Брендон Сандерсон.

Сплав закона



скачать книгу бесплатно

© Н. Осояну, перевод, 2017

© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательская Группа „Азбука-Аттикус“», 2017

Издательство АЗБУКА®

* * *

Посвящается Джошуа Билмесу, без страха говорящему мне о недостатках книги, а потом сражающемуся за нее же независимо от того, что кто-то поставил на ней жирный крест




Благодарности

Кажется, я впервые подбросил своему редактору идею о цикле «Рожденный туманом», действие которого будет происходить в более поздние времена, в 2006 году. По замыслу действие должно развиваться на той же самой планете Скадриаль. Я хотел уйти в сторону от статичных фэнтезийных миров, где минуют тысячелетия, а технология остается неизменной. В ту пору планировалось написать вторую эпическую трилогию, действие которой развивается в эпоху урбанизации, и третью – футуристическую, при этом алломантия, ферухимия и гемалургия стали бы нитями, объединяющими все трилогии.

Эта книга – не часть второй трилогии. Это шаг вбок, шаг неожиданный, сделанный довольно неожиданно в процессе размышлений о том, что должно происходить с миром. Я вам это рассказываю, чтобы объяснить: перечисление всех, кто помогал мне на протяжении этих лет, представляется совершенно невозможной задачей. Лучше я назову нескольких чудесных людей, помогавших с этой конкретной книгой.

Среди альфа-ридеров, как обычно, мой агент Джошуа Билмес и мой редактор Моше Федер. Эта книга и посвящена Джошуа. В профессиональном смысле он верил в мой труд больше всех тех, кто не входил в мою писательскую группу. Он чудесный помощник и хороший друг.

Другие альфа-ридеры входят в мою писательскую группу. Это Итэн Скарстедт, Дэн Уэллс, Алан и Джанет Лейтон, Кейлинн Зобелл, Карен Альстром, Бен и Даниэлль Олсон, Джордан Сандерсон (в каком-то смысле) и Кэтлин Дорси. И разумеется, есть еще Питер Альстром, мой ассистент и друг, который делает всевозможные важные вещи, связанные с моим писательством, при этом отнюдь не получая должного количества благодарностей.

Что касается издательства «Тор», то я весьма признателен Ирэн Галло, Джастину Голенбоку, Терри Макгэрри и многим другим, кого я не в силах перечислить, – от Тома Догерти до сотрудников отдела продаж. Спасибо вам всем за отличную работу. И вновь я должен особо поблагодарить Пола Стивенса, который, помогая и объясняя, далеко превосходит пределы моих разумных ожиданий.

В число бета-ридеров входили Джефф Крир и Доминик Нолан. Особое спасибо Дому за помощь с оружием и пистолетами. Если вам когда-нибудь понадобится всадить во что-то пулю, зовите его.

Обратите внимание на симпатичную обложку за авторством Криса Макграта, которого я специально пригласил, потому что он работал над обложками трилогии «Рожденный туманом».

Внутренние иллюстрации снова делали Бен Максуини и Айзек Стюарт, чей труд для «Пути королей» был просто потрясающим. Они остались такими же потрясающими и тут. Бен также нарисовал несколько в равной степени фантастических иллюстраций для недавно выпущенной «Crafty Games» ролевой игры «Рожденный туманом». Ищите ее на crafty-games.com, особенно если вас интересует происхождение Кельсера.

И наконец, я снова хочу поблагодарить мою чудную жену Эмили за поддержку, комментарии и любовь.

Пролог



Держа «Стеррион-36» около уха, Вакс крался на полусогнутых мимо покосившегося забора, и сухая земля поскрипывала под подошвами его ботинок. Длинный серебристый ствол револьвера был испачкан в красной глине. Оружие выглядело непритязательно, хотя барабан на шесть патронов вделали в стальную раму так тщательно, что при его вращении не ощущалось ни малейшего люфта. Металл не блестел, рукоять изготовили вовсе не из какого-нибудь экзотического материала. Однако она ложилась в ладонь так, будто была создана специально для Вакса.

