Брендон Сандерсон.

Тени истины



скачать книгу бесплатно

– Умолкни! Что теперь?

Нахмурившись, Ваксиллиум размышлял над ответом. Взглянул на отверстие от пули, вычисляя траекторию. Снайпер прицелился слишком высоко; даже если бы Ваксиллиум не нырнул, с ним, скорее всего, было бы все в порядке.

Но зачем целиться высоко? Движущийся голубой луч, указывавший на пистолет, продемонстрировал, что на позицию снайпер прибыл бегом. Может, просто выбрал мишень впопыхах? Или…

«Не хотел ли он сбить меня в воздухе? В тот момент, когда я вылечу из окна?»

На лестнице раздались шаги, но голубых лучей Ваксиллиум не увидел. Ругнувшись, он подобрался ближе и заглянул вниз.

По ступенькам осторожно поднималась группа мужчин, и это не были обычные головорезы из зала на первом этаже. В узких белых рубашках, с тоненькими усиками, вооруженные арбалетами. Ни на одном не оказалось ни единой частицы металла.

Ржавь! Они знали, что он алломант-стрелок, и Гранитный Джо подготовил для встречи отряд убийц.

Законник поспешно вернулся в комнату и схватил Лесси за руку:

– Твой информатор сообщил, что Гранитный Джо в этом здании?

– Ага, – подтвердила она. – Почти наверняка. Он любит быть поблизости, когда собирается банда; предпочитает наблюдать за своими людьми.

– В доме есть подвал.

– И?..

– И поэтому – держись.

Он обхватил Лесси обеими руками, и они покатились по полу; та взвизгнула, потом выругалась. Прижимая ее к себе сверху, Ваксиллиум увеличил вес.

После нескольких недель откладывания по чуть-чуть его в метапамяти скопилось немало. Теперь Ваксиллиум выбрал весь запас сразу, мгновенно увеличив свой вес во много раз. Деревянный пол под ним с треском проломился.

Порвав дорогой костюм, Ваксиллиум провалился в дыру и полетел вниз, увлекая за собой Лесси. Зажмурившись, оттолкнулся от сотен голубых лучей за спиной – тех, что вели к гвоздям в полу этажом ниже. Надавил на них мощным рывком, разбивая пол первого этажа и открывая путь в подвал.

В облаке пыли и щепок они рухнули сквозь нижний этаж. Ваксиллиум сумел замедлить их спуск с помощью стального отталкивания, но все равно приземление на стол в подвальном помещении получилось жестким, и тот под ними сломался.

Ваксиллиум аж зашипел от боли, но кое-как развернулся и начал выбираться из кучи деревянных обломков. Удивительное дело – стены в подвале были отделаны панелями из ценных пород дерева, и их украшали лампы в форме соблазнительных женщин. Стол, о который они с Лесси ударились, покрывала дорогая белая скатерть, правда теперь она сбилась в кучу, оттого что сломались ножки, а столешница перекосилась.

Во главе стола восседал мужчина. Ваксиллиум сумел выпрямиться посреди обломков и направить пистолет на этого малого с грубыми чертами лица и темной сине-серой кожей – признаком того, что в числе его предков были колоссы. Гранитный Джо. Судя по заправленной за ворот салфетке и пролитому супу, Ваксиллиума угораздило прервать обед бандита.

Лесси застонала, перекатилась и стряхнула щепки с одежды.

Ее винтовка, видимо, осталась наверху. Ваксиллиум крепко держал пистолет, не спуская глаз с двух одетых в пыльники телохранителей позади Гранитного Джо. Эти двое, брат и сестра, по слухам, были отменными снайперами. Неожиданное падение явно застало их врасплох: за оружие-то они схватились, однако вытянуть его из кобуры не успели.

У Ваксиллиума было преимущество, поскольку он держал Джо на мушке… но если он и впрямь выстрелит, снайперы тут же его прикончат! Возможно, законник все-таки не продумал этот сценарий сражения так хорошо, как следовало бы.

