Бронислава Вонсович.

Плата за наивность



скачать книгу бесплатно

Я делала вид, что сижу над учебниками, но даже читать ничего не могла, лишь думала, и думы эти были не очень приятными. Возможно, Регина права, и просто нужно больше развлекаться? Тогда и времени не будет на такие грустные мысли. Глупо как-то ходить в одиночестве в девятнадцать лет. Но флиртовать по примеру своих одногруппниц я не могла. Что говорить, я даже танцевать не умела – не учили в нашем приюте столь полезному навыку, а по выходе из него я этим не озаботилась. Я бесцельно листала страницы, ни на чем долго не задерживаясь. Пару раз ко мне заглядывала тетя Маргарета, желая о чем-то поговорить, но решила не отвлекать меня и спустилась в магазин. А я так и сидела, уткнувшись невидящими глазами в свои записи…

Утро хороших мыслей не прибавило. Еще и Регина не преминула мне высказать:

– Нехорошо с твоей стороны уводить чужих парней.

– Ты о чем? – я даже сразу не поняла, что она мне хочет поставить в вину.

– О Николасе, – надулась она. – Я наконец-то познакомилась с инором, который мне ну очень-очень понравился, – глаза ее на краткий миг затянулись дымкой мечтательности, которая тут же пропала при ее следующей фразе. – А ты его увела. Подруги так не поступают. Я первая с ним познакомилась. Значит, право выбора за мной.

– А он права выбора не имеет? – не удержалась я, но тут же добавила, не дожидаясь возмущения подруги: – Ина, твой Николас меня только проводил, хотя я этого и не хотела, ты же видела. И ушел сразу, – рассказывать о том, что он сначала ожидал, а затем пытался меня найти в магазине, я не стала. Подруга и без этого была расстроена. – Пошла бы с нами, вернулась бы вместе с этим курсантом к Монике и тем двоим, что с ней были.

– Ага, вернулась бы, – недовольно сказала Регина. – Он так и не пришел больше, – она подозрительно на меня посмотрела. – Ты точно никуда с ним не пошла?

– Я разве когда тебя обманывала? – недовольно ответила я. – Никуда я с ним не ходила. Не нужен мне твой Николас.

– Правда? – Регина просто расцвела. – Я всегда говорила, что ты – лучшая из подруг.

Она обхватила меня руками за шею и полезла целоваться. От матери-смотрительницы за такое поведение любая воспитанница приюта сразу же схлопотала бы выговор, но монахинь здесь не было, поэтому Регина вела себя как хотела.

– Монике другой приглянулся, – затараторила она, довольно мне улыбаясь. Надо же, сколько радости принес ей мой отказ от того, что мне не принадлежало. – Она с ним уже и на сегодня договорилась, что мы опять все вместе погуляем. Ну, опять всей компанией, понимаешь?

Она выглядела такой счастливой от одной мысли об этой встрече, что оставалось лишь порадоваться за нее. Пусть все получится, как она того хочет.

– Вот и славно, – ответила я. – Только смотри, чтобы у тебя проблем с учебой из-за этого не было.

Но Регине до каких-то проблем, которые могут возникнуть в отдаленном будущем, не было никакого дела. Она жила сегодняшним днем. А день сегодняшний от нее требовал ходить на свидания и радоваться жизни, а не зубрить скучные учебники, от которых зевотой сводило скулы.

Подруга начала строить планы на вечер, а я поняла, что сегодня в читальный зал она со мной ни за что не пойдет: ее голова забита совсем другим, не имеющим отношения к учебе. Поэтому после занятий я сразу пошла домой, мне не улыбалось опять встретить эту веселую компанию и испортить Регине вечер, на который она так надеется. Вот только не успела я выйти из ворот Академии, как передо мной возникла высокая мужская фигура в военной форме.

– Добрый день, инорита Штефани, – сказал мужчина мечты Регины. – Долго же вас пришлось караулить. Я даже занятия пропустил.

– Я была уверена, что у вас с этим более строго, – ответила я. – Вам же нельзя прогуливать.

– Нельзя, – согласился он. – Но тогда я не увидел бы вас сегодня.

– Думаю, вы бы ничего не потеряли, инор Лоренц, – сказала я.

– Как это ничего? – усмехнулся он. – А вас?

Эта история становилась все более неприятной. Ему развлечение, а мы с Региной непременно поссоримся, если он продолжит так демонстративно за мной ухаживать.

– Меня вы бы тоже не потеряли. Нельзя потерять то, чего у вас нет.

