Бронислава Вонсович.

Туманы Унарры



скачать книгу бесплатно

© Б. Вонсович, 2019

© ООО «Издательство АСТ», 2019

* * *

Глава 1

Паола деловито натягивала чулочки. Прошедшая ночь была восхитительна, но она закончилась, впереди – день. А днем у магички совсем другие интересы, нежели ночью. Федерико обнял любовницу за талию, притянул к себе и поцеловал в спину. Она недовольно отмахнулась.

– Куда так торопишься? – лениво протянул он. – Могли бы еще поваляться, и не только…

Он игриво прошелся поцелуями по выгнувшейся от ласки спине, Паола повернулась, с сожалением провела рукой по груди любовника, чуть царапая ногтями.

– Мне идти нужно. Заказ, – коротко пояснила она. – Филлары уже здесь.

Федерико прислушался, но в доме было тихо. Даже похрапывания Гвидо не слышно, хотя сам слуга еще не встал, слишком рано. Но если магичка говорит, что филлары здесь, так и есть: ее связь с питомцами позволяет и не такое. Для всех так и осталось секретом, откуда у небогатой Паолы оказалось сразу два филлара, сама инорита обычно отшучивалась и ссылалась на божественное чудо. «Сами пришли», – говорила она, поглаживая искрящийся мех ластящихся к ней зверьков. Другие маги в это не верили, но, поскольку никто не заявлял о пропаже, предъявить Паоле было нечего. Точнее, заявляли, но чуть раньше и одного, а история там оказалась столь запутанной, что самого заявителя уже давно и безрезультатно разыскивали по весьма серьезным обвинениям. Да и не мог филлар раздвоиться или сбегать за подругой и вернуться, чтобы осчастливить Паолу.

– А опоздать? – Федерико так быстро не сдавался. – Всего час – и ты сделаешь меня счастливейшим из смертных.

– Ох, Рико! – рассмеялась Паола. – Часа тебе все равно не хватит, а я опоздаю. Но к этому клиенту нельзя. Платят не просто хорошо, а очень хорошо. И совсем за пустячное дело.

С тех пор как она обзавелась филларами, дела ее пошли в гору столь резко, что другие маги лишь завистливо шипели за ее спиной, что сама она ничего из себя не представляет, и если бы не зверьки, дающие возможность магичить почти без ограничений, никто бы не знал о Паоле Морини. Шипели, но сделать ничего не могли, и все приличные заказы уходили к той, кто пользовался доверием больше других. Маг с филларом – солидный маг, а с двумя – величина необычайной важности. Это вам любой обыватель скажет.

– Всех денег не заработаешь. – Федерико понял, что на сегодня все, и разочарованно вздохнул. – Променять меня на презренный металл? Эх, Паолина, Паолина, мне без тебя так одиноко, а ты…

– Одиноко? – фыркнула магичка. Она уже оделась и теперь закалывала волосы, на взгляд Федерико – совершенно зря, ибо такую красоту убирать – грех. – Жениться тебе нужно, вот что.

– Свою кандидатуру предлагаешь? – игриво спросил Федерико.

О женитьбе он раньше не думал, не думал и сейчас: спрашивая, был уверен, что девушка откажет, слишком хорошо ее изучил за время знакомства. И она не разочаровала.

– Вот еще! – фыркнула Паола. – Зачем мне? Рико, сам подумай, я отказала перспективному дипломату не для того, чтобы выйти за капитана захолустного Сыска.

Да и зарабатываю я много больше. Ты так, для души…

Она вздохнула, как-то уж очень тоскливо, и Федерико подумал, что что-то там было нечисто с душой и этим отказом, если магичка так расстраивается от одних воспоминаний. Но лез в чужую жизнь он только по работе, так что тайны Паолы при ней и останутся, если только она не попадет в зону его служебного интереса, что в связи с последними событиями очень даже может быть. Федерико окончательно проснулся, и вернулись тщательно отгоняемые мысли о том, что нужно сегодня сделать. Богиня, пережить бы этот проклятый день!