Джо поковырялся в остатках разбитой миски, обрамленных лужами красного супа на скатерти. Сумел набрать немного в ложку и поднял ее к губам.

– Ты, – проговорил он, втянув суп, – должен быть покойником.

– Возможно, тебе стоит нанять новых головорезов, – предположил Ваксиллиум. – Те, что наверху, особой ценности не представляют.

– Да я не о них. – Джо презрительно скривился. – Сколько ты уже здесь, в Дикоземье, нарываешься на неприятности? Два года?

– Год, – поправил Ваксиллиум.

На самом деле он провел тут больше, но лишь недавно начал, по выражению Джо, «нарываться на неприятности».

Гранитный Джо поцокал языком:

– Думаешь, здесь не видали типов вроде тебя, сынок? Глазенки широко распахнуты, оружейный ремень висит низко, а шпоры новехонькие, аж блестят! Вы приходите, чтобы отучить нас от дикарского образа жизни. Вас, таких, мы тут видим с дюжину каждый год. Другим хватает такта приучиться брать взятки или сыграть в ящик до того, как они слишком многое испортят. Но не вашей братии.

«Тянет время», – подумал Ваксиллиум. Бандитский главарь ждал, пока его люди добегут до подвала.

– Бросайте оружие! – выкрикнул законник, держа Гранитного Джо на мушке. – Бросайте, или я стреляю!

Охранники не шелохнулись.

«К женщине-телохранителю не ведет ни один металлический луч, – подумал Ваксиллиум. – Как и к самому Джо».

У ее брата был пистолет, и, возможно, телохранитель был уверен, что сможет его выхватить быстрее, чем алломант-стрелок. Ваксиллиум мог бы поспорить, что женщина прячет в кобурах замысловатые ручные арбалеты. На один заряд – из дерева и керамики. Предназначенные для убийства алломантов-стрелков.

Даже при помощи алломантии Ваксиллиум ни за что не сможет убить всех троих и не словить пулю. По виску потекла капля пота. Искушало желание просто нажать на спусковой крючок и выстрелить, но если так поступить, его убьют. И они это знали. Полный тупик… и к тому же противники ожидали подкрепления.

– Тебе здесь не место, – продолжал Джо, подавшись вперед и уперев локти о сломанный стол. – Мы сюда пришли, чтобы скрыться от ребят вроде тебя. От ваших правил. От вашей заносчивости. Мы в вас не нуждаемся.

– Будь это правдой, – парировал удивленный спокойствием собственного голоса Ваксиллиум, – тогда ко мне бы не приходили со слезами на глазах люди, чьих сыновей ты убил. Может, вам здесь и не нужны законы Эленделя, но это не означает, что вам не нужны вообще никакие законы. И это не означает, что таким, как ты, можно позволять творить все, что вздумается.

Гранитный Джо покачал головой и встал, держа руку на кобуре:

– Ты не в своей среде обитания, сынок. Тут у нас каждый имеет цену. Если не имеет, то не находит своего места. Ты умрешь. Медленно и мучительно, прямо как лев умер бы в твоем родном городе. То, что я сегодня совершу, – акт милосердия.

Он выхватил оружие.

Ваксиллиум отреагировал быстро, оттолкнувшись алломантией от ламп на стене справа. Они были хорошо закреплены, так что его швырнуло влево. Ваксиллиум повернул дуло пистолета и выстрелил.

У Джо в руке был арбалет, и он выпустил болт, но промахнулся – болт прошмыгнул в воздухе в том месте, где должен был находиться Ваксиллиум. А вот пуля, которую выпустил сам законник, попала в цель – в женщину-телохранительницу, которая выхватила собственный арбалет. Она упала, а Ваксиллиум, врезавшись в противоположную стену, толкнул – и выбил пистолет из руки телохранителя-мужчины как раз в момент выстрела.

К несчастью, алломантический толчок вырвал из рук Ваксиллиума еще и его собственный пистолет… но тот полетел, кувыркаясь, прямиком в телохранителя и повалил того ударом в лицо.