– Вот это и обидно, – ответил он. – Ловко вы вчера придумали с черным ходом. А я уже настраивался на интересный вечер в вашей компании, инорита Штефани. А вы – раз – и исчезли.

– Не знаю, на что вы там настраивались, я вам лишь повторить могу – мне ваша компания неинтересна.

И почему только я все еще с ним разговаривала? Могла просто повернуться и уйти. Но это казалось неправильным. Быть может, потому что при взгляде на него мне вспоминался Петер? Петер, который при первой нашей встрече показался мне вышедшим из моих грез? Правда, потом оказалось, что это – дело рук Эдди.

– Да, я помню, вы сказали, что я вам не нравлюсь, – чуть улыбнувшись, ответил курсант. – Но вдруг это потому, что вы меня недостаточно хорошо знаете?

– Возможно, – ответила я. – Но у меня нет никакого желания узнавать вас достаточно хорошо.

Меня тревожило, что Регина увидит наш разговор, придумает себе непонятно что и опять обидится. Я не хотела расстраивать подругу, а уж ссориться с ней по столь незначительному поводу – тем более. Поэтому я отбросила ненужные воспоминания про Петера, отвернулась от собеседника и пошла домой. Он ожидаемо оказался рядом.

– Сегодня вы тоже собираетесь в магазин косметики? Вот думаю, может, мне стоит там купить что-нибудь жизненно необходимое…

– Инор Лоренц, что вы от меня хотите? – не выдержала я.

– Я пытаюсь за вами ухаживать, – невозмутимо ответил он. – Разве непонятно?

– Вокруг ходит множество девушек, которые будут просто счастливы, если вам в голову взбредет поухаживать за кем-то из них. Попытайте удачи в другом месте.

– А вот это неинтересно мне, инорита Штефани.

Богиня, как я себя ругала, что не свернула вчера на соседнюю улицу! Что мне стоило сделать вид, что не слышу, как меня зовут? Так нет же, решила проявить вежливость, за что теперь расплачиваюсь. Мой спутник не ощущал ни малейшей неловкости. Его речь плавно перетекала с одной темы на другую, будто он пытался нащупать ту, что меня привлечет. Но я упорно молчала всю дорогу до нашего магазина и лишь у его двери открыла рот, чтобы сказать:

– Прощайте, инор Лоренц.

– Нет, в этот раз вы так просто от меня не скроетесь, – он галантно приоткрыл передо мной дверь. – Я пойду с вами.

– В магазин косметики? – чуть насмешливо уточнила я.

– Мне срочно нужен шампунь, – совершенно серьезно ответил он. – Где еще я могу купить столь необходимую мне вещь?

Я лишь усмехнулась на его слова и прошла внутрь. В этот раз компанию Анне составляла моя тетя, которая очень удивилась, увидев меня вместе с незнакомым молодым инором в военной форме.

– Добрый вечер, тетя Маргарета. Инору нужен лучший шампунь, а то он рискует остаться без волос. А лысые курсанты уже не столь привлекательны для противоположного пола, не так ли, инор Лоренц?

– Тетя? – не скрывая удивления, спросил он. – Вы же говорили, что воспитывались в приюте?

– О, это такая грустная история, – тетя театральным жестом поднесла было платок к глазам, но тут до нее дошло, как я назвала своего спутника. – Инор Лоренц? – заинтересовалась она, оставив платок в покое. – Одна из моих постоянных покупательниц – леди Лоренц. Она вам, случайно, не родственница?

– Это моя мама, – ответил курсант. – Она говорит, ваша продукция – нечто невероятное!

Если он и растерялся, то успешно это скрывал. Комплимент был уместен и очень порадовал тетю, благосклонно его принявшую.

– Думаю, лорд Лоренц, я вам больше не нужна, – с легкой насмешкой сказала я. – Тетя Маргарета подберет вам лучшие средства для ухода за волосами. Всего доброго, лорд Лоренц.

Я ушла наверх, даже не став смотреть, как он будет выкручиваться. Если даже купит шампунь, это не должно существенно отразиться на его финансах. Для него наши цены не страшны. Да, Регине в этот раз не повезло. С аристократом у нее ничего не выйдет, в этом я даже не сомневалась. Теперь главное – уберечь подругу от неосторожных поступков. Он не выглядит в ней заинтересованным, но вот она… Я не уверена, что она не наделает глупостей, если уже определилась с целью. А в том, что она определилась, не было никаких сомнений. Раньше ей никогда не пришло бы в голову устроить мне сцену из-за любого, пусть даже очень симпатичного, инора.

