точеное высокомерное лицо с огромными зелеными глазами. Пожалуй, преподавателей мне не достанется, при такой-то конкуренции. Нет, на внешность я не жаловалась, но у ректора же еще и опыт… И грудь… Такие кадры нужно в оперативной работе использовать, и только когда там от них никакой пользы не будет, бросать на обучение. И куда только смотрит начальник контрразведки? То-то этот рыжий сюда так рвался…

– Ваши документы, танна, – мелодично сказала мечта любого демона мужского пола.

Я положила перед ней заранее подготовленную папочку, в которой было все – от направления и до дипломов различных конкурсов.

– Первый юношеский разряд по удушению хвостом? – Она красиво подняла брови и окинула меня оценивающим взглядом. – Неплохо, неплохо. И хвост очаровательный. От такого хвоста и погибнуть не страшно.

Я постаралась улыбнуться, хотя комплимент не порадовал. Пусть этот ректор красив и опытен, но мне нужен роман не с таким ректором. Ладно, первая кандидатура – мимо, но это же академия, здесь должно быть полно преподавателей. Так я себя утешала весь разговор, время от времени коротко отвечая на возникающие у танны вопросы. Вопросов было немного, а мои ответы ее полностью устроили.

– Надеюсь, танна, вы покажете такие же блестящие результаты, как и члены вашей семьи. Кастелян по коридору направо, третья дверь. Он осуществляет заселение в общежитие и выдает все, что вам потребуется во время обучения.

Местоимение «он» для меня прозвучало музыкой. Значит, есть в этом заведении как минимум один опытный демон мужского пола, и моя соблазнительная улыбка сегодня сыграет свою роль. Надеюсь, мужская часть руководства академии не уступает женской.

– Танна! – возмущенный вопль рыжего демона, о котором я уже успела полностью забыть, встретил меня сразу на выходе из кабинета ректора. – В правилах ничего такого нет!

– В самом деле? – улыбнулась я. – Возможно, со времен юности моей бабушки они изменились. Но вы же не жалеете, тан, что любезно пропустили меня вперед? У вас будет намного больше времени на разговор с ректором.

И намного больше времени, чтобы использовать знания, полученные на занятиях, и покорить высочайшую гору академии. Если она, конечно, захочет покориться, в чем я лично очень сильно сомневаюсь.

Тан не успел ничего ответить, как воронка телепорта выплюнула очередного прибывшего. Да, хорошо, что все поступающие переносятся в отведенное время, иначе в коридоре было бы не протолкнуться, особенно если бы все были таких размеров, как вновь прибывший. Больше всего он напоминал шкаф, на который по недоразумению напялили одежду, вместо того чтобы повесить внутрь. Черные волосы всклокочены, рога тусклые, а хвост… тоже ничего особенного, поджатый какой-то. Глаза растерянно бегали по сторонам, пока не зафиксировались на ректорской двери, куда этот черноволосый и устремился.

– Тан, – взревел рыжий, – здесь очередь!

– Поступающие – вне очереди, – уверенно ответил тот.

– Учите правила академии, – мрачно сказал рыжий, неприязненно на меня посмотрел и всучил черноволосому эти самые правила, – если вы собираетесь тут задержаться.

Дальше я слушать не стала – меня ждал кастелян, перед входом в кабинет которого я не забыла расстегнуть две верхние пуговицы и облизать губы, чтобы привлекательно блестели.

Нельзя сказать, что кастелян полностью не соответствовал моим ожиданиям – пола он был мужского и опыта, несомненно, успел поднабраться. Но теперь ему оставалось только делиться этим опытом – в таком возрасте новый уже не наберешь. Руки у него хоть и были сухие, но настолько немилосердно искривленные артритом, что я сразу решила – даже если он еще на что-то и способен, моего удара может и не пережить. Если бы мой дедушка не почил безвременно, а дожил бы до этого дня, по сравнению с кастеляном выглядел бы неоперившимся юнцом. Нет, к старости надо относиться с уважением.

– Добрый день, тан, – любезно сказала я. – Меня направила к вам танна Кавайи.

– Кхе, как поставили Амайю ректором, – дребезжащим голосом сказал кастелян, – так женское общежитие переполнилось. Куда, спрашивается, я всех заселять буду? Зачем нам столько агентесс, она не подумала?

– Тан, у правительственных агентов нет пола, – напомнила я.

– Кхе, вы так Амайе и скажете, танна, когда я вас в мужское заселю? – желчно проскрипел он. – Небось сюда уже во всеоружии приехали? Нет, милочка, в академии развлечения не главное! Знаем мы таких, с красными хвостами, видели. Впрочем, и без хвостов тоже…

Он закашлял и постучал себя по груди. Появившееся было желание помочь я тут же в себе задавила – не рассчитаешь, стукнешь посильнее – и все, трибунал обеспечен.

Кастелян откашлялся и неприязненно на меня посмотрел.

– Нет уж, милочка, в мужское не отправлю, и не надейтесь. У меня в женском еще одна комната есть, последняя. В резерве была. Надеюсь, Амайя угомонится и больше никого не пришлет. А если пришлет, заселю в коридор на раскладушку, так и знайте! Никаких заселений вертлявых особ в мужское общежитие! Чтоб мне больше даже не заикался никто об этом!

Он погрозил скрюченным пальцем с кривым ногтем, словно я уже полчаса уговариваю пойти навстречу и выделить комнату в мужском общежитии, хотя это меня не привлекало даже в теории. Пока все мужские студенческие особи, которых я видела, не произвели впечатления. И что, что их было два? Зато какой диапазон цветов и размеров!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6