Ваксиллиум глянул на Джо, который как будто растерялся из-за того, что оба его телохранителя вышли из строя. Нет времени размышлять. Ваксиллиум рванулся к массивному противнику, в чьих жилах текла кровь колоссов. Если успеть дотянуться до какого-нибудь куска металла, который можно использовать в качестве оружия, то…

Позади раздался щелчок. Ваксиллиум остановился и через плечо посмотрел на Лесси, которая нацелила на него маленький ручной арбалет.

– Здесь каждый имеет цену, – повторил Гранитный Джо.

Ваксиллиум уставился на обсидиановый наконечник болта. Где же Лесси прятала эту штуку? Медленно сглотнул.

«Но ведь, взбираясь вместе со мной по лестнице, она подвергала себя опасности! Как же она могла…»

Джо знал про его алломантию. Как и Лесси. Она знала, что он может сбить головорезам прицел, когда побежала с ним вверх по лестнице!

– Ну так что, – проговорил Джо, – ты объяснишь, почему попросту не пристрелила его в той комнате в салуне, куда его завел бармен?

Вместо ответа Лесси изучала Ваксиллиума.

– Я ведь предупредила, что в салуне все продались Джо, – тихо проговорила она.

– Я… – Ваксиллиум снова сглотнул. – Я по-прежнему думаю, что у тебя симпатичные ножки.

Лесси посмотрела ему в глаза. Потом вздохнула, повернула арбалет и всадила болт Гранитному Джо в шею.

Ваксиллиум успел лишь моргнуть, а массивный бандит уже рухнул на пол и забулькал, истекая кровью.

– И это все? – спросила Лесси, сердито уставившись на Ваксиллиума. – Ты ничего другого не смог придумать, чтобы перетянуть меня на свою сторону? «У тебя симпатичные ножки»? Серьезно? Да ты точно сыграешь здесь в ящик, Шейный Платок!

Ваксиллиум облегченно выдохнул:

– Ох, Гармония! Думал, ты точно меня пристрелишь.

– Надо было, – проворчала Лесси. – Сама не понимаю, как…

Она осеклась, когда загрохотало по ступенькам. Банда отщепенцев из салуна наконец-то собралась с духом, чтобы ринуться вниз по лестнице. Не меньше полудюжины ворвалось в комнату, держа оружие наготове.

Лесси бросилась к пистолету павшего телохранителя.

А Ваксиллиум, быстро перебрав варианты, сделал то, что далось ему наиболее естественно, – выставив ногу вперед, принял посреди обломков театральную позу. Рядом валялся мертвый Гранитный Джо, поодаль – два убитых телохранителя. Пыль все еще сочилась с разломанного потолка, подсвеченная солнечным светом, льющимся из окна на первом этаже.

Головорезы застыли. Посмотрели на труп своего главаря, потом вытаращились на Ваксиллиума.

И наконец, похожие на детей, застигнутых в кладовой за похищением печенья, опустили оружие. Находившиеся в первых рядах попытались протолкаться сквозь стоявших позади – и вся шумная банда спешно кинулась вверх по лестнице, бросив в одиночестве бармена, так что тому пришлось убегать последним.

Ваксиллиум повернулся и протянул руку Лесси – та позволила помочь ей подняться. Проводила взглядом удалявшихся бандитов, чьи ботинки в спешке топали по доскам. Спустя несколько мгновений в здании стало тихо.

– Хм, – произнесла Лесси. – Ты изумителен, как танцующий осел, мистер Шейный Платок.

– Полезно иметь свой стиль, – напомнил Ваксиллиум.

– Ага. Как думаешь, стоит мне обзавестись собственным?

– Ради своего стиля я и отправился в Дикоземье.

Лесси медленно кивнула:

– Понятия не имею, о чем мы тут беседуем, но нюхом чую, в этом есть что-то скабрезное. – Она посмотрела мимо Ваксиллиума на труп Гранитного Джо – бандит с остекленевшими глазами лежал в луже собственной крови.

– Спасибо, что не убила.

– Э-э-э… я собиралась его в конце концов прикончить и сдать ради выкупа.