В этот раз я не стала смотреть из окна, как скоро он уйдет и сколько покупок вынесет из магазина, а просто села за учебники. Время потихоньку шло, я увлеклась и даже не сразу обратила внимание, что наступил вечер, магазин закрылся, а тетя Маргарета пришла ко мне в комнату и уже какое-то время сидит напротив, не желая меня отвлекать. Увидев, что я ее заметила, она встрепенулась и, блестя глазами от возбуждения, сказала:

– Штеффи, это же просто прекрасная партия для тебя.

– Партия? – недоуменно спросила я. – Ты сейчас о чем, тетя Маргарета?

– Я про молодого человека, что тебя провожал, – на полном серьезе ответила она. – Он очень заинтересован тобой, а тебе рано или поздно нужно будет выходить замуж. Я не хочу, чтобы ты повторила мою жизнь. Из него получится просто прекрасный муж для тебя. Обеспеченный, хорошо воспитанный – чем не кандидат?

Мне вдруг стало очень смешно. Бедный курсант всего лишь проводил меня два раза до дома, а его уже заподозрили в намерении жениться. Знал бы он об этом – бежал бы отсюда без оглядки.

– Извини, тетя Маргарета, я непременно подумаю, если мне встретится еще один прекрасный кандидат. А этого я уже обещала Регине, – с самым серьезным лицом ответила я ей.

Глава 3

На следующий день первой лекцией у нас была алхифакторика, на которой и Регина, и Моника отсутствовали. Наверняка опять решили поспать подольше, а не ходить на столь скучное занятие. Регина уже несколько раз возмущалась, что придумали непонятно зачем новый предмет, лишь бы дополнительно нагрузить бедных студентов. Ей лично и алхимии с артефакторикой вполне хватает. По алхимии у нее действительно все получалось, особенно на практических занятиях, так как наряду с хорошей памятью у подруги были еще точность и аккуратность, очень необходимые в этом непростом деле. А вот по артефакторике она откровенно отставала, причем все сильнее с каждым занятием. Непонимание одной темы тянуло за собой другое, а разбираться с самого начала она не хотела. Поэтому вполне естественно, что предмет, возникший на стыке двух дисциплин, одну из которых она ненавидела, никакого энтузиазма у нее не вызывал.

Мне же, напротив, было чрезвычайно интересно. Моя мама оставила после себя артефакты, о которых сейчас бы сказали, что они выполнены как раз по алхифакторическим принципам. Я хотела разобраться, как они сделаны (артефакты моей мамы весьма высоко оценили со стороны). Повторить их так никому и не удалось. У меня было преимущество – мамины рабочие записи, но сколько же еще нужно выучить, чтобы просто разобраться, что там написано! Пока знаний не хватало катастрофически, поэтому лекции и практические занятия по алхифакторике для меня были очень важны. А если учесть, что лекции читал инор Вайс, буквально влюбленный в свой предмет и способный увлечь своей любовью кого угодно… Нет, пожалуй, не кого угодно – Регину ему увлечь так и не удалось. Она его даже недолюбливала, считая не особенно умным. Инор Вайс был слишком рассеянным и иной раз забывал, для какого курса читает лекцию или ведет занятие, из-за чего случались забавные казусы. Наши студенты уже привыкли к этому и в случае малейших сомнений сразу напоминали забывчивому преподавателю, что мы учимся только на втором курсе, а значит, многих тонкостей можем не знать. Он мило извинялся и возвращался к нужной теме. Но сегодня никаких неожиданностей не было, инор Вайс просто продолжил тему, начатую на прошлом занятии.

Ко второй паре подошла Регина, полностью довольная жизнью и собой. Говорить ей что-то про пропуски занятий было бесполезно, сейчас она может думать только про вчерашний вечер. Подруга ухватила меня за руку и радостно защебетала:

– Мы так здорово вчера погуляли, так здорово! Эти курсанты такие замечательные, с ними так весело! Раске столько смешных историй знает.

– Раске?

Фамилия мне ничего не говорила – из новых знакомых Регины представился только Лоренц, а остальные два так и остались для меня безымянными. Впрочем, вполне возможно, что компания там постоянно менялась, так что я могла его и не видеть.

– Это тот, что за Моникой ухаживает, – пояснила Регина и, понизив голос, добавила: – Он ей тоже нравится. Здорово, правда?