Непрочный на вид забор из серых от времени досок, оплетенных потертыми веревками, доходил до пояса. Пахло от него древностью. Даже черви давным-давно перестали посягать на эту древесину.

Высунувшись из-за узловатых досок, Вакс оглядел пустынную улицу. Перед его внутренним взором парили порожденные алломантией голубые лучи. Они тянулись от груди Вакса к ближайшим источникам металла. Такой эффект давало горение стали; она позволяла определять, где именно находится металл, чтобы оттолкнуться от него при необходимости. Все зависело от соотношения веса предмета и веса Вакса: если предмет был тяжелее, Вакса отбрасывало назад, если же легче – тянуло по направлению к предмету.

Сейчас Вакс не отталкивался, а лишь следил за лучами, чтобы не пропустить движение чего-нибудь металлического. Все замерло. Гвозди в досках, валявшиеся в пыли гильзы, груда подков в тихой кузнице – все было столь же неподвижным, как и старая ручная колонка, торчавшая из земли справа от Вакса.

Он пока тоже не шевелился. Сталь продолжала уютно гореть в желудке. Наконец осторожно направил алломантическое толкание во все стороны от себя. Этот трюк Вакс освоил несколько лет назад: он толкал не какой-то конкретный металлический предмет, а создавал вокруг своего тела нечто вроде защитного пузыря. Любой металл, быстро двигавшийся по направлению к нему, благодаря этому слегка сбивался с курса.

Метод был далеким от надежного: в Вакса все равно могли попасть. Но пули летели куда придется, а не куда их нацеливали. Пару раз это спасло жизнь. Вакс толком не понимал, как именно создает защиту, потому что частенько использовал алломантию на уровне инстинкта. Каким-то образом он даже умудрялся не воздействовать на металл, который нес на себе. Оружие, к примеру, он из собственных рук не выталкивал.

Продолжая наблюдать за металлическими лучами, Вакс снова двинулся вдоль забора. Когда-то – лет двадцать назад – Фелтрель был процветающим городком. Потом неподалеку поселился клан колоссов, и дела приняли нехороший оборот.

Теперь мертвый город казался совершенно пустым, хотя Вакс знал, что это не так. Он сюда явился, выслеживая психопата. И не он один.

Ухватившись за верх забора, Вакс перепрыгнул на другую сторону – красная глина заскрежетала под ногами. Пригнувшись как можно ниже, перебежал к старому кузнечному горну, за которым и спрятался. Одежда Вакса ужасно запылилась, но это не скрывало ее добротности: отличный костюм, серебристый шейный платок, мерцающие запонки на манжетах изысканной белой рубашки. Он выглядел подчеркнуто неуместно, будто собирался в Элендель, на бал, а не выслеживать убийцу в мертвом городе Дикоземья. Дополнением к наряду служила защищавшая от солнца шляпа-котелок.

Скрип. На соседней улице кто-то наступил на доску. Она скрипнула так тихо, что Вакс едва не пропустил. Он отреагировал мгновенно: разжег сталь, что горела в желудке, и оттолкнулся от гвоздей в ближайшей стене. И тут же тишину нарушил треск выстрела.

От внезапного алломантического толчка стена затряслась – старые ржавые гвозди едва удержались на местах. Вакса отбросило в сторону, он перекатился по земле. Промелькнул голубой луч, и пуля ударила в землю там, где он находился секунду назад. Когда Вакс вскочил, раздался второй выстрел. Эта пуля едва не угодила в цель, но, отраженная «стальным пузырем», пролетела буквально на волосок от уха Вакса. Еще дюйм вправо – и он бы получил ее прямо в лоб, невзирая ни на какую защиту. Равномерно дыша, Вакс поднял «стеррион» и нацелил на балкон старого отеля на другой стороне улицы, откуда и стреляли. К балкону была прицеплена вывеска, за которой мог спрятаться человек с оружием.