– Да, но очень сомневаюсь, что ты собиралась это сделать на глазах у всей банды, будучи запертой в подвале, точно в ловушке.

– И то правда. Выходит, это была натуральная глупость с моей стороны.

– Почему же ты так поступила?

Лесси по-прежнему не сводила глаз с тела.

– От имени Джо я сделала много такого, чего лучше было не делать, однако не припомню, чтобы мне доводилось убивать человека, который этого не заслужил. Убить тебя… ну, это было бы все равно что убить то, что ты защищаешь. Понял, да?

– Общую мысль вроде уловил.

Лесси потерла кровоточащую на шее царапину, которую получила во время падения:

– Надеюсь, в следующий раз не придется устраивать такой большой бардак. Этот салун мне нравился, знаешь ли.

– Приложу все усилия, – заверил Ваксиллиум. – Я как раз намереваюсь все здесь изменить. Если не все Дикоземье, то, по крайней мере, этот город.

– Ну, – подходя к трупу Гранитного Джо, проговорила Лесси, – уверена, что, если какие-нибудь злобные пианино замышляли напасть на город, теперь они передумают, принимая во внимание то, как здорово ты обращаешься с пистолетом.

Ваксиллиум поморщился:

– Ты… ты это заметила, да?

– Такой трюк не каждый день увидишь. – Лесси присела, обшаривая карманы Джо. – Три выстрела, три разные ноты – и ни единого поверженного бандита. Такое надо уметь. Может, тебе стоит поменьше времени тратить на стиль, а почаще упражняться с пистолетом.

– А вот это и впрямь прозвучало скабрезно.

– Вот и хорошо. Не люблю, когда грубости у меня выходят случайно.

Она разыскала бумажник Джо, с улыбкой подбросила в воздух и поймала.

Сквозь дыру, проделанную Ваксиллиумом в потолке, заглянула лошадиная голова, рядом показалась голова поменьше – подростковая, в чрезмерно большой шляпе-котелке. Интересно, где он ее раздобыл?

Крушительница приветственно фыркнула.

– Ну да, вот сейчас ты пришла, – проворчал Ваксиллиум. – Тупая кобыла.

– Сдается мне, тот факт, что она держится подальше от тебя во время перестрелки, выдает в этой кобыле большую умницу, – заметила Лесси.

Ваксиллиум улыбнулся. Лесси вложила в его протянутую руку свою, и законник прижал девушку к себе. А потом – на линии голубого света – поднял их из груды обломков.

Часть первая


1
Семнадцать лет спустя

Глядя на закат, Винстинг легонько улыбнулся: идеальный вечер для того, чтобы выставить себя на аукцион.

– Мое убежище подготовили? – спросил он, слегка сжимая балконные перила. – Просто на всякий случай?

– Да, милорд.

Флог нацепил свою дурацкую дикоземную шляпу и пыльник, хотя ему ни разу не доводилось бывать за пределами Элендельского бассейна. Невзирая на ужасающее отсутствие вкуса, этот человек был отличным телохранителем, но Винстинг все равно усиливал его эмоции, слегка разжигая свойственное Флогу чувство верности. Избыток предосторожности не помешал еще никому.

– Милорд? – Флог бросил взгляд на зал позади них. – Они все здесь, милорд. Вы готовы?

Не отводя взгляда от заходящего солнца, Винстинг прижал палец к губам, призывая телохранителя к молчанию. Балкон особняка в Четвертом октанте Эленделя выходил на канал и центр города, так что отсюда открывался прекрасный вид на Поле Перерождения. Длинные тени тянулись от изваяний Вознесшейся Воительницы и Последнего Императора посреди огромного зеленого луга, где, согласно причудливой легенде, их тела обнаружили вслед за Пепельным Катаклизмом и Последним Вознесением.

Прохладный бриз с залива Хэммондар, находившегося в двух милях к западу, лишь самую малость разбавлял спертый воздух. Кончиками пальцев Винстинг выбивал на перилах балкона дробь, терпеливо испуская волны алломантической силы, чтобы нужным образом изменить эмоции людей в зале позади себя. По крайней мере, тех, кто оказался достаточно глуп, чтобы не надеть шляпы с алюминиевой подкладкой.