– Не расстраивайся так. Хочешь, приду вечером? – неправильно поняла его вздох Паола.

– Вечером? Мне сегодня в Ровену. К родным Доменико.

Эх, Доменико, Доменико… Как же тебя угораздило так подставиться? И ведь неглупый парень был, но вот, поди ж ты, решил, что в одиночку поймает распоясавшегося маньяка. Шесть жертв. И это не считая погибшего лейтенанта.

– Могли бы написать, – с сочувствием сказала девушка. – Вольпе не прав.

– Доменико был моим подчиненным. Полковник считает, что в случившемся много моей вины, – дипломатично ответил Федерико.

Приказы начальства не обсуждают, во всяком случае с посторонними. Сам-то он с Паолой был согласен и считал приказ Вольпе, мягко говоря, несправедливым. А уж что капитан думал на самом деле, приличному инору произносить вслух нельзя. Во всяком случае, при дамах…

– Твоей вины? Да этот избалованный мальчишка угробил не только себя, но и доверившуюся ему девицу, – Паола зашипела, как рассерженная кошка. – Да ладно бы просто угробил, а то ее еще и мучили перед смертью несколько часов.

– А ты откуда знаешь?

Федерико встрепенулся. Сыск очень старался не допускать никаких утечек, слишком неоднозначной была ситуация: замешан маг, и явно не из самых слабых. Слухи могли спровоцировать всплеск ненависти к магам вообще, и к местным в частности.

– Вызывали к одной из жертв, – коротко бросила магичка. – Мне после этого несколько ночей кошмары снились. Все казалось, что этот маньяк стоит за дверью, – она зябко передернула плечами. – Там такая жуть была. И веяло от трупа чем-то таким, нехорошим… Я сейчас про магию, а не про способ убийства.

– А поконкретнее, – Федерико подобрался. – Чем нехорошим веяло? Наши мало выцепили, но у тебя-то возможностей больше.

А точнее – не выцепили вообще. Не могли определить ни тип ритуала, ни даже пол проводящего. «Что-то из запретных разделов» – и это все, чего смогли добиться от экспертов, даже столичных: слишком серьезными были преступления, чтобы в Ровене не взяли их на особый контроль. А толку-то? Хваленые столичные спецы добились ничуть не больше местных.

– Поконкретнее не скажу, – ответила Паола. – Там лишь отголоски оставались, но чего-то такого, от чего у моих мальчиков шерсть дыбом встала. Я сама жутко испугалась: пыталась канал настроить, и показалось, что то ли меня туда затягивает, то ли что-то из меня. Я побыстрее закрылась и ушла.

Федерико задумчиво прищурился. Что же там было такого, что напугало даже филларов? Они-то знают, но не скажут, сколько ни спрашивай. Животные хоть полуразумные, но все же животные, хозяин от них в лучшем случае образ получает, да и этот образ, судя по всему, – Федерико пристально посмотрел на любовницу, – ничем не отличался от ее впечатления.

– Больше я тебе ничего не скажу, – твердо заявила Паола, правильно поняв его взгляд. – И вспоминать не хочу, понял?

Федерико бы тоже с радостью не вспоминал. В отличие от Паолы, он видел всех жертв, да еще и непосредственно сразу после ритуала. Кровь, вывороченные внутренности, искаженные лица… Казалось, даже в воздухе висят боль и ужас. Но не вспоминать не получится. Сегодня нужно доставить нерадостную весть в семью погибшего лейтенанта. Да еще и вывернуть так, чтобы было понятно: погиб, пытаясь спасти девушку, а не подведя ее под удар. Лицо Доменико так и стояло перед глазами: на нем было удивление, и только. Даже осознания смерти не было. Лейтенант даже не подумал защититься от нападавшего. Был уверен, что тот безобиден? Или знал его? Скорее, второе: погибший собирался поймать убийцу на живца и наверняка был настороже. Но почему, почему он никого не предупредил? Отличиться хотел, не иначе. Вот и отличился…

– До завтра, дорогой, – Паола уже стояла у двери.