Вакс выстрелил, потом алломантически толкнул пулю, придав ей большее ускорение и пробивную силу. Он не использовал обычные пули в свинцовых или медных оболочках; ему требовалось нечто посильней.

Крупнокалиберная пуля в стальном кожухе ударилась в балкон, а дополнительная мощь позволила ей, пробив дерево, поразить скрывавшегося там человека. Голубой луч, ведущий к оружию стрелка, дрогнул, когда тот упал. Вакс медленно выпрямился, отряхнул пыль с одежды. В тот же миг раздался еще один выстрел.

Выругавшись, Вакс инстинктивно оттолкнулся от гвоздей, хотя чутье подсказывало, что уже поздно. Если услышал выстрел, нет смысла спасаться с помощью алломантического толкания.

На этот раз его швырнуло на землю. Приложенная сила должна была как-то подействовать, и если не могли двигаться гвозди, то двигался Вакс. Охнув от боли, он вскинул револьвер – к вспотевшей руке прилипла пыль, – высматривая стрелявшего. Почему тот промахнулся? Возможно, «стальной пузырь» все же…

С крыши кузницы скатилось тело и упало на дорогу, подняв облачко красной пыли. Непроизвольно моргнув, Вакс опустил револьвер и, пригнувшись, снова перебрался под защиту забора. Он не отрывал глаз от голубых алломантических лучей. Те могли предупредить, если кто-то оказывался поблизости, но лишь при условии, что человек имел при себе или на себе какой-нибудь металл.

Ни один луч не указывал на тело, свалившееся с крыши. Зато сразу несколько дрожащих лучей тянулись к чему-то, что двигалось по другую сторону от кузнечного горна. Вакс поднял пистолет и прицелился.

Из-за кузницы вынырнула фигурка и побежала к нему. Это оказалась женщина в белом плаще-пыльнике, припорошенном снизу красной глиной, в брюках с широким поясом и крепких ботинках. Стянутые в хвост темные волосы обрамляли волевое лицо почти квадратных очертаний; правый угол рта часто приподнимался в полуулыбке.

Со вздохом облегчения Вакс опустил пистолет:

– Лесси.

– Опять сам себя на землю сбил? – спросила она, прячась за забором. – На тебе больше пылинок, чем ухмылок у Майлза. Может, пора отойти от дел, старичок?

– Я всего лишь на три месяца старше тебя.

– Длинные же это месяцы. – Лесси заглянула за забор. – Видел еще кого-нибудь?

– Подстрелил одного на балконе. Не знаю, был ли это Кровавый Тэн или нет.

– Это не он. Он бы не пытался прикончить тебя с такого большого расстояния.

Вакс кивнул. Тэн предпочитал личный подход. Весьма личный. Психопат сокрушался, когда ему приходилось использовать пистолет, и если уж он в кого-то стрелял, то обычно так, чтобы видеть ужас в глазах жертвы.

Лесси окинула взглядом тихий город, потом посмотрела на Вакса, готовая двигаться дальше. На миг ее глаза скользнули вниз. К карману его рубашки.

Вакс посмотрел туда же. Из кармана выглядывал краешек письма, недавно доставленного из великого города Эленделя. Адресатом значился лорд Ваксиллиум Ладриан. На это имя Вакс не отзывался много лет, и теперь оно казалось чужим.

Он запихнул письмо поглубже в карман. Лесси придавала ему слишком большое значение. Уже давно Вакса ничего не связывало с этим городом, а Дом Ладриан справится и без него. Письмо надо было просто сжечь.

Чтобы отвлечь от него Лесси, Вакс кивком указал на труп возле стены:

– Твоя работа?

– У него был лук, – сказала она. – Стрелы с каменными наконечниками. Он почти достал тебя сверху.

– Спасибо.