«В любую секунду…»

Сначала в воздухе появились точки, похожие на следы булавочных уколов, затем заклубился туман, распространяясь, точно морозный узор по стеклу. Щупальца тянулись и завивались вокруг друг друга, превращались в потоки, в бурные реки, течения, вихрящиеся по всему городу. Они его окутывали. Поглощали.

– Туманная ночь, – заметил Флог. – Дурной знак, да-да.

– Не глупи, – поправляя шейный платок, отрезал Винстинг.

– Он следит за нами, – заупрямился телохранитель. – Туман – это Его глаза, милорд. Клянусь Разрушителем, да-да.

– Суеверная чушь. – Винстинг повернулся и решительным шагом вошел к гостям.

Позади него Флог запер двери, прежде чем туман успел просочиться на вечеринку.

Собравшиеся в зале две дюжины людей – в сопровождении неизменных телохранителей – представляли собой избранную группу. Они были не просто важными – невзирая на нарочитые улыбки и бессмысленный светский треп, они к тому же пребывали сильно не в ладах друг с другом. Винстинг предпочитал созывать на подобные приемы соперников. Пусть поглядят друг на друга, и пусть каждый поймет, чего будет стоить проигрыш в соревновании за его благосклонность.

Винстинг прошелся среди гостей. К несчастью, многие и впрямь были в шляпах, чья алюминиевая подкладка защищала от эмоциональной алломантии, – хоть он и лично заверил каждого приглашенного, что никто не приведет с собой гасильщиков или поджигателей. При этом он, разумеется, ни словом не обмолвился о собственных способностях. Насколько всем было известно, Винстинг не обладал алломантическими способностями. Он огляделся, и взгляд его остановился на Бломе, который стоял за барной стойкой. Блом покачал головой. Никто другой не жег никаких металлов. Отлично.

Винстинг подошел к стойке, потом повернулся и вскинул руки, чтобы привлечь всеобщее внимание. Жест позволил продемонстрировать сверкающие бриллиантовые запонки на манжетах накрахмаленной белой рубашки. Оправа, разумеется, была деревянной.

– Леди и джентльмены, – провозгласил он, – добро пожаловать на наш маленький аукцион. Начинайте делать ставки прямо сейчас. Все закончится в тот момент, когда я услышу наиболее выгодное предложение.

Больше он ничего не сказал: лишняя болтовня испортила бы театральный эффект. Винстинг взял напиток, предложенный слугой, и сделал было шаг по направлению к гостям, но потом поколебался, окинув взглядом толпу.

– Эдварна Ладриана нет, – проговорил он негромко.

Винстинг отказывался называть этого человека дурацким прозвищем «мистер Костюм».

– Нет, – подтвердил Флог.

– Кажется, ты сказал, что прибыли все!

– Все, кто заранее сообщил о том, что прибудет, – уточнил Флог. Он переминался с ноги на ногу и явно чувствовал себя неуютно.

Винстинг поджал губы, но ничем другим не выдал своего разочарования. Он был совершенно уверен, что предложение вызовет у Эдварна интерес. Хотя возможно, Ладриан купил с потрохами какого-то другого повелителя преступного мира из тех, что присутствовали сейчас в зале. Об этом стоит поразмыслить.

Винстинг прошел к центральному столу, на котором был установлен самый ценный предмет этого вечера. Картина, изображавшая полулежащую женщину; Винстинг нарисовал ее сам, и у него получалось все лучше.

Картина ничего не стоила, но сегодняшние гости все равно собирались предложить за нее огромные деньги.

Первым к Винстингу приблизился Даузер, руководивший большей частью контрабандных операций в Пятом октанте. Трехдневную щетину на его щеках укрывала тень от полей шляпы-котелка, которую он демонстративно не оставил в гардеробной. Ни симпатичная дама, которую он держал под руку, ни элегантный костюм не скрывали того, насколько этот Даузер грязный тип. Винстинг сморщил нос. Почти все его гости были презренным мусором, но другим хватало приличий хотя бы не показывать этого столь открыто.