– А поцелуй на прощанье? – Федерико очнулся от мрачных мыслей. – На удачу…

– Думаешь, не удержусь и останусь? Размечтался. Все поцелуи только при новой встрече.

Магичка игриво вильнула бедрами и притворила за собой дверь. Федерико лениво потянулся и прикрыл глаза. Любовница ушла, но вставать никакого желания не было.

– Инор капитан, чего разлеглись-то? Вам сегодня еще в Ровену добираться и назад.

Гвидо, как обычно, непозволительно фамильярен. Наверное, уверен, что кто-то должен указывать хозяину, что и когда тому делать. И, похоже, уже давно не спал, просто ждал, когда гостья уйдет.

– Сыск оплачивает телепорт, – зевнул Федерико, – много времени не займет. Сам понимаешь, не хочется туда ехать.

Доменико не был ему близок: в Унарре проработал недолго и не слишком успешно. Возможно, его родители надеялись перевести сына через пару лет куда-нибудь в более перспективное место. Но лейтенант решил проявить себя сам, и в результате два трупа… Мысль о том, что придется стать вестником горя, сидела в Федерико как заноза. А еще надежда, что Вольпе передумал и прямо сейчас пишет про отмену командировки. В самом деле, поездка в столицу недешева, можно обойтись магической почтой…

– С таким поручением чем раньше разделаетесь, тем лучше, – не согласился слуга. – Только изводите себя, инор капитан.

– Не так уж и извожу.

– Если вы про эту безнравственную особу, что сегодня здесь ночевала и вопила, как кошка, которую приносят в жертву, то она вряд ли успокоила вашу душу. Разве что тело, да и то… Уши-то наверняка пострадали.

Федерико вздохнул со всей выразительной укоризной, на которую был способен. Не дело слуги обсуждать личную жизнь хозяина. Но слуга не проникся и из спальни не вышел.

– И почему я тебя до сих пор не уволил?

Вопрос был риторическим. Даже будь Гвидо в два раза болтливей, кто в здравом уме расстанется со слугой, умеющим варить такой кофе? Крепкий, ароматный, взбадривающий по утрам, даже если поспать удалось только пару часов.

– Потому что я, где надо, держу язык за зубами, – честно ответил Гвидо. – Дурная она, эта Морини. Лучше бы девок из борделя тетушки Фьоры таскали. Все для вас безопаснее и дешевле.

– Что-то незаметно, что ты умеешь держать язык за зубами.

– Так сейчас же не надо. Кто вам еще скажет правду-то?

– Это не та правда, которую нужно повторять ежедневно.

Сон прошел окончательно, и Федерико подумал, что, наверное, на самом деле лучше поскорее выбраться в Ровену и разделаться с неприятным поручением. И перестать слышать занудные наставления.

– Жениться вам пора, вот что, – не унимался Гвидо.

– Паола мне сегодня отказала.

– Слава Богине! – Выпучил на него глаза слуга. – Инор капитан, как вам только в голову пришло сделать ей предложение? Она как та кошка: то с одним, то с другим. И с филларами этими мутная история. Вы же капитан Сыска, должны понимать, вам на ком попало жениться нельзя. А вдруг эта Морини и есть тот маньяк, что девушек убивает? Убивают-то как раз красоток и с Даром.

Спрашивать, откуда слуга знает такие подробности, Федерико не стал. И без того было понятно: городок маленький, здесь такого не утаишь, хорошо хоть, про ритуал пока не болтают. Да и не отбирались погибшие инориты по внешности. Вот по Дару – да.

– В предпоследний раз отнюдь не красотка была, – напомнил Федерико. – Напротив.