Лесси пожала плечами, но ее глаза удовлетворенно блеснули. В уголках этих глаз теперь залегли морщинки – беспощадное солнце Дикоземья иссушило кожу. Было время, они с Ваксом соревновались, кто кого чаще спасал. Оба сбились со счета много лет назад.

– Прикрой меня, – негромко попросил Вакс.

– Чем? Одеялом? Собой? Тебя и так уже пыль прикрыла.

Вакс вскинул бровь.

– Прости. – Лесси состроила гримасу. – В последнее время слишком часто играю в карты с Уэйном.

Фыркнув, Вакс на полусогнутых подбежал к упавшему телу. Перевернул. У мертвого стрелка было жестокое лицо, покрытое многодневной щетиной; пуля угодила ему в правый висок.

«Кажется, я его знаю», – думал Вакс, проверяя карманы убитого. В одном обнаружился кроваво-красный стеклянный шарик.

Вакс поспешил обратно к забору.

– Ну что? – спросила Лесси.

– Банда Донала. – Вакс протянул ей стекляшку.

– Сволочи! Неужели так трудно оставить нас в покое?

– Ты ведь подстрелила его сына, Лесси.

– А ты – брата.

– Я оборонялся.

– Я тоже. Парень меня бесил. К тому же он выжил.

– Только палец на ноге потерял.

– Десять – это слишком много, – парировала Лесси. – У одной моей кузины их четыре. Она и в ус не дует. – Подняв револьвер, она окинула взглядом пустой город. – Но выглядит, конечно, слегка нелепо. Прикрой меня.

– Чем?

Лесси лишь ухмыльнулась и, выскользнув из-за укрытия, поспешила к кузнице.

«Гармония, – подумал Вакс с улыбкой. – Я люблю эту женщину».

Он следил, не появятся ли еще вооруженные противники, но Лесси уже достигла здания, а новых выстрелов так и не раздалось. Кивнув ей, Вакс метнулся через улицу к отелю. Нырнул внутрь, проверил, нет ли по углам врагов, потом махнул из проема Лесси. Та побежала к следующему дому по своей стороне улицы и проверила его.

Банда Донала. Да, Вакс застрелил его брата, когда тот грабил железнодорожный вагон. Но, если верить слухам, на брата Доналу наплевать. Ему не давала покоя утрата денег. Донал назначил цену за голову Кровавого Тэна, укравшего партию темпосплава, и наверняка не ожидал, что явится за Тэном одновременно с Ваксом, которого всем членам банды было приказано застрелить при первой же встрече. Как, впрочем, и Лесси.

Вакс едва не поддался искушению покинуть мертвый город, чтобы Донал и Тэн разобрались между собой. Но от этой мысли у него задергался глаз. Раз он обещал, что арестует Тэна, значит так тому и быть.

Помахав из своего дома, Лесси ткнула пальцем в сторону задней двери. Она собиралась выйти и прокрасться вдоль соседнего ряда зданий. Вакс кивнул и резко махнул рукой. Он должен был как-то пересечься с Уэйном и Барлом – они осматривали другую часть города.

Лесси исчезла, а Вакс пробрался через отель к боковой двери. Миновал старые грязные гнезда – крысиные и сооруженные явно людьми. Город притягивал к себе негодяев, как пес притягивает блох. Ваксу даже попалось местечко, которое выглядело так, словно какой-то путник разложил костерок на металлической пластине, выложив на ней круг из камней. Удивительно, что дурень не сжег все здание дотла.

Вакс тихонько приоткрыл дверь и вышел в переулок между отелем и располагавшимся поблизости складом. Выстрелы должны были услышать, и кто-то мог прийти проверить. Лучше держаться не на виду.

Тихонько ступая по красной глинистой земле, Вакс обошел склад с задней стороны. Здесь, на склоне холма, повсюду росли сорняки, за исключением входа в старый погреб. Вакс прошел мимо, потом остановился и посмотрел на обрамленную деревом дыру.