Подруга была необычайно возбуждена тем, что прямо на ее глазах разворачивается история любви соседки по комнате с таким привлекательным молодым военным. Наверное, даже собственный роман не доставил бы ей столько радости, как наблюдение за чужим. Только вот военные отличались большой небрежностью по отношению к девушкам, и истории любви, начинавшиеся довольно красиво, заканчивались иной раз хуже некуда. Моника была еще более легкомысленна, чем Регина, и к чему могут привести эти встречи, только Богиня знает. Говорить им это бесполезно, но я все же попыталась.

– Вы с ними поосторожнее, – попыталась я ее предостеречь.

– А что такого? Мы гуляли, ничего более.

– Гуляли наверняка допоздна?

– Да нет, у них режим. – Голос Регины был полон разочарования, а слова сопровождались тяжелым вздохом. – Они не могут. И Николас не подошел…

– Ты знаешь, что он из аристократов?

– Правда? – почему-то мои слова, вместо того чтобы огорчить, необыкновенно ее обрадовали. – Мне он сразу показался таким необычным, таким непохожим на остальных курсантов, – мечтательно протянула она.

Чтение любовных романов в больших количествах никогда не проходит бесследно. И если в приюте их было не так много, и ходили они по рукам тайком, то, вырвавшись на волю, Регина только и делала, что поглощала новые увесистые томики с разноцветными обложками. Иной раз в ущерб и учебе, и сну. И все они яркими историями откладывались у нее в голове как руководство к жизни.

– Ты же понимаешь, что у вас с ним ничего быть не может? – попыталась вернуть ее я на землю.

– Почему это? – она с подозрением прищурилась. – Себе хочешь? А говорила, что не нужен.

– У меня с ним тоже ничего не может быть, – резко ответила я ей. – Никаких легких ни к чему не обязывающих отношений у меня ни с кем не может быть. А женятся они всегда в своем кругу.

– Бывают и исключения, – возразила Регина, тут же успокоившись на мой счет. – Редко, но бывают. Так почему не я?

– Ина, его мама покупает тетушкины крема, сделанные лично для нее, – ответила я. – Откуда я и узнала о его статусе. Ты уверена, что его семья обрадуется приютской девочке?

– Конечно, – уверенно ответила она, – мы же друг друга любим. Значит, он будет счастлив только со мной. Они это непременно поймут, я уверена.

– Если я не ошибаюсь, – ответила я, – с твоей стороны лишь обычный интерес. А с его – даже этого нет. Не лучше ли тебе постараться выбросить его из головы, пока не стало слишком поздно и ты окончательно не влюбилась?

Регина надулась и ничего не ответила. Я тоже замолчала. Еще решит, что противоречу из зависти к ее блестящему будущему. Она все так прекрасно распланировала, а тут я с нравоучениями. Хорошо еще, она не знает, что Лоренц вчера меня провожал, а то уверится, что я на него глаз положила. А известие о том, что тетушка посчитала его прекрасной партией для меня, будет воспринято не со смехом, как мной самой, а с горькой обидой на нас обеих. Нет, все же любовные романы – зло. Думаю, там количество аристократов, которые женились на нищенках, превысило всю популяцию оных на Рикайне. Вот Регина и уверена, что этот курсант непременно в нее влюбится и женится, хотя основание для этого – лишь многократно перечитанные пухлые томики, не имеющие никакого отношения к жизни. Казалось бы, воспитание в приюте должно было предостеречь от такой уверенности, но нет – она живет, будто за спиной у нее богатая важная семья, и ни о чем думать не хочет. Остается только надеяться, что Лоренц ею не заинтересуется и не испортит ей жизнь, а она еще встретит достойного инора, с которым найдет свое счастье.

Регина дулась на меня до конца занятий и на перерывах демонстративно болтала с Моникой. Они наверняка вспоминали вчерашнюю прогулку, потому что непрерывно хохотали и подталкивали друг друга локтями в бока. Вдвоем им было необычайно весело. Я впервые подумала, что мы с Региной слишком разные, что такая подруга, как Моника, подходит ей больше меня. Наверное, я кажусь им занудной. Я вздохнула. Что ж, у всех свои особенности характера. Я не могу жить только сегодняшним днем и всегда невольно думаю, к чему приведут мои поступки. Но мы с Региной уже столько лет дружим и всегда находили что-то общее, так что исчезнет этот курсант из нашей жизни – и все пойдет по-прежнему.