– Так дело-то было ночью, – резонно возразил Гвидо. – Ночью любая со стройной фигуркой красоткой покажется. Вот в ней зависть и взыграла. Про Дар же отрицать не можете? У самой Морини он слабый. Если бы не филлары, кто бы про нее знал?

– А что, ходят слухи о ее причастности? – невзначай поинтересовался капитан.

Пусть Паоле и незачем завидовать чужой фигуре, но все же в этих ритуалах столько непонятного, что и слуху будешь рад. Иной раз в слухах больше прока, чем в заключениях экспертов. Особенно если все эти заключения можно уместить в трех словах: «Ничего не найдено».

– С чего б им не ходить-то? – невозмутимо ответил слуга. – В городе-то магов раз-два и обчелся. Правда, болтают, что не маг там был, а только артефакты использовали. И что у убивца самого Дара нет, потому так и злобствует.

– Только артефакты? – переспросил Федерико.

Нет, этот слух истине не соответствовал, уж тот, кто убивал, магией владел лично: затирание одними артефактами так не сделаешь, после них картина ровная, иной раз, если артефакт слабый, хороший специалист может и восстановить магический рисунок.

– Говорят, – подтвердил Гвидо. – А еще, что не нашенская там магия, орочья.

Федерико совсем потерял интерес к слухам. Нет, понятно, почему такое запустили. Никому не нужны антимагические выступления, но шаманством орков на местах убийств и не пахло. Вот запрещенными практиками человеческой – да.

– Свари-ка ты мне, Гвидо, кофе. Выпью, да и поеду.

– А завтрак?

– Завтракать не буду.

– Воля ваша. Но перед поездкой неплохо было бы плотно закусить. В столице цены о-го-го какие!

– Не так уж я мало получаю, – проворчал Федерико. – Могу позволить себе лучший ресторан.

– Получаете-то немало, но и Морини дарите столько, что… – Гвидо махнул рукой. – Я ж говорю, бордель тетушки Фьоры вам бы дешевле обошелся, даже если бы вы его себе сутками целиком откупали в личное пользование.

– Гвидо, иди-ка ты делать кофе, пока я не решил, что тетушка Морини тебе приплачивает за каждого клиента, вот ты и решил на мне заработать.

– А она доплачивает? – заинтересовался слуга.

Федерико закатил глаза, и Гвидо ушел-таки на кухню. Капитан нехотя встал, потянулся и направился в душ. День обещал быть наимерзейшим.

Выпитый кофе поднял капитану настроение, и он решил зайти сначала в отделение, узнать, вдруг там за ночь что-то изменилось и ехать никуда не надо. Но увы, первым, кого он встретил, оказался как раз полковник Вольпе, который мрачно посмотрел на подчиненного и спросил:

– Каталано, а что вы здесь делаете? Вы должны быть сейчас в Ровене.

– Зашел узнать, нет ли новых сведений о маньяке, инор полковник.

– Нет, – сухо сказал Вольпе. – У вас все? Можете отправляться.

Да, день сегодня не задался. Не зря же в Сыске ходили слухи, что встретить первым в отделении полковника – к неудаче…

Телепортационная оказалась закрытой на загадочные «технические работы». Если учесть, что внутри никого не было, дежурный забрал эти самые технические работы с собой. А ведь должна работать круглосуточно! Федерико остро ощутил несправедливость бытия. Доменико был и подчиненным Вольпе, но тот почему-то на себя ответственность за плохую работу не взял, перевалил все на него, Федерико. Да еще и выдал такое отвратительное поручение, более подходящее целителю душ, чем офицеру Сыска.