А вдруг…

Он присел возле отверстия, глянул вниз. Когда-то здесь была лестница, но она сгнила – обломки валялись внизу, в куче старых щепок. Пахло плесенью и сыростью… и чуть-чуть дымом. Где-то там, в погребе, явно горел факел.

Вакс бросил в дыру пулю и спрыгнул, держа наготове пистолет. Падая, он заполнил свою железную метапамять, уменьшив вес. Вакс был двурожденным – ферухимиком и одновременно алломантом. Его алломантической силой являлось стальное толкание, а ферухимической – способность делаться тяжелее или легче, она называлась «порханием». Очень мощная комбинация талантов.

Оттолкнувшись от упавшего патрона, Вакс замедлил собственное падение, поэтому приземлился мягко. Вернул вес к норме – точнее, к тому, что привык считать нормой. Он часто оставлял себе три четверти от обычного веса, что позволяло легче двигаться и быстрее реагировать.

Он крался сквозь тьму. Поиски логова Кровавого Тэна оказались длинным и трудным делом. Сам факт, что из Фелтреля внезапно исчезли другие бандиты, странники и неудачники, показался серьезной зацепкой. Вакс ступал тихонько, пробираясь все глубже в погреб. Запах дыма усиливался, и, хотя свет тускнел, он смог разглядеть жаровню возле земляной стены. Кроме того, обнаружилась лестница, которую можно было перенести ко входу.

Это заставило призадуматься. Выходило, что человек, устроивший себе логово в погребе – Тэн или кто-то другой, – по-прежнему находился где-то здесь. Если только из погреба не было еще одного выхода. Вакс прокрался чуть дальше, щурясь во тьме.

Впереди мелькнул свет.

Вакс тихонько взвел курок, потом достал из кармана туманного плаща небольшой фиал и зубами вытащил пробку. Одним глотком осушил виски со сталью, восстанавливая резервы. Разжег сталь. Да… впереди, дальше по туннелю, присутствовал металл. Интересно, где заканчивается этот погреб? Вакс думал, что он небольшой, но поддерживающие деревянные балки указывали на что-то более глубокое и длинное, больше похожее на штольню.

Сосредоточившись на металлических лучах, Вакс снова двинулся вперед. Если его увидят, то прицелятся – и луч дрогнет, тем самым давая возможность вытолкнуть оружие из рук врага. Ничего не шевелилось. Вдыхая запах плесневелой влажной земли, грибка и проросшего картофеля, Вакс приближался к трепещущему свету, но пока ничего не слышал. Металлические лучи тоже не двигались.

Наконец он оказался достаточно близко, чтобы разглядеть лампу, висевшую на крючке на деревянной подпорке возле стены. В центре туннеля висело что-то еще. Труп? Повешенный? Негромко выругавшись, Вакс поспешил вперед, не забывая, что это могла быть ловушка…

И впрямь труп. Да такой, что Вакс даже растерялся. На первый взгляд мертвец выглядел очень старым. Кожа туго обтягивала безглазый череп. Труп не вонял и не раздулся.

Вакс понял, что знает мертвеца. Джермин – кучер, который привозил почту в Везеринг из более отдаленных поселков со всей округи. Форма, по крайней мере, была его, да и волосы вроде бы тоже. Джермин стал чуть ли не первой жертвой Тэна – его исчезновение и заставило Вакса начать поиски. Это произошло всего лишь два месяца назад.

«Его мумифицировали. Подготовили и высушили», – с отвращением подумал Вакс.

Пару раз они с Джермином вместе выпивали, и хотя кучер мухлевал в карты, он был довольно приятным парнем.

Подвесили Джермина также необычным способом. Руки трупа удерживала в раскинутом положении проволока, голова была склонена набок, рот разинут. Вакс отвернулся – от страшного зрелища у него задергался глаз.

«Осторожнее, – велел он себе. – Не позволяй ему пробудить в себе гнев. Сосредоточься».