Из Академии я выходила с опаской. Если Лоренц будет продолжать меня караулить, то рано или поздно об этом узнает Регина и очень на меня обидится. Но курсанта у входа не оказалось, что меня обрадовало. Наверное, тетушка вчера проговорилась ему о своих планах по пристраиванию племянницы в хорошие руки, а это хоть кого отпугнет. Особенно если у этого кого-то не было никаких серьезных намерений, а было лишь желание развлечься с молоденькой магичкой. Мысли о Николасе были странные, тревожащие, я никак не могла от них отделаться. Я зашла в храм и долго смотрела на статую Богини, пытаясь найти там успокоение, но оно не хотело приходить. Я не чувствовала даже малейшего отклика, который непременно всегда был в местах, напоенных божественной силой. Более того, мне казалось, что статуя хмурится, чем-то недовольная.

В магазине был наплыв покупателей, поэтому мне пришлось задержаться в торговом зале, чтобы помочь Анне. Она уже с ног сбивалась, стараясь всем угодить. Тетя Маргарета как раз принимала заказ от постоянной покупательницы на крем, который делался лично ею и лично для клиентки, поэтому за прилавком не стояла. Наша торговля процветала, несмотря на тот скандал полуторагодовалой давности. А может, и благодаря ему – привлеченные запахом преступления, приходили любопытные дамы, брали что-нибудь на пробу, а после становились постоянными покупательницами.

Отказываться от работы тетя не хотела, слишком привыкла она к определенному образу жизни и без него себя не представляла. Часть забот по приготовлению индивидуальных кремов взяла на себя я – Дар у меня был много сильнее, поэтому это меня не выматывало до полной потери сил, в отличие от тети. Она ревниво наблюдала за каждым моим движением, но не критиковала и результатом всегда была довольна. А если и не очень довольна, то успешно это скрывала. Но заниматься таким всю жизнь? Тоска смертная. У меня вырисовывалось столько возможностей, что просто дух захватывает. Имея перед собой весь мир, кому захочется замыкаться в тесной раковине? Мне интересно делать новое, придумывать что-то свое, а это получалось даже с тем небольшим набором знаний и умений, что были сейчас. А ведь их будет намного больше. И что, все это бросить на придумывание нового рецепта крема от морщин?

Я вежливо улыбалась, подавая нужные баночки и коробочки, но внутри была очень далеко отсюда. Нет, мое место не здесь. Но где, я пока и сама не знала. Я старалась не уподобляться Регине и не отвлекаться на бесполезные мечтания. Кто знает, может, им и сбыться-то не суждено и мне действительно придется провести всю жизнь здесь, продолжая дело мамы и тети? Время шло, поток покупательниц иссяк, и я наконец смогла передохнуть. Анна теперь прекрасно справится и без меня.

– Наверное, нужно еще двух продавщиц брать, – тетя подошла совсем незаметно. – Уже и в первой половине дня бывает слишком много покупателей. А в такое время, как сейчас, всегда полно. Нельзя, чтобы ты стояла за прилавком.

– Почему? – удивилась я. – Я не считаю это зазорным. Ты сама включаешься в торговлю, если это необходимо.

– Нельзя, – убежденно повторила тетя. – Не для тебя это. У тебя должна быть другая жизнь. Наши покупательницы не должны видеть в тебе обслугу.

Похоже, вчерашняя идея по пристраиванию меня в аристократическую семью никуда не делась, а напротив – глубоко укоренилась и расцвела пышным цветом. Ей бы в племянницы Регину – они бы прекрасно поняли друг друга. И даже если бы ничего не получилось с Лоренцом, на которого уже нацелилась моя дражайшая родственница, с таким же интересом начали бы ожидать другого подходящего кандидата.

– Тетя Маргарета, они в любом случае не будут считать меня ровней себе, – напомнила я.

– Почему это? – возмущенно сказала она. – Ты маг, а это многого стоит. И не просто маг, а очень-очень перспективный.

Тетя гордилась моими успехами в учебе, постоянно о них говорила и вспоминала мою маму. Но ей почему-то даже в голову не приходило, что и сильный Дар, и успехи в учебе значат для обывателей много меньше, чем происхождение, которое у меня было не очень достойное. Родилась я вне брака и восемнадцать лет провела в приюте при монастыре. На приют мне было грех жаловаться – образование дали неплохое, да и к жизни во внешнем мире готовили как могли. Но и гордиться пребыванием там я не могла.

– Тетя Маргарета, – обняла я ее, – не надо настраиваться на то, чего никогда не будет. И жениха мне искать не надо. Я уж как-нибудь сама с этим справлюсь.

– Справится она, – проворчала тетя и ласково провела по моим волосам. – Ты жизни совсем не знаешь. Найдешь себе проходимца какого-нибудь и будешь потом страдать.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6