– Уродлива, как грех, – разглядывая картину, проговорил Даузер. – Поверить не могу, что вы принуждаете нас торговаться из-за… этого. Слегка нахально, не так ли?

– Вы бы предпочли, чтобы я выражался со всей откровенностью, мистер Даузер? – спросил Винстинг. – Чтобы я объявил во всеуслышание: заплатите мне, и на целый год получите мой голос в Сенате?

Даузер огляделся по сторонам, словно ожидая, что в помещение вот-вот ворвутся констебли.

Винстинг улыбнулся:

– Обратите внимание на оттенки серого на ее щеках. Отражение пепельной природы жизни в мире до Пепельного Катаклизма, мм? Это лучшее из всего, что я написал. У вас есть ставка? Начнем торг?

Даузер не ответил. В конце концов он сделает ставку. Каждый из находившихся в зале не одну неделю вел себя вызывающе, прежде чем согласиться на эту встречу. Половина из них – криминальные лорды, как Даузер. Другая половина – такие же аристократы, как Винстинг, благородные лорды и леди из влиятельных Домов, не уступавшие по безнравственности владыкам преступного мира.

– Вы не боитесь, Винстинг? – поинтересовалась женщина, цеплявшаяся за локоть Даузера.

Винстинг нахмурился. Он ее не знал. Стройная, с короткими золотисто-русыми волосами и взглядом лани, она была необычно высокого роста.

– Боюсь, моя дорогая? – переспросил Винстинг. – Людей в этом зале?

– Нет, – возразила она. – Того, что ваш брат узнает о… ваших делах.

– Заверяю, вас, Реплару в точности известно, кто я такой.

– Родной брат губернатора, – проговорила женщина, – и вымогает взятки.

– Если это вас на самом деле удивляет, моя дорогая, – со смехом заявил Винстинг, – то вы вели слишком изолированную жизнь. На этом рынке продавалась рыба куда крупнее меня. Когда прибудет следующий улов, возможно, вы сами все поймете.

Это замечание привлекло внимание Даузера. Винстинг улыбнулся – он будто услышал, как в голове криминального лорда словно со щелчком сдвинулись шестеренки.

«Да, – подумал Винстинг, – я действительно только что намекнул, что мой брат собственной персоной может принять твою взятку».

Возможно, это заставит гостя увеличить ставку.

Винстинг подошел к слуге, чтобы выбрать на подносе креветки и пироги.

– Женщина, которую привел Даузер, – шпионка, – негромко сообщил он неизменно маячившему за спиной Флоту. – Возможно, работает на констеблей.

Флог вздрогнул:

– Милорд! Мы проверили и перепроверили каждого гостя.

– Значит, ее пропустили, – прошипел Винстинг. – Готов поставить на это все свое состояние. Проследи за ней после окончания встречи. Если по какой-нибудь причине расстанется с Даузером, позаботься о том, чтобы с нею приключился несчастный случай.

– Да, милорд.

– И, Флог… не надо с этим церемониться. Я не потерплю твоих попыток разыскать местечко, где туман не окажется свидетелем. Понятно?

– Да, милорд.

– Отлично.

И, широко улыбаясь, Винстинг направился к лорду Хьюзу Энтроуну, кузену и наперснику главы Дома Энтроун.

Винстинг потратил час на светское общение, и постепенно ставки начали расти. Некоторые гости проявляли недовольство. Куда с большей охотой они сделали бы свои секретные предложения, встретившись с ним один на один, а потом опять исчезли бы в подбрюшье Эленделя. Как владыки преступного мира, так и аристократы предпочитали плясать вокруг да около, а не обсуждать тему напрямую. Но все же они делали ставки, и хорошие ставки. К концу первого тура по залу Винстингу пришлось приложить усилия, чтобы сдержать свое возбуждение. Ему больше не придется ограничивать себя в расходах. Если брат сумеет…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8