Следующие часа два Федерико просидел в ближайшем кафе, где успел и позавтракать, и выпить еще несколько чашек кофе в ожидании отправки. И даже поразмышлять на тему загадочного маньяка-убийцы. В версию Гвидо о причастности Паолы капитан не верил ни на кончик ногтя. И все же… Слишком спокойным было лицо Доменико для того, кто должен быть настороже, а это значит, он не опасался напавшего. Знал ли погибший преступника или посчитал его безобидным? Скорее, первое. Причем должен был не просто знать, а доверять. А это уже очерчивает некий круг подозреваемых.

Наконец появился дежурный и снял табличку с двери. Судя по его помятому виду, технические работы заключались в крепком и здоровом сне телепортиста. Что ж, выспаться тоже бывает полезно, тем более что телепорт в Унарре популярностью не пользовался из-за дороговизны. Вот и сейчас ни одного ожидающего, кроме Федерико, который отставил недопитую чашку и неторопливо пошел к зданию.

Телепортист зевнул, взял деньги и набрал нужную комбинацию на обшарпанном телепорте. Телепорт закряхтел, подернулся радужной пленкой, которая неравномерно колыхалась, будто от порывов ветра, и казалась не входом в пространственный туннель, а чем-то легкомысленным, вроде занавески в так любимом Гвидо заведении тетушки Фьоры. Федерико подумал, что дилижансом было бы понадежнее, а ну как местное отделение Сыска лишится еще одного офицера? Но шагнул – и вышел уже в Ровене, где пункт был не в пример больше и аккуратней, а телепорты новей и явно безопасней. Задерживаться не стал, а сразу направился к родителям Доменико, собираясь как можно скорее разделаться с неприятным поручением.

Но скоро не получилось. В доме родителей Доменико была лишь прислуга, капитан подавив малодушное желание передать известие через них и распрощаться, решил дождаться. Ожидание затянулось до вечера. Что было дальше, Федерико не очень-то любил вспоминать. Смотреть на чужое горе и понимать, что сделать ничего не можешь, – ужасно. Он выдавливал из себя «найдем», «отомстим», «такая потеря для Сыска», а на душе было пусто и мерзко, потому что никакими словами не вернуть матери сына и потому что лично он, Федерико, не видел никакого просвета в деле. Здесь впору уже надеяться, что на загадочного маньяка свалится черепица или что он по ошибке принесет в жертву себя, а не очередную инориту.

Уйти Федерико постарался как можно незаметнее, на улице помянул полковника, нехорошо помянул, в выражениях, которых обычно избегал. Но полковник был далеко и вряд ли услышал, а капитану легче не стало. Хотелось сделать хоть что-то, чтобы уничтожить гнетущую пустоту внутри. И Федерико решил по-простому – залить. Свернул в ближайший бар и опрокинул пару стопок. Пустота не заполнилась, разве что самую малость. Пришлось взять еще две. И еще. И еще…

Когда он вышел из бара, начинало темнеть. В голове была удивительная легкость и готовность к подвигам. Хотелось сделать хоть что-то хорошее все равно для кого. Поэтому, когда на него налетела незнакомая девушка, Федерико не только устоял на ногах, но смог сфокусировать на ней взгляд и спросить:

– Инорита, я могу вам чем-нибудь помочь?

– Можете, – всхлипнула незнакомка. – Женитесь на мне.

Глава 2

– И все же я очень хочу, чтобы вы приехали. Для меня этот день слишком важен, и ты это прекрасно понимаешь.

Антонелла говорила со всем присущим ей обаянием, даже улыбалась, хотя все внутри сжималось от неприятного предчувствия. Родители не приедут, как ни уговаривай. Папа вбил себе в голову, что Кристиано ей не подходит, а если папа что себе в голову вбил, так даже маме иной раз выбить не получается. Хотя у нее опыта-то намного больше.

Но… папа разговаривал с ней в кабинете, а не в гостиной, и уже это говорило лучше всяких слов, что решение свое он не изменит. Родитель сложил руки перед собой на крышке письменного стола и чуть откинулся в кресле. Смотрел он не на дочь, а на ручку, которую не отложил, а продолжал держать, как бы намекая, что времени у него на всякие глупости нет.