Позже он вернется и срежет Джермина. Сейчас непозволительно шуметь. По крайней мере, он знает, что идет по правильному следу. Это, несомненно, логово Кровавого Тэна.

В отдалении маячило еще одно пятно света. Да где же заканчивается этот туннель?

Вскоре Вакс нашел еще один труп, висевший боком к стене. Аннарель, заезжая геологиня, которая исчезла вслед за Джермином. Бедная женщина. Ее высушили тем же манером, а тело пришпилили к стене в очень характерной позе: она будто опустилась на колени, изучая кучу камней.

И вновь свет увлек Вакса вперед. Это явно был не погреб – скорее какой-то контрабандистский туннель, оставшийся с тех времен, когда Фелтрель еще процветал. Тэн этого не строил: слишком уж старыми выглядели деревянные подпорки.

Вакс миновал шесть трупов – каждый был озарен собственным фонарем, каждому придали особую позу. Один сидел в кресле, другой точно парил под потолком, еще парочку прибили к стене. Чем дальше, тем свежее, а последнего убили недавно. Вакс не узнал стройного мужчину, который висел, воздев руку к виску, словно отдавал воинскую честь.

«Ржавь и Разрушитель, – подумал Вакс. – Это не убежище Кровавого Тэна. Это… его выставочный зал».

Борясь с тошнотой, он двинулся к следующему источнику света – заметно более яркому. Туннель постепенно пошел на подъем и вскоре вывел к квадратному отверстию в потолке, откуда струился солнечный свет. Видимо, когда-то здесь был тайный люк, который сгнил или сломался. Вакс вскарабкался вверх по склону и осторожно выглянул наружу.

Он оказался в здании без крыши. Кирпичные стены сохранились почти целиком; впереди слева располагались четыре алтаря.

«Ага, старая часовня Выжившего».

Не заметив ничего подозрительного, со «стеррионом» наготове Вакс выбрался из дыры – плащ его был весь в грязи – и с наслаждением вдохнул сухой чистый воздух.

– Каждая жизнь – представление, – произнес чей-то голос; звук его эхом разнесся по руинам церкви.

Вакс тотчас же рванулся в сторону и спрятался за алтарем.

– Но мы не актеры, – продолжил голос. – Мы марионетки.

– Тэн, – откликнулся Вакс, – выходи.

– Я видел Господа, законник, – прошептал Тэн.

«Да где же он?»

Вакс окинул взглядом небольшую часовню. Она была заполнена сломанными скамьями и упавшими статуями. Обогнул алтарь, рассудив, что звук идет откуда-то из задней части помещения.

– Я видел Смерть собственной персоной, с гвоздями в глазницах, – продолжал Тэн. – Я видел Выжившего, коий суть жизнь. Другие задаются вопросами, но я знаю наверняка. Знаю, что я марионетка. Как и все мы. Тебе понравилась моя выставка? Я очень старался.

Прерывисто дыша, Вакс продолжал продвигаться вдоль стены. По правому виску ползла струйка пота. Глаз дергался. Перед мысленным взором стояли виденные в туннеле трупы.

– Большинству не дается ни единого шанса создать истинное произведение искусства, – вещал Тэн. – Самые лучшие представления – те, что невозможно воспроизвести. На подготовку порой уходят месяцы, годы. Нужно найти подходящий антураж. Уже к концу дня начнется гниение. Я не смог по-настоящему их мумифицировать – не было ни времени, ни средств. Я сумел лишь сохранить их для одного-единственного спектакля. Завтра все испортится. Ты был единственным зрителем. Ты один. Я уверен… мы лишь марионетки… ты видел…

Голос и впрямь шел из задней части комнаты. Куча мусора загораживала обзор.

– Нами управляет кто-то другой…

Вскинув «стеррион», Вакс оббежал завал и замер.

Там стоял Тэн, держа перед собой Лесси. Глаза ее были широко распахнуты, во рту – кляп; на руке и ноге – кровоточащие раны.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7