– Нелла, я все сказал.

– Ты делаешь мне больно.

Девушка подумала, не расплакаться ли, но решила, что не стоит: отец только уверится, что она еще слишком молода и глупа.

– Как и ты. Я не для того растил дочь столько лет, чтобы она вышла замуж за афериста.

– Кристиано не аферист, у него просто был период неудач.

– Который он решил закрыть женитьбой, – закончил инор Виллани. – Нелла, я предоставил тебе все, что удалось нарыть частному детективу, если и это тебя не убедило…

– Его подставили, – убежденно сказала девушка. – Неужели ты думаешь, что Кристиано мне не рассказал? Он все рассказал. Все, что тогда случилось.

– Боюсь, что ты сейчас не способна здраво рассуждать, – инор Виллани отложил ручку и все же посмотрел на дочь. – Что за срочность с вашей свадьбой? Тебе еще год учиться, вот и перенесите на год, тогда поговорим.

– Папа, как ты не понимаешь, Кристиано нужна поддержка. Если я сейчас предложу перенести свадьбу, он решит, что даже я в него не верю.

Антонелла вспомнила расстроенное лицо жениха, провожавшего ее к родителям. Кристиано был уверен, что его не примут, и уверенность его зиждилась на отношении знакомых, которые отвернулись после того прискорбного случая с артефактами. Хотя в суде его оправдали, доказали, что на беднягу возвели поклеп, это ничего не изменило. «Нелла, твои родители меня никогда не примут, – сказал он на прощанье. – Ни сегодня, ни завтра, ни через год. Никогда. Разве что увидят, как мы счастливы вместе…»

– Чтобы поддерживать, необязательно выходить замуж. Нелла, поверь моему жизненному опыту, Кристиано Гросси – не тот инор, с которым стоит связывать свою жизнь. Он жаден и непорядочен. Ты с ним будешь несчастна. Дай Богиня, чтобы ты это поняла до того, как наступит день свадьбы, и отменила ее.

Губы Антонеллы задергались. Она не знала, чего ей больше хотелось: расплакаться или ответить какой-нибудь колкостью. Но слезы – признак слабости, а она… она должна быть сильной, должна быть достойной Кристиано.

– Можете не приезжать, – наконец подчеркнуто спокойно сказала она, хотя внутри все кипело от гнева. – Но не надо оскорблять моего будущего мужа. Что бы ты ни говорил, какие бы козни ни строил, тебе не удастся меня отговорить. – Она встала, оперлась о стол и наклонилась к отцу. – И знаешь почему? Потому что я уверена, Кристиано – единственный мужчина, с которым я буду счастлива. Он любит меня, а я люблю его. И все его неприятности – в прошлом. Ты еще будешь гордиться зятем. И тогда тебе станет стыдно за все, что ты сегодня наговорил!

– Стыдно? – Отец был не менее вспыльчив, чем дочь. – Хотел бы я, чтобы это было так, но, увы, подлец подлецом и останется, как бы он ни рядился в наряд добропорядочного гражданина. Нелла, думаешь он тебя любит? Ему нужны только деньги.

– Не нужны нам ваши деньги, можете ими подавиться! Либо вы приезжаете на свадьбу, либо… либо у меня нет родителей.

Антонелла пожалела о своих словах сразу. Ничего такого она не думала и не хотела говорить, когда собиралась ехать. В ее планах было убедить родных, а не терять их. Но сказанного не воротишь, и она с вызовом уставилась на отца. Тот побагровел от гнева и не менее запальчиво сказал:

– Ах так? В таком случае, если ты выходишь за него замуж, то остаешься круглой сиротой. Я лучше приюту завещаю деньги, чем этому жулику и его потомству, если вдруг таковое появится! В чем я лично сильно сомневаюсь! Ибо без денег ты ему будешь не нужна, дура!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5

сообщить о нарушении